Некоторые вопросы применения судами общей юрисдикции законодательства об обязательном пенсионном страховании адвокатов

(Ревин В. А.)

(«Адвокат», 2014, N 6)

Текст документа

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОМ ПЕНСИОННОМ

СТРАХОВАНИИ АДВОКАТОВ

В. А. РЕВИН

Ревин Валерий Александрович, адвокат адвокатского бюро «Альбион».

В данной статье рассмотрены проблемы применения судами общей юрисдикции законодательства Российской Федерации об обязательном пенсионном страховании в части, касающейся применения сроков исковой давности по требованиям органов Пенсионного фонда России к адвокатам об уплате задолженности по взносам на обязательное пенсионное страхование и штрафных санкций. Проанализированы характерные особенности исчисления таких сроков, в том числе на примере конкретных судебных дел. Автором — В. А. Ревиным — выявлена и обоснована необходимость комплексного толкования законодательства Российской Федерации об обязательном пенсионном страховании при рассмотрении споров, причиной возникновения которых послужили ошибки, допущенные при оформлении платежных документов на перечисление взносов на обязательное пенсионное страхование в органы Пенсионного фонда России.

Ключевые слова: взнос в бюджет, пенсия, адвокат, суд, давность, реквизиты.

Особенности применения сроков давности к требованиям

об уплате пенсионных взносов адвокатами

Не знаю, как в судах общей юрисдикции других регионов, а в Московской области территориальные подразделения Пенсионного фонда России практически не оставляют шансов на справедливость плательщикам взносов. И если даже суд первой инстанции по тем или иным причинам встанет на сторону будущего пенсионера, то Мособлсуд в большинстве случаев корректирует такое «опрометчивое» решение в пользу государственной копилки.

Итак, территориальный орган ПФР, обладающий милым аббревиатурным наименованием ГУ-ГУ ПФ РФ N 5 по г. Москве и Московской области, обратился в Химкинский городской суд с иском о взыскании недоимки по страховым взносам на обязательное пенсионное страхования адвоката за 2010 г. и пени. Суд первой инстанции, рассмотревший дело в отсутствие адвоката, просившего об этом в связи с напряженным творческим периодом и представившим свою позицию в письменной форме, не вникая в тонкости, удовлетворил иск.

Признаюсь честно: во дворце правосудия я особо ни на что не рассчитывал, тем более что ранее уже судился с тем же пенсионным органом, но по другому поводу. Тогда я пришел и, добросовестно излагая свои доводы, поймал себя на мысли о том, что меня не слышат. Как комфортно общаться с интеллигентными коллегами на одном языке в арбитражном суде! Разные, конечно, попадаются судьи, но не раз встречал тех, кто судебное заседание, начавшееся с задержкой, открывал извинениями за эту самую задержку. Это нормально для судьи, работающего за деньги налогоплательщиков, но, к сожалению, не все это понимают. Поэтому каждому такому случаю я несказанно радуюсь и готов такого судью чуть ли не на руках носить. Совсем не то бывает в судах общей юрисдикции. В процессе по иску Пенсионного фонда, подняв вопрос о том, что определяющими реквизитами пенсионного платежа являются в данном случае КБК и ИНН его получателя, я увидел пустые отрешенные взгляды. Очень скоро коллегия со словами «Пенсионный фонд лучше знает» удалилась для вынесения отказного постановления. Жаль было времени, потраченного на четырехчасовое ожидание, а еще больше жаль судью суда первой инстанции, принявшего единственное правильное решение и получившего его отмену на ровном месте.

Руководствуясь этими соображениями я, чтобы лишний раз не расстраиваться, не пошел во вторую инстанцию по настоящему делу, представив тем не менее подробную апелляционную жалобу.

Удивительное дело — результатом стала отмена с вынесением отказного решения, в основу которого лег довод жалобы о пропуске пенсионным органом сроков давности обращения в суд. Мотивация суда второй инстанции была следующей.

В соответствии со ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности установлен в три года. В силу ст. 197 ГК РФ для отдельных видов требований законом могут быть установлены специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком.

В силу ч. 2 ст. 21 Федерального закона от 24 июля 2009 г. N 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования» (далее — Закон о страховых взносах) исковое заявление о взыскании страховых взносов за счет имущества плательщика страховых взносов — физического лица, не являющегося индивидуальным предпринимателем, может быть подано в суд общей юрисдикции органом контроля за уплатой страховых взносов в течение шести месяцев после истечения срока исполнения требования об уплате страховых взносов. Согласно ч. 9 той же статьи приведенные положения применяются также при взыскании пеней за несвоевременную уплату страховых взносов и штрафов, применяемых в случаях, предусмотренных названным Законом.

Согласно ст. 16 Закона страховые взносы за расчетный период по общему правилу уплачиваются плательщиками не позднее 31 декабря текущего календарного года.

В соответствии с ч. 2 ст. 22 Закона о страховых взносах требование об уплате недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов направляется плательщику органом контроля за уплатой страховых взносов в течение трех месяцев со дня выявления недоимки. Однако названный Закон не урегулировал момент выявления недоимки.

Аналогичная правовая норма содержится в п. 1 ст. 70 НК РФ, в силу которого требование об уплате налога должно быть направлено налогоплательщику не позднее трех месяцев со дня выявления недоимки. На это специально указано в п. 4.2.2 Приказа УФНС РФ по г. Москве от 08.05.2008 N 223: документ напоминает правоприменителям, что абзацем первым ст. 70 НК РФ установлен трехмесячный срок для направления требования об уплате налога, который является предельным. В целях предотвращения пропуска трехмесячного срока и невозможности взыскания указанное требование должно быть направлено налогоплательщику (плательщику сборов) не позднее 30 дней после срока уплаты налога (сбора) — письмо ФНС России от 03.08.2007 N ШТ-14-19/314дсп@.

Указанный порядок исчисления сроков направления требования подтвержден арбитражной судебной практикой. Так, в силу п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 17.03.2003 N 71 (Обзор практики разрешения дел, связанных с применением отдельных положений НК РФ) пропуск налоговым органом срока направления требования об уплате налога (ст. 70 НК РФ) не влечет изменения порядка исчисления шестимесячного пресекательного срока на принудительное взыскание налога и пеней (п. 3 ст. 48 НК РФ). Согласно п. 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.08.2004 N 79 (Обзор практики разрешения споров, связанных с применением законодательства об обязательном пенсионном страховании) при неуплате плательщиком взноса в установленный срок требование об уплате недоимки должно быть направлено ему не позднее трех месяцев после наступления срока уплаты (ст. 70 НК РФ), а при неисполнении требования исковое заявление может быть подано в суд в течение шести месяцев после истечения срока его исполнения (ст. 48 НК РФ).

При таких обстоятельствах, даже если срок направления требования исчисляется не с 01.01.2011, а с 01.02.2011, т. е. день завершения срока уплаты сборов и сдачи отчетности + 30 дней, срок направления требования истекает 01.05.2011, а срок обращения в суд, таким образом, истекает 01.11.2011. В моем же случае пенсионный орган обратился в суд только 10.11.2011, т. е. пропустил срок для защиты нарушенного права, что и послужило самостоятельным основанием для отказа в иске.

Отдавая себе отчет в том, что российская система права не является прецедентной, о чем очень часто напоминают нам в судах, тем не менее называю номер моего дела в Мособлсуде (33-8587/2013). Исключительно в целях соблюдения принципа единообразия судебной практики.

Не всякая ошибка, допущенная при уплате страховых взносов,

порождает ответственность плательщика

Я, конечно, сам виноват в том, что вовремя не проконтролировал бухгалтера своего адвокатского образования, платившего взносы спустя рукава. Ну не сложились у меня отношения с территориальным органом Пенсионного фонда, что тут поделать? И попытался он взыскать с меня взносы второй год подряд. И сроки исковой давности на этот раз не пропустил.

По факту перманентное недовольство мною вызвано тем, что взносы, уплаченные за меня чудо-бухгалтером, ушли не в адрес УФК Московской области для последующей передачи в Пенсионный фонд, а в УФК г. Москвы, хотя как адвокат я зарегистрирован по месту жительства, в Московской области. Ввиду этого ГУ-ГУ ПФ РФ N 5 по г. Москве и Московской области настойчиво предлагало мне уплатить взносы еще раз, естественно с санкциями, а уплаченную первоначально сумму попытаться вернуть. При этом юристы обиженного ведомства с улыбкой говорили, что без судебного процесса вернуть деньги вряд ли получится.

На этот раз суд первой инстанции согласился с доводами плательщика и отказал ГУ-ГУ ПФ РФ N 5 по г. Москве и Московской области в иске. Однако неугомонный орган Пенсионного фонда подал апелляционную жалобу и, к моему глубочайшему разочарованию, я потерпел фиаско. Именно здесь я услышал фразу «Пенсионный фонд лучше знает», отметающую любые доводы и аргументы.

Признаюсь, до президиума Мособлсуда в моей адвокатской практике удается достучаться не часто. Но по этому делу президиум отменил апелляционное определение и вернул дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию. Фактически суд апелляционной инстанции отменил решение Химкинского городского суда в связи с тем, что в платежных документах ответчика был указан один ошибочный платежный реквизит. Так, вместо получателя платежа — УФК по Московской области, имеющего счет N 40101810600000010102, был указан получатель платежа «УФК по г. Москве», имеющий счет N 40101810800000010041. В связи с этим, по мнению суда второй инстанции, к спорным правоотношениям подлежал применению подп. 4 п. 6 ст. 18 Закона N 212 «О страховых взносах», в соответствии с которым обязанность по уплате страховых взносов не признается исполненной в случае неправильного указания плательщиком страховых взносов в поручении на перечисление суммы страховых взносов номера счета Федерального казначейства, кода бюджетной классификации и (или) наименования банка получателя, повлекшего неперечисление данной суммы в бюджет соответствующего государственного внебюджетного фонда на соответствующий счет Федерального казначейства.

При этом суд апелляционной инстанции неправильно истолковал указанную норму материального права, так как в силу этой нормы для того, чтобы признать обязанность по уплате взноса неисполненной, необходимо соблюдение одновременно двух условий:

1) неправильное указание плательщиком страховых взносов в поручении на перечисление суммы страховых взносов номера счета Федерального казначейства, кода бюджетной классификации и (или) наименования банка получателя;

2) повлекшее неперечисление данной суммы в бюджет соответствующего государственного внебюджетного фонда на соответствующий счет Федерального казначейства.

Применительно к рассматриваемому делу второе условие соблюдено не было.

Так, из содержания ответа на судебный запрос ГУ-Отделение ПФР по г. Москве и Московской области следует вывод о том, что «в соответствии с Приказом Минфина РФ от 21 декабря 2011 года N 180н «Об утверждении Указаний о порядке применения бюджетной классификации Российской Федерации» администратором поступлений по кодам бюджетной классификации с кодом главы 392 является Пенсионный фонд РФ». Однако суд второй инстанции не учел, что во всех представленных ответчиком платежных документах код бюджетной классификации содержит код главы 392, таким образом, ГУ-Отделение ПФР по г. Москве и Московской области признало, что администратором поступлений ответчика является Пенсионный фонд РФ.

Также из содержания ответа на судебный запрос ГУ-Отделение ПФР по г. Москве и Московской области следует вывод: «В бюджет Отделения поступления зачисляются как Управлением Федерального казначейства по г. Москве, так и Управлением Федерального казначейства по Московской области». Между тем суд второй инстанции не учел, что поступления ответчика (с указанием правильного КБК) в любом случае попали в бюджет ГУ-Отделение ПФР по г. Москве и Московской области, обслуживающего территорию двух субъектов РФ: Москву и Московскую область.

Кроме того, из содержания ответа на судебный запрос ГУ-Отделения ПФР по г. Москве и Московской области следует вывод о том, что «денежные средства по платежным поручениям… поступили на счет 40101810800000010041 УФК по г. Москве по кодам бюджетной классификации в соответствии с данными поля 104 платежных поручений». Однако суд второй инстанции не учел, что во всех представленных ответчиком платежных документах в поле 104 указан код бюджетной классификации с кодом главы 392, таким образом, ГУ-Отделение ПФР по г. Москве и Московской области признало, что поступления ответчика попали в Пенсионный фонд РФ.

Ответчик просил суд учесть, что в поле всех платежных документов «получатель платежа» содержится указание на то, что денежные средства предназначаются «для ГУ-Отделения ПФР по г. Москве и Московской области», которое является единым получателем взносов по двум субъектам: Москве и Московской области. Необходимость указания в поле 61 и 103 платежного поручения ИНН и КПП именно получателя платежа прямо предусмотрена Приказом Минфина России от 24.11.2004 N 106н «Об утверждении Правил указания информации в полях расчетных документов на перечисление налогов, сборов и иных платежей в бюджетную систему РФ».

Президиум Мосгорсуда отметил, что указанные в соответствующих полях платежных документов ответчика ИНН и КПП получателя платежа, а именно: ИНН 7703363868 и КПП 770301001, являются реквизитами ГУ-Отделения ПФР по г. Москве и Московской области, а не УФК по г. Москве или УФК по Московской области, что подтверждается находящимися в общем доступе сведениями, размещенными на официальном сайте Федеральной налоговой службы России. Банк, его идентификационный код (БИК) и код бюджетной классификации (КБК) указаны адвокатом верно, что не оспаривается истцом.

ГУ-Отделение ПФР по г. Москве и Московской области в своем ответе на судебный запрос подтвердило, что возврат денежных средств по указанным платежным поручениям адвокатскому образованию не производился.

С учетом изложенного президиум Мосгорсуда применил к отношениям сторон п. п. 1 и 2 ст. 40 БК РФ, в соответствии с которым доходы от федеральных налогов и сборов, региональных и местных налогов, страховых взносов на обязательное социальное страхование, иных обязательных платежей, других поступлений, являющихся источниками формирования доходов бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, зачисляются на счета органов Федерального казначейства для их распределения этими органами в соответствии с нормативами, установленными НК РФ, законом (решением) о бюджете и иными законами субъектов РФ и муниципальными правовыми актами, принятыми в соответствии с положениями НК РФ, между федеральным бюджетом, бюджетами субъектов РФ, местными бюджетами, а также бюджетами государственных внебюджетных фондов в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Денежные средства считаются поступившими в доходы соответствующего бюджета бюджетной системы Российской Федерации с момента их зачисления на единый счет этого бюджета.

Положения вышеуказанных норм сводятся к тому, что для установления факта неисполнения обязанности по уплате страховых взносов следует установить, поступили или нет денежные средства на счет соответствующего органа Пенсионного фонда РФ.

Более того, в силу п. 2 ст. 160.1 БК РФ администратор доходов бюджета обладает в том числе полномочиями по принятию решения о зачете (уточнении) платежей в бюджеты бюджетной системы Российской Федерации, о чем направляет уведомление в орган Федерального казначейства.

Для тех, кого изложенный сюжет может заинтересовать: в Президиуме Мособлсуда производство N 44Г-152/2013.

——————————————————————

Название документа