Государственное регулирование института несостоятельности и его роль в судьбе хозяйствующего субъекта — государственного предприятия

(Короткова О. И.) («Законодательство и экономика», 2014, N 4) Текст документа

ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНСТИТУТА НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ И ЕГО РОЛЬ В СУДЬБЕ ХОЗЯЙСТВУЮЩЕГО СУБЪЕКТА — ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРЕДПРИЯТИЯ

О. И. КОРОТКОВА

Короткова Оксана Ивановна, доцент кафедры гражданского права и гражданского процесса юридического факультета Орловского государственного университета, судья Советского районного суда г. Орла, кандидат юридических наук.

Любое развитое государство уделяет серьезное внимание государственному регулированию и контролю по устранению причин неплатежеспособности государственных предприятий. В связи с тем что одной из важнейших задач законодательства о банкротстве является восстановление финансовой устойчивости, платежеспособности предприятий, необходимо проведение анализа института несостоятельности, критериев и признаков неплатежеспособности. Этим вопросам посвящена статья О. И. Коротковой.

Ключевые слова: предприятие, банкротство, неплатежеспособность, несостоятельность.

Банкротство крупных производителей или массовые банкротства мелких организаций влекут ухудшение социальной обстановки в регионе и отрасли в целом и не могут оставаться без внимания государства. Кризисное экономическое положение отдельных предприятий в условиях рынка естественно: не все оказываются способными выдержать конкуренцию. Повышенное внимание государственных институтов к деятельности промышленных организаций является мировой тенденцией и в связи с этим институт несостоятельности хозяйствующих субъектов рассматривается как индикатор уровня организации соответствующей национальной экономики. Экономические результаты применения законодательства о несостоятельности (банкротстве) по-прежнему подтверждают актуальность вопросов фиктивного и преднамеренного банкротства должника — юридического лица. Поэтому институт несостоятельности имеет большое значение для нормального функционирования рыночной экономики. Все существующие на протяжении многих десятилетий в различных законодательствах подходы к определению несостоятельности должника можно свести к двум вариантам: в основе признания должника банкротом предусматривается либо принцип его неплатежеспособности (исходя из анализа встречных денежных потоков), либо принцип неоплатности (исходя из соотношения активов и пассивов по балансу должника). Следует отметить, что для российского права характерен подход с точки зрения критерия неоплатности. Так, Устав о несостоятельности 1832 г. давал следующее определение банкротства: «Торговой несостоятельностью признается, когда кто-то по торговле придет в такое положение дел, что не только не имеет наличных денег на удовлетворение долгов, но и есть признаки, по которым можно заключить, что всего имущества его для полного их удовлетворения будет недостаточно». Таким образом, для признания купца банкротом необходимо было подсчитать стоимость всего принадлежащего ему имущества (включая права требования, имущество, находящееся у третьих лиц, возможные поступления) и сравнить со стоимостью долгов. Все это крайне затрудняло и затягивало процедуру признания банкротства <1>. ——————————— <1> Телюкина М. В. Конкурсное право. Теория и практика несостоятельности (банкротства). М., 2002. С. 104, 105.

В конце XIX — начале XX в. в науке велась дискуссия о сущности критерия неоплатности и целесообразности его применения. В литературе высказывали свои мнения такие ученые, как Г. Ф. Шершеневич, Д. В. Туткевич, В. Садовский, А. А. Маттель, Н. А. Тур. Так, Д. В. Туткевич считал, что «торговец состоятелен, пока он пользуется кредитом, а кредитом он пользуется, пока исправно платит долги, следовательно, только при неплатеже долгов может речь идти о несостоятельности» <2>. Это мнение отталкивается от идей нецелесообразности принятия неоплатности, так как в принципе для участия в гражданском обороте неважно, каково соотношение между активами и пассивами, главное — чтобы хозяйствующий субъект выполнял свои обязательства. ——————————— <2> Шершеневич Г. Ф. Конкурсный процесс (Серия «Классика российской цивилистики»). М.: Статут, 2000. С. 105.

Поскольку действовавший Устав о несостоятельности принимал критерий неоплатности, многие ученые обосновывали мысль о необходимости реформы конкурсного права, одним из основных положений которой был переход к критерию неплатежеспособности. В конце 80-х годов XIX в. Н. А. Туром был составлен проект нового Устава о банкротстве, который не был принят. По мнению Г. Ф. Шершеневича, неоплатность и неплатежеспособность не являются противоположными элементами, а тесно между собой взаимосвязаны. Неплатежеспособность — внешняя сторона неоплатности, т. е. неоплатность имеет две стороны: внутреннюю (превышение пассивов над активами) и внешнюю (прекращение (приостановление) выплат кредиторам). Следовательно, используя критерий неплатежеспособности, мы имеет дело с той же неоплатностью, обнаруженной во внешней, яркой ее форме. В работе Г. Ф. Шершеневича, переизданной в 2000 г., которая называется «Конкурсный процесс», сказано следующее: «Для наличности несостоятельности, открывающей конкурсный процесс, можно признать одно из двух начал: недостаточность имущества, т. е. установленное превышение актива над пассивом, или платежную неспособность, т. е. предполагаемое превышение актива над пассивом. В первом случае мы имеем дело с несомненной невозможностью удовлетворить полностью каждого кредитора, во втором — с неисправностью в исполнении обязательств, внушающей вероятность невозможности удовлетворить полностью всех кредиторов. В первом случае перед нами установленный факт, в другом случае — предположение» <3>. ——————————— <3> Шершеневич Г. Ф. Указ. соч. С. 88.

Г. Ф. Шершеневич указывал: «С первого взгляда момент недостаточности имущества представляется более целесообразным, потому что установление особого порядка распределения имущества между кредиторами вызывается невозможностью полного удовлетворения каждого из них в отдельности. Но недостаточность имущества как основание конкурсного производства не соответствует условиям экономического оборота» <4>. ——————————— <4> Там же. С. 89.

Удостоверение недостаточности имущества требует осуществить оценку его актива и проверку его пассива, что является крайне затруднительным на практике ввиду того, что при разбросанности имущества сложно собрать сведения о его существовании, а тем более о его ценности. С другой стороны, проверка пассива должника затрудняется невозможностью без содействия самих кредиторов определить величину долгов, лежащих на имуществе, особенно в больших торговых предприятиях. Так, Г. Ф. Шершеневич отдавал предпочтение системе банкротства, ставившей в основание несостоятельности не недостаточность имущества, а неспособность должника к платежам. При этом под неплатежеспособностью предлагалось понимать положение должника, при котором он оказывается не в состоянии удовлетворить предъявленные к нему законные требования со стороны кредиторов. Такое состояние гораздо легче обнаруживается, нежели недостаточность имущества, которая скрывается во внутренних отношениях должника, тогда как неспособность должника к платежу выступает во внешних отношениях и легко определяется его кредиторами. Необходимо заметить: зарубежные законодательства той поры (конец XIX в.) уже четко определились по вопросу о критериях несостоятельности: основанием торговой несостоятельности признавалась платежная неспособность должника. Главное различие между законодательствами, признававшими платежную неспособность в качестве основания торговой несостоятельности, состояло лишь в том, что некоторые из них подробно перечисляли внешние признаки неплатежеспособности (например, английское законодательство), тогда как другие предоставляли решение вопроса о неплатежеспособности должника всецело на усмотрение суда. К сторонникам реформы российского законодательства о несостоятельности (банкротстве), имевшей место в 1997 — 1998 гг., можно отнести В. В. Витрянского. Его позицию по данному вопросу можно проследить в выступлении на российско-британском семинаре по вопросам банкротства. «Признаки банкротства, которыми оперировал ранее действовавший Закон 1992 года, не отвечали современным представлениям об имущественном обороте и требованиям, предъявляемым к его участникам. Мало того что должник длительный срок (свыше трех месяцев) не платил по долгам, что он в принципе был неспособен заплатить, — чтобы признать его банкротом, суд должен был проверить состав и стоимость его имущества, оценить структуру его баланса с точки зрения степени ликвидности его активов. И только в том случае, когда кредиторская задолженность превышала балансовую стоимость всех активов, такой должник мог быть признан банкротом. Такой подход допускал, что участниками имущественного оборота могут являться лица (организации и предприниматели), которые неспособны оплачивать получаемые ими товары, работы и услуги и в силу этого делали неплатежеспособными своих контрагентов по договорам. Работал «принцип домино», что, конечно же, стимулировало кризис неплатежей, господствующий над российской экономикой. С другой стороны, создавались условия, когда более-менее юридически грамотные руководители коммерческих организаций, не опасаясь банкротства, могли длительное время, не расплачиваясь по обязательствам, использовать предназначенные для этих целей денежные суммы в качестве собственных оборотных средств, лишь бы общая сумма кредиторской задолженности не превысила стоимость активов этой организации. Очевидно, что действовавшие легальные признаки банкротства защищали недобросовестных должников и тем самым разрушали принципы имущественного оборота» <5>. ——————————— <5> Витрянский В. В. Понятие, признаки и критерии несостоятельности (банкротства): Материалы российско-британского семинара по вопросам банкротства // Вестник ВАС РФ. 2001. Приложение к N 3. С. 50.

К сторонникам критерия неплатежеспособности можно отнести М. В. Телюкину, которая обращает внимание на крайне неудачную формулировку нормы «Несостоятельность — это неспособность должника удовлетворять требования кредиторов по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, в связи с превышением обязательств должника над его имуществом». В качестве аргументов она приводит следующее: «Во-первых, очевидно, что требования по уплате обязательных платежей не могут «включаться» в требования по оплате товаров (работ, услуг), так как речь идет о совершенно разных требованиях — по исполнению публично-правовых обязанностей и частноправовых обязательств. Во-вторых, использование в данном контексте термина «обеспечить», имеющего в гражданском праве самостоятельное значение, является нецелесообразным. В-третьих, под данную формулировку не подпадают многие требования, не связанные с оплатой товаров (работ, услуг)» <6>. ——————————— <6> Телюкина М. В. Указ. соч. С. 108.

По мнению А. Ерофеева, «введение критерия финансовых потоков, а не балансового теста является одним из важных достижений» <7>. ——————————— <7> Ерофеев А. Критерии банкротства: мораторий и другие последствия начала процедур. Материалы Российско-британского семинара по вопросам банкротства // Вестник ВАС РФ. 2001. Приложение к N 3. С. 55.

Можно выделить как положительные, так и отрицательные последствия критерии неплатежеспособности. Так, положительным последствием является, во-первых, то, что в соответствии с ним пресечь деятельность неплатежеспособного должника очень просто, поскольку при этом не надо осуществлять сложные подсчеты и сравнения стоимости имущества и обязательств; во-вторых, дисциплинирующий фактор (исполнять обязательства может побудить угроза банкротства). Все это способствует защите интересов кредиторов, так как повышает вероятность удовлетворения требований в рамках конкурсного процесса. Отрицательными последствиями этого критерия являются, во-первых, вероятность возбуждения конкурсного процесса против вполне состоятельных должников (что ведет к лишним потерям времени и средств как у должника, так и у кредиторов); во-вторых, возможность злоупотреблений со стороны кредиторов, желающих навредить должнику (поскольку сам факт возбуждения конкурсного процесса может весьма отрицательно сказаться на имидже должника и стоимости его имущества); в-третьих, может сложиться ситуация, когда должник может усугубить положение свое и кредиторов тем, что в целях получения средств идет на рискованные операции, берет кредиты под значительные проценты, т. е. любым способом пытается оплатить предъявляемые требования, не думая о последствиях. При этом в более выгодном положении окажутся более активные либо более осведомленные кредиторы, что несправедливо по отношению к остальным. Положительные последствия неоплатности состоят в следующем: признавая должника банкротом, с высокой степенью вероятности можно сказать, что он действительно не способен участвовать в гражданско-правовых отношениях, поскольку его баланс находится в неудовлетворительном состоянии. Отрицательные последствия критерия неоплатности более объемны и значительны. Во-первых, его принятие означает необходимость сложных бухгалтерских подсчетов и возложение на суд не свойственных ему функций анализа финансовых документов. Во-вторых, должник, имеющий значительные долги и превышающую их стоимость имущества, может не расплачиваться по долгам, не опасаясь признания его банкротом. Анализируя негативные моменты критерия неоплатности, А. Ерофеев приходит к выводам, в соответствии с которыми «в случае применения балансового критерия несостоятельности неминуемо возникает задержка между подачей заявления и началом процедур несостоятельности, что ведет к неопределенности, возможному захвату активов кредиторами и, скорее всего, к дальнейшему ухудшению финансового состояния должника»; применение балансового критерия вследствие отсутствия у кредиторов необходимой информации затрудняет их доступ к процедурам банкротства; балансовая стоимость активов часто не отражает реальной ситуации — «явные банкроты могут казаться платежеспособными, если смотреть только на их баланс. Это особенно справедливо в России в силу недостатков стандартов финансовой отчетности, в частности, таких как отсутствие во многих случаях переоценки активов либо переоценки основных средств по установленным коэффициентам безотносительно к рыночной стоимости» <8>. Кроме того, критерий неоплатности в принципе применим не во всех ситуациях. Так, сложно говорить о его применении к субъектам, у которых в силу самой специфики деятельности пассивы превышают активы. Об этом очень хорошо сказал в начале XX в. А. Н. Трайнин: «Спора нет, было бы значительно прочнее и лучше, если бы все предприятия владели бы собственным капиталом. Но ради неосуществимого лучшего нельзя жертвовать настоящим; невозможно разрушить функционирующие предприятия на основании того лишь, что пассив превышает актив» <9>. ——————————— <8> Ерофеев А. Указ. соч. С. 54. <9> Трайнин А. Н. Несостоятельность и банкротство. СПб., 1913. С. 13.

В литературе высказываются мнения о необходимости изменения признаков, в частности, об увеличении срока, минимального размера задолженности. И это обосновывается тем, что в настоящее время большинство крупных предприятий подпадает под действующую систему признаков банкротства, что является нелогичным. В. В. Витрянский отмечает: установление величины долга и срока его неуплаты имело целью упорядочить рынок, повысить уровень договорной дисциплины. Однако данным целям не суждено было реализоваться, так как это зависит от уровня имущественного оборота, а в условиях специфичного российского рынка неисполнение должником своего обязательства в течение трех месяцев не воспринимается как нечто недопустимое, свидетельствующее о несостоятельности должника. Напротив, такое явление считается обычным — «таковы условия отечественного рынка, таков уровень правосознания предпринимателей»; поэтому «оптимальными внешними признаками несостоятельности, по-видимому, могли бы служить шестимесячная просрочка исполнения денежного обязательства или обязанности по уплате налогов и иных обязательных платежей, а также их сумма, составляющая тысячекратную величину установленного законом минимального размера оплаты труда» <10>. ——————————— <10> Витрянский В. В. Пути совершенствования законодательства о банкротстве // Вестник ВАС РФ. 2001. N 3. С. 93.

Использование принципа неплатежеспособности более разумно в условиях российской экономики. Главным утверждением сторонников критерия неоплатности является то, что принцип неплатежеспособности способствует различным злоупотреблениям и позволяет довести до банкротства практически любое предприятие. Поэтому хочется отметить такой момент: действительные причины проблемы необоснованных, а также «искусственных» банкротств заключались отнюдь не в либеральных критериях и внешних признаках несостоятельности, а в действовавших тогда законоположениях, допускавших чисто механическое возбуждение дела о банкротстве, за которым следовало обязательное введение первой процедуры банкротства — наблюдения по непроверенному (с точки зрения законности и обоснованности) заявлению кредитора. В последнее десятилетие в нашей стране активно развивается гражданское законодательство. Принимается множество законов, регулирующих различные сферы общественной жизни. Совершенствуется и институт несостоятельности. Однако результат всех преобразований в данной области еще далек от идеального. Институт несостоятельности по-прежнему остается самым слабым звеном нашего гражданского законодательства. Безусловно, произошло существенное развитие института банкротства, Закон 2008 г. внес много положительных изменений в регулирование различных аспектов несостоятельности. Но необходимо констатировать следующее: рост количества дел о банкротстве, который наблюдается в последние годы, все-таки не прекратился. Так, соотношение количества организаций, признанных банкротами, и организаций, чья платежеспособность была восстановлена, говорит о крайне низкой эффективности оздоровительных процедур. В связи с тем что одной из задач законодательства о банкротстве является восстановление финансовой устойчивости, платежеспособности предприятий, оказавшихся в сложном положении, но в принципе жизнеспособных, потенциально перспективных, остается выработать механизм применения новых норм, чтобы закон работал. Остается надеяться, что его недостатки, которые не были устранены, арбитражная практика выявит, а законодатель в дальнейшем устранит. Таким образом, государственное воздействие на процесс банкротства должно быть экономически целесообразным и взвешенным, а главное — максимально учитывать интересы кредиторов и должника.

Библиография

1. Витрянский В. В. Понятие, признаки и критерии несостоятельности (банкротства). Материалы Российско-британского семинара по вопросам банкротства // Вестник ВАС РФ. 2001. Приложение к N 3. 2. Витрянский В. В. Пути совершенствования законодательства о банкротстве // Вестник ВАС РФ. 2001. N 3. 3. Ерофеев А. Критерии банкротства: мораторий и другие последствия начала процедур. Материалы Российско-британского семинара по вопросам банкротства // Вестник ВАС РФ. 2001. Приложение к N 3. 4. Телюкина М. В. Конкурсное право. Теория и практика несостоятельности (банкротства). М., 2002. 5. Трайнин А. Н. Несостоятельность и банкротство. СПб., 1913. 6. Шершеневич Г. Ф. Конкурсный процесс (Серия «Классика российской цивилистики»). М.: Статут, 2000.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *