Примирительная процедура или обращение в арбитражный суд за защитой права на судопроизводство или исполнение судебного акта в разумный срок: выбор за предпринимателями

(Зарубина М. Н.) («Исполнительное право», 2012, N 3) Текст документа

ПРИМИРИТЕЛЬНАЯ ПРОЦЕДУРА ИЛИ ОБРАЩЕНИЕ В АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЗА ЗАЩИТОЙ ПРАВА НА СУДОПРОИЗВОДСТВО ИЛИ ИСПОЛНЕНИЕ СУДЕБНОГО АКТА В РАЗУМНЫЙ СРОК: ВЫБОР ЗА ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯМИ

М. Н. ЗАРУБИНА

Зарубина Мария Николаевна, ассистент кафедры гражданского права и процесса юридического факультета Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского, кандидат юридических наук.

Право на судопроизводство или исполнение судебного акта в разумный срок является неотъемлемой составляющей комплекса современных демократических прав и свобод человека и гражданина. Тема научно-практической публикации является актуальной. По мнению автора, примирительные процедуры при урегулировании некоторых экономических споров являются более эффективными для предпринимателей, нежели использование механизма присуждения компенсации.

Ключевые слова: примирительные процедуры, арбитражный суд, исполнение судебного акта, разумный срок.

Conciliatory procedure or arbitrazh recourse for protection of right to judicial proceeding or execution of judicial act in a reasonable time: subject to choice of entrepreneurs M. N. Zarubina

Right to judicial procedure or execution of judicial act in a reasonable time is an integral element of complex of contemporary democratic rights and freedoms of man and citizen. The theme of science-practice publication is topical. The author believes that conciliatory procedures in regulation of certain economic disputes are more efficient for entrepreneurs than use of mechanism of adjugement of compensation.

Key words: conciliatory procedures, arbitrazh court, execution of judicial act, reasonable time.

В последнее время в России все чаще в гражданское судопроизводство внедряются механизмы, обеспечивающие права граждан и организаций в сфере отправления правосудия. Конечно, подобные изменения можно расценивать как новое направление в развитии общественных отношений, повышающее гарантии реализации права на защиту предпринимательской деятельности. Так, почти одновременно были приняты два закона и, соответственно, внесены изменения в другие законодательные акты, преимущественно в процессуальные кодексы, — Федеральный закон N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» <1> (далее — Закон о компенсации) и Федеральный закон N 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» <2> (далее — Закон о медиации). ——————————— <1> Российская газета. 2010. 4 мая. N 94. <2> Собрание законодательства Российской Федерации. 2010. N 31. Ст. 4162.

Оба эти Закона усиленно и, надо сказать, справедливо критикуют, однако на самом деле они являются долгожданным прорывом в области защиты прав граждан и организаций от судебной власти. То есть стало понятно и легитимировано, что и судьи могут злоупотреблять своими служебными полномочиями либо недобросовестно относиться к своей деятельности, и за такое поведение властей существуют меры гражданско-правовой ответственности государства за вред, причиненный осуществлением правосудия. С другой стороны, в корне изменился взгляд на судебный орган как единственное компетентное образование, способное справиться со сложными гражданско-правовыми спорами, особенно носящими экономический характер. Появился совершенно новый принцип разрешения правовых конфликтов — принцип гармонизации интересов сторон, а не утверждение позиций одной из них. К сожалению, практика применения обоих законов только начинает складываться, однако уже и сейчас можно констатировать, что указанные механизмы пользуются спросом. Однако мы хотим показать преимущества выбора предпринимателями примирительных процедур при урегулировании некоторых экономических споров по сравнению с использованием механизма присуждения компенсации, который может начать действовать только при наличии указанных в законе условий, носящих достаточно объемный характер. Начнем с самого главного преимущества выбора медиации или переговоров перед обращением в суд в порядке гл. 27.1 АПК РФ. В соответствии со ст. ст. 138, 139 АПК РФ стороны арбитражного процесса могут урегулировать спор заключением медиативного соглашения на любой его стадии. Таким образом, если судебное разбирательство или исполнение судебного акта затянулось, то не нужно ждать предельного «разумного» срока их окончания, чтобы реализовать свое право на защиту экономического права, а можно, например, обратиться к помощи медиатора. Возможность использовать оба механизма одновременно также не исключается. Согласно ч. ч. 2, 3 ст. 222.1 АПК РФ этот срок приравнивается к трем годам для судебного разбирательства и шести месяцам — для исполнения судебного акта. Кроме того, при исчислении общей продолжительности судопроизводства по делу учитывается только то время, в течение которого дело находилось в производстве суда, а из общей продолжительности срока исполнения судебного акта исключаются сроки, на которые исполнительное производство было отложено или приостановлено. Более того, как специально указывается в Постановлении Пленума ВС РФ N 30 и Пленума ВАС РФ N 64 от 23 декабря 2010 г. «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» <3>, даже установленный предельный срок продолжительности производства по делу или исполнения судебного акта не имеет первостепенного значения для присуждения справедливой компенсации потерпевшему от правосудия лицу. Между тем уже на стадии возбуждения производства в порядке гл. 27.1 АПК РФ очевидность отсутствия нарушения указанных в законе разумных сроков является основанием для возвращения заявления (п. 5 ч. 1 ст. 222.6 АПК РФ). ——————————— <3> Вестник ВАС РФ. 2011. N 2.

Кстати, в вопросе о том, что в «пилотном» Постановлении Европейского суда по правам человека (далее — ЕСПЧ) «Бурдов против России» говорится о необходимости стадию исполнения судебных актов включать как элемент в судебное разбирательство, — вызывает удивление дифференциация российским законодателем в Законе о компенсации двух разновидностей разумных сроков — судопроизводства и исполнения судебного акта. Причем в последнем случае речь идет не о любых судебных актах, а только о тех, ответчиком в которых являются Российская Федерация, субъект РФ, муниципальный орган власти. В свою очередь, медиацию или переговоры можно проводить в любое время, не дожидаясь таких сроков и не соблюдая иных условий обращения. Безусловно, представляется важным определить медиабельность экономического спора. Так, по данным успешно развивающегося Центра медиации УРГюА, чаще всего разрешаются экономические споры, вытекающие из договоров поставки, подряда, оказания услуг, споры в сфере электроэнергетики, банковского кредитования, страхования, корпоративные споры и т. д. <4>. ——————————— <4> URL: http://www. mediation-ural. com.

О преимуществе медиации показателен следующий пример из судебно-арбитражной практики Арбитражного суда Ростовской области. В ходе рассмотрения экономического спора было урегулировано разногласие, длящееся более 20 лет между организациями по поводу эксплуатации и содержания общей котельной. В ходе процедуры медиации медиаторы провели 5 совместных, 17 индивидуальных встреч со сторонами. Общее время составило 34 часа <5>. ——————————— <5> Постановление Арбитражного суда Ростовской области от 29.04.2011 по делу N А53-18815/2010. URL: http://www. rostov. arbitr. ru/news.

Необходимо отметить, что изначально новая примирительная технология разрабатывалась для коммерческих структур с целью использования всех возможных способов гармонизации экономических отношений, повышения качества делового оборота. Достаточно назвать несколько документов: в 2002 г. была разработана Зеленая книга по вопросам альтернативного разрешения споров в гражданском и коммерческом праве, Директива Европейского парламента и Совета ЕС от 21 мая 2008 г. «О некоторых аспектах медиации в гражданских и коммерческих делах» и др. При обращении сторон и третьих лиц к процедуре медиации такой проблемы не будет. Интересный пример из практики профессионального медиатора приводит С. И. Калашникова. В Центре медиации рассматривался конфликт, состоящий из нескольких споров, подведомственных разным судам: иск акционера к ОАО о признании решения внеочередного общего собрания акционеров недействительным (арбитражный суд) и иск акционера, являющегося руководителем одного из структурных подразделений ОАО о восстановлении на работе (суд общей юрисдикции) <6>. ——————————— <6> Калашникова С. И. Медиация в сфере гражданской юрисдикции // СПС «Гарант».

Следующим преимуществом примирительной процедуры является срок ее проведения. Так, сроки проведения медиации могут быть установлены самими сторонами с ограничениями, указанными в Законе о медиации (согласно ст. 13 для судебной медиации — 60 дней, для внесудебной медиации — 180 дней). Срок проведения производства о присуждении компенсации составляет 2 месяца (ст. 222.7 АПК РФ). Однако решение Федерального арбитражного суда округа о присуждении компенсации может быть еще и обжаловано в кассационном порядке, т. е. рассматриваться такая жалоба будет тем же судом, только в ином составе судей, что не совсем, на наш взгляд, эффективно. Сложность проведения производства о присуждении компенсации, установление неоднозначных по своему характеру фактов (эффективное поведение судьи в процессе, добросовестное отношение сторон к ходу судебного разбирательства и др.) — факторы, негативно сказывающиеся на дальнейших партнерских отношениях контрагентов, еще глубже развивающие спор. С другой стороны, в некоторых случаях судьям важно проверять стороны на их добросовестность, рекомендуя им обратиться к медиатору. Даже если стороны не достигли взаимоприемлемого соглашения по существу спора, но предприняли все усилия для сближения и выяснения всех своих взаимных интересов — это явный признак необходимости вмешательства судьи, как хирурга, с целью совершения операции по устранению всех разногласий между сторонами и внесению стабильности в правоприменительный процесс. Возможность избежать злоупотреблений со стороны недобросовестных представителей также относится к одной из существенных привилегий медиации. Зачастую эти субъекты процессуальных отношений специально создают ситуации с целью усложнить судебное разбирательство, затянуть его и получить как можно больший гонорар, обосновав его сложностью рассматриваемого дела. Медиация также может быть проведена представителями, однако грамотный и профессиональный медиатор выясняет не позиции сторон, как уже было сказано, а их интересы, допуская множество вариантов разрешения конфликта и выбирая тот, который наиболее удовлетворяет обе стороны. Ну, и напоследок следует сказать, что согласно практике Европейского суда по правам человека, которую необходимо учитывать при назначении справедливой компенсации, в национальных судах выработаны факторы, влияющие на размер компенсации юридическим лицам: нарушение цели и задач деятельности организации, структуры компании, организационного климата, стратегического планирования деятельности; нарушение деловых связей; понижение конкурентоспособности; невозможность управления компанией и др. (Постановления ЕСПЧ «Компания Комингерсол С. А. против Португалии», «Оферта Плюс против Молдавии») <7>. ——————————— <7> URL: http://www. gipp. ru/print. php? id=4626.

Медиация же, напротив, предназначена для недопущения вышеуказанных обстоятельств. Кроме того, в некоторых делах ЕСПЧ делает вывод о том, что результаты производства никак не могут иметь значение для оценки компенсации <8>. В разработанном ВАС РФ проекте Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием института примирительных процедур» дифференцируются основания для возврата государственной пошлины в случае, если стороны по результатам проведения медиации придут к мировому соглашению, истец откажется от иска либо ответчик признает иск: до принятия решения судом — 70% суммы уплаченной истцом госпошлины, на стадии рассмотрения дела судом апелляционной инстанции — 50%, в кассационной и надзорной инстанции — 30%. Думается, введение на законодательном уровне такого стимула для примирения сторон окажет положительное влияние на использование сторонами примирительных процедур. ——————————— <8> Решение от 10 ноября 2004 г. по делу N 64897/01 «Эрнестина Зулло против Италии» // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2005. N 4. С. 60 — 62.

Исходя из сказанного, можно сделать вывод о позитивном изменении российского законодательства в области защиты прав предпринимателей. Анализируемые нами институты требуют дальнейшего реформирования, однако начало уже положено. Для организации наиболее эффективной предпринимательской деятельности требуется учитывать все «за» и «против». Поддержка национального бизнеса — залог успешного развития государства, поэтому важно развивать и совершенствовать законные средства защиты прав организаций и предпринимателей. Чем больше средств, тем больше возможностей. Для интеграции в мировой процесс развития экономики это особенно важно.

——————————————————————

Название документа