Вдовы и сироты как объект российского социального законодательства XVIII в

(Гусарова М. Е.) («Социальное и пенсионное право», 2012, N 1) Текст документа

ВДОВЫ И СИРОТЫ КАК ОБЪЕКТ РОССИЙСКОГО СОЦИАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА XVIII В. <*>

М. Е. ГУСАРОВА

——————————— <*> Gusarova M. E. Widows and orphans as an object of the Russian social legislation of the XVIII century.

Гусарова Марина Евгеньевна, доцент кафедры социально-правовых дисциплин юридического факультета Муромского института (филиала) ВлГУ, кандидат исторических наук.

В статье анализируется эволюция российского законодательства XVIII в. в отношении вдов и сирот. Рассматриваются формы, виды, уровень государственной помощи указанным категориям населения.

Ключевые слова: социальная политика, попечение, вдовы, сироты.

The article analyses evolution of the Russian legislation of the XVIII century with respect to widows and orphans; considers forms, types and level of state assistance to said categories of population.

Key words: social policy, custody, widows, orphans.

В современной России социальная политика является предметом пристального внимания и государства, и общественности, и научного сообщества. Среди ученых не только подводятся итоги социальных реформ, строятся прогнозы на будущее, но и анализируется опыт прошлого. Именно к последнему мы и хотим сейчас обратиться. С точки зрения научных изысканий нас интересует XVIII век — век петровских, елизаветинских и екатерининских преобразований. Данный хронологический период не раз являлся объектом нашего изучения <1>. На этот раз предметной областью будет выступать социальная политика в отношении вдов и сирот. Цель исследования — раскрыть содержание законодательной политики в этом направлении по материалам Полного собрания законов Российской империи. ——————————— <1> Гусарова М. Е. Проблемы бедности и нищенства в законодательной политике Российского государства IX — XVIII веков // Социальное и пенсионное право. 2006. N 3. С. 43 — 45; Она же. Российское законодательство первой половины XVIII века социальной поддержке военных // Казанская наука. 2011. N 3. С. 47 — 50.

XVIII век открывается правлением Петра I и начавшейся Северной войной. Последняя, скорее всего, и побудила Петра принять 2 сентября 1701 г. Закон о защите вдов. За ними оставались поместья погибших мужей, даже если вдова вновь соберется замуж. В случае нахождения мужа в плену поместье оставалось за ним <2>. ——————————— <2> Полное собрание законов Российской империи. Изд. 1. СПб., 1830 (далее — ПСЗ-1). Т. 4. Ст. 1868. С. 173.

Но через несколько лет возникла другая проблема — как быть с теми вдовами и сиротами, у которых нет имений, но их мужья занимали высокие должности в армии? По указу 1707 г. такой категории вдов и сирот полагалось жалованье. При этом статус мужа — русский, иноземец, новокрещеный — не имел значения <3>. Данное положение было впоследствии распространено на весь офицерский состав иноземцев. При этом источниками денежных выплат становились следующие статьи: сборы с военных на госпиталь остававшиеся нереализованные расходы на содержание полков из-за недокомплекта. Таким образом, дополнительных денежных расходов по содержанию вдов и сирот казна не несла <4>. ——————————— <3> Там же. Ст. 2174. С. 397. <4> Там же. Т. 8. N 5283. С. 47.

Вопрос о вдовах поднимается один раз при Анне Иоанновне. В 1739 г. в ответ на сообщение Синода была принята следующая резолюция: «По сему сообщению о принятии и об определении в монастыри вдов офицерских жен для пропитания белицами. Кабинет с рассуждением Святейшего Синода согласен, токмо надлежит принимать со свидетельствованием таких, которые б были не ниже 50 лет, или увечныя, и собственного своего пропитания не имеют» <5>. Таким образом, монастырь становился для вдов своеобразным пансионом, они получали там проживание и пропитание без принятия пострига. ——————————— <5> Там же. Т. 10. N 7761. С. 731.

Елизавета Петровна только в конце своего правления удостоила вниманием вдов и сирот. В первом случае речь шла об офицерских вдовах, которые содержались в богадельнях наряду с отставными офицерами и их женами <6>. Интересно, что в указе не делалось разницы между мужчинами и женщинами, и тем и другим полагалось одинаковое содержание — 4 коп. в день (14,6 руб. в год). Для сравнения, в 1722 г. такая же сумма была положена на содержание колодников по челобитным делам в том случае, если истцы по каким-то причинам не выполняли указ о содержании арестантов <7>. ——————————— <6> Там же. Т. 15. N 11211. С. 660. <7> ПСЗ-1. Т. 6. N 4111. С. 783.

Объектом второго указа стали вдовы и сироты заслуженных чиновников. Для их проживания предполагалось выделить отдельный дом, часть средств было пожертвовано императрицей из своих доходов. Но в отличие от первого указа, принципы содержания не были определены. Сенату даже дано было указание узнать, как организовано подобное дело за границей <8>. ——————————— <8> Там же. Т. 15. N 11278. С. 737.

Что изменилось с приходом к власти Екатерины II? Интересно, что первая череда интересующих нас законов касалась вдов и сирот отнюдь не дворянского происхождения. В Инструкции губернатору о малолетних сиротах 1765 г. речь шла о сиротах также не дворянского происхождения. Они могли определяться в услужение до 20-летнего возраста, а при обучении ремеслу — до 30 лет с вычетом за одежду и пропитание <9>. ——————————— <9> Там же. Т. 17. N 12430. С. 181.

Вдовы и сироты нижних чинов Адмиралтейства, мужья которых погибли на службе или умерли, получали полное жалованье мужа, если вдове было меньше 40 лет и если она не выходила замуж или не постригалась в монастырь (мастер при верфи получал 120 руб. в год. После его смерти жена получает жалованье 117 руб.). При условии, что за мужем не числилось никаких проступков. В противном случае жалованье вдове не положено. Если вдове было больше 40 лет, то она получала только восьмую часть жалованья умершего мужа. В случае если муж умирал, будучи в отставке по болезни и получая инвалидное жалованье, то вдова не старше 40 лет и сирота получали восьмую часть жалованья. При более старшем возрасте ей на содержание отводилось 2 руб. в год до ее смерти или пострига в монастырь. Это в семь (!) раз меньше, чем отводилось на содержание в богадельнях вдов обер — и унтер-офицеров в 1761 г. <10>. ——————————— <10> ПСЗ-1. Т. 18. N 13263. С. 851.

При Екатерине II предпринимались попытки организованной помощи вдовам с малолетними детьми. В 1772 г. учреждается специальная вдовья казна для того, чтобы мужья откладывали капиталы с целью обеспечения существования семьи в случае своей смерти. Предполагаемая система должна была базироваться на следующих принципах: 1) классности — взносы вкладчика, как и в последующем пенсия зависели от класса вклада (их было четыре: в первом классе пенсия составляла 100 руб., во втором — 75, в третьем — 50, в четвертом — 25); 2) возрастности — чем старше был вкладчик, тем выше были взносы, вклад не принимался у вкладчика старше 60 лет и если муж был старше жены на 30 лет, при разнице более 5 лет сумма вклада корректировалась; 3) возвратности — если жена умирала раньше мужа, который осуществлял вклад, то деньги возвращались владельцу в размере трех четвертых вклада; 4) ограниченности — вклады не принимались у больных (необходимо было освидетельствование доктора) и во время войны; пенсия могла выплачиваться женам преступников — вкладчикам казны, если сами жены не были причастны к преступлениям, и в индивидуальном случае — женам самоубийц, так как «…вдовьей казне основанием принято следовать натуре, а не отважным приключениям, от коих прежде времени жизнь прекращается; однакож вдовья казна и при таковых случаях человеколюбия ради, сколько можно, вдовам их способствовать будет» <11>. Но благие намерения правительства так и остались нереализованными, поскольку призыв не нашел отклика в мужской среде, и казна оставалась пустой. ——————————— <11> Там же Т. 19. N 13909. С. 642.

Новый шаг в организации помощи данной категории населения был сделан в результате принятия Уложения о губерниях. Вместе с приказами общественного призрения на территориях создавалась дворянская опека для помощи дворянским вдовам и малолетним детям. Для попечения членов семей мещанского и купеческого сословий, оставшихся без средств к существованию, в городе учреждался сиротский суд. Сиротские суды функционировали по тому же механизму, что и дворянская опека, такие же требования предъявлялись к опекунам. В заключение можно отметить следующее. Начиная с Петра, правительство отчасти было озабочено положением вдов и сирот, принадлежащих к различным слоям населения. Об этом свидетельствуют издаваемые время от времени указы. Но в общей массе нормативных актов они составляли очень незначительное количество. Для сравнения: при Петре таких законов принимается всего два, зато в отношении нищих — 10. Примерно так обстояли дела и в последующее время. В отношении вдов и сирот применялись три формы помощи: закрепление поместий после смерти мужа, выдача пенсий (была преобладающей формой), установление опеки или помещение в специальные учреждения. Законодательство охватывало ряд социальных категорий, к которым принадлежали нуждающиеся: военные отставные и инвалиды, чиновники ряда министерств, заслуженные чиновники, дворяне, мещане. В подавляющем большинстве денежная помощь, оказываемая вдовам и сиротам, не могла обеспечить даже их сносного существования, за исключением представителей дворянства (крупнопоместного) и высшей военной и гражданской бюрократии. К тому же между законом и его практическим применением часто находится целая пропасть. Как правило, власти на местах не стремились их быстро реализовывать.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *