Досудебные сделки по делам из причинения вреда жизни и здоровью моряков

(Сидорук А. А.) ("Международное публичное и частное право", 2013, N 6) Текст документа

ДОСУДЕБНЫЕ СДЕЛКИ ПО ДЕЛАМ ИЗ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЮ МОРЯКОВ

А. А. СИДОРУК

Сидорук Алексей Александрович, юрист международной юридической фирмы "Lex maris" (представительство в Калининграде).

В настоящей статье рассматриваются досудебные сделки как способ разрешения во внесудебном порядке возникшего гражданско-правового спора между иностранным судовладельцем и российским моряком или его семьей в связи с причинением вреда жизни и здоровью моряка во время его работы на борту морского судна.

Ключевые слова: досудебные сделки, вред жизни и здоровью, судовладелец, страховщик.

Prejudicial transactions on cases of causing harm to life and health of seamen A. A. Sidoruk

By this present article are examined out of court deals as a way to resolve civil law dispute which arose between foreign shipowner and Russian seaman or his family in connection with injury to health and life of seaman during his service onboard merchant vessel under a foreign flag.

Key words: prejudicial transactions, harm to life and health, ship owner, insurer.

Со времен античного торгового мореплавания на протяжении тысячелетий риск морского предприятия оправдывался значительной выгодой, которую приносила судовладельцам перевозка грузов и пассажиров морем. Стремление судовладельцев к получению сверхприбыли приводило к пренебрежению минимальными стандартами безопасного плавания и, как следствие, подвергало опасности жизнь и здоровье моряков и пассажиров. В целях сохранения человеческой жизни на море, предупреждения и уменьшения морских аварий, начиная с первой Международной конференции по охране человеческой жизни на море, которая состоялась в Лондоне в 1914 г., мировое сообщество предпринимало усилия по созданию и дальнейшему развитию международно-правовых норм, направленных на обеспечение безопасности на морском транспорте и совершенствование механизмов контроля за их применением. К сожалению, негласный и естественный конфликт приоритетов между получением коммерческой выгоды и соблюдением правил безопасности при перевозке грузов и пассажиров даже в современных условиях является доминирующей первоначальной причиной возникновения аварийных ситуаций, влекущих человеческие жертвы. За последнее десятилетие погибло 2395 морских судов (валовой вместимостью 20 и более регистровых тонн) <1>. Ежегодно сотни моряков погибают и тысячи получают тяжкий вред здоровью в результате несчастных случаев на торговых судах. Большинство случаев со смертельным исходом или с тяжким причинением вреда здоровью моряков происходят на судах, плавающих под т. н. удобными флагами, т. е. на судах, государственные флаги которых не совпадают с национальностью (государственной принадлежностью) судовладельцев и членов экипажа <2>. В результате гражданско-правовых последствий возникает вопрос деликтной ответственности, осложненный иностранным элементом и, как следствие, спор между судовладельцем и потерпевшим (моряком или его семьей) относительно компенсации причиненного вреда и освобождения судовладельца от предполагаемой или возможной ответственности. В большинстве случаев такие споры разрешаются во внесудебном порядке посредством досудебной сделки. Какова правовая природа таких сделок и в чем их суть? В какой форме они заключаются и какие условия содержат? Каким образом устанавливаются минимальные стандарты компенсации? Какова роль международных профсоюзных организаций и клубов взаимного страхования судовладельцев в досудебных сделках? Какие последствия для сторон порождают данные сделки? Эти и другие вопросы по досудебным сделкам, по делам из причинения вреда жизни или здоровью моряка рассматриваются в настоящей статье. -------------------------------- <1> The Handbook of maritime economics and business / Ed. by C. Th. Grammenos. 2nd ed. London: Lloyd's list, 2010. P. 532 - 533. <2> Ibid. P. 520.

Судовладелец как работодатель и причинитель вреда стремится с наименьшими материальными потерями для себя разрешить вопрос возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью моряка, и при этом добиться максимального правового обеспечения как в отношении получения суммы возмещения надлежащими лицами, которым был причинен вред (потенциальным истцам), так и в отношении окончательного урегулирования данного вопроса выплачиваемой суммой, прежде всего исключить возможность судебного разбирательства. Названные цели судовладелец и его представители, в первую очередь страховщики, в основном реализуют посредством досудебной сделки. В двух случаях досудебная сделка по делам о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью моряка, имеет место по инициативе или при доброй воле судовладельца. Во-первых, когда в трудовом договоре предусмотрена такая компенсация, определены ее размер и круг лиц, которым она должна быть выплачена; во-вторых, когда отсутствует условие в трудовом договоре о компенсации, но имели место обстоятельства, указывающие на явные противоправные действия или бездействие судовладельца, в результате которых был причинен вред жизни или здоровью моряка. Важной особенностью является то, что согласно ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) <3> морское судно - источник повышенной опасности, и судовладелец несет ответственность независимо от наличия вины, если не докажет, что вред возник вследствие форс-мажорных обстоятельств или умысла моряка. Более того, по содержанию указанной статьи ГК РФ безвиновная ответственность владельца источника повышенной опасности не носит какой-либо ограниченный характер и устанавливается в том же объеме и размере, что и при наличии вины причинителя вреда. -------------------------------- <3> Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ). Часть 2 от 26 янв. 1996 г. N 14-ФЗ (действующая ред.) // СПС "КонсультантПлюс". URL: http://www. consultant. ru/popular/gkrf2 (дата обращения: 26.10.2012).

Как правило, договорная компенсация в связи с причинением вреда жизни или здоровью моряка предусмотрена условиями стандартного коллективного договора Международной федерации профсоюзов работников транспорта (МФТ) об общей стоимости экипажа для судов, зарегистрированных под удобным флагом. Такой коллективный договор, во многом благодаря кампании МФТ по борьбе с удобными флагами, заключается между МФТ или национальным профсоюзом - членом федерации, - с одной стороны и судовладельцем - с другой. Коллективный договор действует (осуществляет "покрытие") в отношении отдельного судна или группы судов, принадлежащих судовладельцу, подписавшему договор. Каждый моряк, работающий на судне, "покрытом" коллективным договором МФТ, подписывает персональный трудовой договор, условиями которого являются условия коллективного договора. Как показала судебная практика, положения вышеуказанного коллективного договора в отношении размера компенсации за вред, причиненный жизни или здоровью моряка, а также круга лиц, имеющих право на получение компенсации в случае гибели моряка, носят последовательный и буквальный характер. Через условия коллективного договора МФТ устанавливаются минимальные стандарты компенсации за вред, причиненный жизни или здоровью моряка, которые время от времени корректируются в сторону повышения. На деле реализуется своевременно отражающий тенденции, эффективный и сбалансированный механизм установления минимальных стандартов компенсации, принимаемый ключевыми сторонами международного морского рынка труда: моряк - судовладелец - власти флага судна. При этом необходимо отметить, что данные стандарты компенсации применяются в том случае, когда не совпадает национальность (государственная принадлежность) моряка, судовладельца и судна. В случае единства национальности сторон вопросы компенсации регулируются соответствующим внутренним национальным законодательством. Обычно, по условиям коллективного договора, бенефициарий (получатель) договорной компенсации определяется понятием "next of kin", которое означает ближайшего родственника погибшего, к которому переходит наследство при отсутствии завещания. Согласно ст. 1142 ГК РФ, ближайшими родственниками погибшего и наследниками первой очереди являются супруга (вдова), дети и родители погибшего. Как следствие, со стороны бенефициария допускается множественность лиц. Более того, в данном случае понятие "next of kin" не определяет: является ли компенсация наследством или нет, а применяется как критерий, определяющий тех лиц, которым должна быть оплачена компенсация, предусмотренная трудовым (коллективным) договором. Действующая редакция стандартного коллективного договора МФТ об общей стоимости экипажа для судов, зарегистрированных под удобным флагом, предусматривает следующую компенсацию: в случае гибели моряка - 90882 доллара США, в случае потери 100% трудоспособности - та же сумма для членов судовой команды и 151470 долларов США для старшего командного состава судна (капитана, старшего помощника и старшего механика). В 2014 г. эти суммы составят 95949 и 159914 долларов США соответственно <4>. Условия коллективного договора, определяющие круг лиц, наделенных правом на получение договорной компенсации, могут отличаться от договора к договору. Поэтому в каждом отдельном случае необходимо обращаться к оригинальному тексту действующего коллективного договора, а не ссылаться на стандартные (типовые) формы. -------------------------------- <4> ITF Uniform TCC collective agreement for crews on flag of convenience ships, 1 Jan. 2012-14 // ITF offidal site. URL: http://www. itfseafarers. org/files/seeal-sodocs/33560/ITFUniformTCCCBA20122014.pdf (дата обращения: 26.10.2012).

Многие потерпевшие (моряки или их родственники) считают компенсацию, предусмотренную трудовым договором, страховым возмещением (выплатой). Однако это неверно. Во-первых, обязательство по выплате данной компенсации несет одна из сторон трудового договора, а именно судовладелец - как работодатель. При причинении вреда жизни моряка трудовой договор, в отношении компенсации, становится договором, заключенным в пользу третьего лица - ближайшего родственника (вдовы, родителей, несовершеннолетних детей) погибшего моряка или названного моряком бенефициария, в зависимости от редакции соответствующего условия коллективного договора. Во-вторых, ни для исполнения обязательства, ни для получателя компенсации не имеет значения, оплатит компенсацию судовладелец сам, или это сделает за него его страховщик или другое лицо. В-третьих, несмотря на то, что во многих трудовых (коллективных) договорах содержатся условия, обязывающие судовладельца заключить договор страхования, по которому будет застрахован риск ответственности по деликтным обязательствам, выбор остается за судовладельцем - ограничить свои имущественные потери страховой премией или в полном объеме из собственных средств исполнять эти обязательства. Застрахованные риски ответственности судовладельца повышают надежность, обеспеченность исполнения требований моряка или его родственников о возмещении причиненного вреда, т. к. в случае несостоятельности судовладельца требования могут быть предъявлены непосредственно страховщику в пределах страховой суммы. В то же время необходимо учитывать спорную правовую проблему в отношении правила - "оплачивается то, что оплачено" ("pay to be paid") <5>, т. е. страховщик выплачивает выгодоприобретателю или возмещает страхователю то, что уже оплачено последним. Таким образом, если требования будут предъявлены судовладельцу, для моряка или его родственников речь всегда будет идти об исполнении договорных обязательств судовладельца или о досудебной сделке по возмещению вреда, но не о страховом возмещении. -------------------------------- <5> Hazelwood S. J., Semark D. P & I Clubs law and practice. 4th ed. London: Lloyd's list, 2010. P. 335 - 341.

Обычно судовладелец в качестве страхователя осуществляет страхование риска своей имущественной ответственности, в т. ч. по обязательствам из причинения вреда жизни или здоровью моряка, путем "введения" своих морских судов в клубы взаимного страхования судовладельцев, более известные как "Пи энд ай клубы" ("P & I Clubs"). В делах из причинения вреда жизни или здоровью моряка, кроме выплаты компенсации (функция возмещения), клубы осуществляют защиту интересов своих членов (судовладельцев) через представителей клуба (корреспондентов) в большинстве стран мира. Защита интересов судовладельцев со стороны клуба включает и юридическую помощь в судах по искам о взыскании вреда (имущественного и морального), причиненного жизни или здоровью моряка. Поэтому клубы выступают исключительно в интересах судовладельца, т. к. заинтересованы максимально уменьшить его имущественную ответственность, а значит, свои материальные потери (убытки), которые они понесут во исполнение договора имущественного страхования путем выплаты либо компенсации, согласно досудебной сделке, которая будет носить исчерпывающий и окончательный характер, либо суммы возмещения по судебному решению. Несправедливо и необоснованно со стороны судовладельца или его страховщика требовать от моряка или его родственников заключить сделку, на основании которой будет выплачена сумма компенсации, определенная в трудовом (коллективном) договоре, с условием, что получатель компенсации отказывается от права предъявлять требования в дальнейшем, признает данную компенсацию как полностью возмещающую возможно причиненный вред. В то же время указывается, что факт выплаты компенсации не может рассматриваться как признание или подтверждение вины судовладельца. Это тем более неправильно, когда в трудовом договоре оговорено, что выплата компенсации не должна влиять на право требовать возмещения вреда на основании деликтной ответственности, согласно действующему законодательству ("компенсация по закону"). Резолюция Международной морской организации (ИМО) N А.931(22) <6> содержит типовую (модельную) форму расписки, которую рекомендуется использовать при выплате компенсации, предусмотренной трудовым договором. В данной форме четко определено, что выплата компенсации не ограничивает права моряка или его родственников на предъявление иска (требований) по взысканию вреда, причиненного жизни или здоровью моряка по правилам, предусмотренным законом. Поэтому суд, при наличии указанных обстоятельств, должен рассматривать такую досудебную сделку не иначе как только подтверждение исполнения судовладельцем обязательств по трудовому договору в отношении компенсации. В деле Tarasevich v. Estwind Transport Limited et al. <7>, которое рассматривалось Федеральным судом Южного округа Нью-Йорка по иску российского моряка о взыскании вреда, причиненного его здоровью во время работы на борту судна "Вудал", плавающего по флагом Либерии, судья на предварительном заседании приказал судовладельцу и его страховщикам немедленно, в бесспорном и безусловном порядке, безотносительно к возможному решению по данному процессу, выплатить моряку компенсацию, предусмотренную трудовым договором. -------------------------------- <6> IMO Resolution A.931(22) adopted on 29 Nov. 2001 // IMO official site. URL: http://www. imo. org/OurWork/Legal/JointIMOILOWorkingGroupsOnSeafarerIs-sues/Documents/931.pdf (дата обращения: 26.10.2012). <7> Tarasevich v. Eastwind Transport Ltd. U. S. Dist. Lexis, 2003.

В отличие от многих стран с цивильной системой права (Франция, Германия и др.), к которой относится и Россия, действующее Российское гражданское законодательство не содержит специальных норм касательно досудебных сделок в целом или досудебных сделок по делам из причинения вреда жизни или здоровью гражданина в частности. Следовательно, к досудебным сделкам должны применяться общие положения об обязательствах и о договорах Гражданского кодекса РФ. По сути, досудебные сделки по делам из причинения вреда жизни или здоровью моряка представляют собой действия судовладельца и потерпевшего (моряка или его родственников), направленные на прекращение возникшего спора до обращения в суд или на предотвращение спора, который может возникнуть в будущем. Спорными в данной ситуации являются: (1) ответственность причинителя вреда и (2) требования потерпевших по выплате денежной компенсации за причиненный вред. Правовой институт мирового соглашения как формы разрешения спора между тяжущимися сторонами определен в Гражданском процессуальном кодексе РФ (ГПК РФ) <8>. Рассматриваемая категория дел подведомственна судам общей юрисдикции. В силу отсутствия специальных гражданско-правовых норм, регулирующих мировые соглашения не в рамках гражданского процесса, досудебные сделки могут совершаться не только в виде договора как согласованной воли тяжущихся сторон, но и в виде односторонней сделки со стороны потерпевшего. В данном случае отказ потерпевшего от права на иск и от всех иных прав и требований по предмету спора (деликту и компенсации) обусловлен выплатой судовладельцем денежной компенсации в установленный срок. Принимая во внимание положения ст. 161 ГК РФ, досудебные сделки - как договора, так и односторонние сделки - должны всегда совершаться в письменной форме. Очень часто досудебные сделки по требованию судовладельца или его страховщика (корреспондентов клуба взаимного страхования) должны быть нотариально удостоверены по месту жительства потерпевшего моряка или его родственников. Используя правила альтернативной подсудности, установленные ГПК РФ, иски к судовладельцу - как к российскому, так и к иностранному - по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью российского моряка, в большинстве случаев будут предъявляться моряком или его родственниками и иждивенцами в суд по месту их жительства. Важной особенностью является то, что в соответствии со ст. 3 ГПК РФ отказ от права на обращение в суд недействителен. Как следствие, отказ от права на предъявление иска, установленный условиями досудебной сделки, является ничтожным. В то же время отказ посредством досудебной сделки от требований по предмету спора имеет силу договора, который может быть либо расторгнут по соглашению сторон, либо признан недействительным судом по собственной инициативе или по требованию потерпевшей стороны, в частности, как сделка, совершенная под влиянием заблуждения, обмана или стечения тяжелых обстоятельств. В данном случае, согласно ст. 156 ГК РФ, к односторонним сделкам применяются положения о договорах. -------------------------------- <8> Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (ГПК РФ) от 14 нояб. 2002 г. N 138-ФЗ (действующая ред.) // СПС "КонсультантПлюс". URL: http://www. consultant. ru/popular/gpkrf (дата обращения: 26.10.2012).

Несомненный интерес вызывает анализ гражданских законодательств Франции и Германии, которые содержат специальные нормы, регулирующие досудебные сделки. В частности, титул XV "О мировых соглашениях" Гражданского кодекса Франции <9> (ФГК) посвящен как досудебным сделкам, так и мировым соглашениям по судебным делам. С учетом заявленного объема статьи изложить данный правовой анализ в этой работе не представляется возможным. Тем не менее важно отметить, что положения указанного титула ФГК последовательны и детализированы, имеют устойчивую судебную практику и могут быть использованы в качестве модельных норм и принципов при разработке и внесении соответствующих дополнений в ГК РФ в отношении мировых соглашений (досудебных и по гражданским делам). -------------------------------- <9> Гражданский кодекс Франции (Кодекс Наполеона) / Пер. с фр. В. Н. Захватаева. М.; Берлин: Infotropic Media, 2012. С. 506 - 508.

Хотелось бы отдельно отметить, что по трудовому контракту российского моряка с иностранным судовладельцем в качестве договорной подсудности скорее всего будет определен российский суд. Сделано это будет в силу привлекательности правил, предусмотренных гл. 59 ГК РФ, по которым определяются объем (размер) и характер возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Данные нормы не отвечают особенностям времени, по содержанию и применению являются благоприятными для иностранных работодателей (причинителей вреда) и охотно используются последними как право, применимое в трудовых договорах с российскими моряками. Прежде всего это касается круга лиц, имеющих право на возмещение вреда в связи с гибелью кормильца. По действующим критериям (нахождение на иждивении и нетрудоспособность) права на возмещение вреда лишены трудоспособная супруга (вдова) и трудоспособные родители погибшего, что приводит в подобной ситуации к полному "освобождению" иностранного работодателя (причинителя вреда) от необходимости возмещать причиненный вред. По сути, российское законодательство в отношении возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина (в нашем случае - моряка), служит для иностранных работодателей (причинителей вреда) некоей "правовой гаванью" для избежания или ограничения своей ответственности. Более того, данное обстоятельство служит существенным доводом со стороны иностранного судовладельца при достижении досудебной сделки с российским моряком или его родственниками. Эта проблема требует отдельного рассмотрения и не может быть детально изложена в данной статье. В частности, заслуживает внимания положение гражданского законодательства стран ЕС в отношении возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью физического лица, по которым размер и характер возмещения зависит от национальности (местонахождения) причинителя вреда (работодателя). Не всегда судовладельцы и их страховщики ведут себя добросовестно при заключении досудебных сделок. Используя ситуацию, когда моряки или их родственники после трагедии находятся в состоянии стресса и нуждаются в средствах, судовладелец навязывает заключение досудебной сделки на выгодных для себя условиях, прельщая перспективой немедленной выплаты компенсации, предусмотренной трудовым договором, или значительно меньшей суммы, если в трудовом договоре отсутствует условие о компенсации. Лишь по истечении времени потерпевшие осознают, что компенсация, выплаченная судовладельцем по досудебной сделке, либо должна была быть выплачена бесспорно и безусловно, либо сумма носит минимальный характер и несоизмерима с причиненным вредом. При обращении моряка или его родственников в суд с иском к судовладельцу или непосредственно к его страховщику о взыскании причиненного вреда, последние как аргумент защиты ссылаются на досудебную сделку, по которой все и любые требования потерпевших по выплате денежной компенсации за причиненный вред окончательно урегулированы. Возникает вопрос: чем должен руководствоваться суд, принимая решение об окончательности урегулирования требований на основании досудебной сделки? Кроме общих правил об обязательствах и о договорах ГК РФ, целесообразно, чтобы в данной ситуации суд принимал во внимание по крайней мере критерии "адекватности" и "недопустимости двойного возмещения вреда". Оба принципа, в первую очередь, носят количественный характер и связаны с размером возмещаемого вреда. В то же время они неразрывно связаны со справедливостью как в отношении судовладельца, так и в отношении моряка или его родственников. Это значит, что если сумма, выплаченная судовладельцем или его страховщиком согласно досудебной сделке, несоизмеримо меньше суммы, которая должна быть выплачена согласно закону, т. е. по своему размеру неадекватна, то суд может не принять во внимание условия досудебной сделки, касающиеся ее последствий об окончательном урегулировании требований. Данный критерий обосновывается и согласуется с положением ст. 1064 ГК РФ, которое предусматривает, что "договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда". Это значит, что договором может быть предусмотрен только более высокий размер компенсации, чем размер возмещения вреда, причитающийся потерпевшему в соответствии с положениями гл. 59 ГК РФ. Однако при этом суд должен четко определить, что сумма, выплаченная по досудебной сделке, будет зачтена в сумму возмещения вреда, которая будет взыскана по судебному решению на основании деликтной ответственности. Важно отметить, что обычно в досудебных сделках размер компенсации не разделяется на составляющие - сколько выплачивается в счет возмещения вреда, а сколько в счет компенсации морального вреда. Поэтому суд должен учитывать сумму, выплаченную по досудебной сделке, простым вычитанием из общей суммы возмещения вреда, взыскиваемой по судебному решению. Подводя итог, хотелось бы подчеркнуть: неправомерно со стороны судовладельца или его страховщика обуславливать выплату компенсации, предусмотренную трудовым (коллективным) договором, дополнительными обязательствами со стороны моряка или его семьи; досудебная сделка, заключенная для выплаты договорной компенсации (по трудовому (коллективному) договору), должна рассматриваться судом только как расписка в получении компенсации, при этом круг лиц, имеющих право на получение договорной компенсации, определяется условиями этого договора; в других случаях, учитывая современное содержание ГК РФ, а именно отсутствие специальных правил в отношении досудебных мировых соглашений (сделок), суду целесообразно применять последствия досудебной сделки исходя, прежде всего, из критериев адекватности и недопустимости двойного возмещения причиненного вреда.- В заключение следует отметить, что наиболее актуальным является разработка и внесение в Гражданский кодекс РФ специальных правил, регулирующих мировые соглашения, посредством которых до обращения в суд (досудебные сделки) стороны прекращают возникшие споры или предотвращают спор, который может возникнуть в будущем.

Список литературы

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ). Часть 2 от 26 янв. 1996 г. N 14-ФЗ (действующая ред.) // СПС "КонсультантПлюс". URL: http://www. consultant. ru/popular/gkrf2 (дата обращения: 26.10.2012). 2. Гражданский кодекс Франции (Кодекс Наполеона) / Пер. с фр. В. Н. Захватаева. М.; Берлин: Infotropic Media, 2012. 3. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (ГПК РФ) от 14 нояб. 2002 г. N 138-ФЗ (действующая ред.) // СПС "КонсультантПлюс". URL: http://www. consultant. ru/popular/gpkrf (дата обращения: 26.10.2012). 4. The Handbook of maritime economics and business / Ed. by C. Th. Grammenos. 2nd ed. London: Lloyd's list, 2010. P. 532 - 533. 5. Hazelwood S. J., Semark D. P&I; Clubs law and practice. 4th ed. London: Lloyd's list, 2010. 6. IMO Resolution A.931(22) adopted on 29 Nov. 2001 // IMO official site. URL: http://www. imo. org/OurWork/Legal/JointIMOILOWorkingGroup-sOnSeafarerIssues/Documents/931.pdf (дата обращения: 26.10.2012). 7. ITF Uniform TCC collective agreement for crews on flag of convenience ships, 1 Jan. 2012-14 // ITF official site. URL: http://www. itfseafarers. org/files/ seealsodocs/33560/ITFUniformTCCCBA20122014.pdf (дата обращения: 26.10.2012).

------------------------------------------------------------------

Название документа