Проблемы судебного доказывания положений части 1 статьи 367 «Прекращение поручительства» Гражданского кодекса Российской Федерации

(Зинковский М. А.)

(«Современное право», 2013, N 10)

Текст документа

ПРОБЛЕМЫ СУДЕБНОГО ДОКАЗЫВАНИЯ ПОЛОЖЕНИЙ

ЧАСТИ 1 СТАТЬИ 367 «ПРЕКРАЩЕНИЕ ПОРУЧИТЕЛЬСТВА»

ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

М. А. ЗИНКОВСКИЙ

Зинковский М. А., кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса Белгородского национального исследовательского университета, адвокат.

Анализируются проблемы судебного доказывания положений ч. 1 ст. 367 Гражданского кодекса РФ 1994 года с позиций изменения кредитного договора, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

Ключевые слова: кредитный договор, судебный процесс, проблемы доказывания, обязательство, поручительство, правоприменительная практика.

Problems of evidence of the provisions part 1 of art. 367 «Termination of suretyship» Civil Code of the Russian Federation 1994

M. A. Zinkovsky

Zinkovsky Maxim A., Lawyer, Cand. in law, lecturer of Civil Law and Procedure at Belgorod National Research University.

Attention is payed to the question of change of credit contract result in increase of responsibility or other adverse consequences for the surety without his consent.

Key words: loan agreement, the trial, the problems of proof, a commitment, guarantee, legal practice.

Традиционным способом обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору является поручительство. Названное обязательство возникает практически во всех случаях кредитования как юридических, так и физических лиц в разных вариантах. Коммерческие банки, заключая договоры поручительства, увеличивают круг лиц, которые в перспективе могут понести гражданско-правовую ответственность за ненадлежащее исполнение денежных обязательств. Такая позиция банков закономерна и позволяет им снизить финансовые риски, связанные с реальным возвратом денежных средств по проблемным кредитным долгам.

В правоприменительной практике кредитный договор как основное обязательство и договор поручительства как дополнительное обязательство в 80% случаев представляют собой простые письменные бесспорные сделки. Судебное взыскание долгов по названным обязательствам с практической точки зрения не представляет каких-либо существенных трудностей.

Вместе с тем в юридической практике иногда возникают единичные ситуации, которые позволяют поручителю в суде попытаться оспорить те или иные положения кредитного договора и договора поручительства, опираясь на положения ч. 1 ст. 367 Гражданского кодекса РФ 1994 года (далее — ГК РФ).

В судебной практике существует ряд проблем (в зависимости от конкретного спора) судебного доказывания ч. 1 ст. 367 ГК РФ с позиций изменения кредитного договора, влекущего увеличение ответственности, иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

Первая проблема: соблюдение цели кредита заемщиком. В ряде случаев заемщик коммерческого банка после получения кредита расходует денежные средства не на те цели, которые были указаны в кредитном договоре и договорах поручительства. При этом в судебном заседании коммерческий банк и заемщик могут указать на то, что для поручителей названное обстоятельство не является ухудшением их положения согласно ч. 1 ст. 367 ГК РФ. Например, кредит выдан на покупку недвижимости, а деньги были потрачены на ремонт помещения или на приобретение транспортного средства. По большому счету для коммерческого банка надлежащее исполнение цели кредита хоть и важно, но не существенно, в отличие от поручителей. Банк для усиления своей процессуальной позиции может сослаться на сложившуюся судебную практику, где смена цели не является существенным моментом для рассмотрения и разрешения дела по существу: Определения Кемеровского областного суда от 10.08.2011 по делу N 33-8829 и Красноярского краевого суда от 11.04.2012 по делу N 33-2177/2012; Апелляционное определение Калининградского областного суда от 23.05.2012 по делу N 33-1989/2012; Кассационные определения Верховного суда Удмуртской Республики от 12.10.2011 по делу N 33-3658/11 и Белгородского областного суда от 27.09.2011 по делу N 33-3486 и т. д.

Поручитель в суде может указать на то, что кредитный договор и договор поручительства были заключены с целью покупки недвижимости, что подтверждается ст. 157 ГК РФ, а цель в настоящее время документально не подтверждена. В подобных обязательствах при покупке недвижимости обязательно заключается договор ипотеки (залога недвижимости) с заемщиком, поэтому, если цель не соблюдена, поручитель в суде может заявить ходатайство о привлечении в дело, в качестве третьего лица, Управление федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии для подтверждения или опровержения факта покупки заемщиком объекта недвижимости. Юридическая обоснованность данного ходатайства подтверждается рядом существенных обстоятельств. Во-первых, цель кредита — это, например, покупка недвижимости, права на которую подлежат государственной регистрации, что подтверждается абзацем 3 ст. 1 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон N 122-ФЗ). Во-вторых, согласно ч. 1 ст. 2 Закона N 122-ФЗ государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. В-третьих, согласно ч. 1 ст. 4 Закона N 122-ФЗ, государственной регистрации подлежит и договор ипотеки (залога недвижимости), который необходимо было заключить заемщику и банку. В-четвертых, согласно ч. 3 ст. 7 Закона N 122-ФЗ, сведения о правах на недвижимость может запросить суд в Управлении федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии.

Таким образом, поручителям по аналогичным спорам необходимо проверять целевое использование денежных средств заемщиком, так как цель может быть не соблюдена.

Проблема вторая: одностороннее изменение договорных обязательств, подделка документов. Нецелевое использование кредитных денег заемщиком может сопровождаться односторонним изменением обязательств со стороны банка и/или заемщика. Это выражается в подписании между банком и заемщиком различного рода документов, подтверждающих новую цель кредита, изменяющих существенные условия кредита (страхование, залог, вид кредита и т. п.). В этом случае добросовестные поручители, которые исходили из первоначальных условий кредита и поручительства, не могли предвидеть одностороннее изменение названных обязательств, подделку их подписей, отсутствие залога, поэтому им целесообразно в рамках дела использовать механизм встречного иска, что подтверждается ст. 12 ГК РФ, ч. 3 ст. 31, ст. 137 — 138 Гражданского процессуального кодекса РФ 2002 года (далее — ГПК РФ). Встречный иск может содержать различные требования в зависимости от конкретной ситуации, однако в любом случае поручителю следует указать именно на положения ч. 1 ст. 367 ГК РФ. Поэтому одним из требований будет прекращение поручительства по названной статье. В связи с этим возникает вопрос доказательственного обоснования во встречном иске существенного ухудшения положения поручителя по сравнению с тем положением, на которое он мог рассчитывать при подписании договора поручительства, то есть при нормальном течении гражданского оборота. Конкретные неблагоприятные последствия для поручителя могут выражаться в следующем:

— обман со стороны банка относительно существенных условий кредита в момент его подписания;

— отсутствие залога;

— подделка подписи поручителя в различного рода документах;

— отсутствие подтверждения цели кредита в виде покупки недвижимости;

— денежные затраты поручителя, связанные с погашением просроченной задолженности по кредиту заемщика;

— уплата госпошлины по встречному иску;

— оплата услуг судебных представителей;

— оплата услуг экспертных учреждений;

— ухудшение кредитной истории поручителя;

— моральный вред;

— существенное нарушение договора поручительства и кредитного договора со стороны банка согласно п. 1 ч. 2 ст. 450 ГК РФ;

— существенное изменение обязательств согласно ст. 451 ГК РФ, т. е. изменение цели кредита, нарушение кредитного договора со стороны банка, отсутствие согласия поручителя на изменения условий поручительства и кредитования;

— отсутствие подписанных поручителем дополнительных соглашений к кредитному договору и договору поручительства согласно ч. 1 ст. 452 ГК РФ;

— иные неблагоприятные последствия.

В случае подделки документов, а также подписей в них, непосредственно касающихся поручителей, целесообразно использовать в процессуальной позиции встречного иска ходатайства о проведении судебных экспертиз. Обосновывая подлог, следует использовать соответствующее заявление о подлоге доказательств согласно ст. 186 ГПК РФ, указав на то, что те или иные документы в действительности не были подписаны, поэтому были заключены помимо воли поручителя. Усилят обоснование отсутствия воли и волеизъявления поручителя на совершение собственноручной подписи в документе положения закона — ч. 2 ст. 1, ч. 3 ст. 154, ч. 1 ст. 160 ГК РФ.

Проблема третья: неосновательное обогащение, недействительность сделок. На практике возможна такая ситуация, при которой добросовестный поручитель не знал об одностороннем изменении условий кредита и заключения от его имени договоров и, соответственно, осуществлял платежи за основного заемщика при просрочке платежа. В этом случае возможно включение во встречный иск требования к банку о возврате этих денег, на основании положений ст. 1102 — 1109 ГК РФ о неосновательном обогащении. Безусловно, процесс доказывания неосновательного обогащения может являться одной из самых трудных задач процесса, однако названное исковое требование позволит отчасти восстановить нарушенные гражданские права поручителя в свете применения ч. 1 ст. 367 ГК РФ и п. 24 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.07.2012 N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством».

Во встречном иске или возражениях на первоначальный иск банка можно активно использовать требования о признании кредитного договора и договора поручительства недействительными по тем или иным основаниям (по вопросам недействительности сделок можно привести примеры из судебной практики: Апелляционные определения Тамбовского областного суда от 30.07.2012 по делу N 33-1828 и Краснодарского краевого суда от 31.07.2012 по делу N 33-14875/12). Судебные решения в пользу поручителей и иных аналогичных лиц немногочисленны, но все же есть (Кассационное определение Верховного суда Республики Мордовия от 24.01.2012 по делу N 33-112/57; решение Большесельского районного суда Ярославской области от 27.04.2012 по делу N 2-5/2012 и т. д.), судебную практику также можно использовать для обоснования возражений, встречных исков и процессуальной позиции.

Проблема четвертая: процессуальные позиции основного заемщика и коммерческого банка. Последняя проблема обусловлена тем, что заемщику, особенно материально несостоятельному, на руку присутствие в деле поручителей как солидарных должников, поэтому встречный иск поручителя заемщик не поддержит в суде. Аналогичную позицию займет банк, в частности указав в суде и в процессуальных документах на то, что, во-первых, кредитный договор — простая письменная сделка, которую оспорить в силу недействительности практически невозможно (за очень редким исключением: решение Большесельского районного суда Ярославской области от 27.04.2012 по делу N 2-5/2012), следовательно, и договор поручительства также играет в пользу взыскания долга. Во-вторых, банк укажет на то, что цель кредита — это несущественное условие, так как суть названных обязательств сводится только к возврату денежных средств в виде основного долга, процентов и т. п. А несоблюдение цели кредита, подделка подписей добросовестных поручителей и т. д. — это обстоятельства, которые не влияют на обязательства заемщика и поручителей, на их солидарную гражданско-правовую ответственность. В-третьих, подложные документы судебного процесса банк и заемщик могут признать законными в части своих реквизитов и подписей, указав на несущественность этого момента для рассмотрения и разрешения дела по существу. В-четвертых, банк и заемщик в своих возражениях на встречный иск поручителя могут указать на то, что ч. 1 ст. 367 ГК РФ носит оценочный характер, не доказана прямыми доказательствами и не позволяет в полном объеме освободить поручителя от солидарной гражданско-правовой ответственности.

Изложенные проблемы практического доказывания ч. 1 ст. 367 ГК РФ в суде подтверждают тот факт, что применение названной статьи в решении суда должно подкрепляться прямыми доказательствами. Статья 367 ГК РФ в некоторой степени носит оценочный характер, не содержит в себе конкретного перечня неблагоприятных последствий для поручителя, поэтому ее применение на практике зависит от судейского усмотрения и представления прямых доказательств поручителем.

——————————————————————

Название документа