О компенсации за нарушение разумных сроков в судебном и исполнительном производстве

(Бычков А. И.)

(«Юрист», 2012, N 8)

Текст документа

О КОМПЕНСАЦИИ ЗА НАРУШЕНИЕ РАЗУМНЫХ СРОКОВ В СУДЕБНОМ

И ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ

А. И. БЫЧКОВ

Бычков Александр Игоревич, начальник юридического отдела ЗАО «ТГК «Салют», аспирант кафедры адвокатуры, нотариата, гражданского и арбитражного процесса РГТЭУ.

Исполнительное производство гарантирует эффектность правосудия, является стадией фактического восстановления нарушенного права. В связи с указанным исследованием вопросов определения ответственности за нарушение разумных сроков в исполнительном производстве имеет большое значение для развития хозяйственной деятельности. Выводы, изложенные в статье, могут быть использованы в правоприменительной практике.

Ключевые слова: разумные сроки, судопроизводство, исполнительное производство, компенсации, судебный акт.

On compensation for violation of reasonable time in judicial and executory proceeding

A. I. Bychkov

Executory proceeding guarantees efficiency of justice, it is a stage of actual restoration of violated right. In connection with the above the study of issues of determination of responsibility for violation of reasonable times in executor proceeding is important for development of economic activities. The conclusions set forward by the author can be used in law-application practice.

Key words: reasonable time, judicial proceeding, compensations, judicial act.

30 апреля 2010 г. был принят Федеральный закон N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее — Закон), которым в систему действующего правового регулирования Российской Федерации был введен новый правовой институт, предусматривающий ответственность казны Российской Федерации за ненадлежащую работу ее судебной и исполнительной ветвей государственной власти. Принятие Закона обусловлено необходимостью выполнения требований Европейского суда по правам человека о создании эффективного внутригосударственного средства правовой защиты в связи с выявленными случаями несоблюдения разумных сроков судопроизводства и исполнения судебных актов [1]. Под эффективным средством правовой защиты понимается комплекс определенных мер, направленных на предотвращение нарушения права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок, а также на обеспечение быстрого и адекватного восстановления нарушенных прав, включая возмещение ущерба (Постановление ЕСПЧ от 15 января 2009 г. «Бурдов (Burdov) против Российской Федерации» (N 2), Постановление ЕСПЧ от 10 апреля 2008 г. «Вассерман (Wasserman) против Российской Федерации» (N 2)).

Гарантированное ст. 46 Конституции РФ право на судебную защиту предполагает в качестве неотъемлемого элемента обязательность исполнения судебных решений. Это требование корреспондирует с положениями ст. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах, провозгласившей обязанность государства обеспечить любому лицу, права и свободы которого нарушены, эффективные средства правовой защиты, а также п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в его интерпретации Европейским судом по правам человека, который в своей практике также исходит из понимания исполнения судебного решения как неотъемлемого элемента права на суд и признает, что нарушение этого права может приобрести форму задержки исполнения решения (Постановления от 19 марта 1997 г. по делу «Хорнсби (Hornsby) против Греции», от 7 мая 2002 г. по делу «Бурдов (Burdov) против Российской Федерации», от 9 декабря 1994 г. по делу «Греческие нефтеперерабатывающие заводы «Стрэн» и Стратис Андреадис (Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis) против Греции», от 18 ноября 2004 г. по делу «Вассерман (Wasserman) против Российской Федерации» и др.).

Закон предусматривает право участников судебного и исполнительного производства, чьи права и охраняемые законом интересы были нарушены несоблюдением разумных сроков отправления правосудия и исполнения судебных актов, на получение разумной и справедливой компенсации. Для определения существа законодательных нововведений и порядка их применения необходимо в первую очередь рассмотреть, что собой представляет право на судопроизводство в разумный срок или на исполнение судебного акта в разумный срок.

Данное право является материальным и реализуется в процессе отправления гражданского или арбитражного судопроизводства. В случае если данное право возникло в связи с нарушением права на уголовное судопроизводство в разумный срок или в связи с неисполнением судебного акта по уголовному делу в разумный срок, оно реализуется в гражданском судопроизводстве в соответствии со ст. 3 Закона.

С учетом того что названное право непосредственно связано с личностью его обладателя, оно является неотчуждаемым и не может выступать объектом гражданского оборота, т. е. быть продано, подарено, передано в залог, в оплату уставного капитала. Оно также не подлежит денежной оценке само по себе, поскольку на дату его возникновения, т. е. когда имело место соответствующее нарушение права заявителя на осуществление судопроизводства в разумный срок или на исполнение судебного акта в разумный срок, оно определяет только лишь возможность защиты заявителем и восстановления его нарушенных прав в процессуальном порядке. Вместе с тем присужденные заявителю денежные суммы в качестве компенсации образуют его имущественное право (требование) к казне Российской Федерации, и такое право, являющееся имущественным, может выступать в качестве объекта гражданского оборота. Не входит указанное право в состав наследственной массы по смыслу ст. 1112 ГК РФ, но может переходить от юридического лица другому в порядке реорганизации.

Исходя из того что Законом не ограничены основания возникновения права на взыскание компенсации за нарушение судопроизводства в разумный срок конкретными отраслями системы права Российской Федерации — частной и публичной и их соответствующими подотраслями, оно возникает в случае нарушения судопроизводства в разумный срок или исполнения судебного акта в разумный срок в различных правоотношениях, как-то: в административных, уголовных, гражданских, налоговых и т. д. Вместе с тем следует отметить, что в соответствии с п. 1 ст. 1 Закона компенсация за неисполнение судебного акта в разумный срок может быть взыскана только лишь по таким актам, которые предусматривают обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации. Закон распространяется только лишь на случаи нарушения разумных сроков в сфере судебного и исполнительного производства по искам против казны и не действует в ситуации, когда такие сроки были нарушены в спорах между частными лицами. Как отметил Конституционный Суд РФ, ответственность государства в таких случаях ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения судебного решения и не может подразумевать обязательность положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника, а не от самой по себе системы исполнения судебных решений (Определение Конституционного Суда РФ от 8 февраля 2011 г. N 115-О-О).

Европейский суд по правам человека рассматривает ответственность государства за исполнение судебного решения в отношении частных компаний как распространяющуюся не далее чем на участие государственных органов в исполнительном производстве: как только исполнительное производство закрывается судом в соответствии с внутринациональным законодательством, ответственность государства заканчивается (окончательное решение от 18 июня 2002 г. по вопросу приемлемости жалобы «Шестаков (Shestakov) против Российской Федерации»).

Закон устанавливает достаточно широкий субъектный состав данного права — граждане РФ, иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные и международные организации, являющиеся в процессе сторонами или третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования относительно предмета спора, взыскатели, должники, а также подозреваемые, подсудимые, обвиняемые, осужденные, оправданные, гражданские истцы, гражданские ответчики, потерпевшие и другие заинтересованные лица в случаях, предусмотренных законодательством РФ. Закон не исключает возможности обращения в суд лица, в отношении которого велось (ведется) производство по делу об административном правонарушении, с заявлением о присуждении компенсации в случае нарушения разумного срока судопроизводства (п. 10 Обзора практики рассмотрения судами общей юрисдикции дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок Верховного Суда РФ от 31 августа 2011 г.).

Возможность реализации права на судопроизводство в разумный срок или на исполнение судебного акта в разумный срок ограничена сроком исковой давности. В случае нарушения права на судопроизводство в разумный срок по гражданским и уголовным делам заявление может быть подано в шестимесячный срок с момента вступления в законную силу последнего судебного акта по делу (пп. 1 п. 5 и п. 6 ст. 3 Закона) или же до окончания производства по делу, по которому было допущено нарушение, если продолжительность рассмотрения дела превысила три года и заявитель ранее обращался с заявлением об ускорении его рассмотрения по гражданскому делу (пп. 2 п. 5 ст. 3 Закона), или же до прекращения уголовного преследования или до вступления в законную силу обвинительного приговора суда, если продолжительность производства превысила четыре года и заявитель обращался ранее с заявлением об ускорении его рассмотрения (п. 7 ст. 3 Закона). В случае нарушения права на исполнение судебного акта в разумный срок по гражданским и уголовным делам заявление может быть подано до окончания производства по исполнению судебного акта, но не ранее чем через шесть месяцев со дня истечения срока для исполнения судебного акта в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации или не позднее чем через шесть месяцев со дня окончания производства по исполнению судебного акта (п. 8 ст. 3 Закона).

Действующее процессуальное законодательство РФ не предусматривает для заявителя возможности восстановления срока на реализацию рассматриваемого права в случае его пропуска. Вместе с тем в порядке ст. 205 ГК РФ для граждан срок может быть восстановлен судом при наличии обстоятельств, препятствующих своевременному обращению в суд, если последний признает их уважительными, как-то: тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т. п., поскольку данная норма по своему характеру является императивной, не предусматривает оснований и порядка иного правового регулирования специальными законами и в полной мере согласуется с положениями Закона.

Заявления о нарушении права на судопроизводство в разумный срок или на исполнение судебного акта в разумный срок по гражданским или уголовным делам, находящимся в ведении судов общей юрисдикции, рассматриваются соответственно судами общей юрисдикции, а по гражданским делам, находящимся в ведении арбитражных судов, — соответственно арбитражными судами в соответствии с действующим процессуальным законодательством Российской Федерации (п. 1 и 2 ст. 3 Закона).

В качестве суда первой инстанции по гражданским и уголовным делам, подсудным мировым судьям, районным, а также гарнизонным военным судам, выступают соответственно верховный суд республики, краевой, областной суды, суд города федерального значения, автономной области, автономного округа, окружной (флотский) военный суд, а по гражданским и уголовным делам, подсудным федеральным судам, за исключением районных и гарнизонных военных судов, — Верховный Суд Российской Федерации (пп. 1 и 2 п. 3 ст. 3 Закона). В качестве суда первой инстанции по гражданским делам, подсудным арбитражным судам, — федеральный арбитражный суд округа (пп. 3 п. 3 ст. 3 Закона). Требование о присуждении компенсации может быть также изложено в заявлении о пересмотре судебного акта в порядке надзора (п. 4 ст. 3 Закона).

Следует отметить примечательное обстоятельство в определении подсудности по делам о взыскании компенсации за нарушение права на судопроизводство и на исполнение судебного акта в разумный срок. Из содержания ст. 3 Закона следует, что суды субъектов, являющиеся нижестоящими судебными инстанциями по отношению к вышеназванным судам, получают полномочия проверять их в части соблюдения разумных сроков отправления правосудия, поскольку в силу ст. 5 Закона рассматриваемое право возникает с момента принятия последнего судебного акта по делу заявителя. Таким образом, нижестоящая судебная инстанция получает полномочие, пусть и по другим основаниям и в рамках совершенного иного предмета, проверять судебный акт вышестоящей судебной инстанции.

Законом не определены верхняя и нижняя граница размера присуждаемой компенсации, а его ст. 5 содержит указание на то, что он определяется судом, исходя из требований заявителей, обстоятельств дела, по которому было допущено нарушение, продолжительности нарушения и значимости его последствий для заявителя, а также с учетом принципов разумности, справедливости и практики Европейского суда по правам человека.

Статистический анализ практики данного суда свидетельствует, что размер присуждаемой компенсации колеблется в среднем от 2000 евро до 25 000 евро (см., к примеру, Постановление от 1 октября 2009 г. по делу «Кимля и другие против России» (Kimlya and Others v. Russia, N 76836/01, 32782/03), Постановление от 6 октября 2009 г. по делу «C. C. против Испании» (C. C. v. Spain, N 1425/06), Постановление от 8 октября 2009 г. по делу «Миколенко против Эстонии» (Mikolenko v. Estonia, N 10664/05), Постановление от 15 сентября 2009 г. по делу «E. S. и другие против Словакии» (E. S. and Others v. Slovakia, N 8227/04), Постановление от 15 октября 2009 г. по делу «Цурлакис против Греции» (Tsourlakis v. Greece, N 50796/07) и др.).

Для наглядного примера определения размера компенсации за нарушение разумных сроков в сфере судебного и исполнительного производства в арбитражной юрисдикции можно привести следующие доводы, приведенные ФАС Волго-Вятского округа. Компенсация, присужденная в Постановлении ЕСПЧ от 29 октября 2010 г. по делу «Галина Кузнецова (Galina Kuznetsova) против Российской Федерации», включает в том числе «материальный ущерб», равный не выплаченному по судебному решению долгу (п. 23 и 25 мотивировочной части). Кроме того, в соответствии с данным судебным актом заявитель имеет право на проценты, подлежащие исчислению с даты истечения трехмесячного срока со дня вступления указанного Постановления в силу и до момента выплаты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка (далее — ЕЦБ), действующей в период неуплаты, плюс три процента (п. 29 мотивировочной части, подпункты (a), (i) и (b) п. 3 резолютивной части). На официальном сайте ЕЦБ в сети Интернет (http://www. ecb. int) приведены сведения о том, что предельная кредитная ставка ЕЦБ (marginal lending facility): с 13.05.2009 составляла 1,75 процента в год; с 13.04.2011 — 2 процента в год; с 13.07.2011 — 2,5 процента в год. Следовательно, присуждение суммы компенсации, рассчитанной как проценты с не выплаченного по судебному решению долга, подлежащие исчислению с даты истечения срока на исполнение решения суда и до принятия судом решения о присуждении компенсации, размер которых определяется предельной кредитной ставкой ЕЦБ, действующей в период неуплаты, плюс три процента, будет соответствовать критериям, указанным в ст. 2 Закона о компенсации, а также принципу правовой определенности, и не приведет к неосновательному обогащению заявителя за счет средств бюджета (решение ФАС Волго-Вятского округа от 10 августа 2011 г. по делу N А29-3073/2007).

Необходимо иметь в виду следующее. Суд по такому делу проверяет соблюдение разумности срока отправления правосудия, а также производства, связанного с исполнением судебного акта. Суды и органы принудительного исполнения образуют систему органов государственной власти РФ. Следовательно, судебная ветвь власти должна при наличии оснований принять решение о взыскании за счет казны РФ компенсации в связи с неисполнением своих функций этой же ветви власти или же исполнительной. При таких обстоятельствах представляется весьма сомнительной перспектива объективного и беспристрастного рассмотрения дела и присуждения справедливой компенсации.

В силу п. 6 ст. 1 Закона взыскание данной компенсации не лишает заявителя права на возмещение причиненного ему ущерба по правилам ст. 1069 и 1070 ГК РФ, но лишает права на компенсацию морального вреда. В этой связи исходя из существа рассматриваемой компенсации и с учетом императивного предписания о невозможности одновременного взыскания наряду с ней компенсации морального вреда очевидно сходство существа обоих видов компенсаций. При таких обстоятельствах для разрешения вопроса о размере присуждаемой компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или на исполнение судебного акта в разумный срок по делам, заявителем в которых выступает гражданин, представляется возможным по аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК РФ) применять правовой режим компенсации морального вреда, установленный ст. 152 ГК РФ, иными словами, учитывать степень нравственных и физических страданий гражданина, индивидуальные особенности заявителя и иные заслуживающие внимание обстоятельства, а также руководствоваться соответствующими разъяснениями, изложенными в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», ввиду того что п. 2 ст. 2 Закона не раскрывает содержание понятия «значимость последствий нарушения для заявителя».

Исковое требование о присуждении данной компенсации содержит имущественное требование и оплачивается государственной пошлиной в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах. Таким образом, указание заявителем того или иного размера компенсации влечет для него обязанность по уплате государственной пошлины, а в случае отказа в удовлетворении его требования или частичного удовлетворения при снижении судом размера присуждаемой компенсации — невозврат уплаченных им денежных средств в качестве государственной пошлины полностью или в части (ст. 98 ГПК РФ и ст. 110 АПК РФ).

Согласно п. 2 ст. 1 компенсация присуждается в случае, если соответствующее нарушение имело место по причинам, не зависящим от заявителя, за исключением чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (непреодолимой силы). При этом нарушение установленных законодательством РФ сроков рассмотрения дела или исполнения судебного акта само по себе не означает нарушение права заявителя на судопроизводство в разумный срок или на исполнение судебного акта в разумный срок. Кроме того, наличие или отсутствие вины суда или органа принудительного исполнения на присуждение вышеназванной компенсации не влияет (п. 3 ст. 1 Закона).

Отсюда следует, что не подлежит удовлетворению требование заявителя о взыскании в его пользу компенсации в случае, если разумный срок рассмотрения его дела в суде был нарушен в связи с осуществлением таких процессуальных действий, как вызов и опрос свидетелей, привлечение к участию в деле арбитражных или присяжных заседателей, назначение и проведение экспертизы, осмотр доказательств на месте, поручение другому суду и иные подобные обстоятельства. Приостановление производства по делу при наличии к тому оснований также не может свидетельствовать о нарушении права заявителя на судопроизводство в разумный срок. Аналогичный порядок применим и в стадиях исполнительного производства (назначение должнику срока для добровольного исполнения судебного акта, отложение исполнительских действий и т. д.).

В случае нарушения права на судопроизводство в разумный срок, если это вызвано виновными действиями иных лиц, участвующих в деле (ответчик или истец, третьи лица), направленными на затягивание судебного процесса, заявление о взыскании компенсации может быть удовлетворено, поскольку указанные обстоятельства от заявителя не зависят. Аналогичный порядок применим соответственно и в стадиях исполнительного производства.

В соответствии с п. 2 ст. 6 Закона он вступил в силу с 4 мая 2010 г. Исходя из закрепленного действующим законодательством Российской Федерации принципа действия законодательных актов во времени, обратной силы Закон не имеет и подлежит применению к отношениям, которые возникнут после вступления его в силу. Следовательно, возможность использования правового механизма по взысканию компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или неисполнение судебного акта в разумный срок возникает только лишь после 4 мая 2010 г. при соблюдении названных в Законе оснований.

Оценивая значимость Закона для российского правопорядка, следует отметить его важное значение в сфере защиты прав и законных интересов участников судебного и исполнительного производства. Безусловно, он имеет недостатки, поскольку, как и любой другой законодательный акт, несовершенен. Однако, и в этом следует согласиться с Э. И. Мишутиной, «сам факт принятия такого закона в отечественной системе права является… положительным моментом в плане дальнейшего утверждения ценности справедливости применительно к правосудию по гражданским делам» [2].

ЛИТЕРАТУРА

1. Жулина М. Г., Елисеева М. Н. Сравнительный анализ российского и зарубежного законодательства о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок // Практика исполнительного производства. 2011. N 3.

2. Мишутина Э. И. Ценностные основы деятельности суда в гражданском судопроизводстве: постановка проблем // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 7.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *