Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации по вопросам пенсионного обеспечения лиц, проходивших военную службу

(Антипьева Н. В.) («Право в Вооруженных Силах», 2012, N 8) Текст документа

ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ВОПРОСАМ ПЕНСИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЛИЦ, ПРОХОДИВШИХ ВОЕННУЮ СЛУЖБУ

Н. В. АНТИПЬЕВА

Антипьева Н. В., советник Управления конституционных основ трудового законодательства и социальной защиты Конституционного Суда Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент.

В статье характеризуются правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, посвященные пенсионному обеспечению лиц, проходивших военную службу.

Ключевые слова: Конституционный Суд Российской Федерации, правовые позиции, военнослужащие, государственное пенсионное обеспечение, обязательное пенсионное страхование.

Legal positions of the Constitutional Court of the Russian Federation regarding pension provision of the persons doing military service N. V. Antipeva

In the article legal positions of the Constitutional Court of the Russian Federation concerning pension provision of the persons doing military service are analyzed.

Key words: The Constitutional Court of the Russian Federation, legal positions, military men, the state pension provision, obligatory pension insurance.

Современная юридическая наука уделяет значительное внимание исследованию сущности правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, что обусловлено их влиянием на законотворческий процесс и правоприменительную деятельность, а также развитие отраслевых правовых наук <1>. Общепринятое определение данного понятия до настоящего времени не сформировалось <2>, хотя к этому вопросу обращаются в своих работах многие ученые. ——————————— <1> В юридической литературе отмечается, что правовая позиция как категория общего характера представляет собой «оценку фактической реальности и систему аргументов, выводов и предложений по ее правовому урегулированию» (см.: Власенко Н. А., Гринева А. В. Судебные правовые позиции (основы теории). М., 2009. С. 27). <2> См. об этом подробнее: Хохрякова О. С. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации и их влияние на развитие законодательства // Конституционное правосудие в новом тысячелетии. (Альманах). Ереван, 2009. С. 112.

В качестве примера можно привести следующие дефиниции термина «правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации». С. П. Маврин полагает, что к ним относятся «содержащиеся в мотивировочной части решений Конституционного Суда его аргументированные точки зрения, мнения, суждения, умозаключения или выводы, содержащие формулировки конституционно-правовых принципов, правовых идей и иных фундаментальных правовых конструкций, которыми руководствовался Конституционный Суд, принимая решения по конкретным делам» <3>. О. Н. Кряжкова характеризует правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации как «результат толкования Конституционным Судом Российской Федерации Конституции Российской Федерации и конституционного смысла иных нормативно-правовых актов, который служит правовым основанием решения Конституционного Суда Российской Федерации и носит общеобязательный и устойчивый характер» <4>. С. А. Кажлаев считает, что «правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации являются особыми, специфическими, формально не выраженными юридическими нормами и представляют собой конституционные правоположения общего характера, формулируемые Конституционным Судом Российской Федерации в ходе конституционного судопроизводства и приобретающие общенормативное значение» <5>. ——————————— <3> Маврин С. П. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации: природа и место в национальной правовой системе // Журн. конституционного правосудия. 2010. N 6. С. 23. <4> Кряжкова О. Н. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации: вопросы теории и практики: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 8, 15. <5> Кажлаев С. А. Генезис и способы универсализации правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 7.

К наиболее удачным определениям данного понятия в научной литературе <6> относят дефиницию, предложенную Л. В. Лазаревым, который рассматривает правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации как «нормативно-интерпретационное установление, являющееся результатом судебного конституционного толкования, правовым основанием итогового вывода (решения) Конституционного Суда, имеющее общий и обязательный характер, выражающее правопонимание Конституционным Судом конституционных принципов и норм, общепризнанных принципов и норм международного права и конституционно-правового смысла оспоренного нормативного положения и разрешающее спорную конституционно-правовую проблему» <7>. ——————————— <6> См. об этом: Хохрякова О. С. Указ. соч. С. 112. <7> Лазарев Л. В. Правовые позиции Конституционного Суда России. М., 2008. С. 75.

В науке имеются и иные подходы к содержанию рассматриваемого понятия <8>. Однако, несмотря на имеющиеся между ними различия, общепризнанным является тот факт, что правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации представляют собой результат осуществленного Конституционным Судом Российской Федерации толкования тех или иных оспариваемых норм права во взаимосвязи с положениями Конституции Российской Федерации. ——————————— <8> См. об этом: Стрекозов В. Г., Астахова Т. В. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации // Актуальные проблемы теории и практики конституционного судопроизводства. Казань, 2006. С. 47 — 50.

Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации сформулированы в отношении значительного числа правовых норм различной отраслевой принадлежности. В этом смысле не являются исключением и правовые нормы, регулирующие социальное обеспечение граждан, в том числе пенсионное обеспечение лиц, проходивших военную службу, и членов их семей. Обращаясь к анализу содержания правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации в указанной сфере, необходимо подчеркнуть их особую значимость, так как пенсия является основным источником средств к существованию для неработающих пенсионеров. Кроме того, для лиц, проходивших военную службу, право на получение пенсии обусловлено исполнением обязанностей по защите Отечества. Основания и условия назначения пенсий бывшим военнослужащим дифференцируются в зависимости от способа поступления граждан на военную службу. Федеральным законом от 15 декабря 2001 г. N 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» <9> регламентируется пенсионное обеспечение лиц, проходивших военную службу по призыву, тогда как Закон Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» <10> посвящен пенсионному обеспечению лиц, проходивших военную службу по контракту. ——————————— <9> Далее — Закон о государственном пенсионном обеспечении. <10> Далее также — Закон о пенсионном обеспечении военнослужащих.

Анализируя правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации по вопросам пенсионного обеспечения лиц, проходивших военную службу, и членов их семей, можно выделить две особенности законодательства, действующего в названной сфере, вследствие которых те или иные его положения становились предметом обращений в Конституционный Суд Российской Федерации. Первая особенность выражается в том, что нормативные правовые акты о пенсионном обеспечении военнослужащих, проходивших военную службу по контракту, принятые до пенсионной реформы 2001 — 2002 гг., не были своевременно согласованы с Федеральным законом от 15 декабря 2001 г. N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» <11> и Федеральным законом от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», а также Законом о государственном пенсионном обеспечении. Несмотря на то что основания и условия пенсионного обеспечения граждан, предусмотренные Законом о пенсионном обеспечении военнослужащих, отличаются от тех, что установлены Законом о трудовых пенсиях, в регулировании некоторых вопросов системы государственного пенсионного обеспечения и обязательного пенсионного страхования предполагают реализацию общих подходов. ——————————— <11> Далее — Закон о пенсионном страховании.

Данный тезис можно проиллюстрировать на примере Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июня 2011 г. N 11-П по делу о проверке конституционности ст. 56 Закона Российской Федерации «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» в связи с жалобой гражданина В. Т. Казанцева. В указанном решении Конституционного Суда Российской Федерации отмечено, что по буквальному смыслу положений ст. 56 Закона о пенсионном обеспечении военнослужащих и по смыслу, придаваемому им правоприменительными органами, выплата предусмотренных данным Законом пенсий допускается лишь при наличии у пенсионера документов о регистрации по месту жительства или месту пребывания, выданных в установленном порядке органами регистрационного учета, тогда как возможность выплаты пенсии по месту фактического проживания лицу, не имеющему регистрации по месту жительства или месту пребывания в пределах территории Российской Федерации, отсутствует. В то же время указанная возможность предусмотрена для лиц, получающих трудовые пенсии и иные виды пенсий по государственному пенсионному обеспечению, поскольку место их фактического проживания при отсутствии подтвержденного регистрацией места жительства или места пребывания на территории Российской Федерации определяется на основании их личного заявления, что предусмотрено соответствующими подзаконными нормативными правовыми актами: Перечнем документов, необходимых для установления трудовой пенсии и пенсии по государственному пенсионному обеспечению в соответствии с Федеральными законами «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» и «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» <12> и Правилами обращения за пенсией, назначения пенсии и перерасчета размера пенсии, перехода с одной пенсии на другую в соответствии с Федеральными законами «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» и «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» <13>. Следовательно, в отношениях по выплате пенсии лицам, не имеющим регистрации по месту жительства или месту пребывания в пределах территории Российской Федерации, пенсионеры из числа лиц, проходивших военную службу, пенсия которым назначена в соответствии с Законом о пенсионном обеспечении военнослужащих, оказываются в неравном положении по сравнению с лицами, получающими трудовые пенсии и пенсии по государственному пенсионному обеспечению в соответствии с Законом о трудовых пенсиях и Законом о государственном пенсионном обеспечении. ——————————— <12> Утвержден Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации и Пенсионного фонда Российской Федерации от 27 февраля 2002 г. N 16/19па. <13> Утверждены Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации и Пенсионного фонда Российской Федерации от 27 февраля 2002 г. N 17/19пб.

Это послужило основанием для признания взаимосвязанных положений ст. 56 Закона о пенсионном обеспечении военнослужащих не соответствующими Конституции Российской Федерации в той части, в какой они предусматривают выплату бывшим военнослужащим пенсий, на которые они имеют право в соответствии с данным Законом, по месту жительства или по месту пребывания пенсионера в пределах территории Российской Федерации, основанием для определения и подтверждения которого признаются только документы о регистрации по месту жительства или месту пребывания, выданные в установленном порядке органами регистрационного учета. Для внесения необходимых изменений в Закон о пенсионном обеспечении военнослужащих подготовлен соответствующий законопроект <14>. В пояснительной записке <15> к данному документу сказано, что в Российской Федерации размеры пенсий зависят, в частности, и от места жительства, и недостоверная информация военных пенсионеров о своем местонахождении может повлечь за собой перерасход средств федерального бюджета на выплату пенсий. В целях предупреждения неправомерных действий военных пенсионеров в связи с предоставляемой им возможностью получения пенсии на основании их заявления с недостоверной информацией законопроектом предусматривается такая же ответственность для военных пенсионеров, как и для пенсионеров, получающих трудовую пенсию в соответствии с Законом о трудовых пенсиях <16>. ——————————— <14> По сведениям СПС «КонсультантПлюс», проект Федерального закона N 641868-5 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» принят в первом чтении 14 марта 2012 г. <15> См.: СПС «КонсультантПлюс». <16> Очевидно, в данном случае имеются в виду положения ст. 25 Закона о трудовых пенсиях.

Есть и другие примеры, характеризующие недостаточную согласованность законодательства о пенсионном обеспечении военнослужащих с иными законодательными актами в сфере пенсионного обеспечения граждан. Так, в решениях Конституционного Суда Российской Федерации неоднократно затрагивалась проблема, касающаяся вопроса о выплате лицам, проходившим военную службу по контракту, также и той пенсии, право на которую было приобретено в системе обязательного пенсионного страхования <17>. Первоначально такая возможность гражданам, относящимся к указанной категории, не предоставлялась. Однако с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации был принят Федеральный закон от 22 июля 2008 г. N 156-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам пенсионного обеспечения», вследствие чего в ст. 7 Закона о пенсионном обеспечении военнослужащих и ст. 3 Закона о государственном пенсионном обеспечении появились положения, предусматривающие для граждан, проходивших военную службу по контракту, при наличии условий для назначения трудовой пенсии по старости возможность одновременного получения пенсии за выслугу лет или пенсии по инвалидности, предусмотренных Законом о пенсионном обеспечении военнослужащих, и трудовой пенсии по старости (за исключением ее базовой части, которая с 1 января 2010 г. именуется фиксированным базовым размером страховой части трудовой пенсии) <18>. ——————————— <17> Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24 мая 2005 г. N 223-О по запросам мирового судьи судебного участка N 2 г. Калуги и мирового судьи судебного участка N 4 Советского района г. Нижнего Новгорода о проверке конституционности положений подп. 2 п. 1 ст. 6, п. 1 ст. 7 и п. 2 ст. 14 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», а также по жалобам граждан И. А. Стародубова и В. Н. Шишова на нарушение их конституционных прав положениями п. 2 ст. 14 и пп. 1 — 3 ст. 28 названного Федерального закона, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 11 мая 2006 года N 187-О по жалобе гражданина Наумчика Вячеслава Викторовича на нарушение его конституционных прав положениями пунктов 2 и 3 статьи 3 Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении» в Российской Федерации. <18> См. об этом также: Антипьева Н. В. Взаимосвязь обязательного пенсионного страхования и государственного социального обеспечения в сфере реализации пенсионных прав лиц, проходивших военную службу, и членов их семей // Право в Вооруженных Силах. 2012. N 2.

Следует отметить, что и вне связи с нормативными правовыми актами об обязательном пенсионном страховании практика применения законодательства о пенсионном обеспечении военнослужащих не всегда учитывает развитие иного отраслевого законодательства, позволяющего гражданам реализовывать имеющиеся у них возможности, например, в сфере образования. Об этом свидетельствует правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированная по отношению к пенсионному обеспечению по случаю потери кормильца членов семей погибших военнослужащих в Постановлении от 27 ноября 2009 г. N 18-П, принятом в связи с жалобой гражданки Н. С. Лаппы <19>, оспаривавшей конституционность п. «а» ч. 3 ст. 29 Закона о пенсионном обеспечении военнослужащих и п. 3 ст. 57 Закона Российской Федерации от 10 июля 1992 года N 3266-1 «Об образовании» ввиду того, что детям погибших (умерших) лиц, проходивших военную службу по контракту, обучающимся в иностранных образовательных учреждениях, пенсия по случаю потери кормильца выплачивалась только в том случае, если они были направлены на учебу российским образовательным учреждением на основании прямого договора, заключенного в соответствии с международным договором Российской Федерации, и это подтверждается справкой, выданной российским образовательным учреждением. При иных обстоятельствах выплата им пенсии не осуществлялась. ——————————— <19> Постановление от 27 ноября 2009 г. N 18-П по делу о проверке конституционности п. «а» ч. 3 ст. 29 Закона Российской Федерации «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей», п. 3 ст. 57 Закона Российской Федерации «Об образовании» и подп. 1 п. 2 с. 9 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» в связи с жалобой гражданки Н. С. Лаппы.

Конституционный Суд Российской Федерации признал положения п. «а» ч. 3 ст. 29 Закона о пенсионном обеспечении военнослужащих и п. 3 ст. 57 Закона Российской Федерации «Об образовании» не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку они — по своему конституционно-правовому смыслу — не препятствуют предоставлению самостоятельно (без направления на учебу в соответствии с международным договором Российской Федерации) поступившим в иностранные образовательные учреждения и обучающимся по очной форме обучения совершеннолетним детям умерших (погибших) военнослужащих, проходивших военную службу по контракту, права на получение пенсии по случаю потери кормильца до окончания обучения, но не более чем до достижения ими 23 лет, на равных условиях с гражданами, относящимися к той же категории, но обучающимися в иностранных образовательных учреждениях по направлению на учебу в соответствии с международным договором Российской Федерации. При этом Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что Закон о пенсионном обеспечении военнослужащих не связывает право достигших 18 лет и обучающихся в иностранных образовательных учреждениях детей умерших (погибших) военнослужащих, проходивших военную службу по контракту, на получение пенсии по случаю потери кормильца со способом поступления в образовательное учреждение, расположенное на территории другого государства. Лишение тех из них, кто самостоятельно (без направления на учебу) поступил в иностранное образовательное учреждение и получает в нем образование в очной форме, — в отличие от лиц, направленных на учебу в иностранные образовательные учреждения в соответствии с международным договором Российской Федерации, — права на получение пенсии по случаю потери кормильца до окончания обучения, но не более чем до достижения возраста 23 лет, означало бы установление необоснованных различий в условиях приобретения права на получение пенсии по случаю потери кормильца лицами, относящимися к одной и той же категории (обучающиеся в иностранных образовательных учреждениях совершеннолетние дети умерших (погибших) военнослужащих, проходивших военную службу по контракту), исключительно в зависимости от способа поступления в иностранное образовательное учреждение. Такого рода различия не имеют объективного и разумного оправдания и несовместимы с требованиями ч. ч. 1 и 2 ст. 19 и ч. 1 ст. 39 Конституции Российской Федерации. Кроме того, в рассматриваемом Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 27 ноября 2009 г. N 18-П также сказано, что п. 3 ст. 57 Закона Российской Федерации «Об образовании» по своему буквальному смыслу не препятствует самостоятельному (без направления на учебу) поступлению российских граждан в иностранные образовательные учреждения и обучению в них, в том числе при отсутствии соответствующего международного договора Российской Федерации о сотрудничестве в области образования, и как таковой не вступает в какое-либо противоречие с конституционными предписаниями. Иное его истолкование означало бы такое ограничение конституционного права на образование, включая право выбора образовательного учреждения, которое не имеет объективного и разумного оправдания и не отвечает конституционно значимым целям, перечисленным в ст. 55 (ч. 3) Конституции Российской Федерации. Второй особенностью можно считать недостаточную разработанность понятийного аппарата законодательства о пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу. Для законодательства о социальном обеспечении эта проблема носит общий характер. Следует подчеркнуть, что Закон о пенсионном обеспечении военнослужащих не содержит дефиниций используемых в нем терминов <20>, тогда как в Законе о государственном пенсионном обеспечении есть ряд теоретических положений. В частности, им определены такие категории, как «пенсия по государственному пенсионному обеспечению», «стаж государственной гражданской службы», «трудовой стаж», «среднемесячный заработок», «федеральные государственные гражданские служащие», «военнослужащие», «участники Великой Отечественной войны», «граждане, пострадавшие в результате радиационных или техногенных катастроф», «нетрудоспособные граждане», «должностной оклад». Однако это представляется недостаточным для целей государственного пенсионного обеспечения. К примеру, в содержание понятия «пенсия по государственному пенсионному обеспечению» включены признаки, присущие всем видам пенсий, назначаемым гражданам в системе государственного пенсионного обеспечения, в результате чего дефиниция получилась громоздкой и очень общей по смыслу. Определения отдельных видов пенсий в вышеназванном Законе не сформулированы, вследствие чего уяснение их признаков и сущности каждого из предусмотренных видов пенсий затруднено. ——————————— <20> Исключением можно считать положения ст. 21 Закона о пенсионном обеспечении военнослужащих, раскрывающие содержание понятий «инвалиды вследствие военной травмы» и «инвалиды вследствие заболевания, полученного в период военной службы».

Данный пробел был восполнен Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 18 марта 2004 г. N 6-П по делу о проверке конституционности ч. 2 ст. 6 Закона Российской Федерации «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» в связи с запросами Верховного Суда Российской Федерации и Мещанского районного суда города Москвы применительно к пенсионному обеспечению за выслугу лет <21>. ——————————— <21> О данной правовой позиции см. также: Лазарев Л. В. Указ. соч. С. 296 — 297.

Разрешая вопрос о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации предусмотренное ч. 2 ст. 6 Закона о пенсионном обеспечении военнослужащих правило, согласно которому пенсионерам из числа лиц, указанных в ст. 1 данного Закона, при поступлении их на военную службу или на службу в органы внутренних дел, в Государственную противопожарную службу, в органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ или учреждения и органы уголовно-исполнительной системы (в том числе в любых других государствах) выплата назначенных пенсий на время службы приостанавливается, Конституционный Суд Российской Федерации выявил и сформулировал признаки пенсии за выслугу лет. В соответствии с изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 18 марта 2004 г. N 6-П правовой позицией пенсия за выслугу лет — в системе действующего нормативного правового регулирования пенсионного обеспечения — является государственной гарантией материального обеспечения лиц, проходивших военную и (или) правоохранительную службу, поддержания соответствующего материального достатка, их социального статуса при оставлении службы по желанию самого гражданина либо в силу объективных обстоятельств, препятствующих ее продолжению, в том числе в случаях, когда гражданин уже не отвечает тем повышенным требованиям, которые предъявляются к лицам, проходящим соответствующую службу. Приведенный выше вывод стал одним из оснований принятого Конституционным Судом Российской Федерации решения о признании оспариваемой нормы не противоречащей Конституции Российской Федерации <22>. Вместе с тем необходимо констатировать, что определение пенсии за выслугу лет должно содержаться в первую очередь в нормах законодательства о пенсионном обеспечении военнослужащих, что справедливо и для определения понятия «выслуга лет», которое также не закреплено легально. ——————————— <22> Конституционный Суд Российской Федерации указал, что, поскольку у граждан, имеющих необходимую для назначения пенсии выслугу на военной и (или) правоохранительной службе, сохраняется равенство возможностей в выборе (продолжить службу или оставить ее и получать полагающуюся им пенсию), связанные с таким свободным выбором различные правовые последствия, обусловленные дифференциацией в правилах выплаты пенсии за выслугу лет лицам, уволившимся с военной службы или службы в правоохранительных органах и вновь поступившим (вернувшимся) на службу после увольнения, в части, касающейся права на получение назначенной пенсии за выслугу лет, не могут рассматриваться как нарушающие равноправие, гарантированное ст. 19 Конституции Российской Федерации, и ограничивающие право на свободу труда, закрепленное ст. 37 (ч. 1) Конституции Российской Федерации.

В своем Постановлении от 18 марта 2004 г. N 6-П Конституционный Суд Российской Федерации отметил также, что выслуга лет, выступая в качестве самостоятельного правового основания назначения пенсии лицам, проходившим военную и правоохранительную службу, по своему характеру является специальным трудовым стажем, приобретаемым именно в процессе службы. Несмотря на то что данный вывод в строгом смысле слова к дефиниции отнести нельзя, в нем отражены основные особенности категории «выслуга лет». Как свидетельствует практика, перед Конституционным Судом Российской Федерации неоднократно ставился вопрос о конституционности норм, регулирующих исчисление выслуги лет. Примером тому, в частности, могут служить обращения, в которых оспаривались нормы, не предусматривающие учета периодов службы в таможенных органах при назначении пенсии за выслугу лет на военной службе и службе в органах внутренних дел. Опираясь, в частности, на положения Постановления от 18 марта 2004 г. N 6-П, Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 2 ноября 2011 г. N 1447-О-О сделал вывод, согласно которому регулирование исчисления выслуги лет, необходимой для назначения сотрудникам органов внутренних дел пенсии за выслугу лет при увольнении со службы, не предусматривающее возможности зачета им в выслугу лет времени их предшествующей службы в таможенных органах, не выходит за пределы дискреции законодателя при регламентации отношений в сфере пенсионного обеспечения. Оспариваемое регулирование не может рассматриваться как произвольное, не имеющее объективного и разумного оправдания и нарушающее конституционный принцип равенства, поскольку учитывает особенности прохождения службы в органах внутренних дел и службы в таможенных органах, специфику указанных видов профессиональной служебной деятельности и в равной мере распространяется на всех сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации <23>. ——————————— <23> Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 2 ноября 2011 г. N 1447-О-О по запросу Липецкого областного суда о проверке конституционности ст. 18 Закона Российской Федерации «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей».

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2012 г. N 119-О-О сказано, что распространение на сотрудников таможенных органов условий и норм пенсионного обеспечения, которые установлены законодательством Российской Федерации для лиц, проходивших военную службу, включая условия, касающиеся исчисления выслуги лет, само по себе, однако, не означает, что тем самым все периоды работы (службы), которые подлежат включению в выслугу лет при назначении пенсий сотрудникам таможенных органов, должны учитываться и при исчислении выслуги лет для назначения пенсий военнослужащим, ранее проходившим службу в таможенных органах <24>. ——————————— <24> СПС «КонсультантПлюс».

Резюмируя сказанное, можно сделать вывод о том, что правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации по вопросам пенсионного обеспечения бывших военнослужащих не только создают ориентиры для нормотворческой и правоприменительной деятельности в указанной сфере, но и способствуют развитию теоретических основ данного института и науки права социального обеспечения в целом.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *