Злоупотребление правом: проблемы понимания и соотношения с юридической фикцией

(Филимонова И. В.) («История государства и права», 2013, N 21) Текст документа

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВОМ: ПРОБЛЕМЫ ПОНИМАНИЯ И СООТНОШЕНИЯ С ЮРИДИЧЕСКОЙ ФИКЦИЕЙ

И. В. ФИЛИМОНОВА

Филимонова Ирина Владимировна, доцент кафедры теории и истории государства и права филиала Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова в г. Пятигорске Ставропольского края, кандидат юридических наук.

Статья посвящена одной из наиболее спорных категорий юридической науки — злоупотреблению правом. Автор выделяет пять современных подходов к пониманию данного правового феномена, исследуя которые делает вывод о том, что злоупотребление правом представляет собой правонарушение.

Ключевые слова: злоупотребление правом, правонарушение, правомерное поведение, правовое поведение, юридическая фикция.

Abuse of law: problems of understanding and correlation with juridical fiction I. V. Filimonova

Article is devoted to one of the most disputable categories of jurisprudence — to abuse by the right. The author allocates five modern approaches to understanding the given legal phenomenon, investigating which, draws a conclusion that abuse by the right represents an offence.

Key words: abuse by the right, an offence, lawful behaviour, legal behaviour, legal fiction.

Злоупотребление — «проступок, состоящий в незаконном, преступном использовании своих прав, возможностей» <1>. Проблема злоупотребления правом в российской науке рассматривалась еще в дореволюционный период В. П. Доманжо и И. А. Покровским. Более фундаментальные исследования в этой области были проведены учеными М. М. Агарковым, М. И. Бару, В. П. Грибановым, О. С. Иоффе, А. С. Шабуровым и др. Злоупотребление правом исследовалось в диссертационных работах Н. А. Дурново, В. И. Емельянова, А. А. Малиновского, А. Е. Наумова, Е. А. Одегнал, Е. М. Офман, С. Д. Радченко, И. В. Сазановой, Н. А. Фоминовой, Т. С. Яценко и др. Несмотря на то что первоначально проблема злоупотребления правом возникла и развивалась в рамках науки гражданского права, ее окончательное разрешение невозможно без обращения к теории государства и права как обобщающей науке <2>. ——————————— <1> Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М.: Азбуковник, 2002. С. 231. <2> См.: Дурново Н. А. Злоупотребление правом как особый вид правового поведения: Дис. … к. ю.н. Н. Новгород, 2006. С. 5.

В различных отраслях действующего российского законодательства, а также в юридической практике сложная проблема злоупотребления правом находит свое законодательное и правоприменительное воплощение. Провозглашен принцип: «Моя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого». Он прежде всего получил отражение в п. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которому осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц <3>. Правовые нормы о запрете злоупотребления субъективными правами получили закрепление в Гражданском кодексе РФ. Статья 10 ГК РФ закрепляет следующее положение: «…не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке. В случае несоблюдения указанных требований суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права» <4>. Такая норма введена в российское гражданское право впервые. Исходя из смысла п. 1 ст. 10 ГК РФ, можно сделать вывод, что при осуществлении любых гражданских прав запрещаются: действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу (в литературе такие действия именуются шиканой); злоупотребление правом в любой иной форме, не относящейся к шикане; использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции; злоупотребление доминирующим положением на рынке. Однако в данном случае законодатель опять не дал четкого определения понятия «злоупотребление гражданскими правами». В судебной практике (в актах официального нормативного толкования высших судебных органов) данное определение также пока не сформулировано (как, например, определение понятия «злоупотребление родительскими правами»). Исходя из этого, суды весьма осторожно подходят к применению данной нормы. ——————————— <3> Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. С учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30 декабря 2008 г. N 6-ФКЗ, N 7-ФКЗ) // СЗ РФ. 2009. N 4. Ст. 445. <4> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (ред. от 3 декабря 2012 г.) // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

В отечественной юридической науке существует достаточно большое количество мнений относительно сущности, характерных черт и других аспектов понимания злоупотребления правом. Это обусловлено тем, что в научной литературе злоупотребление правом рассматривается в контексте весьма сложных проблем — таких, как проблемы интереса в праве; соотношения права и морали, духа и буквы закона; определения пределов субъективных прав и т. д. К тому же отсутствуют четкие критерии злоупотребления гражданскими правами. Наиболее конкретным является запрет шиканы, который не вызывает трудностей при решении вопроса о квалификации действий причинителя вреда. Однако случаи шиканы сравнительно немногочисленны и труднодоказуемы <5>. ——————————— <5> См.: Емельянов В. И. Злоупотребление правом в гражданском праве России: Автореф. дис. … к. ю.н. М., 2008. С. 7.

В настоящее время в юридической литературе сложилось пять подходов к пониманию злоупотребления правом. 1. Согласно официальной доктрине, злоупотребление правом представляет собой правонарушение, заключающееся во вредоносном осуществлении лицами принадлежащих им субъективных прав (М. М. Агарков, В. П. Грибанов, В. И. Емельянов, В. Н. Кудрявцев, И. А. Покровский и др.). Традиционными критериями вредоносного осуществления субъективных прав выступают: исключительный умысел поведения управомоченного лица на причинение вреда другим лицам (критерий шиканы), противоречие поведения управомоченного лица принципу добросовестности, социальному назначению права и т. д. В связи с тем что указанные критерии являются оценочными, квалификация тех или иных деяний в качестве злоупотребления правом весьма затруднительна и отдается на широкое усмотрение судов. По мнению В. И. Емельянова, не все причиняющие вред действия, совершаемые с использованием субъективных прав, могут быть названы злоупотреблением правом. Последнему присуще то, что оно обязательно нарушает ту границу субъективного права, которая установлена предписанием осуществлять право в интересах другого лица. В связи с этим следует отметить, что термин «злоупотребление правом» в российском законодательстве нередко используется для обозначения не только злоупотребления правами, но и превышения прав, что, по мнению автора, нельзя признать правильным. Превышение субъективных прав имеет место, когда субъект, используя свое право, выходит за границы дозволенного поведения, установленные не целевым предписанием, а запретом определенных действий <6>. С этим утверждением можно поспорить. Во-первых, исторически подобные деяния всегда считались злоупотреблением правом, во-вторых, законодательное закрепление запретов на их совершение не может изменить природу этих деяний; в-третьих, злоупотребление правом может иметь место не только при наличии предписания об осуществлении данного права в интересах другого лица, но и при отсутствии такого предписания (особенно это характерно для случаев, когда нарушаются интересы не других частных лиц, а общества и государства и в целом). В целом же данная концепция, на наш взгляд, является верной. ——————————— <6> См.: Там же. С. 13 — 14.

2. Злоупотребление правом представляет собой правомерное деяние (А. Е. Наумов, Е. Д. Суворов, Я. Янев). Данное положение обосновывается тем, что лицо, совершая данное деяние, не выходит в своем поведении за пределы субъективного права. При этом правонарушение, которое появилось в результате установления как частного, так и общего запретов злоупотреблением правом, некорректно рассматривать в качестве злоупотребления правом, так как в данном случае лицо действует не на основании своего субъективного права. Указанное правонарушение следует рассматривать как поведение лица, действующего за пределами субъективного права, поскольку возможность причинять вред посредством его осуществления была исключена из сферы дозволенного данным субъективным правом поведения путем установления соответствующего запрета. Представляется некорректным использование терминов «злоупотребление», «злоупотребление правом», «осуществление права» и «использование права» для обозначения правонарушений, появившихся в результате установления запретов злоупотребления правом <7>. Как отмечает А. Е. Наумов, злоупотребление правом представляет собой умышленное деяние, характеризующееся прямым умыслом на удовлетворение личных интересов, а также прямым или косвенным умыслом на причинение вреда (в случае, когда имеет место шикана — умысел на причинение вреда совпадает с личным интересом). Злоупотребление правом имеет три разновидности: злоупотребление субъективным правом, злоупотребление полномочием и злоупотребление субъективной обязанностью. Оно характерно для таких форм реализации права, как использование права, исполнение права и применение права. Злоупотребление правом невозможно при реализации права в форме его соблюдения, поскольку обязанность не совершать определенные действия (воздерживаться от определенных действий) исключает всякую возможность реализации запрещающей нормы права в противоречии с ее назначением <8>. ——————————— <7> См.: Наумов А. Е. Злоупотребление правом: теоретико-правовой аспект: Автореф. дис. … к. ю.н. М., 2011. С. 7 — 8. <8> См.: Там же. С. 21 — 22.

Полагаем, позиция указанных авторов противоречива. По сути дела, они отрицают возможность злоупотребления правом и в том же время, рассуждая о данном явлении, активно используют терминологию законодателя, что приводит к путанице. 3. Злоупотребление правом представляет собой самостоятельный тип правового поведения (Н. А. Дурново, А. С. Шабуров). Позиция Н. А. Дурново некорректна. Так, автор указывает, что, «…не являясь ни правонарушением, ни правомерным поведением, злоупотребление правом представляет собой юридически допустимые действия субъекта по осуществлению своего права в границах принадлежащего ему субъективного права, нарушающие пределы осуществления субъективного права или не нарушающие данные пределы, но являющиеся социально вредными и общественно порицаемыми и причиняющие вреда правам, свободам и интересам других участников общественных отношений» <9>. Как полагает Н. А. Дурново, исследуемый феномен может носить как противоправный (в случае нарушения управомоченным лицом предела осуществления права), так и правомерный (в случае осуществления права без нарушения данных пределов) характер, но при этом принципиально отличаться от правонарушения и правомерного поведения. Правовое явление «злоупотребление правом» можно определить как особый вид правового поведения наряду с правомерным поведением и правонарушением. В отличие от юридических действий, которые имеют ясно выраженный противоправный характер и содержат все признаки правонарушения, злоупотребление правом представляет собой прежде всего такое осуществление субъективного права, которое идет вразрез с его назначением, ролью, функцией, местом в правовом регулировании общественных отношений, нарушает пределы осуществления права, но не нарушает запрет, содержащийся в правовой норме. Субъективное право до начала его осуществления есть мера возможного дозволенного поведения. При осуществлении субъективного права мера дозволенного поведения становится иной, ограничивается пределами осуществления права. Следовательно, для потенциального, абстрактного субъективного права существует мера дозволенного поведения, существенно отличающаяся от меры, установленной для права осуществляемого. Таким образом, осуществляя свое субъективное право, лицо может нарушить одну границу дозволенного (предел осуществления права), не нарушив другой (границы субъективного права). Такое явление и будет признаваться злоупотреблением правом. Пределы осуществления субъективного права могут определяться: 1) нормами морали; 2) категориями «разумность» и «добросовестность»; 3) назначением осуществляемого права; 4) интересом управомоченного лица и интересами других лиц. Для квалификации действия субъекта в качестве злоупотребления правом необходимо наличие следующих основных родовых признаков: 1) осуществление субъективного права, установленного нормами права; 2) отсутствие прямого нарушения правовой нормы, т. е. поведения лица с точки зрения закона является возможным и допустимым; 3) наличие вреда, причиненного в результате осуществления субъективного права, в том числе нарушение прав, свобод и интересов субъектов права; 4) как правило, в случае неправомерности, имеет место нарушение пределов осуществления субъективного права в процессе его осуществления <10>. ——————————— <9> Дурново Н. А. Злоупотребление правом как особый вид правового поведения: Автореф. дис. … к. ю.н. Н. Новгород, 2006. С. 9. <10> См.: Там же. С. 21 — 22.

Как справедливо указывает А. А. Малиновский, рассматривая злоупотребление правом как самостоятельный вид правового поведения, исследователь будет вынужден нарушить логику классификации юридически значимых деяний на правомерные и противоправные и ввести в систему координат некое третье измерение. Однако в таком случае будет непонятно, как классифицировать те злоупотребления правом, ответственность за совершение которых установлена действующим законодательством. Получится, что одно и то же деяние сразу относится к двум разновидностям правового поведения и его следует рассматривать как правонарушение и злоупотребление правом одновременно <11>. Видимо, осознавая данный факт, А. С. Шабуров указывает, что в исключительных случаях, когда степень общественной опасности злоупотребления правом велика, законодатель определяет его как правонарушение, нормативно запрещая его и снабжая норму юридической санкцией <12>. ——————————— <11> См.: Малиновский А. А. Злоупотребление субъективным правом как юридический феномен: Автореф. дис. … д. ю.н. М., 2009. С. 20, 38. <12> См.: Шабуров А. С. Поведение людей в правовой сфере. Правомерное поведение. Правонарушение // Теория государства и права / Под ред. В. М. Корельского и В. Д. Перевалова. М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2002. С. 413 — 414.

Действительно, при таком подходе классификация правового поведения еще больше усложняется. Получается, что наряду с правомерным и противоправным поведением необходимо выделять как собственно злоупотребление правом (злоупотребление правом в чистом виде), так и правонарушения, совершенные в форме злоупотребления правом. Такой подход вряд ли можно назвать приемлемым. 4. Злоупотребление правом может представлять собой как правомерное, так и неправомерное деяние (А. А. Малиновский). Исследователь определяет злоупотребление субъективным правом как «…такой способ осуществления субъективного права в противоречии с его назначением, посредством которого причиняется вред личности, обществу, государству» <13>. Основными (универсальными) признаками злоупотребления субъективным правом, по мнению автора, являются осуществление субъективного права в противоречии с его назначением и вредоносность осуществления права. Причинение вреда при осуществлении права в соответствии с его назначением не должно рассматриваться как злоупотребление правом. Не является злоупотреблением и такое осуществление субъективного права в противоречии с его назначением, в результате которого вред участникам общественных отношений не причиняется. Другие признаки, такие как осуществление субъективного права с единственной целью причинить вред другому лицу, безнравственное, недобросовестное, неразумное осуществление права, относятся к факультативным. ——————————— <13> См.: Малиновский А. А. Указ. соч. С. 27.

Для понимания сущности злоупотребления субъективным правом предлагается различать пределы субъективного права и пределы осуществления субъективного права. Пределы субъективного права представляют собой установленные действующим законодательством абсолютно-определенные (императивные) предписания, четко регламентирующие меру свободы управомоченного лица. Пределы осуществления субъективного права выражаются в относительно-определенных предписаниях, предоставляющих возможность управомоченному лицу осуществлять право по своему усмотрению. Злоупотребление правом может иметь место как при выборе ненадлежащего субъективного права, так и при выборе ненадлежащего способа осуществления субъективного права. Злоупотребления субъективными правами можно классифицировать как правомерные (легальные) и противоправные. Основанием данного деления является юридический критерий оценки вреда (причиненного зла). Если причинение вреда участникам общественным отношениям противозаконно, то перед нами противоправное злоупотребление правом, если нет — правомерное. Таким образом, злоупотребление правом не является ни самостоятельным видом правового поведения, ни разновидностью исключительно противоправного либо только правомерного поведения <14>. ——————————— <14> См.: Там же. С. 38.

С общетеоретической точки зрения правомерное злоупотребление правом характеризуется следующими признаками: 1) поведение субъекта соответствует норме права, включая случаи, когда оно абстрактно разрешено, либо прямо не запрещено. Как правило, это касается таких ситуаций, когда в управомочивающей норме не уточнена цель (назначение субъективного права), что позволяет субъекту, действуя в пределах субъективного права, поступать вопреки не прописанной в законе цели правовой нормы (в противоречие с назначением субъективного права); 2) поведение субъекта не соответствует общепринятым в обществе в конкретно-исторический период представлениям о добре и зле, вступает в противоречие с нормами нравственности, противоречит идеалам справедливости. За совершение такого рода деяний на данное лицо меры юридической ответственности не налагаются: оно поступает правомерно; 3) результатом поведения является причинение социального вреда, который не указывается в законе (регламентирующем конкретное поведение) в качестве нежелательного последствия. Поэтому причинение такого вреда не является запрещенным с юридической точки зрения; 4) наличие причинно-следственной связи между поведением и наступлением социально вредных последствий <15>. ——————————— <15> См.: Там же. С. 38 — 39.

Среди противоправных злоупотреблений правом А. А. Малиновский различает противоправные злоупотребления правом, не являющиеся правонарушениями, и противоправные злоупотребления правом, относящиеся к правонарушениям. Противоправное злоупотребление правом, не являющееся правонарушением, представляет собой деяние, противоречащее прямому запрету злоупотреблять конкретным субъективным правом. Возможность употребления права во зло ограничивается запрещающей правовой нормой, которая не содержит санкций, что делает невозможным привлечение управомоченного субъекта к юридической ответственности. Для признания злоупотребления правом правонарушением в данном случае не хватает такого признака, как наказуемость. Противоправное злоупотребление, являющееся правонарушением, характеризуется следующими признаками: 1) субъект, реализуя предоставленное ему субъективное право, нарушает предписания действующего законодательства; 2) реализацией субъективного права в противоречии с его назначением причиняется вред охраняемым законом отношениям; 3) имеется причинно-следственная связь между противоправным деянием и социально вредными последствиями; 4) к субъекту, совершившему противоправное злоупотребление правом, можно применить меры правового воздействия. Противоправное злоупотребление правом отличается от «обычного» правонарушения тем, что субъект в данном случае совершает противоправное деяние посредством осуществления своего субъективного права (к примеру, отец злоупотребляет родительскими правами). Субъектом противоправного злоупотребления правом может быть только управомоченное лицо. Злоупотребляя правом, субъект не присваивает не принадлежащие ему права (полномочия) и не превышает их. В перечисленных законом случаях злоупотребление правом является также способом совершения противоправных деяний. В целях предупреждения и пресечения злоупотреблений, а также наказания лиц, злоупотребляющих правом, законодательство предусматривает достаточно широкий круг неблагоприятных юридических последствий: это меры юридической ответственности (к примеру, лишение права; возложение на лицо, злоупотребляющее процессуальными правами, судебных расходов; ликвидация общественного объединения, религиозной организации, члены которой злоупотребляют конституционными правами и свободами; отказ в судебной защите субъективного права, которым злоупотребляет управомоченное лицо и др.), или меры защиты (восстановительные меры) <16>. ——————————— <16> См.: Там же. С. 39 — 40.

Полагаем, по некоторым позициям с А. А. Малиновским нельзя согласиться. На наш взгляд, злоупотребление правом не может быть правомерным. Анализируя названные автором признаки таких явлений, можно заметить, что их бытие возможно только в силу недоработок законодателя (к примеру, неудачно сформулирована правовая норма; не определены последствия совершения данного деяния; не установлена юридическая ответственность за его совершение). К тому же нельзя сказать, что право не содержит нравственные ориентиры. Они являются его основой и воплощаются в «духе», основных началах и принципах законодательства. Если деяние не соответствует обозначенным критериям, его уже нельзя назвать правомерным. Соответственно, вряд ли можно выделять противоправное злоупотребление правом, не являющееся правонарушением. В подобных случаях мы вновь сталкиваемся с пробелами и другими недостатками законодательства. 5. В правовой действительности не существует такого явления, как злоупотребление правом, так как противоправное осуществление права теоретически невозможно — в случае совершения правонарушения лицо действует уже за пределами права (С. Н. Братусь, Н. С. Малеин, В. А. Рясенцев). Утверждается, что право как регулятор общественных отношений, закрепляющий равную для всех меру свободы, не дает возможность субъектам использовать его во зло. Некоторые авторы отмечают, что сам термин «злоупотребление правом» противоречив, поскольку содержит взаимоисключающие понятия: в рамках права не может быть злоупотребления, а злоупотребление противоречит праву. С указанными авторами можно согласиться в том смысле, что термин «злоупотребление правом» не является удачным, хотя и имеет давнюю традицию, прижился в науке и был воспринят законодателем. На первый взгляд, фикция заложена в самой конструкции злоупотребления правом, поскольку возникает вопрос: как можно им злоупотребить, если лицо осуществляет дозволенную объективным правом меру возможного поведения? С другой стороны, при тщательном анализе становится ясно, что речь идет о специфической группе правонарушений, в которые перерастают первоначально правомерные действия лица. Специфика такого правонарушения состоит в том, что внешне лицо как бы ничего не нарушает <17>. В то же время возникает противоречие между формой деяния и его содержанием. Другими словами, внешне соответствующая праву форма скрывает не соответствующее своему назначению содержание. Налицо использование данным лицом негативной юридической стратагемы — особой разновидности юридической фикции. ——————————— <17> См.: Зайцева С. Г. Злоупотребление правом как правовая категория: Дис. … к. ю.н. Волгоград, 2003. С. 8.

Список использованной литературы

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (ред. от 3 декабря 2012 г.) // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301. 2. Дурново Н. А. Злоупотребление правом как особый вид правового поведения: Дис. … к. ю.н. Н. Новгород, 2006. С. 5. 3. Дурново Н. А. Злоупотребление правом как особый вид правового поведения: Автореф. дис. … к. ю.н. Н. Новгород, 2006. С. 9. 4. Емельянов В. И. Злоупотребление правом в гражданском праве России: Автореф. дис. … к. ю.н. М., 2008. С. 7. 5. Зайцева С. Г. Злоупотребление правом как правовая категория: Дис. … к. ю.н. Волгоград, 2003. С. 8. 6. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. С учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30 декабря 2008 г. N 6-ФКЗ, N 7-ФКЗ) // СЗ РФ. 2009. N 4. Ст. 445. 7. Малиновский А. А. Злоупотребление субъективным правом как юридический феномен: Автореф. дис. … д. ю.н. М., 2009. С. 20, 27, 38. 8. Наумов А. Е. Злоупотребление правом: теоретико-правовой аспект: Автореф. дис. … к. ю.н. М., 2011. С. 7 — 8. 9. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М.: Азбуковник, 2002. С. 231. 10. Шабуров А. С. Поведение людей в правовой сфере. Правомерное поведение. Правонарушение // Теория государства и права / Под ред. В. М. Корельского и В. Д. Перевалова. М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2002. С. 413 — 414.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *