Молодежная и социальная государственная политика — проблемы разграничения и взаимопроникновения

(Меркулов П. А.) («Социальное и пенсионное право», 2013, N 1) Текст документа

МОЛОДЕЖНАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА — ПРОБЛЕМЫ РАЗГРАНИЧЕНИЯ И ВЗАИМОПРОНИКНОВЕНИЯ

П. А. МЕРКУЛОВ

Меркулов Павел Александрович, Российский государственный университет туризма и сервиса, г. Москва.

Статья посвящена поиску новых методологических подходов к разграничению таких проявлений деятельности государства, как социальная и молодежная политика. Авторская гипотеза состоит в том, что молодежная политика появляется на определенном этапе генезиса социальной политики. Выделение элементов молодежной политики (понятие категории «молодежь», система нормативно-правовых актов, совокупность органов управления общей/специальной компетенции) позволяет не только установить появление элементов молодежной политики в рамках социальной политики государства, но и определить исходную точку ее возникновения.

Ключевые слова: молодежная политика, социальная политика.

Youth and Social State Policy — Problems of Delimitation and Interpenetration P. A. Merkulov

The article is devoted to the search for new methodological approaches to the distinction between social and youth policy of the State. Author’s hypothesis of the study is that youth policy originally arose as an integral part of social policy. In the author’s youth policy includes a selection of youth as a social group, a system of laws and regulations of governing bodies. Research in this area will establish the date when elements of youth policy in the social policy of the State as a whole.

Key words: youth policy, social policy.

Вопрос о возникновении государственной молодежной политики в России как комплексного политико-правового явления неизбежно подводит исследователя данной проблемы к необходимости ответа на вопрос об исходной точке отсчета для данного явления. Иными словами, к ответу на вопрос: «А с какого момента мы можем говорить о такой степени влияния государства в лице его органов управления (отраслевых или универсальных, комплексного характера), когда результаты реализации данного направления государственной политики начинают оказывать существенное влияние (поддающееся фиксации средствами историко-правового или иного вида научного исследования) на протекание значимых для государства социальных процессов, а на последующих стадиях не только инициируют данное социальное явление, но и на практике осуществляют реальное управление данным процессом путем реализации комплекса политико-правовых и/или административно-организационных мероприятий?». Общая исследовательская гипотеза автора настоящей статьи исходит из объективного факта формирования молодежной политики как самостоятельного явления на достаточно позднем этапе его развития. Собственно, одной из исследовательских задач исследования и является выявление и обоснование ряда реперных точек в истории возникновения и генезиса молодежной политики, при этом, следуя принципу полноты исследования, предшествующие стадии рассматриваются в контексте понимания собственно молодежной политики, как составной части социальной политики государства в целом. Соответственно, рассматривается зарождение и формирование социальной политики государства, что требует обращения к заметно более ранним стадиям истории российской государственности. Представляется необходимым также оговорить такой принципиально важный, на наш взгляд, теоретический аспект изучения проблемы, как соотношение собственно молодежной политики, выступающей как средство реализации одной из внутренних функции государства, с собственно генезисом российской государственности. Устоявшиеся в отечественной исторической науке точки зрения вполне обоснованно относят возникновение собственно российской государственности ко второй половине X в., выделяя в качестве опорных точек 862 г. — призвание Рюрика в Новгород и 882 г. — объединение Северной и Южной Руси Олегом с переносом столицы российского раннефеодального государства в Киев <1>. ——————————— <1> В настоящей работе не рассматривается вопрос о природе общественного строя древнерусского государства, который при всей своей сущностной значимости для понимания природы и процессов его становления, как представляется, не является принципиально значимым для проблематики настоящего исследования. В статье основной акцент делается на выявление взаимосвязи между генезисом российской государственности применительно к возникновению и реализации государственных функций (в т. ч. и по отношению к отдельным социальным группам) и становлением специализированной системы административно-правовых средств ее реализации.

В общих рамках данного подхода необходимо говорить о том, что применительно к теме настоящего исследования мы можем абстрагироваться от выделения стадиальности ряда процессов, несомненно значимых для понимания развития основных институтов российского государства в целом, таких как, например, формирование титульной русской нации, завершение которых относится к средневековому периоду отечественной истории, но не оказавших значимого влияния на молодежную политику как составную часть социальной политики в целом. Соответственно, представляется возможной реализация целей работы в контексте рассмотрения отмеченных в исторических источниках явлений, подпадающих под общее понятие социальной (молодежной) политики <2>. ——————————— <2> Применительно к специфике исторического исследования используется широкое понятие молодежной политики, понимаемой как часть социальной политики государства.

Что же касается социальной политики (в контексте ее трактовки представителями гуманитарных и прежде всего исторической и историко-правовой наук <3>), то прежде всего ее функции рассматриваются как составная часть общей социально-экономической политики. Соответственно, основная часть ее функций может быть сгруппирована в два блока, соответствующие двум базовым направлениям социальной политики. Во-первых, это функции социальной политики в сфере общественного благосостояния, по созданию цивилизованного (применительно к конкретно-исторической эпохе) жизненного пространства (обеспечение стабильности и устойчивости общества, создание необходимых условий жизни и др.). Во-вторых, функции социальной политики в области защиты различных социальных групп, значимых для общества на различных этапах его существования (обеспечение достаточного уровня социальной защищенности, разработка системы стандартов и гарантий их обеспечения и др.). В данном случае задача соответствующих исследований состоит в том, чтобы показать динамику ее развития в соответствующие эпохи, а также определить совокупность формирующих ее внутренних и внешних факторов. В качестве примеров можно привести исследования как отдельных периодов в развитии российской государственности <4>, так и социальной политики как институционального явления на протяжении всей истории существования национальной государственности <5>. ——————————— <3> Шабанов Я. В. Социальная политика российского государства и ее приоритеты (1990 — 2000-е гг.): Автореф. дис. … д-ра ист. наук. Саратов, 2011. <4> Там же. <5> Сидорина Т. Ю. Два века социальной политики. М.: РГГУ, 2005. (Работа посвящена истории социальной политики Великобритании.)

Рассматривая понятие социальной политики, следует иметь в виду, что оно существует как в широком, так и в узком значении данного термина. В широком смысле к социальной политике (а в ее составе и молодежной политике), особенно на этапе формирования базовых государственных институтов, можно отнести любую деятельность государства, направленную на достижение стабильного состояния общества и формирование у государства эффективных инструментов управления. В узком смысле слова это комплекс организационных, административных, управленческих мероприятий, осуществляемых органами общей и/или специальной компетенции в отношении четко определенных, как правило, нормативно зафиксированных, объектов воздействия при наличии/отсутствии обратной связи. Широкое понятие социальной политики при необходимости ее формулировки и обоснования помогает в целом определить направление исследования, позволяя на стадии формулирования исследовательской парадигмы работы, определения основных исследовательских задач отграничить объект и предмет исследования от сходных научных направлений, показать специфику предмета исследования. Что же касается узкого определения социальной политики, из которой на определенном этапе общественного развития выделяется государственная молодежная политика, то оно позволяет определить критериальные требования к данному общественному институту, выделить базовые этапы его возникновения как самостоятельного институционального явления, обладающего соответствующим набором признаков. Таким образом, применительно к изучению истории государственной молодежной политики в ее конкретно-историческом ракурсе представляется целесообразным использование понятия социальной политики в узком смысле этого слова. Соответственно, на этапе, когда мы можем говорить об институционализации государственной молодежной политики, та же методология начинает работать применительно к самой молодежной политике. Она позволяет уже в рамках ее собственного генезиса выделять в качестве ее самостоятельных направлений политику в отношении отдельных социальных страт, относящихся к молодежи вообще и выделяемых по значимым для государства на конкретном этапе его развития критериям, в отношении которых используется комплекс мер, направленных на достижение значимого для государства социального результата. Полагаем, что вплоть до определения и обоснования реперной точки, где государственная молодежная политика формируется как отдельное направление, более корректным для характеристики явлений, относящихся к предыдущим этапам, были бы определения «элементы государственной молодежной политики», «государственная протомолодежная политика» и последнее определение, которое представляется нам наиболее корректным, — «политика государства в отношении молодежи». Также принципиально важным, на наш взгляд, для подтверждения тезиса о возникновении государственной молодежной политики как института выступает комплексное целенаправленное нормативное закрепление государственных мер в отношении той части общества, которая на конкретном этапе определяется именно как молодежь. Появление органов специальной компетенции является фактором, несомненно, важным, однако по логике строительства системы государственного управления в период, когда молодежная политика институализируется, существует четкая тенденция создания органа специального управления под сформировавшееся общественное отношение, а не под прогнозно определенную функцию государства. Подобная практика возникает на достаточно поздних этапах государственного (и партийного применительно к XX в.) строительства, когда механизм государственного управления формируется под прогнозное развитие базовых государственных функций. Таким образом, как нам представляется, данный подход позволит более гибко подходить к тем периодам в истории развития государства и права, системы государственного управления, когда не представляется возможным найти все элементы как системы управления, так и нормативно-правовой основы государственной молодежной политики, которые присущи современному уровню развития государственности.

——————————————————————

Название документа