Рассмотрение дел об оспаривании сделок несостоятельного должника: практические вопросы

(Воробьева И. О., Быков В. П., Финогенов А. В.) («Закон», 2013, N 10) Текст документа

РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ ОБ ОСПАРИВАНИИ СДЕЛОК НЕСОСТОЯТЕЛЬНОГО ДОЛЖНИКА: ПРАКТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ

И. О. ВОРОБЬЕВА, В. П. БЫКОВ, А. В. ФИНОГЕНОВ

Воробьева Инна Олеговна, председатель Десятого арбитражного апелляционного суда.

Быков Валерий Павлович, судья Десятого арбитражного апелляционного суда, доцент, кандидат экономических наук.

Финогенов Александр Валерьевич, помощник судьи Десятого арбитражного апелляционного суда.

В статье анализируется судебная практика по делам о признании недействительными сделок несостоятельного должника. Подробно исследованы условия оспаривания сделок, заключенных юридическими лицами, находящимися в процедурах банкротства. На основе анализа сложившейся практики арбитражных судов раскрыты особенности оспаривания сделок должника по специальным основаниям, установленным Законом о банкротстве.

Ключевые слова: банкротство, несостоятельность, недействительные сделки, подозрительные сделки, сделки с предпочтением, оспаривание сделок должника, вред имущественным правам кредиторов, обычная хозяйственная деятельность должника, исковая давность.

Законодатель и правоприменитель всегда уделяли пристальное внимание регулированию спорных вопросов недействительности сделок, и в особенности сделок несостоятельного должника. Неслучайно, помимо норм гл. 9 ГК РФ, содержащей общие положения о правовой природе сделок, недействительных сделках и последствиях их недействительности, в российском законодательстве появились специальные нормы, регулирующие оспаривание так называемых подозрительных сделок должника, сконцентрированные в гл. III.1 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), введенной в действие Федеральным законом от 28.04.2009 N 73-ФЗ. Разъяснению вопросов, возникающих при оспаривании сделок, в том числе по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, было посвящено не одно постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ <1>. Несмотря на это, при рассмотрении арбитражными судами дел, связанных с признанием недействительными договоров, заключенных юридическими лицами, находящимися в процедурах банкротства, до сих пор возникает множество вопросов. Происходит это, в частности, потому, что зачастую истцы, формулируя требования об оспаривании сделок должника, не могут четко определить правовые основания их недействительности. ——————————— <1> См.: Постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 N 9, от 30.04.2009 N 32, от 23.07.2009 N 58, от 23.12.2010 N 63, от 02.07.2013 N 56, от 30.07.2013 N 60, от 30.07.2013 N 59.

Анализ арбитражной практики показывает, что достаточно часто сделки должника оспариваются одновременно как по специальным основаниям, закрепленным Законом о банкротстве, так и по основаниям, предусмотренным ГК РФ <2>. При разрешении спора о недействительности сделки перед судом стоит задача правильно определить характер спорного правоотношения и подлежащее применению законодательство. ——————————— <2> См., напр.: Постановления ФАС Московского округа от 06.08.2012 по делу N А41-24702/10; ФАС Западно-Сибирского округа от 25.07.2012 по делу N А02-1217/2011; ФАС Уральского округа от 19.01.2012 по делу N А07-23064/2009; ФАС Центрального округа от 04.09.2012 по делу N А48-3171/2010.

Сложности, возникающие на практике при выборе оснований признания сделки недействительной

Наиболее часто сделки оспариваются по такому основанию, как превышение должником имеющихся полномочий на их совершение. У арбитражных управляющих возникают большие сложности с правильным обоснованием исков о признании недействительными сделок должника по ст. 174 ГК РФ. Так, в деле N А24-3628/2010 внешний управляющий обосновал свои требования целым набором статей ГК РФ, в частности ст. ст. 166, 167, 174, 183. При этом суды в итоге посчитали сделку ничтожной на основании ст. 168 ГК РФ, поскольку она была совершена при превышении органом юридического лица полномочий, установленных законом или иным правовым актом. Единообразная практика по указанному вопросу уже довольно давно сформировалась в арбитражных судах и базируется на п. п. 1, 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 N 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок» (далее — Постановление N 9), а также п. п. 2, 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 23.10.2000 N 57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации». В другом деле, рассмотренном ФАС Поволжского округа <3> в конце 2012 г., кассационная инстанция констатировала неправильное применение ст. ст. 174, 168 ГК РФ уже со стороны нижестоящих судов. Заявитель оспаривал сделку по специальным основаниям, предусмотренным п. п. 1, 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, и по общим основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 160, ст. ст. 166, 168 ГК РФ, как договор, заключенный неуполномоченным лицом — директором общества-должника уже после введения конкурсного производства. Квалифицировав подписанный неуполномоченным лицом договор по ст. 174 ГК РФ как оспоримую сделку, суды первой и апелляционной инстанций применили годичный срок исковой давности. ——————————— <3> См.: Постановление ФАС Поволжского округа от 20.12.2012 по делу N А65-7983/2009.

Вместе с тем директор при заключении оспариваемой сделки действовал с превышением законных полномочий, поскольку в соответствии с п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращаются полномочия руководителя. Следовательно, в данном случае судам надлежало руководствоваться ст. 168 ГК РФ, согласно которой сделка, не соответствующая требованиям закона и иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что она оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Неправильно квалифицировав подписание спорного договора по ст. 174 ГК РФ, суды не применили ст. 168 ГК РФ и не дали оценки заявлению о пропуске срока исковой давности с учетом положений п. 1 ст. 181 ГК РФ, а также правомерности заявленных конкурсным управляющим требований. В другом деле, разрешенном судами Московского региона, речь шла о схожей ситуации. В отношении общества 1 была введена процедура ликвидации, назначен ликвидатор, о чем внесена запись в ЕГРЮЛ. Генеральный директор общества 1 заключил договор цессии с кредитором уже после введения данной процедуры. Несмотря на это, суды первой и апелляционной инстанций не усмотрели нарушения закона и включили требования кредитора, основанные на указанном договоре, в третью очередь реестра требований кредиторов общества 2. Усилиями одного из кредиторов общества 2 судебные акты были обжалованы, и суд кассационной инстанции пришел к правильному выводу о том, что рассматриваемый договор является ничтожным на основании ст. 168 ГК РФ, поскольку он был заключен с нарушением положений п. 3 ст. 62 ГК РФ, согласно которому с момента назначения ликвидационной комиссии к ней переходят все полномочия по управлению делами юридического лица <4>. Определением ВАС РФ от 19.03.2012 N ВАС-2704/12 в передаче дела N А41-30320/10 в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора было отказано, при этом судьи высшей судебной инстанции сослались на п. 2 уже упомянутого Постановления N 9, подтвердив, таким образом, правомерность применения этих положений на практике. ——————————— <4> См.: Постановление ФАС Московского округа от 28.11.2011 по делу N А41-30320/10.

Приведенный пример показывает, что и у судов порой возникают проблемы с применением, казалось бы, давно устоявшейся практики по делам, связанным с признанием недействительными сделок, совершенных с превышением полномочий. Только бдительность кредитора позволила не состояться явно незаконному включению требований, основанных на ничтожной сделке. Однако следует признать, что и кредиторы при заявлении возражений на требования других кредиторов также не всегда способны правильно разграничить оспоримые и ничтожные сделки; более того, с их стороны возможны разного рода злоупотребления <5>. ——————————— <5> См., напр.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.01.2011 по делу N А56-9718/2009.

Таким образом, и судам, и сторонам при оспаривании сделок на основании ст. 174 ГК РФ стоит внимательно проверять, нарушены ли установленные законом нормы, ограничивающие полномочия лица, совершившего сделку, поскольку мы вынуждены констатировать, что практика по подобным делам до сих пор нестабильна.

Сделки должника, которые могут быть оспорены по правилам гл. III.1 Закона о банкротстве

К сделкам, которые могут быть оспорены по специальным основаниям, согласно Закону о банкротстве относятся: 1) подозрительные сделки должника (ст. 61.2); 2) сделки, влекущие за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами (ст. 61.3). Важно иметь в виду, что предусмотренные ст. ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве основания недействительности сделок влекут оспоримость, а не ничтожность соответствующих сделок. Поэтому в силу ст. 166 ГК РФ такие сделки по указанным основаниям могут быть признаны недействительными только в порядке, определенном гл. III.1 Закона о банкротстве. Согласно п. 1 ст. 61.8 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника подается в суд, рассматривающий дело о банкротстве, и подлежит рассмотрению в рамках дела о банкротстве должника. В связи с этим после введения в отношении должника процедуры наблюдения и вплоть до завершения дела о банкротстве при предъявлении арбитражным управляющим иска о признании недействительной сделки должника (как оспоримой, так и ничтожной) и (или) о применении последствий ее недействительности в общем порядке, предусмотренном процессуальным законодательством, суд поступает следующим образом: а) если заявление подано в суд, рассматривающий дело о банкротстве, он принимает и рассматривает это заявление как сделанное в рамках дела о банкротстве, на что указывает в определении о его принятии; б) если заявление подано в другой суд — этот суд принимает его и передает в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 39 АПК РФ в суд, ведущий дело о банкротстве, для рассмотрения как поданного в рамках дела о банкротстве, на что указывает в определении о принятии заявления и передаче дела <6>. ——————————— <6> См.: п. 17 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (ред. от 22.06.2012).

Важно иметь в виду, что заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям в рамках гражданского законодательства (в частности, предусмотренным ГК РФ или законодательством о юридических лицах), предъявляемые другими, помимо арбитражного управляющего, лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности.

На что нужно обратить внимание при оспаривании подозрительных сделок должника (ст. 61.2 Закона о банкротстве)

Анализ содержания ст. 61.2 Закона о банкротстве позволяет сделать вывод о том, что подозрительная сделка должника может быть оспорена по следующим специальным основаниям: — сделка совершена при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки (п. 1 ст. 61.2); — сделка совершена в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2). При оспаривании сделок, совершенных при неравноценном встречном исполнении обязательств (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве), важно иметь в виду следующие разъяснения, содержащиеся в п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 (далее — Постановление N 63). Для признания сделки недействительной на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве не требуется, чтобы она уже была исполнена обеими или одной из сторон сделки, поэтому неравноценность встречного исполнения обязательств может устанавливаться исходя из условий сделки. В качестве примера, иллюстрирующего применение данного пункта, приведем дело N А48-3268/2010(Б), в котором по требованию конкурсного управляющего оспаривался договор цессии, при этом обязательства по оплате полученного права требования на момент рассмотрения дела исполнены не были. Определением Арбитражного суда Орловской области от 21.11.2011, оставленным без изменения постановлениями апелляционного суда от 22.02.2012 и ФАС Центрального округа, спорный договор был признан недействительным на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, при этом последствия недействительности сделки в отсутствие оплаты уступленного права требования применены не были. Стоит отметить, что Определением ВАС РФ от 20.08.2012 N ВАС-7790/12 в передаче для пересмотра в порядке надзора указанных судебных актов было отказано. Неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки имеет место в том случае, если цена этой сделки и (или) иные условия на момент ее заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки. При сравнении условий сделки с аналогичными операциями следует учитывать как условия аналогичных сделок, совершавшихся должником, так и то, на каких условиях аналогичные сделки совершались иными участниками оборота. Анализ арбитражной практики показывает, что суды удовлетворяют заявления арбитражных управляющих лишь в тех случаях, когда имеются доказательства, подтверждающие неравноценность встречного исполнения <7>. ——————————— <7> См., напр.: Постановления ФАС Уральского округа от 20.07.2012 N Ф09-5969/12 по делу N А50-2826/2011; ФАС Восточно-Сибирского округа от 25.07.2012 по делу N А74-1651/2010; ФАС Западно-Сибирского округа от 13.03.2012 по делу N А75-9524/2010; ФАС Волго-Вятского округа от 24.02.2012 по делу N А28-17770/2009.

Так, в деле N А65-34479/2009 судом был признан недействительным договор купли-продажи векселя по цене, значительно превышающей его номинальную стоимость. Поскольку сделка была совершена в период подозрительности, суд признал ее недействительной на основании ст. 61.1, п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве <8>. ——————————— <8> См.: Определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 15.09.2011 по делу N А65-34479/2009; Постановления Одиннадцатого ААС от 12.12.2011, ФАС Поволжского округа от 24.02.2012 по делу N А65-34479/2009.

Необходимо подчеркнуть, что если арбитражным управляющим не представлены надлежащие доказательства, подтверждающие, что стоимость переданного должником по оспариваемой сделке имущества или иного исполнения обязательства существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательства, то суды отказывают в удовлетворении заявления о признании подозрительной сделки недействительной на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве <9>. ——————————— <9> См., напр.: Постановления ФАС Уральского округа от 25.07.2012 по делу N А07-8183/2010; ФАС Восточно-Сибирского округа от 17.09.2012 по делу N А10-2959/2011; ФАС Северо-Западного округа от 08.02.2012 по делу N А56-88063/2009; ФАС Поволжского округа от 21.08.2012 по делу N А55-10752/2008.

Таким образом, важнейшее значение при оспаривании подозрительных сделок по названному основанию имеет вопрос доказывания неравноценности встречного исполнения по договору. Важно также учитывать срок, в течение которого возможно оспаривание сделки по основанию, указанному в п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве. Необходимо доказать, что подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия этого заявления. Таким образом, заявление арбитражного управляющего о признании подозрительной сделки недействительной подлежит удовлетворению, если заявитель доказал, а суд установил наличие следующих фактов: — неравноценность встречного исполнения обязательств другой стороной сделки; — совершение сделки в течение года до принятия заявления о признании должника банкротом. На практике возникает множество вопросов при оспаривании сделок должника, совершенных в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве) Прежде всего необходимо учитывать разъяснения, содержащиеся в п. 5 Постановления N 63, из которых следует, что для признания сделки недействительной по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств: — сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; — в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; — другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки. Анализ арбитражной практики показывает, что при оспаривании сделок по основаниям, предусмотренным в п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, арбитражные суды придерживаются приведенных в данном пункте рекомендаций <10>. ——————————— <10> См., напр.: Постановления ФАС Московского округа от 02.02.2012 по делу N А40-174375/09-88-835Б; ФАС Волго-Вятского округа от 15.08.2012 по делу N А79-1736/2011.

В последнем из примеров суд расценил уменьшение размера имущества должника, произошедшее в результате совершения безвозмездной сделки, как вред, причиненный имущественным правам кредиторов, и с учетом того, что вторая сторона в сделке была заинтересованным лицом по отношению к должнику, признал спорный договор дарения недействительным. При оспаривании сделок должника важно иметь в виду положения п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве, являющиеся неотъемлемой частью правил об оспаривании сделок. Согласно названной норме права сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершаемые в обычной хозяйственной деятельности должника, не могут быть оспорены на основании п. 1 ст. 61.2 или ст. 61.3 Закона о банкротстве, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает один процент стоимости активов должника, рассчитанной на основании бухгалтерской отчетности за последний отчетный период.

Что необходимо учитывать при определении того, совершена ли сделка в процессе обычной хозяйственной деятельности должника

Ответ на этот вопрос содержится в п. 14 Постановления N 63, согласно которому сделкой, совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности, считается сделка, не отличающаяся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся должником в течение продолжительного периода времени. При этом важно иметь в виду, что совершение сделки в сфере, отнесенной к основным видам деятельности должника в соответствии с его учредительными документами, само по себе не может быть достаточным для признания ее совершенной в процессе его обычной хозяйственной деятельности. Анализ арбитражной практики показывает, что при определении того, была ли сделка совершена должником в процессе его обычной хозяйственной деятельности, возникают большие трудности <11>. ——————————— <11> См.: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 17.09.2012 по делу N А63-10492/2011.

Показателен следующий пример из арбитражной практики судов Московского округа. В деле N А40-8980/12-73-51 суды пришли к выводу о том, что банковские операции не являются сделками, совершаемыми в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, подчеркнув, что банковские операции не подпадают под регулирование п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве, поскольку это не сделки по передаче имущества, принятию обязательств или обязанностей. Однако уже в деле N А41-16922/2011 (со схожими фактическими обстоятельствами), в котором суды всех трех инстанций также признали недействительной банковскую операцию, ВАС РФ высказал прямо противоположную точку зрения. Президиум ВАС РФ отметил, что по общему правилу ст. ст. 1, 5 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности» к числу осуществляемых кредитными организациями в процессе обычной хозяйственной деятельности операций относятся переводы денежных средств по поручениям клиентов. Поэтому, обращаясь с требованием о признании той или иной банковской операции недействительной на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве, конкурсный управляющий должен привести мотивы, по которым он считает оспариваемое им распоряжение клиента выходящим за пределы обычной хозяйственной деятельности банка, а также представить обосновывающие данный вывод доказательства. В рассматриваемом случае конкурсный управляющий не ссылался на то, что в период исполнения распоряжения клиента в отношении банка-должника регулятором были применены меры в виде введения для кредитной организации ограничений на переводы по поручениям физических лиц. На иные обстоятельства, свидетельствующие о несоответствии спорной операции критериям обычной хозяйственной деятельности кредитной организации, конкурсный управляющий также не указывал. Президиум ВАС РФ отметил, что само по себе появление у банка сложностей в этот период не исключает осуществления кредитной организацией обычной хозяйственной деятельности и, как следствие, не исключает возможности применения положений п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве к оспариванию действий кредитной организации по исполнению поручений ее клиентов. При ином подходе, который был фактически применен судами при рассмотрении данного дела, все банковские операции, совершенные кредитной организацией в течение месяца до назначения временной администрации, подлежат признанию недействительными. Это, по сути, означает игнорирование правоприменительной практикой положений п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве. Необходимо иметь в виду, что совершение сделок в процессе обычной хозяйственной деятельности должника не исключает возможности признания их недействительными на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве (сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов). Поэтому в случае отказа в признании сделок с предпочтением, совершенных в обычной хозяйственной деятельности, недействительными на основании п. 1 ст. 61.2 или ст. 61.3 Закона о банкротстве можно обратиться в суд с заявлением об оспаривании сделок по основаниям, указанным в п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Действия должника, которые являются исполнением обязательств и могут быть оспорены по основаниям и в порядке, предусмотренным гл. III.1 Закона о банкротстве

Согласно п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Постановление N 32) под сделками, которые могут быть оспорены по специальным основаниям, установленным Законом о банкротстве, понимаются также действия, являющиеся исполнением обязательств (в частности, платеж должником денежного долга кредитору, передача должником иного имущества в собственность кредитора), или действия, влекущие те же правовые последствия (зачет, новация, отступное). До появления Постановления N 32 арбитражные суды отказывали в удовлетворении требований о признании недействительными действий, являющихся исполнением обязательств. Постановлением N 63 расширено понимание действий, являющихся исполнением обязательств, которые могут быть оспорены по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве. Под сделками, которые могут оспариваться по правилам гл. III.1 этого Закона, понимаются в том числе действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с гражданским, трудовым, семейным законодательством, законодательством о налогах и сборах, таможенным и процессуальным законодательством РФ, а также действия, совершенные во исполнение судебных актов или правовых актов иных органов государственной власти. Из разъяснений, содержащихся в п. 1 Постановления N 63, следует, что по правилам гл. III.1 Закона о банкротстве может оспариваться следующее. 1. Действия, являющиеся исполнением гражданско-правовых обязательств (в том числе наличный или безналичный платеж должником денежного долга кредитору, передача должником иного имущества в собственность кредитора), или иные действия, направленные на прекращение обязательств (заявление о зачете, соглашение о новации, предоставление отступного и т. п.) <12>. ——————————— <12> В качестве примера оспаривания действий, связанных с перечислением денежных средств в счет исполнения гражданско-правовых обязательств, можно привести дело N А65-25622/2010.

2. Банковские операции, в том числе списание банком денежных средств со счета клиента банка в счет погашения задолженности клиента перед банком или другими лицами (как безакцептное, так и на основании распоряжения клиента). 3. Выплата заработной платы, в том числе премии. Исследованная нами арбитражная практика показывает, что судами достаточно часто признаются незаконными действия должников по увеличению заработной платы работникам после возбуждения дела о банкротстве должника <13>. ——————————— <13> См.: Определения ВАС РФ от 29.10.2012 N ВАС-13270/12 по делу N А79-10761/2010, от 24.04.2013 N ВАС-4967/12; Постановления ФАС Дальневосточного округа от 24.12.2012 N Ф03-5598/12 по делу N А76-1341/2010, от 13.09.2012 N Ф03-4288/2012 по делу N А16-1341/2010.

Показателен в этом смысле пример из арбитражной практики судов Дальневосточного округа. В рамках дела о банкротстве ООО «Южное» конкурсный управляющий должника обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий должника по начислению М. заработной платы в сумме 562000,25 руб. за семимесячный период. Определением Арбитражного суда Еврейской автономной области от 31.10.2011 по делу N А16-1341/2010, оставленным без изменения Постановлением апелляционного суда, заявление было удовлетворено. Суды пришли к выводу о незаконности действий должника по начислению М. заработной платы в повышенном размере и наличии предусмотренных п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве оснований для признания этих действий должника, совершенных в преддверии его банкротства, недействительными. ФАС Дальневосточного округа оставил указанные выше судебные акты без изменения <14>. Определением ВАС РФ от 02.05.2012 N ВАС-4967/12 в передаче дела N А16-1341/2010 в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора отказано. ——————————— <14> См.: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 12.03.2012 N Ф03-406/2012 по делу N А16-1341/2010.

4. Брачный договор, соглашение о разделе общего имущества супругов. 5. Уплата налогов, сборов и таможенных платежей как самим налогоплательщиком, так и путем списания денежных средств со счета плательщика по поручению соответствующего государственного органа. 6. Действия по исполнению судебного акта, в том числе определения об утверждении мирового соглашения. 7. Перечисление взыскателю в исполнительном производстве денежных средств, вырученных от реализации имущества должника. Как показывает анализ арбитражной практики, наиболее часто оспариваются банковские операции по списанию денежных средств со счета клиента банка для погашения задолженности клиента перед банком или другими лицами (как безакцептное, так и на основании распоряжения клиента) <15>. ——————————— <15> См.: Определение ВАС РФ от 01.04.2013 N ВАС-7372/12; Постановления ФАС Московского округа от 30.01.2013 по делу N А41-16922/2011, от 27.03.2013 по делу N А41-16922/11, от 08.11.2012 по делу N А41-9446/11.

Например, в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ОАО «КБ «Соцгорбанк» конкурсный управляющий обратился с заявлением о признании недействительными банковских операций по списанию денежных средств со счета, открытого в ОАО «КБ «Соцгорбанк» на имя гражданина П., на основании ст. 61.1, п. 2 ст. 61.2, абз. 4, 5 п. 1 ст. 61.3, ст. 61.6 Закона о банкротстве, ст. ст. 10, 168 ГК РФ и о применении последствий недействительности сделки, а именно взыскании с П. в пользу должника денежных средств и восстановлении задолженности банка перед П. Определением Арбитражного суда Московской области от 22.10.2012 по делу N А41-16922/11, оставленным без изменения апелляционным судом от 27.12.2012, заявление конкурсного управляющего удовлетворено в полном объеме. ФАС Московского округа <16> согласился с выводами нижестоящих судов о том, что оспариваемая сделка привела к нарушению принципов очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов, уменьшению конкурсной массы должника и предпочтительному удовлетворению требований кредитора П. перед требованиями иных кредиторов банка. Суды также указали на то, что на момент совершения банковских операций П. был членом совета директоров ОАО «КБ «Соцгорбанк», т. е. был заинтересованным лицом в соответствии со ст. 19 Закона о банкротстве, а значит, оспариваемая сделка является подозрительной. ——————————— <16> См.: Постановление ФАС Московского округа от 29.03.2013 по делу N А41-16922/11.

Необходимо иметь в виду, что в тех случаях, когда оспариваемые сделки не привели к уменьшению конкурсной массы должника, суды отказывают в признании их недействительными на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве. Важно учитывать также особенности оспаривания платежей должника по погашению задолженности перед банком по договору об открытии возобновляемой кредитной линии на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве. Из содержания п. 12.1 Постановления N 63 следует, что размер потерь конкурсной массы вследствие преимущественного удовлетворения требования одного из кредиторов в части основного долга не может превышать сумму лимита кредитования по договору об открытии возобновляемой кредитной линии, даже если в период подозрительности должником было последовательно получено и возвращено несколько кредитных траншей. Поэтому при определении размера предпочтения в части основного долга необходимо учитывать максимальный размер кредитования, которого в пределах лимита достигал заемщик, а также принимать во внимание, что выдача каждого нового транша устраняет на его сумму имевшееся к этому моменту предпочтение в части погашенного должником основного долга по иному траншу. При этом проценты за пользование кредитными ресурсами из различных траншей могут суммироват ься судом.

Лица, которым предоставлены полномочия на подачу заявления об оспаривании сделок должника на основании ст. ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве

Из содержания ст. 61.9 Закона о банкротстве следует, что заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд внешним или конкурсным управляющим. Другим лицам, участвующим в деле о банкротстве, не предоставлено право на оспаривание сделок на основании ст. ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве. При подаче заявления об оспаривании сделки на основании ст. ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве лицом, не имеющим права на его подачу, суды оставляют его без рассмотрения на основании п. 7 ч. 1 ст. 148 АПК РФ <17>. Важно иметь в виду, что в силу ст. 61.9 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника на основании ст. ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве может быть подано по инициативе арбитражного управляющего либо собрания кредиторов или комитета кредиторов. При этом право арбитражного управляющего подать такое заявление не зависит от наличия решения собрания кредиторов должника. ——————————— <17> См., напр.: Постановления ФАС Уральского округа от 04.10.2012 по делу N А50-16239/11; Семнадцатого ААС от 14.06.2012 N 17АП-10596/2011-ГК по делу N А50-16239/2011.

Арбитражный управляющий вправе подать заявление об оспаривании сделки на основании ст. ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве также в случае, если собрание кредиторов не примет решение об оспаривании сделки. Имеющаяся арбитражная практика подтверждает этот вывод, который наиболее точно изложен в Постановлении ФАС Поволжского округа от 15.06.2012 по делу N А55-15132/2010 <18>. ФНС России обратилась в арбитражный суд с жалобой на неисполнение конкурсным управляющим обязанностей по оспариванию сделок должника, что может повлечь за собой убытки кредиторов в связи с уменьшением конкурсной массы. Определением Арбитражного суда Самарской области от 31.01.2012 по делу N А55-15132/2010, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 05.04.2012, в удовлетворении жалобы отказано. Суды отметили, что на очередном собрании кредиторов должника уполномоченным органом ставился вопрос об обязании конкурсного управляющего обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными сделок и возврате имущества в конкурсную массу, однако кредиторы постановили «не включать дополнительных вопросов в повестку дня» и не обсуждать вопросы о необходимости оспаривания конкурсным управляющим указанных выше сделок. ——————————— <18> См.: Постановление ФАС Поволжского округа от 15.06.2012 по делу N А55-15132/2010.

Кассационная инстанция тем не менее отменила принятые судебные акты и направила дело на новое рассмотрение, подчеркнув при этом, что право арбитражного управляющего подать такое заявление не зависит от наличия решения собрания кредиторов. Арбитражный управляющий может подать его и в случае, если по вынесенному на рассмотрение собрания кредиторов вопросу об оспаривании сделки не будет принято положительное решение. Кроме того, отдельный кредитор или уполномоченный орган вправе обращаться к арбитражному управляющему с предложением об оспаривании сделки на основании ст. ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве, и в случае отказа или бездействия управляющего этот кредитор или уполномоченный орган также вправе в порядке ст. 60 Закона о банкротстве обжаловать в суд такие отказ или бездействие. В соответствии с правилами добросовестного и разумного поведения в интересах должника и кредиторов, закрепленными в п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве, арбитражный управляющий обязан проанализировать, насколько убедительны аргументы кредитора и приведенные им доказательства, а также оценить реальную возможность фактического восстановления нарушенных прав должника и его кредиторов в случае удовлетворения судом надлежащего заявления. Анализ арбитражной практики показывает, что при рассмотрении жалобы на бездействие арбитражного управляющего в случае отказа оспорить сделку в судебном заседании подлежат исследованию доводы кредитора о возможности восстановления нарушенных прав должника и его кредиторов <19>. ——————————— <19> См., напр.: Постановление ФАС Московского округа от 16.08.2012 по делу N А40-169526/09-95-900.

Показательным является Постановление Президиума ВАС РФ от 28.02.2012 N 15935/11 по делу N А21-1723/2010 <20> (далее — Постановление N 15935/11). Президиум ВАС РФ признал незаконным бездействие конкурсного управляющего, выразившееся в непринятии им надлежащих мер к оспариванию заключенного в преддверии банкротства должника договора поручительства. ——————————— <20> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 28.02.2012 N 15935/11 по делу N А21-1723/2010.

Президиум ВАС РФ обосновал принятый судебный акт следующим образом. Исходя из предмета доказывания по требованию о признании подозрительной сделки недействительной, кредитор, обращающийся к арбитражному управляющему с предложением о подаче заявления в арбитражный суд, должен обосновать наличие совокупности предусмотренных в Законе о банкротстве обстоятельств применительно к указанной им сделке. В данном случае кредитор, обращаясь к конкурсному управляющему, привел доказательства того, что заключение спорного договора поручительства непосредственно в преддверии банкротства привело к значительному увеличению размера имущественных требований, предъявленных к должнику. На момент совершения сделки должник отвечал признакам неплатежеспособности и недостаточности имущества, о чем не могла не знать компания — кредитор по договору поручительства. При этом объем обязательств, дополнительно принятых должником, многократно превысил стоимость его активов. Однако от оценки этих доказательств и доводов конкурсный управляющий безосновательно уклонился, мотивированного отказа от предложения конкурсного кредитора не заявил. Важно иметь в виду, что позиция, изложенная в Постановлении N 15935/11, может послужить основанием для пересмотра в соответствии с п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятыми на основании нормы права в истолковании, расходящемся с толкованием названного Постановления. Необходимо принять во внимание, что ст. 60 Закона о банкротстве предоставляет уполномоченным органам и кредиторам должника право обратиться в арбитражный суд с жалобой лишь в случаях нарушения их прав и законных интересов действиями (бездействием) арбитражного управляющего. По смыслу данной нормы права основанием для удовлетворения жалобы являются в совокупности два условия: — несоответствие действий (бездействия) конкурсного управляющего требованиям Закона о банкротстве и другим нормативным правовым актам; — факт нарушения этими действиями (бездействием) прав и законных интересов заявителя жалобы. Таким образом, при обращении с жалобой на арбитражного управляющего заявитель жалобы должен доказать как незаконность его действий (бездействия), так и нарушение своих прав и законных интересов. Указанный вывод подтверждается арбитражной практикой <21>. ——————————— <21> См., напр.: Определение ВАС РФ от 14.11.2012 N ВАС-14953/12 по делу N А27-20893/2011; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15.10.2012 по делу N А27-20893/2011.

При оспаривании сделок должника по основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, важную роль играет вопрос о возможности применения арбитражным судом исковой давности в процессе рассмотрения таких дел. По общему правилу исковая давность распространяется на все гражданские правоотношения, в том числе и на связанные с банкротством юридических лиц. Поэтому общие нормы, регулирующие применение исковой давности в спорах, связанных с недействительностью сделок должника, содержатся в ст. ст. 195 — 208 ГК РФ. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года. В соответствии со ст. 197 ГК РФ для отдельных видов требований законом могут назначаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком. При обращении внешнего или конкурсного управляющего в арбитражный суд с заявлениями, связанными с недействительностью сделок должника, необходимо иметь в виду, что защитить нарушенные гражданские права может только суд в течение срока исковой давности, установленного законом для защиты конкретного нарушенного права. Истечение исковой давности погашает возможность принудительного осуществления требований внешнего или конкурсного управляющего через арбитражный суд и служит самостоятельным основанием для отказа в иске о признании сделок должника недействительными. Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.11.2001 N 15, Пленума ВАС РФ от 15.11.2001 N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (далее — Постановление N 15/18), если в ходе судебного разбирательства будет выяснено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования именно по этим мотивам, поскольку в соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске. Анализ арбитражной практики по делам о банкротстве юридических лиц показывает, что в спорах о признании недействительными сделок должника и применении последствий их недействительности достаточно часто делаются заявления о применении исковой давности <22>. ——————————— <22> См., напр.: Постановление ФАС Московского округа от 15.06.2012 по делу N А40-6201/12-156-52.

Срок, в течение которого могут быть оспорены сделки по основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве

Из разъяснений, содержащихся в п. 32 Постановления N 63, вытекает, что заявление об оспаривании сделки на основании ст. ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве может быть подано в течение годичного срока исковой давности (п. 2 ст. 181 ГК РФ). Следовательно, при оспаривании в арбитражном суде сделок должника по основаниям, приведенным в Законе о банкротстве, применяются специальные правила о сроках исковой давности, установленные законодательством о несостоятельности. При применении арбитражными судами исковой давности в спорах о признании совершенных должником сделок недействительными возникает ряд вопросов, которые подлежат исследованию в судебном заседании. Кому предоставлено право сделать в судебном заседании заявление о применении исковой давности? В какой форме оно должно быть сделано? С какого момента исчисляется исковая давность в делах о признании совершенных должником сделок недействительными? Известно, что исковая давность в гражданских правоотношениях применяется судом только по заявлению стороны в споре. Согласно ч. 1 ст. 44 АПК РФ сторонами являются истец и ответчик. Поэтому заявление о пропуске срока исковой давности, сделанное третьим лицом, не может быть основанием для применения исковой давности, поскольку соответствующее заявление не сделано стороной спора. Исковая давность по заявлению об оспаривании сделки должника применяется в силу п. 2 ст. 199 ГК РФ по заявлению другой стороны сделки либо представителя учредителя (участников) должника или собственника имущества должника — унитарного предприятия. Лишь установив в судебном заседании, что заявление о применении исковой давности сделано указанными выше лицами, арбитражный суд может удовлетворить такое заявление. Необходимо иметь в виду, что законодательством о банкротстве юридических лиц не предусмотрено каких-либо требований к форме заявления о применении исковой давности. Поэтому при оспаривании сделок должника по специальным основаниям заявление о пропуске срока исковой давности может быть сделано как в письменной, так и в устной форме непосредственно в ходе судебного разбирательства. В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 5 Постановления N 15/18, в последнем случае о сделанном заявлении необходимо указать в протоколе судебного заседания. Основным вопросом по применению исковой давности при оспаривании сделок должника является определение даты начала течения этого срока. Согласно п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Закон о банкротстве в ст. 61.9 гласит, что срок исковой давности по заявлению об оспаривании сделки должника исчисляется с момента, когда первоначально утвержденный внешний или конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных ст. ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве. Важно учитывать, что в целях правильного исчисления срока исковой давности суд должен установить не дату, когда внешний или конкурсный управляющий узнал, а дату, когда он должен был узнать о совершении оспариваемой сделки. Так, в деле N А41-18912/09 суды посчитали началом течения срока исковой давности дату, когда было открыто конкурсное производство и утвержден конкурсный управляющий <23>. ——————————— <23> См.: Определение Арбитражного суда Московской области от 05.05.2011 по делу N А41-18912/09; Постановления Десятого ААС от 15.09.2011 по делу N А41-18912/09, ФАС Московского округа от 12.01.2012 по делу N А41-18912/09. Определением ВАС РФ от 22.03.2012 N ВАС-16819/11 отказано в передаче дела N А41-18912/09 в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора.

Важно иметь в виду, что введенный ст. 61.9 Закона о банкротстве порядок исчисления срока исковой давности применяется только при оспаривании конкурсным управляющим сделок по специальным основаниям, приведенным в Законе о банкротстве. Как определяется дата начала течения исковой давности, если сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, оспариваются по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством? Можно ли считать в этом случае началом течения исковой давности дату, когда первоначально утвержденный конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки должника? Из разъяснений, содержащихся в п. 10 Постановления N 32, следует вывод о том, что может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов, на основании п. 1 ст. 10 ГК РФ. В соответствии с п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 60 «исковая давность по такому требованию в силу пункта 1 статьи 181 ГК РФ составляет три года и исчисляется со дня, когда оспаривающее сделку лицо узнало или должно было узнать о наличии обстоятельств, являющихся основанием для признания сделки недействительной, но не ранее введения в отношении должника первой процедуры банкротства». Как показывает анализ арбитражной практики, при оспаривании сделок должника по общим основаниям, предусмотренным действующим законодательством, не всегда правильно определяется начало течения исковой давности <24>. В деле N А41-31527/09 суды и первой, и апелляционной инстанций пришли к выводу о начале исчисления срока исковой давности со дня, когда началось исполнение этой сделки <25>. ——————————— <24> См.: Постановления ФАС Московского округа от 15.06.2012 по делу N А41-8555/10; ФАС Поволжского округа от 19.12.2012 по делу N А57-24586/2009, от 04.12.2012 по делу N А65-14342/2010. <25> См.: Определение Арбитражного суда Московской области от 14.12.2012; Постановление Десятого ААС от 25.02.2013 по делу N А41-31527/09.

В другом деле суды не были столь единодушны. Конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительной сделки от 23.05.2005. Определением Арбитражного суда Московской области от 08.02.2011 по делу N А41-25081/09 заявление конкурсного управляющего должника удовлетворено. Постановлением Десятого ААС от 07.06.2011 определение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении требования конкурсного управляющего отказано. ФАС Московского округа Постановлением от 15.08.2011 постановление суда апелляционной инстанции отменил, определение суда первой инстанции оставил в силе. Постановление кассационного суда было пересмотрено ВАС РФ в порядке надзора. Постановлением Президиума ВАС РФ судебный акт кассационной инстанции был отменен, Постановление Десятого ААС от 07.06.2011 оставлено без изменения. Высшая судебная инстанция признала правомерным применение судом апелляционной инстанции общих положений о сроках исковой давности и исчисление срока с момента начала исполнения спорной сделки. Важно обратить внимание на указанное Постановление Президиума ВАС РФ, поскольку оно является практикообразующим <26>. ——————————— <26> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 29.03.2012 N 15051/11 по делу N А41-25081/09. ВАС РФ в данном Постановлении указал, что вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем Постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, если для этого нет других препятствий.

Необходимо иметь в виду, что в случае оспаривания внешним или конкурсным управляющим совершенных должником сделок по основаниям, предусмотренным законодательством о юридических лицах, в частности Федеральным законом от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», общий порядок исчисления срока исковой давности не изменяется, потому что арбитражный управляющий в этом случае должен действовать от имени общества, которое знало или должно было знать о нарушении своих прав и принять меры к своевременному восстановлению своих прав в установленном законом порядке. Данный вывод подтверждается арбитражной практикой <27>. ——————————— <27> См., напр.: Постановление ФАС Центрального округа от 04.09.2012 по делу N А48-3171/2010.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *