Не заблудиться в трех статьях

(Дружинин А.)

(«ЭЖ-Юрист», 2013, N 44)

Текст документа

НЕ ЗАБЛУДИТЬСЯ В ТРЕХ СТАТЬЯХ

А. ДРУЖИНИН

Александр Дружинин, юрист, г. Санкт-Петербург.

Прощение долга является одним из оснований прекращения гражданско-правовых обязательств. Об этом говорится в ст. 415 ГК РФ. Но, поскольку при прощении долга происходит освобождение должника от имущественных обязанностей перед кредитором, ст. 572 ГК РФ признает такую сделку разновидностью дарения. А статья 575 ГК РФ дарение в отношениях между коммерческими организациями не допускает. Так как же коммерческим компаниям простить долг и не нарушить закон?

Отсутствие намерения

В соответствии со ст. 415 ГК РФ обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

На практике при заключении соглашения о прекращении тех или иных обязательств должника перед кредитором, помимо требования о ненарушении таким соглашением прав других лиц в отношении имущества кредитора, необходимо учитывать ряд других аспектов, о которых в приведенной норме ничего не сказано, но которые вытекают из иных законодательных предписаний.

Поскольку при прощении долга происходит освобождение должника от имущественных обязанностей перед кредитором, такая сделка является разновидностью дарения, если она носит безвозмездный характер (ст. 572 ГК РФ). В силу данной нормы безвозмездное освобождение одной стороны другой от имущественной обязанности является одним из квалифицирующих признаков договора дарения. Дарение не допускается в отношениях между коммерческими организациями (п. 4 ст. 575 ГК РФ).

Однако важно иметь в виду, что безвозмездность (отсутствие какого бы то ни было встречного предоставления за произведенное исполнение) представляет собой только один из признаков договора дарения. Для того чтобы сделку можно было квалифицировать именно как дарение, необходимо наличие очевидного намерения у кредитора (дарителя) одарить своего должника. Такой вывод сделал Президиум ВАС РФ в п. 3 Обзора практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств, утв. информационным письмом от 21.12.2005 N 104. В данном Обзоре рассматривалась ситуация, когда кредитор сообщил письмом должнику, что он простит ему начисленные штрафные суммы, если тот погасит сумму основного долга, образовавшуюся в связи с невозвратом полученного займа. Суд посчитал, что целью совершения сделки прощения долга являлось обеспечение возврата суммы задолженности в непрощенной части без обращения в суд, то есть у кредитора отсутствовало намерение одарить должника.

Признаки договора дарения

Об отсутствии у кредитора намерения одарить должника может свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами (Определение ВАС РФ от 28.02.2011 N ВАС-255/11). Имущественная выгода может заключаться в чем угодно, к примеру:

— в предоставлении кредитору в дальнейшем места в торговом центре после ввода в эксплуатацию торгового павильона, за что он сразу перечисляет деньги (Постановление ФАС ПО от 06.07.2011 по делу N А06-4937/2010);

— в дальнейшем сотрудничестве, выражающемся в заключении договора на последующие периоды (Постановления ФАС ЗСО от 12.12.2011 по делу N А46-5477/2011, ФАС СКО от 09.07.2010 по делу N А53-21595/2009);

— в праве получения в аренду помещения с применением льготных ставок арендной платы (Постановление ФАС ПО от 22.03.2012 по делу N А06-4937/2010) и др.

Признаком договора дарения служит отсутствие какого бы то ни было встречного удовлетворения. Наличие хотя и неравноценных, но взаимных непогашенных денежных обязательств у сторон свидетельствует о том, что их намерение простить долг друг другу не является разновидностью дарения (Постановление Президиума ВАС РФ от 19.12.2006 N 11659/06 по делу N А42-422/2005).

Примером совершения сделки по прощению долга с очевидным намерением одарить должника будет ситуация, когда участник хозяйственного общества подает заявление о выходе из него, указав в тексте заявления, что он отказывается от получения причитающейся ему действительной стоимости принадлежащей ему доли (Постановление ФАС СЗО от 16.05.2012 по делу N А44-402/2011).

При отсутствии явного и очевидного намерения одарить должника по обязательству сделка не может рассматриваться в качестве дарения. Так, выставление счетов на оплату членских взносов в меньшем размере, чем установлено Положением о некоммерческом партнерстве, не свидетельствует о прощении партнерством остальной части задолженности члену партнерства и не выражает намерения партнерства освободить его от данной обязанности (Постановление ФАС ВВО от 05.08.2010 по делу N А31-9052/2009).

Арендные тонкости

Не будет являться дарением безвозмездная передача имущества, если закон или соглашение сторон не предусматривают обязанность лица, получающего такое имущество, по осуществлению встречного предоставления за него.

К примеру, в арендных правоотношениях стороны могут предусмотреть, что все произведенные арендатором отделимые и неотделимые улучшения арендованного имущества переходят в собственность арендодателя без какой-либо компенсации арендатору (п. 1 ст. 623 ГК РФ). Арендодатели, являющиеся в договоре аренды более сильной стороной, как правило, такое условие и включают. Вложения в улучшения имущества являются финансовыми затратами арендатора, имеющими определенную коммерческую ценность.

В судебной практике по этому поводу отмечается, что передача арендатором в собственность арендодателя выполненных улучшений арендованного имущества не может рассматриваться как его безвозмездная передача в собственность, то есть дарение, поскольку встречным предоставлением за него выступает арендная плата (Постановления ФАС СКО от 30.09.2011 по делу N А32-29932/2010, ФАС ЦО от 15.06.2004 по делу N А35-5387/03-С13).

В приведенном примере окружные суды правильно отказали в квалификации отношений по безвозмездной передаче улучшений в собственность арендодателя без компенсации арендатору как вытекающих из договора дарения. Однако их суждение по поводу того, что встречным исполнением за переданные улучшения является внесение арендной платы, неверно. Внесение арендной платы является встречным предоставлением за пользование арендованным имуществом и само по себе не является компенсацией затрат арендатора на произведенные улучшения.

Вместе с тем в рассматриваемом случае арендодатель далеко не всегда извлекает имущественную выгоду при получении в собственность произведенных улучшений. Представим ситуацию, когда собственник помещений предоставляет их в аренду различным лицам систематически. Каждый из арендаторов, исходя из специфики своей деятельности, получив в аренду помещения, приводит их в нужное состояние (торговый зал, ресторан, парикмахерская, спортзал и т. д.). Для собственника в такой ситуации безразличны произведенные улучшения, поскольку сами по себе они его не интересуют: следующий арендатор, с которым он заключит договор аренды, захочет произвести отделочные работы с согласия собственника и все поменять. Выплата компенсации каждому арендатору для собственника будет убыточной.

Поскольку ни закон, ни соглашение сторон не предусматривают встречную обязанность арендодателя по оплате произведенных арендатором улучшений, в качестве дарения она рассматриваться не может. К ней также не применимы правила п. 3 ст. 424 ГК РФ об определении цены и общая презумпция возмездности всякого договора, поскольку сделка является безвозмездной. Передача улучшений в собственность арендодателя без компенсации арендатору не будет являться неосновательным обогащением арендодателя, поскольку в этой ситуации основанием для приобретения имущества (произведенных улучшений) для арендодателя выступает заключенный с арендатором договор.

Таким образом, дарение имущества предполагает наличие волеизъявления дарителя, намеревающегося безвозмездно передать принадлежащее ему имущество иному лицу именно в качестве дара (с намерением облагодетельствовать одаряемого — animus donandi), а не по какому-либо другому основанию, вытекающему из экономических отношений сторон сделки (Определение ВАС РФ от 03.10.2012 N ВАС-8989/12 по делу N А28-5775/2011-223/12).

Следовательно, если имущественную выгоду кредитор извлекает в обмен на прощение долга, то такие сделки в качестве дарения рассматриваться не могут. Это означает, что сделка по прощению кредитором должнику его долга перед ним признается допустимой.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *