Договор об осуществлении технологического присоединения как самостоятельная сделка в электроэнергетике: актуальные проблемы

(Смагин А. В.) («Энергетика и право», 2013, NN 2, 3) Текст документа

ДОГОВОР ОБ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО ПРИСОЕДИНЕНИЯ КАК САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ СДЕЛКА В ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКЕ: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

/»Энергетика и право», 2013, N 2/

А. В. СМАГИН

Смагин А. В., магистр частного права.

В статье рассматриваются различия правового регулирования подключения и присоединения, процедура технологического присоединения и мероприятия, выполняемые сторонами в процессе исполнения договора об осуществлении технологического присоединения. Раскрываются юридическая природа данного договора, основные элементы правоотношения по технологическому присоединению, анализируется предмет рассматриваемого правоотношения.

Ключевые слова: единая национальная (общероссийская) электрическая сеть, сетевая организация, технологическое присоединение, договор об осуществлении технологического присоединения, подключение к сетям инженерно-технического обеспечения, технические условия, публичный договор, субъекты электроэнергетики, недискриминационный доступ к услугам, договор оказания услуг по передаче электроэнергии.

«…Технической предпосылкой заключения договора на снабжение электроэнергией прежде всего является наличие электролиний, связывающих энергоснабжающую организацию непосредственно с потребителем» <1>

——————————— <1> Сейнароев Б. М. Правовые вопросы договора на снабжение электроэнергией предприятий и организаций. Алма-Ата: Казахстан, 1975. С. 37.

Введение

Договор об осуществлении технологического присоединения является сделкой, поименованной в Федеральном законе от 26 марта 2003 г. N 35-ФЗ «Об электроэнергетике» <2> (далее — Федеральный закон «Об электроэнергетике»). ——————————— <2> СЗ РФ. 2003. N 13. Ст. 1177.

Согласно пункту 1 статьи 26 Федерального закона «Об электроэнергетике» технологическое присоединение осуществляется на основании договора об осуществлении технологического присоединения к объектам электросетевого хозяйства, заключаемого между сетевой организацией и обратившимся к ней лицом. Нормы права, регулирующие схожие правоотношения, возникавшие до принятия Федерального закона «Об электроэнергетике», не выделяли в отдельную договорную конструкцию правоотношения по осуществлению технологического присоединения. Так, например, Правила пользования электрической энергией, утвержденные Приказом Министерства энергетики и электрификации СССР от 6 декабря 1981 г. N 310, предусматривали, что выдаваемые энергоснабжающей организацией технические условия на подключение объектов потребителей к электросети устанавливают обязанность потребителей выполнить реконструкцию существующих объектов электросетевого хозяйства и (или) строительство новых, а также обязанность по передаче реконструированных или вновь созданных объектов на баланс энергоснабжающей организации. Появление обособленных субъектов гражданского права и внедрение в жизнь основных начал гражданского законодательства, закрепленных в статье 1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), не позволяло законодателю сохранить существовавшее до этого момента правовое регулирование данного правоотношения. Как правильно отмечается в юридической литературе, право в целом обусловлено экономическим строем общества <3>. ——————————— <3> См.: Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении. М.: Юридическая литература, 1974. С. 53.

Выделение договора об осуществлении технологического присоединения в самостоятельную сделку вызвано, с одной стороны, с состоянием технического прогресса, а с другой стороны, с необходимостью формирования правоотношений, соответствующих основным началам гражданского законодательства, закрепленным в ГК РФ, и процессам либерализации сферы электроэнергетики в Российской Федерации. В настоящее время нормы права, регламентирующие положения договора об осуществлении технологического присоединения энергопринимающих устройств и объектов электроэнергетики, не включены в раздел IV «Отдельные виды обязательств» ГК РФ. Существенные условия, порядок заключения и исполнения договора об осуществлении технологического присоединения закреплены в специальных нормах права — в законодательстве Российской Федерации об электроэнергетике. В частности, нормы Федерального закона «Об электроэнергетике», регулирующие правоотношения по технологическому присоединению, в настоящее время получили развитие в Правилах технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2004 г. N 861 <4> (далее — Правила ТП). ——————————— <4> СЗ РФ. 2004. N 52. Ст. 5525.

Особенности регулирования правоотношений по технологическому присоединению объектов электроэнергетики и энергопринимающих устройств на территории муниципального образования «город-курорт Сочи» в период организации и проведения XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 г. к объектам сетевых организаций установлены Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 мая 2010 г. N 341 <5>. За период действия Правил ТП (с 4 января 2005 г. по настоящее время) в них неоднократно вносились изменения и дополнения, направленные на упрощение и удешевление процедуры технологического присоединения для субъектов малого и среднего бизнеса <6> и повышение доступности энергетической инфраструктуры <7> в целом. ——————————— <5> СЗ РФ. 2010. N 21. Ст. 2607. <6> Пункт 7 поручения Президента Российской Федерации от 8 апреля 2008 г. N Пр-582; План мероприятий, направленных на существенное упрощение и удешевление процедуры присоединения к электрическим сетям объектов, необходимых для осуществления деятельности субъектами малого и среднего предпринимательства, от 29 августа 2008 г. N 3860п-П9. <7> План мероприятий («дорожая карта») «Повышение доступности энергетической инфраструктуры», утвержденный распоряжением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2012 г. N 1144-р.

Различия в правовом регулировании присоединения и подключения

Правовое регулирование деятельности по технологическому присоединению энергопринимающих устройств и объектов электроэнергетики к объектам электросетевого хозяйства необходимо отличать от правового регулирования деятельности по подключению объектов капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения. Деятельность по подключению, в отличие от деятельности по технологическому присоединению, регулируется Градостроительным кодексом Российской Федерации от 29 декабря 2004 г. N 190-ФЗ <8> и принятым в соответствии с ним Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 февраля 2006 г. N 83 <9>. ——————————— <8> Рос. газ. 2004. 30 дек. <9> СЗ РФ. 2006. N 8. Ст. 920.

Исходя из содержания части 10.1 статьи 48 Градостроительного кодекса Российской Федерации можно констатировать, что большинство требований Кодекса, регулирующих деятельность по подключению, не применяется к технологическому присоединению объектов капитального строительства к электрическим сетям. При этом указанный Кодекс содержит прямую отсылку в отношении правового регулирования технологического присоединения к законодательству Российской Федерации об электроэнергетике. Несмотря на схожесть понятий «присоединение» <10> и «подключение» <11>, правовое регулирование отношений, возникающих при присоединении или подключении различных объектов капитального строительства к отдельным инфраструктурным объектам (сетям инженерно-технического обеспечения или объектам электросетевого хозяйства), различается. ——————————— <10> Присоединить — соединить что-нибудь с чем-нибудь другим. Присоединить провод к сети. См.: Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. Москва, 1999. С. 599. <11> Подключить — включив, присоединить. Подключить аппарат к сети. Присоединить для совместных действий, работы. См.: Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. Москва, 1999. С. 536.

Основанием для разграничения правового регулирования деятельности по подключению и правового регулирования деятельности по присоединению выступает исторически сложившаяся специфика процедуры технологического присоединения в электроэнергетике. С одной стороны, как справедливо отмечает С. М. Корнеев, энергоснабжающая организация не только проверяет уже существующие технические средства, но и наблюдает за проектированием и сооружением соответствующих сетей и установок и дает разрешение на их присоединение к своей сети <12>. С другой стороны, как отмечается в новой судебной практике, на сетевую организацию возлагается обязанность по осуществлению не только собственно мероприятий по технологическому присоединению энергопринимающих устройств к электрическим сетям, но и целого ряда подготовительных мероприятий, включая усиление существующей сети в связи с присоединением новых мощностей (строительство новых линий электропередачи, подстанций, увеличение сечения проводов и кабелей, замена или увеличение мощности трансформаторов, расширение распределительных устройств, модернизация оборудования, реконструкция объектов электросетевого хозяйства, установка устройств регулирования напряжения для обеспечения надежности и качества электрической энергии) <13>. ——————————— <12> Корнеев С. М. Юридическая природа договора энергоснабжения // Закон. 1995. N 6. <13> См.: решение ВАС РФ от 12 августа 2011 г. по делу N ВАС-9742/11.

Из различия правового регулирования указанных отношений вытекает отличие содержания выдаваемых сетевыми организациями в соответствии с законодательством Российской Федерации об электроэнергетике технических условий на технологическое присоединение от содержания технических условий на подключение, выдаваемых организациями, осуществляющими эксплуатацию сетей инженерно-технического обеспечения в соответствии с Градостроительным кодексом Российской Федерации. В частности, технические условия, выдаваемые при осуществлении технологического присоединения, помимо общих условий содержат как специальные требования, предъявляемые к присоединяемому лицу и его объекту, так и перечень мероприятий, которые надлежит провести сетевой организации. Как правило, на практике для проектирования присоединяемых промышленных энергоемких объектов и (или) объектов электроэнергетики требуются предварительная проработка схемы внешнего энергоснабжения (схемы выдачи мощности) и разработка индивидуальных технических условий присоединения таких объектов к сети. Таким образом, нормы правовых актов, регулирующие отношения по подключению к сетям инженерно-технического обеспечения, не распространяются на отношения по технологическому присоединению к электрическим сетям. Как указано в решении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ) от 28 июня 2012 г. N ВАС-4355/12, сфера действия статьи 48 Градостроительного кодекса Российской Федерации и раздела 2 Правил ТП, регламентирующего порядок заключения договора технологического присоединения, различны. Правила ТП принимались Правительством Российской Федерации не во исполнение норм Градостроительного кодекса Российской Федерации <14>. ——————————— <14> Текст указанного решения ВАС РФ см. на сайте http://kad. arbitr. ru.

Технологическое присоединение как экономическая деятельность

В отличие от деятельности по производству электроэнергии и деятельности по ее передаче, деятельность по осуществлению технологического присоединения отдельно не выделяется в Общероссийском классификаторе видов экономической деятельности, утвержденном Приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 22 ноября 2007 г. N 329-ст <15>. Однако правоотношение по осуществлению технологического присоединения выделено в законодательстве Российской Федерации об электроэнергетике в самостоятельную сделку и, по нашему мнению, образует самостоятельный вид деятельности, который необходимо нормативно признать. ——————————— <15> Национальные стандарты. 2008. N 2.

Так, например, указанным законодательством прямо закреплена обязанность субъектов электроэнергетики вести раздельный учет отдельных видов деятельности. В соответствии с пунктами 5, 6 Основ ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2011 г. N 1178 <16>, субъекты электроэнергетики предоставляют данные раздельного учета (в том числе первичного бухгалтерского учета) активов продукции, доходов и расходов по передаче электрической энергии и технологическому присоединению. ——————————— <16> СЗ РФ. 2012. N 4. Ст. 504.

Кроме этого, деятельность по передаче электрической энергии, в отличие от деятельности по осуществлению технологического присоединения, в силу статьи 4 Федерального закона от 17 августа 1995 г. N 147-ФЗ «О естественных монополиях» <17> отнесена к естественно-монопольным видам деятельности. ——————————— <17> СЗ РФ. 1995. N 34. Ст. 3426.

В то же время в Постановлении Президиума ВАС РФ от 8 сентября 2009 г. N 6057/09 по делу N А49-3724/2008-120а/21-АК содержится вывод о том, что технологическое присоединение не образует отдельного вида экономической деятельности, является нераздельной частью рынка услуг по передаче электрической энергии, в связи с чем не составляет самостоятельного товарного рынка <18>. ——————————— <18> Вестник ВАС РФ. 2010. N 1.

Из изложенного вывода суда следует, что услуга по технологическому присоединению, хотя и облечена законодателем в самостоятельную сделку, таковой не является, а составляет лишь часть услуги по передаче электроэнергии. Данная позиция ВАС РФ вызывает целый ряд вопросов. Какова процессуальная способность суда делать вывод об экономических отношениях не в плоскости юриспруденции? Если отношение по осуществлению технологического присоединения опосредуется договором и при этом не является самостоятельным видом экономической деятельности, каков предмет регулирования договора об осуществлении технологического присоединения? Председатель ВАС РФ А. А. Иванов отмечает следующее: «Прежде всего судьи при рассмотрении судебного спора должны проводить экономический анализ права с тем, чтобы адекватно оценить соответствующие нормы и дать им правильное толкование. Установление экономического смысла частноправовых норм, анализ экономической природы деятельности компании или отношений нескольких компаний в рамках судебного спора позволяют проверить их на соответствие сложившимся экономическим отношениям в рамках рыночной экономики и при необходимости подвергнуть ревизии» <19>. ——————————— <19> Иванов А. А. Судьбы судей // РБК daily. 2013. 20 мая. С. 4.

В связи с этим остановимся на вопросе соотношения понятий «рынок» и «вид деятельности». Федеральный закон от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции» <20> под товарным рынком понимает сферу обращения товара, который не может быть заменен другим товаром, в границах которой (в том числе географической) исходя из экономической, технической или иной возможности либо целесообразности приобретатель может приобрести товар, и такая возможность либо целесообразность отсутствует за ее пределами. ——————————— <20> Рос. газ. 2006. 27 июля.

Экономическая деятельность, в свою очередь, имеет место тогда, когда ресурсы (оборудование, рабочая сила, технологии, сырье, материалы, энергия, информационные ресурсы) объединяются в производственный процесс, имеющий целью производство продукции (оказание услуг). Экономическая деятельность характеризуется затратами на производство, процессом производства и выпуском продукции (оказанием услуг). Законодательство Российской Федерации об электроэнергетике устанавливает процедуру технологического присоединения, которая в большинстве случаев не обходится без привлечения со стороны сетевой организации проектных институтов, подрядных организаций, специализированного оборудования и техники и характеризуется затратами. Таким образом, понятия «товарный рынок» и «экономическая деятельность» не совпадают, а деятельность по технологическому присоединению соответствует признакам понятия «экономическая деятельность». Как правильно отмечается в юридической литературе, «суд фактически признал деятельность по технологическому присоединению естественно-монопольной деятельностью. Вместе с тем статья 4 Федерального закона «О естественных монополиях» содержит закрытый перечень естественно-монопольных услуг, в котором услуги по технологическому присоединению отсутствуют» <21>. ——————————— <21> Государственное ценовое регулирование рынков электрической энергии и мощности: Учебно-метод. пособие / Отв. ред. И. В. Редькин. М.: Совет рынка. С. 62.

Довод о том, что деятельность по технологическому присоединению не образует самостоятельного вида деятельности исходя из содержания пункта 2 статьи 23.3 Федерального закона «Об электроэнергетике», в котором предусмотрена возможность включения затрат на проведение мероприятий по технологическому присоединению как при установлении платы за технологическое присоединение, так и (или) при установлении тарифов на услуги по передаче электрической энергии, также не является убедительным. Законодатель установил особенности ценового регулирования этих двух видов экономической деятельности посредством перекрестного субсидирования, стимулируя тем самым потребителей электрической энергии к осуществлению присоединения к сети, потреблению ресурса (электроэнергии), к расширению или созданию производства. Ни одно государство не отказывается от рычагов управления и регулирования, дело в их умелом использовании <22>. ——————————— <22> Тихонов Ю. А. Публичное право: падения и взлеты // Государство и право. 1996. N 1. С. 7.

Взаимосвязь договора возмездного оказания услуг по передаче электрической энергии и договора об осуществлении технологического присоединения

Законодательство Российской Федерации об электроэнергетике устанавливает взаимосвязь между договором об осуществлении технологического присоединения и договором возмездного оказания услуг по передаче электрической энергии. В соответствии с пунктом 10 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2004 г. N 861, договор возмездного оказания услуг по передаче электрической энергии не может быть заключен ранее заключения договора об осуществлении технологического присоединения энергопринимающих устройств (энергетических установок) юридических и физических лиц к электрическим сетям. В юридической литературе указывается на то, что норма права создает юридическую возможность возникновения, изменения и прекращения гражданско-правового отношения. Она указывает на те условия, обстоятельства (факты), при наличии которых правовые связи приходят в движение. Благодаря юридическим фактам реализуются создаваемые нормой права возможности движения гражданского правоотношения. Они влекут за собой возникновение, изменение либо прекращение правоотношения <23>. ——————————— <23> См.: Красавчиков О. Л. Юридические факты в советском гражданском праве. М.: Госюриздат, 1958. С. 27.

С одной стороны, названная норма в качестве необходимого условия для заключения договора возмездного оказания услуг по передаче электрической энергии указывает на возникновение юридического факта — заключение договора об осуществлении технологического присоединения (как правило, момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта (п. 1 ст. 433 ГК РФ)). С другой стороны, как правильно отмечает Ю. Ю. Захаров, «технологическое присоединение к сетям является необходимым как физическим, так и юридическим условием оказания услуг по передаче электроэнергии конкретному ее потребителю. С физической стороны без присоединения к сетям технически невозможно получить электроэнергию» <24>. ——————————— <24> Захаров Ю. Ю. Правовые аспекты реформирования электроэнергетики. М.: Арбитражная практика, 2005.

Указанные предпосылки заключения договора оказания услуг по передаче электрической энергии сформировались исторически и основаны на физических процессах электропроводимости. Так, например, С. М. Корнеев отмечает, что важнейшей особенностью договора энергоснабжения является то, что для его заключения необходимо наличие технических предпосылок, то есть соответствующих технических средств. К ним относятся в первую очередь сеть проводов, присоединенных к сети энергоснабжающей организации (электропровода, теплопроводы), а также различная регулирующая аппаратура, приборы учета потребляемой энергии, преобразующие устройства (например, трансформаторные подстанции), потребляющие агрегаты и установки (станки, электропечи и т. п.) <25>. Аналогичную точку зрения высказывает Б. М. Сейнароев: «…Договор заключается между энергоснабжающей организацией и потребителем, электроустановки которого непосредственно присоединены к сетям энергоснабжающей организации. При отсутствии линии для передачи электроэнергии нет смысла заключать договор на снабжение электроэнергией, поскольку очевидна невозможность его исполнения» <26>. ——————————— <25> Корнеев С. М. Юридическая природа договора энергоснабжения // Закон. 1995. N 6. С. 120. <26> Сейнароев Б. М. Указ. соч. С. 37.

В настоящее время Правила недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг в качестве общего основания для определения лиц, с которыми заключается договор оказания услуг по передаче электрической энергии, называют факт технологического присоединения объектов заявителя к объектам электросетевого хозяйства сетевых организаций (п. п. 2, 4, 15).

Процедура технологического присоединения

Неиндивидуальный проект

Установленная Правилами ТП процедура технологического присоединения <27> характеризует отраслевую особенность правового регулирования: не только установление особенностей гражданско-правового регулирования возникающих в отрасли отношений, но и синхронизацию отдельных (самостоятельных) правоотношений между собой. ——————————— <27> Процедура (франц. procedure, от лат. procedo — продвигаюсь) — установленный порядок ведения, рассмотрения какого-либо дела (напр., судебная процедура). См.: Большой энциклопедический словарь.

В рамках реализации пункта 1 статьи 26 Федерального закона «Об электроэнергетике» Правительство Российской Федерации утвердило процедуру технологического присоединения энергопринимающих устройств. Процедура технологического присоединения в укрупненном виде представляет собой очередность следующих действий участников отношений: 1) подача заявки; 2) заключение договора; 3) выполнение сторонами мероприятий по технологическому присоединению; 4) получение разрешения представителей Ростехнадзора на допуск в эксплуатацию объекта <28>; 5) фактическое присоединение объекта; 6) подача напряжения; 7) составление документов, подтверждающих факт доступа к объектам электросетевого хозяйства. ——————————— <28> Ввод в эксплуатацию представляет собой событие, фиксирующее готовность изделия к использованию по назначению и документально оформленное в установленном порядке (ГОСТ 25866-83 «Эксплуатация техники. Термины и определения»).

Часть этой процедуры реализуется непосредственно через исполнение сторонами условий договора. При этом реализация условий договора связана с необходимостью проектирования, строительства и (или) реконструкции объектов электросетевого хозяйства (со стороны сетевой организации) и энергопринимающих устройств (со стороны потребителя). Как правило, указанные отношения опосредуются сторонами путем заключения гражданско-правовых договоров на разработку проектной документации, договоров подряда и других соглашений с третьими лицами, непосредственно не принимающими участия в отношениях по технологическому присоединению. В то же время надлежащее исполнение третьими лицами договорных обязательств в конечном счете сказывается на исполнении сторонами обязательств по договору об осуществлении технологического присоединения, так как по общему правилу нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, осуществляющего предпринимательскую деятельность, не является основанием для освобождения его от ответственности (ст. 309, п. 3 ст. 401 ГК РФ). Установленная Правилами ТП процедура, на наш взгляд, является несовершенной, так как допускает подачу напряжения на энергопринимающие устройства до момента заключения договора энергоснабжения или купли-продажи и договора оказания услуг по передаче электрической энергии. Действующая процедура справедлива при осуществлении технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, приобретающих электрическую энергию (мощность) для собственных бытовых нужд, в отношении которых законодательство Российской Федерации об электроэнергетике устанавливает возможность заключения договора энергоснабжения в устной форме. В отношении других потребителей, покупателей электрической энергии и мощности установленная законодательством процедура допускает возможность бездоговорного потребления электрической энергии и мощности. В связи с этим целесообразно уточнить Правила ТП путем включения нормы права, регулирующей порядок заключения договора оказания услуг по передаче электрической энергии или энергоснабжения до момента подачи напряжения на энергопринимающие устройства потребителя. Кроме того, Правительству Российской Федерации необходимо реализовать полномочия, закрепленные в Федеральном законе «Об электроэнергетике», по установлению особенности процедуры технологического присоединения объектов по производству электрической энергии и мощности и объектов электросетевого хозяйства.

Индивидуальный проект

В настоящее время Правила ТП устанавливают особенность процедуры технологического присоединения энергопринимающих устройств к объектам единой национальной (общероссийской) электрической сети (далее — ЕНЭС) по индивидуальному проекту (то есть в случае, когда для технологического присоединения необходимо осуществить строительство и (или) реконструкцию объектов ЕНЭС и затраты на строительство и (или) реконструкцию не включены в инвестиционную программу сетевой организации в установленном законодательством порядке). Отличие процедуры технологического присоединения энергопринимающих устройств или объектов электроэнергетики к объектам ЕНЭС по индивидуальному проекту от процедуры технологического присоединения по неиндивидуальному проекту состоит в том, что в период между направлением заявки и заключением договора отношения между сторонами регулируются путем заключения соглашения по разработке и согласованию с уполномоченными органами исполнительной власти проектной документации (в случае если такое согласование предусмотрено законодательством Российской Федерации). В соответствии с условиями такого соглашения сетевая организация берет на себя обязательства по разработке проектной документации, согласованию ее в экспертной организации и направления ее в ФСТ России не позднее 15 рабочих дней с даты окончания срока, установленного соглашением, но не позже девяти месяцев с даты поступления в сетевую организацию заявки. После установления ФСТ России размера платы сетевая организация направляет заявителю проект договора об осуществлении технологического присоединения с приложением технических условий и решения ФСТ России об установлении размера платы. Заявитель имеет право заключить договор или отказаться от его заключения, возместив (в случае отказа) сетевой организации фактически понесенные ею расходы, связанные с расчетом платы за технологическое присоединение в размере стоимости этого мероприятия, указанной в решении ФСТ России об установлении платы за технологическое присоединение по индивидуальному проекту. Указанное в Правилах ТП соглашение нельзя охарактеризовать как предварительный договор (ст. 429 ГК РФ), так как оно не содержит всех существенных условий договора об осуществлении технологического присоединения, предусмотренных законодательством Российской Федерации об электроэнергетике, и направлено на реализацию небольшой части мероприятий по разработке проектной документации исключительно со стороны сетевой организации. В то же время соглашение опосредует гражданские организационно-правовые отношения. Как правильно отмечается в юридической литературе, в обязательствах по оказанию услуг до заключения основного договора оказания услуг в одних случаях могут возникать организационные договорные отношения, а в других организационные обязанности являются содержанием самих договоров оказания услуг <29>. Так, О. А. Красавчиков под гражданскими организационно-правовыми отношениями понимает правоотношения, основанные на началах равенства их участников, выражающие совершаемую в пределах закона деятельность граждан и организаций по упорядочению своих взаимосвязей и координации усилий в процессе реализации государственной или собственной инициативы <30>. Закрепленная в Правилах ТП конструкция процедуры технологического присоединения по индивидуальному проекту позволяет заявителю принять решение о заключении или об отказе от заключения договора исходя из информации о размере платы, установленной регулятором. ——————————— <29> Шешенин Е. Д. Общие проблемы обязательств по оказанию услуг // Антология уральской цивилистики. 1925 — 1985: Сб. ст. М.: Статут, 2001. С. 351. <30> Красавчиков О. А. Гражданские организационно-правовые отношения // Антология уральской цивилистики. 1925 — 1985: Сб. ст. М.: Статут, 2001. С. 163.

Особенностью процедуры технологического присоединения по индивидуальному проекту при осуществлении технологического присоединения к объектам, не входящим в ЕНЭС, является более длительный срок направления сетевой организацией проекта договора заявителю. Особенностью регулирования технологического присоединения по индивидуальному проекту во всех случаях является предоставленное заявителю Правилами ТП право по своему выбору исполнить указанные в индивидуальных технических условиях мероприятия вне границы своего земельного участка. Согласно абзацу четвертому пункта 30.4 Правил ТП в случае, если мероприятия по технологическому присоединению по индивидуальному проекту либо их часть осуществляются заявителем, в договоре указываются конкретные мероприятия, выполняемые заявителем, при этом размер платы за технологическое присоединение для заявителя уменьшается на стоимость выполняемых им мероприятий, указанную в решении уполномоченного органа исполнительной власти в области государственного регулирования тарифов. Данная норма требует доработки, так как, по нашему мнению, она не может распространяться на такие мероприятия, как разработка технических условий и разработка проектной документации. И не только потому, что данные действия осуществляются организацией по управлению ЕНЭС до направления проекта договора заявителю (по индивидуальному проекту), но и потому, что это требует специальных познаний в области проектирования и электроэнергетики. Спорным остается также вопрос о возможности осуществления заявителем реконструкции объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевой организации. Во-первых, ограничение права собственности по общему правилу должно устанавливаться на уровне федерального закона, а во-вторых, в электроэнергетике установлена особая процедура допуска персонала на объекты электроэнергетики. В соответствии с пунктом 12.9 Межотраслевых правил по охране труда (правила безопасности) при эксплуатации электроустановок, утвержденных Постановлением Минтруда России от 5 января 2001 г. N 3 и Приказом Минэнерго России от 27 декабря 2000 г. N 163 <31>, не предусмотрена возможность выполнения оперативных переключений в электроустановке персоналом сторонних организаций. Оперативные переключения должен производить персонал эксплуатирующей организации, прошедший специальную подготовку (п. 4.5.4 Правил работы с персоналом в организациях электроэнергетики Российской Федерации, утвержденных Приказом Минтопэнерго России от 19 февраля 2000 г. N 49 <32>). Согласно пункту 2.3.2 Инструкции по переключениям в электроустановках, утвержденной Приказом Минэнерго России от 30 июня 2003 г. N 266 <33>, переключения в электроустановках разрешается выполнять только обученному и прошедшему проверку знаний оперативному персоналу. ——————————— <31> Текст документа см.: Минэнерго России. М., 2000; Библиотека инженера по охране труда. 2001. N 3. <32> Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2000. N 14. <33> М.: НЦ ЭНАС, 2004 (Инструкция).

Таким образом, индивидуальный проект от неиндивидуального отличается, как правило, повышенным размером платы за технологическое присоединение и спецификой заключения и исполнения договора, например в части права присоединяемого выполнить мероприятия по технологическому присоединению вне границы своего земельного участка.

Список литературы

1. Сейнароев Б. М. Правовые вопросы договора на снабжение электроэнергией предприятий и организаций. Алма-Ата: Казахстан, 1975. 2. Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении. М.: Юридическая литература, 1974. 3. Корнеев С. М. Юридическая природа договора энергоснабжения // Закон. 1995. N 6. 4. Иванов А. Л. Судьбы судей // РБК daily. 2013. 20 мая. 5. Государственное ценовое регулирование рынков электрической энергии и мощности: Учебно-метод. пособие / Отв. ред. И. В. Редькин. М.: Совет рынка. 6. Тихомиров Ю. Л. Публичное право: падения и взлеты // Государство и право. 1996. N 1. 7. Красавчиков О. Л. Юридические факты в советском гражданском праве. М.: Госюриздат, 1958. 8. Захаров Ю. Ю. Правовые аспекты реформирования электроэнергетики. М.: Арбитражная практика, 2005. 9. Шешенин Е. Д. Общие проблемы обязательств по оказанию услуг // Антология уральской цивилистики. 1925 — 1985: Сб. ст. М.: Статут, 2001. 10. Красавчиков О Л. Гражданские организационно-правовые отношения // Антология уральской цивилистики. 1925 — 1985: Сб. ст. М.: Статут, 2001.

/»Энергетика и право», 2013, N 3/

Квалификация договора

Согласно абз. 15 пункта 1 статьи 26 Федерального закона «Об электроэнергетике» по договору об осуществлении технологического присоединения сетевая организация принимает на себя обязательства: 1) по реализации мероприятий, необходимых для осуществления такого технологического присоединения, в том числе: — по разработке и в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об электроэнергетике, согласованию с системным оператором технических условий; — по обеспечению готовности объектов электросетевого хозяйства, включая их проектирование, строительство, реконструкцию, к присоединению энергопринимающих устройств и (или) объектов электроэнергетики; 2) по урегулированию отношений с третьими лицами в случае необходимости строительства (модернизации) такими лицами принадлежащих им объектов электросетевого хозяйства (энергопринимающих устройств, объектов электроэнергетики). В отличие от договора возмездного оказания услуг по передаче электрической энергии законодатель не установил квалификацию договора об осуществлении технологического присоединения. В настоящее время высказываются следующие точки зрения на юридическую природу договора об осуществлении технологического присоединения. Согласно первой точке зрения договор об осуществлении технологического присоединения является договором возмездного оказания услуг <1>. По этому договору сетевая организация обязуется совершить комплекс технических мероприятий по присоединению к сети энергоустановок данного участника рынка, а последний обязуется выполнить ряд технических условий (которые могут рассматриваться как технические предпосылки договора) и оплатить указанную услугу сетевой организации по тарифу, устанавливаемому ФСТ России или региональными энергетическими комиссиями <2>. ——————————— <1> В соответствии с ч. 1 ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги, а заказчик — оплатить эти услуги. <2> См.: Свирков С. А. Договорные обязательства в электроэнергетике. М.: Статут, 2006. С. 206.

Ю. В. Романец отмечает, что всем услугам присущ общий признак: «…результату предшествует совершение действий, не имеющих материального воплощения, составляющих вместе с ним единое целое. Поэтому при оказании услуг продается не результат, а действие к нему» <3>. ——————————— <3> Романец Ю. Договор возмездного оказания услуг // Закон. 1999. N 10.

Технологическое присоединение как предмет договора — это услуга, состоящая в выполнении технологических и формальных предпосылок для получения возможности заключить договор энергоснабжения или купли-продажи и передачи электрической энергии <4>. ——————————— <4> Елисеев И. С. Технологическое присоединение — pro et contra // Энергетика и право. 2009. N 1.

Результатом договора об осуществлении технологического присоединения в случае отнесения его к обязательствам возмездного оказания услуг выступает создание сетевой организацией для присоединяемого лица возможности (предпосылок) заключить договор энергоснабжения или купли-продажи электрической энергии и мощности и получать через присоединенную сеть электроэнергию и мощность в пределах максимальной мощности присоединяемого энергопринимающего устройства и (или) выдавать в сеть электроэнергию и мощность в пределах установленной мощности объекта по производству электрической энергии и мощности. Согласно второй точке зрения договор об осуществлении технологического присоединения является разновидностью обязательств по производству работ (договором подряда) <5>. Например, такой точки зрения придерживается Ю. Ю. Захаров. Он отмечает, что в отличие от инфраструктурных договоров в электроэнергетике, направленных на оказание услуг, правовая природа договора об осуществлении технологического присоединения более близка к подрядным отношениям. В рамках этого договора сетевая организация обязана выполнить мероприятия по фактическому присоединению энергооборудования к сети, что, по сути, является работами и имеет конечный овеществленный результат. Поэтому к договору об осуществлении технологического присоединения должны применяться нормы ГК РФ о договоре подряда <6>. ——————————— <5> Согласно ч. 1 ст. 702 ГК РФ по договору подряда подрядчик обязуется выполнить по заданию заказчика определенную работу, а заказчик — принять результат работы и оплатить его. <6> См.: Захаров Ю. Ю. Заключение и исполнение инфраструктурных договоров в электроэнергетике // Хозяйство и право. 2005. N 7. С. 20 — 21.

По мнению Е. Д. Шешенина, предметом договора подряда являются результаты, воплощающиеся в товарах (вещах), а предметом договоров оказания услуг — «результаты деятельности, не существующие отдельно от исполнителей и не являющиеся вещами» <7>. ——————————— <7> Шешенин Е. Д. Классификация гражданско-правовых обязательств по оказанию услуг // Гражданское право и сфера обслуживания. Свердловск, 1984. С. 42 — 44.

Основным отличием обязательств по оказанию услуг от обязательств подрядного типа является результат осуществляемой услугодателем деятельности: если в обязательствах подрядного типа результат выполненных работ всегда имеет овеществленную форму, то в обязательствах об оказании услуг результат деятельности исполнителя не имеет овеществленного содержания. Исходя из того, что одним из важнейших моментов при заключении договора об осуществлении технологического присоединения является определение лица, в собственности которого будет находиться вновь созданный в ходе исполнения договора объект электросетевого хозяйства, квалификация сделки является актуальным и значимым моментом при формировании правоотношения. Так, например, если договор, заключаемый между потребителем и сетевой организацией, подпадает под признаки договора возмездного оказания услуг (гл. 39 ГК РФ), собственником нового объекта электросетевого хозяйства становится сетевая организация. Если рассматривать договор об осуществлении технологического присоединения как договор подряда, то собственником становится потребитель, который сам, как правило, не имеет профессиональных навыков по обслуживанию указанного объекта и будет вынужден заключать договор об оказании эксплуатационных услуг с сетевой организацией либо с иной организацией, оказывающей подобные услуги, и нести дополнительные расходы в течение всего периода существования физической связи энергопринимающего устройства с объектом электросетевого хозяйства. В случае отнесения договора об осуществлении технологического присоединения к договору подряда размывается ответственность за содержание объектов электросетевого хозяйства, усложняется процесс управления такими объектами в силу необходимости соблюдения требований гражданского законодательства по вопросам владения, пользования и распоряжения объектами, находящимися в долевой собственности, в том числе по вопросу присоединения нового энергопринимающего устройства, принадлежащего третьему лицу. В конечном счете долевая собственность на объекты электросетевого хозяйства затруднит обеспечение недискриминационного доступа к услуге по передаче электрической энергии, а вопросы тарификации услуг по передаче электрической энергии по объектам электросетевого хозяйства, находящимся в долевой собственности, на сегодняшний день требуют теоретической проработки и осмысления. Согласно третьей точке зрения договор об осуществлении технологического присоединения является смешанным договором, то есть договором, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (ч. 3 ст. 421 ГК РФ). Сторонники данной точки зрения высказывают мнение о сочетании в договоре об осуществлении технологического присоединения элементов договора возмездного оказания услуг с элементами договора подряда <8>. ——————————— <8> См.: Городов О. А. Договоры в сфере электроэнергетики. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 135.

В юридической литературе также высказывалась точка зрения о том, что договор об осуществлении технологического присоединения является договором простого товарищества четвертая точка зрения). Согласно пункту 1 статьи 1041 ГК РФ по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели. «Однако каждый из контрагентов… имеет свой интерес, который не совпадает с интересом партнера. Поэтому в решающей степени договор о технологическом присоединении не может быть отнесен к договору простого товарищества» <9>. Кроме этого, «представляется, что… результат совместной деятельности не может быть признан объектом… долевой собственности в силу своего существа» <10>. ——————————— <9> Рецлов С. Проблемы квалификации договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям // Хозяйство и право. 2009. N 2. С. 103. <10> Там же. С. 104.

Судебная практика по вопросу юридической квалификации договора об осуществлении технологического присоединения первоначально исходила из того, что для определения содержания сделки имеет значение выяснение воли лица, вопроса о том, на достижение какого именно правового результата она была направлена. При заключении договора воля сторон была направлена на создание условий для обеспечения энергоснабжения строящегося производственного комплекса, а не на строительство для общества трансформаторной подстанции как результата работ с целью передачи ее по окончании строительства в собственность истца <11>. ——————————— <11> См.: Постановление ФАС Уральского округа от 7 октября 2010 г. по делу N А50-1511/2010.

В других судебных решениях суд напрямую констатирует, что по своей природе договор об осуществлении технологического присоединения к объектам электросетевого хозяйства является договором возмездного оказания услуг, регулирование которого осуществляется положениями главы 39 ГК РФ <12>. ——————————— <12> См.: Постановление ФАС Уральского округа от 7 октября 2010 г. по делу N А50-1511/2010.

В то же время, исходя из содержания Постановления Президиума ВАС РФ от 10 июля 2012 г. N 2551/12, суд не согласился с классификацией договора об осуществлении технологического присоединения ни как договора возмездного оказания услуг, ни как смешанного договора, включающего в себя элементы договоров возмездного оказания услуг и подряда. «Настоящий договор по своей правовой природе является договором технологического присоединения» <13>. ——————————— <13> Вестник ВАС РФ. 2012. N 11.

В соответствии с точкой зрения автора публикации договор об осуществлении технологического присоединения соответствует признакам договора возмездного оказания услуг (гл. 39 ГК РФ) и является консенсуальным, возмездным, двусторонним.

Состав правоотношения при осуществлении технологического присоединения

Как указывается в юридической литературе, в состав правоотношения включаются следующие элементы: субъекты, содержание, под которым понимается юридическое содержание (права и обязанности участников), и объекты, на которые направлено правоотношение <14>. ——————————— <14> См.: Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении. М.: Юридическая литература, 1974. С. 203.

Субъектами, или сторонами, договора об осуществлении технологического присоединения, как правило, выступают, с одной стороны, сетевая организация <15>, с другой — заявитель (юридическое или физическое лицо), владеющий на законном основании энергопринимающим устройством и (или) объектом электроэнергетики <16>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Статья А. В. Смагина «Сетевые организации в российской электроэнергетике: понятие, признаки» включена в информационный банк. —————————————————————— <15> Попытка раскрыть понятие «сетевая организация» осуществлена автором в публикации «Сетевые организации в российской электроэнергетике: понятие, признаки» // Энергетика и право. 2012. N 2. С. 32 — 41. <16> Как правило, заявитель имеет намерение осуществить технологическое присоединение в отношении впервые вводимых в эксплуатацию и (или) ранее присоединенных реконструируемых энергопринимающих устройств и (или) объектов электроэнергетики. В последнем случае необходимо наличие дополнительного признака, которым является либо необходимость увеличения максимальной мощности, либо случай, не влекущий пересмотр величины максимальной мощности: изменение категории надежности электроснабжения ранее присоединенных энергопринимающих устройств, изменение точек присоединения, изменение вида производственной деятельности, влияющего на необходимость изменение вида производственной деятельности, влияющего на необходимость изменения схемы внешнего электроснабжения ранее присоединенных энергопринимающих устройств и (или) объектов электроэнергетики.

Если субъектами правоотношения являются сетевая организация и заявитель, то договор об осуществлении технологического присоединения в силу норм законодательства Российской Федерации об электроэнергетике носит публичный характер и сетевая организация не вправе отказаться от его заключения (абз. второй п. 1 ст. 26 Федерального закона «Об электроэнергетике», ст. 426 ГК РФ). Как отмечено в решении ВАС РФ от 12 августа 2011 г. N ВАС-9742/11, поскольку во исполнение статьи 26 Федерального закона «Об электроэнергетике» на сетевую организацию как сторону публичного договора об осуществлении технологического присоединения возложена обязанность по осуществлению мероприятий, необходимых для осуществления технологического присоединения, в том числе мероприятий, обеспечивающих создание технических условий технологического присоединения в отношении любого обратившегося к такой организации заявителя, абзац второй пункта 3 Правил ТП обоснованно обязывает сетевую организацию заключить указанный договор, даже если на дату обращения заявителя с заявкой на технологическое присоединение принадлежащих ему энергопринимающих устройств отсутствовала техническая возможность технологического присоединения соответствующих устройств. Отсутствие в Правилах ТП оспариваемой нормы позволяло бы сетевым организациям необоснованно уклоняться от осуществления предусмотренных статьей 26 Федерального закона «Об электроэнергетике» мероприятий по технологическому присоединению, которые необходимы для осуществления такого технологического присоединения, в том числе мероприятий, обеспечивающих создание технических условий технологического присоединения в отношении соответствующего заявителя <17>. ——————————— <17> Текст решения ВАС РФ см. на сайте http://kad. arbitr. ru.

При остальных вариантах субъектного состава указанного правоотношения вопрос присоединения, как правило, носит добровольный характер и решается по усмотрению владельца энергопринимающего устройства или объекта электроэнергетики. Согласно пункту 4 статьи 26 Федерального закона «Об электроэнергетике» владелец энергопринимающего устройства или объекта электроэнергетики, ранее технологически присоединенного в надлежащем порядке, по согласованию с сетевой организацией вправе присоединить к своим сетям иного владельца объекта электроэнергетики (иного потребителя) при условии соблюдения выданных ранее технических условий. В этом случае между владельцем энергопринимающего устройства и иным потребителем заключается договор технологического присоединения, плата по которому устанавливается в соответствии с правилами и в порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации об электроэнергетике. Согласно пункту 2 статьи 26 Федерального закона «Об электроэнергетике» условия договоров об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям, за исключением индивидуальных технических условий, являются одинаковыми для всех юридических и физических лиц. В настоящее время Правила ТП содержат утвержденные типовые формы договора об осуществлении технологического присоединения, используемые при присоединении энергопринимающих устройств менее 670 кВт, принадлежащих различным группам потребителей, по неиндивидуальному проекту. Правила ТП устанавливают, что одними из существенных условий договора являются перечень мероприятий по технологическому присоединению (определяется в технических условиях, являющихся неотъемлемой частью договора) и обязательства сторон по их выполнению. Как указывается в Постановлении ВАС РФ от 18 мая 2011 г. N 16008/10, распределение мероприятий по технологическому присоединению и обязанностей по их выполнению между заявителем и сетевой организацией производится по границе участка заявителя <18> в соответствии Правилами ТП: заявитель исполняет обязательства в пределах границ участка, на котором расположены присоединяемые энергопринимающие устройства заявителя, сетевая организация исполняет указанные обязательства (в том числе в части урегулирования отношений с иными лицами) до границ участка, на котором расположены присоединяемые энергопринимающие устройства заявителя <19>. ——————————— <18> Пунктом 16.1 Правил ТП определено, что под границей участка заявителя понимаются подтвержденные правоустанавливающими документами границы земельного участка, либо границы иного недвижимого объекта, на котором (в котором) находятся принадлежащие потребителю на праве собственности или на ином законном основании энергопринимающие устройства, либо передвижные объекты заявителей, указанные в пункте 13 Правил ТП, в отношении которых предполагается осуществление мероприятий по технологическому присоединению. <19> Вестник ВАС РФ. 2011. N 8.

Именно определение сторонами (при заключении договора) порядка разграничения балансовой принадлежности объектов и закрепленное в Правилах ТП правовое регулирование распределения обязательств сторон по выполнению мероприятий по технологическому присоединению отличают договор об осуществлении технологического присоединения от договора подряда. Ю. Ю. Захаров высказывает мнение о том, что предмет рассматриваемого договора составляют мероприятия по технологическому присоединению, которые исчерпывающим образом определены в Правилах ТП <20>. С данной точкой зрения нельзя согласиться, так как, по нашему мнению, в ходе исполнения мероприятий достигается результат, характеризующий предмет договора — создание возможности потреблять электрическую энергию и мощность и заключать в будущем предусмотренные законодательством Российской Федерации об электроэнергетике договоры. Таким образом, предмет договора об осуществлении технологического присоединения индивидуализирует предмет исполнения — присоединение в указанных в договоре точках, обеспечивающее потребление определенной договором мощности по определенной сторонами категории электроснабжения. ——————————— <20> Захаров Ю. Ю. Указ. соч. С. 21.

Выполнение сторонами договора мероприятий по технологическому присоединению, как было отмечено ранее, является одной из составляющих процедуры технологического присоединения. В свою очередь, сами мероприятия образуют комплекс следующих взаимосвязанных действий: подготовка и выдача сетевой организацией технических условий, в том числе согласование их с системным оператором в случаях, установленных Правилами ТП; разработка сетевой организацией и заявителем (в границах его земельного участка) проектной документации; выполнение технических условий со стороны сетевой организации и со стороны заявителя; проверка и осмотр с участием представителей Ростехнадзора присоединяемых энергопринимающих устройств; осуществление сетевой организацией фактического присоединения объектов заявителя. Здесь необходимо обратить внимание на то, что, с одной стороны, мероприятия выполняются сторонами в ходе реализации договорных обязательств, а с другой стороны, часть мероприятий является отдельным этапом указанной процедуры. При этом фактом исполнения договора об осуществлении технологического присоединения является фактическое присоединение — комплекс технических и организационных мероприятий, обеспечивающих физическое соединение (контакт) объектов электросетевого хозяйства сетевой организации с объектами заявителя без осуществления фактической подачи (приема) напряжения и мощности на объект заявителя (фиксация коммутационного аппарата в положении «отключено»). Исходя из сопоставления этапов процедуры и состава мероприятий по технологическому присоединению можно сделать вывод о том, что на сегодняшний день они не синхронизированы между собой, так как сами мероприятия содержат часть этапов процедуры, в том числе предусматривают включение коммутационного аппарата, в то время как процедура после выполнения мероприятий содержит этап получения разрешения на допуск в эксплуатацию объекта заявителя и фактическое присоединение без подачи напряжения (фиксация коммутационного аппарата в положении «отключено»). Таким образом, этапы процедуры и состав мероприятий требуют уточнений путем внесения изменений в Правила ТП. В целях обеспечения недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии процедура технологического присоединения должна включать этап заключения договора оказания услуг по передаче электроэнергии, опосредующего это правоотношение.

Заключение

Учитывая изложенное, во-первых, можно констатировать, что технологическое присоединение образует самостоятельное правоотношение в электроэнергетике, так как: 1) услуги по передаче электрической энергии и технологическому присоединению оказываются на основании отдельных гражданско-правовых договоров, поименованных в Федеральном законе «Об электроэнергетике»: а) договор об осуществлении технологического присоединения (п. 1 ст. 26); б) договор возмездного оказания услуг по передаче электрической энергии <21> (п. 2 ст. 26). При этом предмет и другие существенные условия указанных договоров (п. 1 ст. 432 ГК РФ) не совпадают. Кроме этого, установленная в законодательстве Российской Федерации об электроэнергетике взаимосвязь между рассматриваемыми договорами, выражающаяся в невозможности заключить договор оказания услуг по передаче электрической энергии ранее заключения договора об осуществлении технологического присоединения, также говорит о наличии самостоятельных предметов правового регулирования; ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Статья А. В. Смагина «Некоторые вопросы, связанные с договором возмездного оказания услуг по передаче электрической энергии» включена в информационный банк. —————————————————————— <21> О договоре оказания услуг по передаче электрической энергии см. публикацию автора «Некоторые вопросы, связанные с договором возмездного оказания услуг по передаче электрической энергии» // Энергетика и право. 2012. N 3. С. 19 — 31.

2) Федеральный закон «Об электроэнергетике» и Федеральный закон от 17 августа 1995 г. N 147-ФЗ «О естественных монополиях» <22> устанавливают самостоятельное регулирование договора оказания услуг по передаче электрической энергии и полномочия органов исполнительной власти в области государственного регулирования тарифов. При этом деятельность по передаче электроэнергии, в отличие от деятельности по технологическому присоединению, в соответствии с законодательством Российской Федерации относится к сферам деятельности, осуществляемым субъектами естественных монополий; ——————————— <22> СЗ РФ. 1995. N 34. Ст. 3426.

3) в соответствии с пунктом 1 статьи 26 Федерального закона «Об электроэнергетике» технологическое присоединение носит однократный характер. Технологическое присоединение энергопринимающих устройств юридических и физических лиц к электрическим сетям осуществляется на основании возмездного договора, действие которого прекращается исполнением договора, то есть осуществлением присоединения и оплатой технологического присоединения» <23>, в то время как договор оказания услуг по передаче электрической энергии носит длящийся характер и, как правило, услуга оказывается в течение всего времени существования физического соединения между объектами электросетевого хозяйства и энергопринимающим устройством или объектом электроэнергетики. В отношении договора оказания услуг по передаче электрической энергии, заключенного на определенный срок, законодательство Российской Федерации об электроэнергетике предусматривает возможность пролонгации его на тот же срок и на тех же условиях, если до окончания срока действия договора ни одна из сторон не заявит о его прекращении, изменении либо о заключении нового договора; ——————————— <23> Дробышев П. Ю., Куделич М. И. и др. Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону «Об электроэнергетике». М.: Деловой экспресс, 2003. С. 206.

4) публичный характер правоотношения по технологическому присоединению в соответствии с квалифицирующим признаком, указанным в статье 426 ГК РФ, а именно характер деятельности коммерческой организации, приобретает при наличии определенного Федеральным законом «Об электроэнергетике» субъектного состава. В то же время предмет и содержание договора об осуществлении технологического присоединение, как правило, не зависят от субъектного состава правоотношения. Во-вторых, можно говорить о необходимости совершенствования законодательства, регулирующего правоотношения по технологическому присоединению, в части: уточнения процедуры и состава мероприятий по технологическому присоединению; уменьшения числа существенных условий договора; разграничения обязательств по выполнению мероприятий между сторонами по индивидуальному проекту; установления особенностей технологического присоединения объектов по производству электрической энергии и мощности и объектов электросетевого хозяйства смежных сетевых организаций; определения порядка ввода энергопринимающих устройств и объектов электроэнергетики в работу. В-третьих, Правила ТП обеспечивают недискриминационный доступ к услугам по передаче электрической энергии и в конечном счете возможность потребления электрической энергии и мощности, а договор об осуществлении технологического присоединения как правовая конструкция обеспечивает реализацию необходимых мероприятий для осуществления технологического присоединения в согласованные сторонами сроки. Правильное сочетание публичного и частноправового регулирования технологического присоединения обеспечивает недискриминационный доступ к электроэнергии и развитие конкуренции и экономики в целом.

Список литературы

1. Свирков С. А. Договорные обязательства в электроэнергетике. М.: Статут, 2006. 2. Романец Ю. Договор возмездного оказания услуг // Закон. 1999. N 10. 3. Елисеев И. С. Технологическое присоединение — pro et contra // Энергетика и право. 2009. N 1. 4. Захаров Ю. Ю. Заключение и исполнение инфраструктурных договоров в электроэнергетике // Хозяйство и право. 2005. N 7. 5. Шешенин Е. Д. Классификация гражданско-правовых обязательств по оказанию услуг // Гражданское право и сфера обслуживания. Свердловск, 1984. 6. Городов О. А. Договоры в сфере электроэнергетики. М.: Волтерс Клувер, 2007. 7. Рецлов С. Проблемы квалификации договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям // Хозяйство и право. 2009. N 2. 8. Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении. М.: Юридическая литература, 1974. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Статья А. В. Смагина «Сетевые организации в российской электроэнергетике: понятие, признаки» включена в информационный банк. —————————————————————— 9. Смагин А. В. Сетевые организации в российской электроэнергетике: понятие, признаки // Энергетика и право. 2012. N 2. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Статья А. В. Смагина «Некоторые вопросы, связанные с договором возмездного оказания услуг по передаче электрической энергии» включена в информационный банк. —————————————————————— 10. Смагин А. В. Некоторые вопросы, связанные с договором возмездного оказания услуг по передаче электрической энергии // Энергетика и право. 2012. N 3. 11. Дробышев П. Ю., Куделич М. И. и др. Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону «Об электроэнергетике». М.: Деловой экспресс, 2003.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *