К вопросу о совершенствовании гражданского законодательства о факторинге

(Фролкина Е. Н.)

(«Современное право», 2013, N 10)

Текст документа

К ВОПРОСУ О СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ ГРАЖДАНСКОГО

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ФАКТОРИНГЕ

Е. Н. ФРОЛКИНА

Фролкина Е. Н., кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры предпринимательского права Финансового университета при Правительстве Российской Федерации.

Анализируются понятие, нормативно-правовая основа и планируемые изменения в правовом регулировании договора финансирования под уступку денежного требования (договора факторинга). Рассматриваются правовая природа договора факторинга, особенности правового статуса его сторон, некоторые проблемы в практике исполнения данного договора.

Ключевые слова: факторинг, уступка денежного требования, договор финансирования под уступку денежного требования, фактор, финансовый агент, клиент.

On the problem of improvement of factoring civil legislation

E. N. Frolkina

Frolkina Elizaveta N., Cand. in Law, assoc. prof. of Dept. of Business Law in Financial University under Government of the Russian Federation.

The article discloses the concept, factoring agreement legal basis and planned amendments of the legal regulation of factoring agreement. The author examines legal nature of factoring contract, legal status peculiarities of its contractors and some problems of the contract execution practice.

Key words: factoring, assignment of receivable, agreement on funding with assignment of receivable, factor, finance agent, client.

Факторинг является одним из динамично развивающихся и перспективных видов предпринимательской деятельности в современной России. Согласно официальным данным Ассоциации факторинговых компаний, в 2012 году российский факторинг достиг исторических максимумов по всем измеряемым количественным показателям. Оборот российского факторинга, выражаемый в стоимости уступленных требований, составил 1440 млрд. руб. Наибольшее количество (66,9%) уступаемых по факторингу денежных требований традиционно пришлось на сферу оптовой торговли [7].

С этимологической точки зрения термин «факторинг» происходит от английского factoring, означающего разновидность агентирования. В российском законодательстве легальное определение понятия «факторинг» в настоящее время отсутствует. В юридической литературе факторинг определятся как «разновидность торгово-экономической операции, сочетающейся с кредитованием оборотного капитала клиента, вид финансовых услуг, оказываемых коммерческими банками, их дочерними фактор-компаниями мелким и средним фирмам (клиентам)» [1, с. 783; 20, с. 451].

В экономической науке представлены следующие определения факторинга, которые в целом созвучны юридическому пониманию анализируемого понятия. В частности, факторинг рассматривается как «перепродажа права на взыскание долгов; коммерческие операции по доверенности; услуга, связанная с получением денег за продажу в кредит» [26, с. 1040], «комплекс услуг по финансовому и организационному обеспечению товарного кредита; финансирование под уступку денежного требования» [21, с. 725]. Следовательно, сущность факторинга заключается в получении поставщиком от фактора (финансового агента) денежных средств в обмен на передачу последнему прав требования поставщика к его покупателю (должнику), вытекающих из заключенного договора на поставку продукции (выполнение работ, оказание услуг). Следует согласиться с утверждением, согласно которому «экономическая цель факторинга заключается в «укорачивании» кредитной цепочки» [5, с. 597] вместо предоставления кредита, который должен быть погашен клиентом после реализации его права требования к третьему лицу. Фактор передает клиенту денежные средства и погашает данный кредит путем получения от клиента права денежного требования к третьему лицу.

В России, так же как и в большинстве стран мира, специального закона о факторинге нет. В настоящее время договорное регулирование факторинга осуществляется на основании норм гл. 43 Гражданского кодекса Российской Федерации 1996 года (далее — ГК РФ), посвященных договору финансирования под уступку денежного требования. В этой связи обоснованно возникает вопрос о соотношении терминов «факторинг» и «финансирование под уступку денежного требования». В доктрине указанные термины (так же как «фактор» и «финансовый агент»), как правило, используются с определенными оговорками в качестве равнозначных и взаимозаменяемых, что представляется оправданным и в рамках настоящей статьи.

Помимо положений ГК РФ, регулирование отдельных аспектов финансирования под уступку денежного требования осуществляется Налоговым кодексом Российской Федерации 1998 года (статьи 155, 271, 290, 291), Федеральными законами от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности»; от 07.08.2001 N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» и рядом других правовых актов. Заслуживает отдельного упоминания ч. 1 ст. 26 Федерального закона от 22.11.1995 N 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции». Указанная норма содержит запрет на заключение договора об уступке требования, если указанная сделка совершается в отношении этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции.

По договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование (п. 1 ст. 824 ГК РФ). Законодатель отдельно оговаривает, что денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом. Согласно п. 2 ст. 824 ГК РФ обязательства финансового агента по договору финансирования под уступку денежного требования могут включать ведение для клиента бухгалтерского учета, а также предоставление клиенту иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки.

Вопрос о юридической природе анализируемого договора в литературе относится к числу дискуссионных, и по данному поводу учеными высказываются весьма противоречивые мнения. В частности, Л. Г. Ефимова полагает, что реальный договор финансирования под уступку денежного требования является односторонне обязывающим, а консенсуальный — двусторонне обязывающим [6, с. 242]. Ссылаясь на то обстоятельство, что договор не предусматривает обязанностей финансирующей стороны, Е. Е. Шевченко рассматривает договор финансирования под уступку денежного требования как односторонне обязывающий [24, с. 92].

Наличие в договорном правоотношении, помимо уступки требования, кредитования дополнительных обязательств по финансовому обслуживанию финансовым агентом своего клиента позволяет Е. А. Суханову квалифицировать указанный договор в качестве смешанного [20, с. 925]. Согласно точке зрения Д. А. Медведева, «договор финансирования под уступку денежного требования возник из торгового посредничества и финансовых услуг, потому структура договорных связей в этом случае построена по схеме договора комиссии» [3, с. 509]. Своеобразна точка зрения А. И. Лопатина, согласно которой право требования оправданно рассматривать как имущественный эквивалент, передаваемый финансовому агенту в обмен на денежные средства, и поэтому «определение юридической природы отношений между финансовым агентом и клиентом по передаче права требования как договора купли-продажи наиболее адекватно рассматриваемым отношениям» [22, с. 3].

В ракурсе исследования правовой природы договора финансирования под уступку денежного требования небезынтересна научная позиция Л. Ю. Василевской. По мнению указанного ученого, договор финансирования под уступку денежного требования является самостоятельным гражданско-правовым договором и его необходимо отличать от сходных отношений; однако различие между ними проводить затруднительно из-за того, что договор факторинга является сложным договором, который включает в себя элементы различных договорных конструкций [4, с. 490].

В доктрине отсутствует единое мнение относительно существенных условий договора финансирования под уступку денежного требования, что обусловлено несколько «расплывчатой» позицией законодателя по данному поводу. Так, нередко указывается в качестве существенного условия лишь условие о его предмете [8, с. 556], что с формальной точки зрения представляется обоснованным. К числу существенных условий иногда относят также условие о размере оплаты услуг финансового агента [4, с. 507]. В ряде работ, исследуя различные условия договора, авторы обходят вниманием вопрос о вычленении среди них именно существенных условий [3; 20].

Сторонами договора являются финансовый агент и клиент. Федеральным законом от 09.04.2009 N 56-ФЗ «О внесении изменения в статью 825 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившей силу статьи 10 Федерального закона «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» в ст. 825 ГК РФ было внесено изменение, и сейчас в качестве финансового агента могут выступать любые коммерческие организации. Законодатель исключил в указанной норме упоминание о необходимости иметь лицензию на осуществление данного вида деятельности, устранив тем самым существовавшую долгое время правовую коллизию (ведь в законодательстве о лицензировании финансирование под уступку денежного требования не упоминалось в перечне подлежащих лицензированию видов деятельности). Вместе с тем данная коллизия привела к тому, что в качестве финансовых агентов (факторов) факторинговую деятельность преимущественно стали осуществлять банки. Поэтому в настоящее время актуальной является задача по развитию и созданию единого правового пространства для финансовых агентов, в качестве которых выступают как банки, так и иные факторинговые организации.

Относительно правового статуса клиента ГК РФ не содержит каких-либо специальных требований. Это дает основание некоторым цивилистам говорить о возможности участия на стороне клиента не только коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей, но и любых лиц. Такой позиции придерживаются, в частности, Л. А. Новоселова, Е. Е. Шевченко, Д. А. Медведев [10, с. 98; 25, с. 141 — 142; 3, с. 509], признавая тем не менее, что в подавляющем большинстве случаев клиентом является коммерческая организация. Вовлечение договора финансирования под уступку денежного требования в сферу потребительских отношений с участием граждан, как представляется, способно повлечь серьезные негативные последствия в области обеспечения и защиты их прав. Оправданно согласиться с предостережением В. В. Витрянского, указывающего, что в этой ситуации гражданам придется столкнуться с профессионалами, специализирующимися на «выбивании» долгов, которые при отсутствии требования по лицензированию их деятельности освобождены от какого-либо контроля [2, с. 565].

Происходящее серьезное реформирование российского гражданского законодательства затрагивает и сферу регулирования факторинга. В ближайшее время произойдут значительные изменения в правовой регламентации договора финансирования под уступку денежного требования. Следует отметить, что в проекте Федерального закона N 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [18] (далее — проект) предусматривается закрепление понятия договора факторинга в качестве второго легального наименования договора финансирования под уступку денежного требования.

Одним из существенных изменений, содержащихся в проекте, следует признать планируемое расширение содержания договора. Новая редакция ст. 824 ГК РФ сформулирована следующим образом: «По договору финансирования под уступку денежного требования (факторинга) одна сторона (клиент) обязуется уступить другой стороне (финансовому агенту) денежные требования к третьему лицу (должнику) и оплатить оказанные услуги, а финансовый агент обязуется совершить не менее двух следующих действий, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки:

1) передать клиенту денежные средства в счет денежных требований, в том числе в форме займа или предварительного платежа (аванса);

2) оказать клиенту услуги по учету денежных требований (дебиторской задолженности);

3) оказать клиенту услуги по управлению денежными требованиями (дебиторской задолженностью), в том числе по предъявлению денежных требований должникам к оплате, услуги по сбору с должников платежей и проведению расчетов, связанных с денежными требованиями;

4) оказать клиенту услуги в отношении обеспечения исполнения обязательств должников» (ч. 1 ст. 824 ГК РФ в редакции проекта).

Таким образом, предлагается установить обязательным элементом содержания договора факторинга оказание агентом финансовых услуг, что гармонизирует российское законодательство с международным регулированием факторинга и с законодательной практикой большинства государств. Из приведенной нормы также становится очевидным, что расширяется и круг договоров, по которым возможно уступить денежное требование. Несколько по-иному сформулированы цели уступки денежного требования финансовому агенту. Согласно проекту (ч. 3 ст. 824 ГК РФ в редакции проекта) ими являются: приобретение финансовым агентом денежных требований, обеспечение исполнения обязательств клиента перед финансовым агентом и оказание финансовым агентом клиенту услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки.

Предлагается достаточно серьезная корректировка в правовом регулировании предмета договора — уступаемого финансовому агенту денежного требования. Под существующим требованием в проекте понимается денежное требование, по которому возникло основание для получения денежных средств с должника и срок платежа наступил либо не наступил, а под будущим требованием — денежное требование, по которому основание для получения денежных средств с должника возникнет в будущем (п. 2 ч. 1 ст. 826 ГК РФ в редакции проекта). Следовательно, данная новелла позволит по договору факторинга уступать денежные требования, основанные не только на уже заключенных договорах (как в настоящее время), но и на договорах, которые будут заключены в будущем. Планируется также ввести новую категорию «оптовая уступка», означающую совокупность денежных требований, вытекающих из различных оснований (п. 2 ч. 1 ст. 826 ГК РФ в редакции проекта). Такая оптовая уступка рассматривается проектом в качестве одного из возможных вариантов формулировки предмета договора. Представляется, что указанные нововведения, касающиеся расширения предмета договора факторинга, будут способствовать распространению использования на практике договоров факторинга с полным сервисом. В современных условиях развитие данной тенденции весьма важно, так как позволит в большей мере реализовать заложенный в договоре факторинга потенциал по разнообразному и долгосрочному финансовому обслуживанию клиента.

В настоящее время существует противоречивая судебная практика, выявляющая проблему относительно правомерности применения к рассматриваемому договору положений гл. 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве. В одних случаях, признавая самостоятельность договора факторинга, арбитражные суды руководствуются и ограничиваются нормами гл. 43 ГК РФ [12, 13]. В других случаях арбитражные суды применяют к анализируемому договору положения гл. 24 ГК РФ [11, 14]. В целях преодоления указанных расхождений в проекте предлагается законодательно установить распространение действия положений гл. 24 ГК РФ на отношения по уступке права требования по договору факторинга в части, не урегулированной гл. 43 ГК РФ.

Субсидиарное применение к рассматриваемому договору положений гл. 24 ГК РФ позволит разрешить проблему, обозначенную в Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации 2009 года [9] (далее — Концепция), касающуюся устранения коллизии прав финансового агента и иных лиц в отношении получения от должника денежных средств. Так, согласно ч. 4 ст. 390 ГК РФ (в редакции проекта) в отношениях между несколькими лицами, которым одно и то же требование передавалось от одного цедента (т. е. клиента по договору факторинга), требование признается перешедшим к лицу, в пользу которого передача была совершена ранее; в ситуации, когда должник исполнил требование другому цессионарию, риск последствий такого исполнения несут цедент или цессионарий, которые знали или должны были знать об уступке требования, состоявшейся ранее.

Планируются изменения и в правовом регулировании прав финансового агента на суммы, полученные от должника. Если анализируемый проект будет одобрен, то в случае уступки денежного требования с целью оказания агентом финансовых услуг, связанных с данным требованием, он будет обязан представить отчет клиенту и передать ему все суммы, полученные во исполнение уступленных денежных требований. Клиент же в свою очередь будет обязан оплатить оказанные финансовым агентом услуги (ч. 3 ст. 831 ГК РФ в редакции проекта).

Предлагается исключить право должника требовать от финансового агента возвращения уплаченных сумм при нарушении клиентом своих обязательств по договору. А именно ст. 833 ГК РФ в редакции проекта устанавливает, что в случае неисполнения клиентом своих обязательств по договору, заключенному с должником, последний не вправе требовать от финансового агента возврата уплаченных ему сумм. Следовательно, императивная норма проекта предписывает должнику предъявлять соответствующее требование только к клиенту, но никак не к финансовому агенту.

Некоторые вопросы, связанные с неполнотой правового регулирования договора факторинга, которые были отмечены в Концепции, своего решения в проекте не получили. В частности, практически не претерпели изменений вопросы правового регулирования порядка исполнения клиентом своих обязанностей по передаче права требования, оплате услуг финансового агента и выплате клиентом процентов за пользование предоставленными денежными средствами. В должной мере не получили развития положения об ответственности финансового агента, а также ряд иных вопросов, касающихся взаимных прав и обязанностей финансового агента и клиента. Сохранит свою актуальность и обозначенная в Концепции (п. 2.2.4 разд. VI) проблема отсутствия правового регулирования прав финансового агента на иное исполнение взамен платежа (например, по соглашению об отступном) как в общих положениях об уступке, так и в рамках гл. 43 ГК РФ.

Такой правовой инструмент, как отказ должника от возражений, оправданность закрепления которого в гл. 43 ГК РФ отмечается в Концепции (п. 2.2.3 разд. VI), в проекте тоже остался неурегулированным. Вместе с тем отказ должника от возражений в правоотношениях по договору факторинга известен законодательству некоторых зарубежных стран и позволяет заранее определить возможные риски при приобретении финансовым агентом права требования. Данный отказ, как правило, осуществляется должником за определенное вознаграждение или определенные уступки со стороны клиента. Использование данного правового инструмента способствовало бы созданию условий для усиления правовой защиты интересов финансового агента, так как исполнение должником своих денежных обязательств перед финансовым агентом приобретает в этом случае более надежный характер. Уместно в этой связи отметить тенденцию постепенного увеличения количества заключаемых договоров факторинга без права регресса (безоборотного факторинга) [7], хотя лидирующие позиции по-прежнему занимает факторинг с правом регресса. Указанная тенденция отражает востребованность использования правового механизма защиты клиента от риска неплатежа, а также свидетельствует о нарастающей конкуренции между факторинговыми организациями.

Анализ судебной практики последних лет выявил проблему, связанную с возвратом должником товара клиенту (продавцу) по договору поставки, денежное требование по которому уступлено клиентом на основании договора факторинга финансовому агенту [15, 16, 17]. Следует отметить, что распространенность сделок по возврату товара по накладным в рамках исполнения договора факторинга позволяет говорить о существовании определенной «схемы», отражающей несовершенство правового регулирования трехсторонних взаимоотношений по данному договорному обязательству. Также эта ситуация свидетельствует о сложности доказывания в суде соответствующих обстоятельств и еще раз подтверждает важность детальной проработки самими сторонами условий договора финансирования под уступку денежного требования.

Правоприменительная практика выявила и ряд иных проблем, связанных с действиями клиента, осуществляемыми нередко по сговору с должником, в результате которых у финансового агента возникают затруднения с получением средств от должника. К числу таких действий относятся заключение дополнительных соглашений с должником об изменении условий поставки и оплаты товаров, условия которых распространяются и на перешедшие к финансовому агенту требования, включение уступленных финансовому агенту денежных требований в число принадлежащих клиенту при проведении зачета встречных требований между клиентом и должником, последующая замена у клиента и должника первичных бухгалтерских документов, относящихся к денежному требованию, перешедшему к фактору, и др. [23, с. 21 — 24]. При возникновении спорных ситуаций в указанных случаях суды преимущественно встают на сторону клиента и должника, которые по таким искам обычно выступают в качестве солидарных ответчиков.

Своеобразие правовой природы договора факторинга обусловливает и продолжающуюся полемику о месте факторинга в системе инструментов коммерческого финансирования. Вследствие этого провести разграничение некоторых видов факторинга (например, когда денежное требование уступается с целью обеспечения исполнения обязательств клиента перед фактором) и кредитования с обеспечением зачастую бывает весьма проблематично. Негативное влияние оказывает и отсутствие однозначной позиции законодателя относительно существенных условий договора финансирования под уступку денежного требовании, правового статуса сторон данного договора, возможных его видов. Развитие международного факторинга сдерживается рядом причин, одной из которых является неучастие России в Конвенции о международном факторинге 1988 года (заключена в г. Оттава).

В заключение можно констатировать, что решение сложной и многоаспектной задачи по развитию в России рынка финансовых услуг сопряжено в том числе с распространением сферы применения факторинговых операций. Существующие теоретические и правоприменительные проблемы, касающиеся регулирования и исполнения договора финансирования под уступку денежного требования, предопределяют необходимость дальнейшего исследования разнообразных вопросов в данной области. Чрезвычайно важным в настоящее время является достижение единообразия судебной практики при разрешении споров, вытекающих из договора факторинга. В целом совершенствование отечественного правового регулирования факторинговых отношений должно происходить путем гармонизации с международно-правовыми документами в данной области и учета передового опыта регулирования факторинга в законодательстве зарубежных государств.

Список литературы

1. Борисов А. Б. Большой юридический словарь. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2012. С. 783.

2. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: Кн. 5-я: В 2 т. Т. 1 «Договорное право. Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований». М., 2006. С. 565.

3. Гражданское право: Учеб.: В 3 т. / Отв. ред. А. П. Сергеев, Ю. К. Толстой. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2008. Т. 2. С. 509.

4. Гражданское право: Учеб.: В 3 т. / Отв. ред. В. П. Мозолин. 2 изд., перераб. и доп. М., 2013. Т. 2. С. 490.

5. Гражданское право: Учеб.: В 3 т. / Под ред. А. П. Сергеева. М., 2012. Т. 2. С. 597.

6. Ефимова Л. Г. Банковские сделки: право и практика. М., 2001. С. 242.

7. Информационный обзор российского рынка факторинга по итогам 2012 года. С. 2, 16 // URL: http://afc-y2012_open. pdf; http://asfact. ru.

8. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая (постатейный) / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., 2003. С. 556.

9. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) // Вестник ВАС РФ. 2009. N 11.

10. Новоселова Л. А. Финансирование под уступку денежного требования // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2000. N 11. С. 98.

11. Определение ВАС РФ от 02.02.2011 N ВАС-462/11 по делу N А40-3706/10-97-36. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

12. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 03.04.2006 по делу N А28-10585/2005-259/29. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

13. Постановление ФАС Поволжского округа от 02.10.2008 по делу N А55-723/08. Доступ из СПС «КонсультантПлюс «.

14. Постановление ФАС Поволжского округа от 29.10.2010 по делу N А65-20471/2008. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

15. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 09.01.2013 по делу N А44-3272/2012. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

16. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 14.12.2012 по делу N А44-3254/2012. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

17. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 25.12.2012 по делу N А44-3255/2012. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

18. Проект Федерального закона N 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в редакции, принятой Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации в первом чтении 27.04.2012). Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

19. Райзберг Б. А., Лозовский Л. Ш., Стародубцева Е. Б. Современный экономический словарь. 6-е изд., перераб. и доп. М., 2013. С. 451.

20. Российское гражданское право: Учеб.: В 2 т. / Отв. ред. Е. А. Суханов. 2-е изд., стереотип. Т. II «Обязательственное право». М., 2011. С. 925.

21. Румянцева Е. Е. Новая экономическая энциклопедия. 4-е изд. М., 2013. С. 725.

22. Цит. по: Сергеев В. В. Проблемы законодательного регулирования факторинговых операций в Российской Федерации (из комиссии по законодательству о финансовых рынках ассоциации юристов России) // Банковское право. 2012. N 2. С. 3.

23. Шалашникова П. А. К вопросу о правовом регулировании факторинга в России // Банковское право. 2012. N 2. С. 16 — 26.

——————————————————————

КонсультантПлюс: примечание.

Монография Е. Е. Шевченко «Договор финансирования под уступку денежного требования в системе гражданского права Российской Федерации» включена в информационный банк.

——————————————————————

24. Шевченко Е. Е. Договор финансирования под уступку денежного требования в системе гражданского права Российской Федерации. М., 2005. С. 92.

25. См.: Шевченко Е. Е. Договор финансирования под уступку денежного требования в системе гражданского права Российской Федерации. М., 2005. С. 141 — 142.

26. Экономический словарь / Под ред. А. Н. Азрилияна. 2-е изд. М., 2013. С. 1040.

References

1. Borisov A. B. Bol’shoj juridicheskij slovar’. 2-e izd., pererab. i dop. M., 2012. S. 783.

2. Braginskij M. I., Vitrjanskij V. V. Dogovornoe pravo: Kn. 5-ja: V 2 t. T. 1 «Dogovornoe pravo. Dogovory o zajme, bankovskom kredite i faktoringe. Dogovory, napravlennye na sozdanie kollektivnyh obrazovanij». M., 2006. S. 565.

3. Grazhdanskoe pravo: Ucheb.: V 3 t. / Otv. red. A. P. Sergeev, Ju. K. Tolstoj. 4-e izd., pererab. i dop. M., 2008. T. 2. S. 509.

4. Grazhdanskoe pravo: Ucheb.: V 3 t. / Otv. red. V. P. Mozolin. 2 izd., pererab. i dop. M., 2013. T. 2. S. 490.

5. Grazhdanskoe pravo: Ucheb.: V 3 t. / Pod red. A. P. Sergeeva. M., 2012. T. 2. S. 597.

6. Efimova L. G. Bankovskie sdelki: pravo i praktika. M., 2001. S. 242.

7. Informacionnyj obzor rossijskogo rynka faktoringa po itogam 2012 goda. S. 2, 16 // URL: http://afc-y2012_open. pdf; http://asfact. ru.

8. Kommentarij k Grazhdanskomu kodeksu Rossijskoj Federacii. Chast’ vtoraja (postatejnyj) / Pod red. A. P. Sergeeva, Ju. K. Tolstogo. M., 2003. S. 556.

9. Koncepcija razvitija grazhdanskogo zakonodatel’stva Rossijskoj Federacii (odobrena resheniem Soveta pri Prezidente RF po kodifikacii i sovershenstvovaniju grazhdanskogo zakonodatel’stva ot 07.10.2009) // Vestnik VAS RF. 2009. N 11.

10. Novoselova L. A. Finansirovanie pod ustupku denezhnogo trebovanija // Vestnik Vysshego Arbitrazhnogo Suda Rossijskoj Federacii. 2000. N 11. S. 98.

11. Opredelenie VAS RF ot 02.02.2011 N VAS-462/11 po delu N A40-3706/10-97-36. Dostup iz SPS «Konsul’tantPljus».

12. Postanovlenie FAS Volgo-Vjatskogo okruga ot 03.04.2006 po delu N A28-10585/2005-259/29. Dostup iz SPS «Konsul’tantPljus».

13. Postanovlenie FAS Povolzhskogo okruga ot 02.10.2008 po delu N A55-723/08. Dostup iz SPS «Konsul’tantPljus «.

14. Postanovlenie FAS Povolzhskogo okruga ot 29.10.2010 po delu N A65-20471/2008. Dostup iz SPS «Konsul’tantPljus».

15. Postanovlenie FAS Severo-Zapadnogo okruga ot 09.01.2013 po delu N A44-3272/2012. Dostup iz SPS «Konsul’tantPljus».

16. Postanovlenie FAS Severo-Zapadnogo okruga ot 14.12.2012 po delu N A44-3254/2012. Dostup iz SPS «Konsul’tantPljus».

17. Postanovlenie FAS Severo-Zapadnogo okruga ot 25.12.2012 po delu N A44-3255/2012. Dostup iz SPS «Konsul’tantPljus».

18. Proekt Federal’nogo zakona N 47538-6 «O vnesenii izmenenij v chasti pervuju, vtoruju, tret’ju i chetvertuju Grazhdanskogo kodeksa Rossijskoj Federacii, a takzhe v otdel’nye zakonodatel’nye akty Rossijskoj Federacii» (v redakcii, prinjatoj Gosudarstvennoj Dumoj Federal’nogo Sobranija Rossijskoj Federacii v pervom chtenii 27.04.2012). Dostup iz SPS «Konsul’tantPljus».

19. Rajzberg B. A., Lozovskij L. Sh., Sta rodubceva E. B. Sovremennyj jekonomicheskij slovar’. 6-e izd., pererab. i dop. M., 2013. S. 451.

20. Rossijskoe grazhdanskoe pravo: Ucheb.: V 2 t. / Otv. red. E. A. Suhanov. 2-e izd., stereotip. T. II «Objazatel’stvennoe pravo». M., 2011. S. 925.

21. Rumjanceva E. E. Novaja jekonomicheskaja jenciklopedija. 4-e izd. M., 2013. S. 725.

22. Cit. po: Sergeev V. V. Problemy zakonodatel’nogo regulirovanija faktoringovyh operacij v Rossijskoj Federacii (iz komissii po zakonodatel’stvu o finansovyh rynkah associacii juristov Rossii) // Bankovskoe pravo. 2012. N 2. S. 3.

23. Shalashnikova P. A. K voprosu o pravovom regulirovanii faktoringa v Rossii // Bankovskoe pravo. 2012. N 2. S. 16 — 26.

——————————————————————

КонсультантПлюс: примечание.

Монография Е. Е. Шевченко «Договор финансирования под уступку денежного требования в системе гражданского права Российской Федерации» включена в информационный банк.

——————————————————————

24. Shevchenko E. E. Dogovor finansirovanija pod ustupku denezhnogo trebovanija v sisteme grazhdanskogo prava Rossijskoj Federacii. M., 2005. S. 92.

25. Shevchenko E. E. Dogovor finansirovanija pod ustupku denezhnogo trebovanija v sisteme grazhdanskogo prava Rossijskoj Federacii. M., 2005. S. 141 — 142.

26. Jekonomicheskij slovar’ / Pod red. A. N. Azrilijana. 2-e izd. M., 2013. S. 1040.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *