Неосновательное обогащение при пользовании земельным участком

(Айзенберг А.)

(«Жилищное право», 2014, N 5)

Текст документа

НЕОСНОВАТЕЛЬНОЕ ОБОГАЩЕНИЕ ПРИ ПОЛЬЗОВАНИИ

ЗЕМЕЛЬНЫМ УЧАСТКОМ

А. АЙЗЕНБЕРГ

Айзенберг Александр, начальник юротдела ЗАО «Станкотехимпорт».

Учитывая частоту спорадических взрывов как в законодательстве, так и в правоприменении, вопрос неосновательного обогащения при пользовании земельным участком (тем более!) имеет богатейшую историю — чуть ли не со времен князя Игоря и древлян — и чрезвычайно нервную и интенсивную судебную практику в настоящее время. Более того, проблема будет оставаться актуальной в первую очередь благодаря экономическим преобразованиям, повлекшим соответствующую правовую реакцию. Насколько сбалансировано это соотношение, мы рассмотрим ниже.

Президиум Высшего Арбитражного Суда вынес по делу N А41-44318/12 Постановление от 17.12.2013 N 12790/13. В этом деле было заявлено требование о взыскании суммы неосновательного обогащения за пользование земельным участком и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Указанное происходило следующим образом, по мнению органа местного самоуправления.

Некое партнерство, не обладая на оговариваемый земельный участок правом собственности, а также не являясь его арендатором, использовало данный участок. При этом не вносилось никакой платы за указанное пользование.

Требования истца удовлетворены частично. Установлено, что истец надлежащий и что плата за фактическое пользование земельным участком партнерством должна быть взыскана как неосновательное обогащение, которое произошло, потому что партнерство не выполнило обязанность по надлежащему оформлению данного земельного участка как объекта собственности или аренды.

Это — тезисное изложение. Теперь постараемся рассмотреть все более подробно.

Итак, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ рассматривал заявление администрации муниципального образования соответствующего района Московской области о пересмотре в порядке надзора Постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 16.07.2013 по делу N А41-44318/12. В качестве ответчика выступило партнерство с ограниченной ответственностью.

После доклада судьи и объяснений представителей сторон Президиум установил:

истец (далее — администрация или истец) обратился с иском к ответчику (далее — партнерство или ответчик), зарегистрированному по законодательству Англии и Уэльса, в Арбитражный суд Московской области о взыскании некой суммы неосновательного обогащения за пользование земельным участком под зданиями производственного назначения, принадлежащими ответчику на праве собственности, а также суммы в размере процентов за пользование чужими денежными средствами.

Арбитражный суд Московской области вынес решение 21.01.2013, в котором было отказано истцу в удовлетворении иска.

Дело пошло по инстанциям. И, соответственно, уже Десятый арбитражный апелляционный суд 25.04.2013 отменил решение от 21.01.2013 своим Постановлением. С ответчика здесь взыскивалась сумма (не такая, как хотелось истцу, но ее большая часть) неосновательного обогащения, а также сумма процентов за пользование чужими денежными средствами (опять же не вся, но ее большая часть).

Понятное дело, что колесо правосудия продолжило свой бег. Во всяком случае, новое действующее лицо, в свою очередь, внесло свой вклад в уже известную нам фабулу.

Федеральный арбитражный суд Московской области 16.07.2013 вынес Постановление, в котором отменил Постановление от 25.04.2013, а вот решение от 21.01.2013 оставил без изменения. Дело дошло уже до Высшего Арбитражного Суда РФ, куда истец направил свое заявление о пересмотре в порядке надзора Постановления суда кассационной инстанции, в котором просил это Постановление отменить, поскольку в нем допущено нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм материального права. Постановление же суда апелляционной инстанции истец просил оставить без изменений, очевидно полагая, что расчеты суда более верные, чем его собственные.

Ответчик, в свою очередь, в отзыве просил оставить без изменения оспариваемый истцом судебный документ. Тут корректировок цифр ни в какую сторону не имеется. Проверив обоснованность доводов, содержащихся в заявлении и отзыве, представленных сторонами по делу, а также в выступлениях представителей сторон, Президиум склонился к мнению, что заявление истца подлежит удовлетворению по таким основаниям.

Ответчик установлен как собственник двух производственных зданий, которые ранее принадлежали соответствующему производственному объединению; далее, при приватизации в 1992 году, вошли в уставный капитал созданного при этом акционерного общества открытого типа (далее — АО).

Итак, в соответствии со свидетельством N 156 от 27.01.1993 АО получило в постоянное (бессрочное) пользование земельный участок установленных указанным документом размеров. Участок был поставлен на кадастровый учет как ранее учтенный без определения границ с присвоением ему кадастрового номера. Так случилось, что АО в 2003 году было признано банкротом и в 2004 году исключено из Единого государственного реестра юридических лиц в связи с ликвидацией.

Ответчик купил указанные производственные здания по договору купли-продажи недвижимого имущества, в наличии имеются свидетельства о государственной регистрации.

Права на земельный участок ответчик не оформлял, но после обращения истца в арбитражный суд с данным иском самостоятельно насчитал и заплатил земельный налог за период с 2009 по 2012 год с площади земельного участка, занятого его зданиями, на соответствующую сумму. При этом в государственном кадастре недвижимости обладателем права постоянного (бессрочного) пользования все еще числится то давно почившее в бозе (в 1992 г., между прочим) славное ПО.

Суд первой инстанции, отказывая в иске, руководствовался статьями 269 и 522 Гражданского кодекса РФ, статьей 41 Земельного кодекса РФ и пунктом 13 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24.03.2005 N 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства» (далее — Постановление N 11). Исходя из перечисленных норм права, суд первой инстанции решил, что ответчик является землевладельцем и землепользователем, осуществляющим права собственника, поскольку при приобретении зданий к нему перешло право постоянного (бессрочного) пользования частью земельного участка, занятой этими зданиями и необходимой для их использования. Таким образом, данный суд решил, что права требовать взыскания с ответчика неосновательного обогащения в размере арендной платы истец не имеет; факт же уплаты земельного налога правового значения не имеет.

Руководствуясь этими же нормами и разъяснениями (что заставляет сделать выводы), а также статьями 131, 1102, 1107 Гражданского кодекса РФ, статьями 35, 36, 65 Земельного кодекса РФ, статьей 288 Налогового кодекса РФ, Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23.07.2009 N 54 «О некоторых вопросах, возникших у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием земельного налога» (далее — Постановление N 54) и опираясь на Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.11.2011 N 8251/11, суд апелляционной инстанции частично удовлетворил иск, придя к противоположным выводам. Этот суд указал, что земельный налог взимается с зарегистрированных обладателей вещных прав. У ответчика зарегистрированного вещного права на землю не имеется; право постоянного (бессрочного) пользования по закону он иметь не может. Соответственно, ответчик по своему выбору должен был или выкупить земельный участок, или взять его в аренду, что не было сделано. Пользование землей — платное, а значит, истец правильно обозначает неосновательное обогащение за фактическое пользование землей, на которой находятся здания ответчика.

В свою очередь, отменяя Постановление суда апелляционной инстанции и оставляя без изменения решение суда первой инстанции, суд кассационной инстанции пришел к мнению, что право постоянного (бессрочного) пользования частью земельного участка перешло к ответчику, плательщиком земельного налога он не является, но поскольку он уплатил земельный налог за пользование данной землей, неосновательного обогащения не произошло, а соответственно, нет и повода для подобного взыскания. Эта позиция и изложена в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23.03.2010 N 11401/09. При этом данный Суд не согласился с ответчиком в том, что у истца не имелось даже права на обращение с иском о взыскании неосновательного обогащения, но в то же время все же пришел к выводу, что отсутствуют доказательства принадлежности указанного земельного участка к неразграниченной государственной собственности.

С точки зрения Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, рассматривавшего данное дело в порядке надзора, суды первой и кассационной инстанций не придали должного значения нижеуказанному.

В пункте 10 статьи 3 Федерального закона от 25.10.2001 N 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса РФ» (далее — Закон N 137-ФЗ) указано, что отсутствие государственной регистрации права собственности на земельные участки, государственная собственность на которые не разграничена, не является препятствием для распоряжения такими участками. Приходим к общему правилу: если иное не предусмотрено законом, распоряжение такими участками осуществляется органами местного самоуправления, в частности — муниципальных районов.

В интересующий суд отрезок времени вопросы разграничения государственной собственности на землю рассматривались с 20.12.2001 по 01.07.2006 Федеральным законом от 17.07.2001 N 101-ФЗ «О разграничении государственной собственности на землю» (далее — Закон N 101-ФЗ), а с 01.07.2006 по сей день — статьей 3.1 Закона N 137-ФЗ.

Исходя из статьи 2 Закона N 101-ФЗ собственность на землю возникала с даты регистрации этого права. В статьях 3 — 5 Закона N 101-ФЗ оговаривались основания внесения земельного участка в перечни разграничиваемых для соответствующих субъектов.

Те земельные участки, которые ранее находились в государственной собственности, расположенные под приватизированной недвижимостью, теперь подлежали разграничению. При этом нужно было учитывать, в чьей публичной собственности до приватизации находилась эта недвижимость.

После вступления в силу Закона N 137-ФЗ его статья 3.1 изменила критерии разграничения государственной собственности и порядок ее разграничения.

Понятно, что отмененные нормы перестали действовать. Теперь земельные участки являются разграниченными и находятся в той публичной собственности, в которой они оказались по закону (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19.07.2011 N 2178/11). Однако те земельные участки, которые были занесены в указанные ранее перечни по актам Правительства РФ, выпущенным до 01.07.2006, проходят государственную регистрацию в соответствии с такими актами.

Приходится констатировать, что критерием разграничения принадлежность недвижимости, расположенной на земельном участке, до ее приватизации к оговоренному уровню публичной собственности не является. Из этого следует, что если земельный участок не прошел через вышеупомянутую процедуру до вступления в силу Закона N 137-ФЗ, то право распоряжения такой неразграниченной государственной собственностью оказалось у органов местного самоуправления муниципальных районов (в данном случае) согласно статьям 3, 3.1 Закона N 137-ФЗ. Соответственно, такие земельные участки находятся в федеральной собственности (статья 17 Земельного кодекса РФ).

Очевидно, что и до 2007 года по данному земельному участку разграничение произведено не было. Таким образом, вне зависимости от того, чьей была эта недвижимость до приватизации, у рассматриваемого земельного участка государственная собственность не разграничена.

И тогда, учитывая пункт 10 статьи 3 Закона N 137-ФЗ, право распоряжения земельным участком, государственная собственность которого не разграничена, находится у администрации.

Теперь можно вернуться к ЗК РФ, пункту 1 статьи 65, где говорится, что пользование землей в РФ платное. Формы платы: земельный налог и арендная плата.

И тут Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ считает необходимым обратить внимание на следующее. С момента государственной регистрации права собственности ответчика на данную недвижимость к ответчику в соответствии с пунктом 1 статьи 35 ЗК и пунктом 1 статьи 552 Гражданского кодекса РФ перешло право правопредшественника на постоянное (бессрочное) пользование земельным участком, занятым этой недвижимостью (Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23.03.2010 N 11401/09, от 11.05.2010 N 82/09, от 21.05.2013 N 16448/12 — на это действительно стоит обратить внимание). Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ считает, что статья 20 Земельного кодекса не относит партнерство к тем лицам, которым на основе такого вещного права могут выделяться такие земельные участки. Поэтому ответчик и должен был заключать по выбору договор аренды или купли-продажи на искомый земельный участок, о чем растолковывается в пункте 13 Постановления N 11.

А партнерство-ответчик, как известно, ни приобретателем (покупателем), ни арендатором того самого земельного участка быть не может. Имеет смысл вспомнить, что плательщиками земельного налога могут быть лица, имеющие право постоянного (бессрочного) пользования, которое либо зарегистрировано, либо возникло до появления необходимости, установленной государством, государственной регистрации вещных прав, либо приобретено в порядке универсального правопреемства, что указано в Постановлении N 54.

Президиум считает, что «имеющееся у партнерства право постоянного (бессрочного) пользования не было зарегистрировано, не является ранее возникшим и приобретено не в порядке универсального правопреемства». А далее приходит к изумительному выводу, который также необходимо процитировать: «Поэтому партнерство не может уплачивать добровольно и с него нельзя взыскать принудительно ни земельный налог, ни арендную плату». (Понятно, что комментировать есть смысл и, возможно, даже необходимость, но это все далее, далее…)

И здесь — ожидаемо уже — плавный относительно переход к «неосновательному обогащению». И действительно, пользуясь таким методом, достаточно убедительно будет выглядеть взыскание с ответчика — фактического пользователя земельного участка неосновательно сбереженных им денежных средств (можно сослаться на ст. 1102 ГК РФ и ст. 35, 36, 65 ЗК РФ, также на Постановления Президиума ВАС РФ от 29.06.2010 N 241/10 и от 15.11.2011 N 8251/11).

Понятно, что при наличии неосновательного обогащения возникают и проценты за пользование чужими денежными средствами (п. 2 ст. 1107 ГК РФ).

Как ранее доказывалось, право требования сумм неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами принадлежит органам, которые обладают правом распоряжения такой землей по закону. В данном случае это и есть истец (администрация).

Пришло время суда кассационной инстанции. Его мнение, что то, что ответчик заплатил в качестве земельного налога в бюджет, освобождает его от выплат за неосновательное обогащение, является неверным. И его ссылка на Постановление Президиума ВАС РФ от 23.03.2010 N 11401/09 — тоже. В том деле были другие обстоятельства. И, конечно, они были. А в этом деле таких обстоятельств не было. Ясное дело, что не было. А сумма так называемого уплаченного земельного налога намного меньше суммы неосновательного обогащения.

Очень эффектна и справедлива налоговая новелла, в которой однозначно выяснено, что каждое лицо обязано платить законные налоги и сборы (пункт 1 статьи 3 Налогового кодекса РФ). Также установлено, что земельный налог является местным налогом и полностью зачисляется в бюджет соответствующих поселений (статья 15 НК, статья 61 Бюджетного кодекса РФ). Действительно, для правильности уплаты налога нужно установить все необходимые элементы налогообложения (статья 17 Налогового кодекса РФ).

Конечно, ответчик не является плательщиком земельного налога, объект налогообложения не установлен (произвольно выбранная часть земельного участка), не имеется налоговой базы. Между тем статья 78 Налогового кодекса РФ устанавливает правила возврата излишне уплаченных денежных средств. Поэтому сумма, выплаченная ответчиком в бюджет, не отменяет неосновательное обогащение. И ответчик может потребовать возврата уплаченной им суммы.

По мнению Президиума, законом исключается возможность землепользователю по собственному усмотрению устанавливать, что он будет платить (земельный налог, арендную плату), или осуществлять неосновательное обогащение, а также самостоятельно определять размер платы и кому платить. (Подождем… Подождем…)

Достаточно интересно, что администрация просила взыскать с ответчика неосновательное обогащение в размере, равном арендной плате, и только за расположенную под его зданиями землю, хотя, скорее всего, в потенциальном договоре аренды речь бы шла и о прилегающей территории.

Еще более любопытным представляется то обстоятельство, что был период выкупа по льготной цене земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, коммерческими структурами, являющимися собственниками находящихся на такой земле зданий, ранее отчужденных из государственной собственности. И этот период закончился 01.07.2012 (статьи 1, 2, пункт 2 статьи 3 Закона N 137-ФЗ).

Исходя из изложенного выше делается вывод: в деле надлежащий истец; неосновательное обогащение за пользование земельным участком без оплаты подлежит взысканию.

Соответственно, оспариваемое Постановление суда кассационной инстанции нарушает единообразие в применении норм материального права и исходя из пункта 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса РФ подлежит отмене.

Вступившие же в силу акты арбитражных судов по схожим делам, в истолковании расходящиеся с настоящим толкованием, могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

В итоге Президиум Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 16.07.2013 по делу N А41-44318/12 отменил.

Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 25.04.2013 по названному делу оставлено без изменений.

Roma locuta, causa finita.

Постараемся теперь вкратце обратить внимание на отдельные неиспользованные возможности сторонами и другие обстоятельства.

Собственно, описанного спора, да еще на таком уровне, вполне могло бы и не быть. Во всяком случае, с точки зрения оглашенных в судах спорных сумм, ведь они невелики… Медиация была бы более уместной. К тому же мы видим, что стороны делали небольшие шаги в этом направлении, что и отметил Президиум, указывая на то, что истец убрал из своих требований по границам земельного участка даже прилегающую территорию. Очевидно, что истец мог бы требовать и возмещения убытков. Есть подозрение, что не сказала своего последнего слова и налоговая, но теперь у нее точно добавится уверенности в исходе процесса; возрождается также возможность применения штрафов, которая здесь прозрачно просматривается.

Правда, стоит ли так обрушиваться на кормильца региона, который тоже в виде реверанса перечислил не совсем обязательную сумму земельного налога? Точно не стоило ответчику пропускать льготный период выкупа земли. Конечно, хотелось дешевле, но земля, да еще в таком регионе, — это было бы надежнее. В любом случае, недооформление все же имело место — хотя бы взять то, что земля числится в кадастре все еще за ПО. С другой стороны, если быть уверенным, что ты и так хозяин…

И вот возникает устойчивое фантастическое ощущение, что стороны здесь не истец и ответчик, а суды различной компетенции. Но ведь из одних и тех же норм противоположные выводы делали сами суды. Как это? Нет же сомнений в компетентности. О предвзятости мы вообще не говорим. Возникает мысль, а должна ли любая из сторон нести издержки в споре настолько небесспорном?

Откровенно говоря, и сам Президиум приводил такие аргументы в пользу ответчика, что думалось невольно — а о чем спор? (В частности, там, где указывалось о переходе права правопредшественника.)

Однако позиция Президиума в налоговой части вызывает некоторое недоумение: хочу, например, заплатить некий налог — хочу и заплачу. Почему же нет? Почему нужно гневно отказываться от денег, направленных государству? Ну пусть пересчитают, сверятся — и вернут или, наоборот, скажут, что надо добавить. Зачем суд? Зачем усложнение, удорожание и сомнения? (Кстати, насчет «нельзя взыскать» — юристы налоговой вполне имеют шанс и поспорить.)

Заметим, что буриданову ослу было проще, а тут: земельный налог, арендная плата и еще неосновательное обогащение. А все же право выбора было у ответчика, и он-таки выбрал, а по мнению Президиума, это было исключено законом. Хорошо ли выбрал?

И все же удручает подобное высококвалифицированное, но многозначное прочтение закона (счет то ли 2:2, то ли 3:2; главное — последнее слово, да). А вообще, можно еще поспорить по вновь открывшимся обстоятельствам. В умелых руках… Теория… Практика…

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *