Взаимовлияние международного и национального права в сфере трансграничной защиты прав интеллектуальной собственности

(Агамагомедова С. А.) ("Журнал российского права", 2013, N 12) Текст документа

ВЗАИМОВЛИЯНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО И НАЦИОНАЛЬНОГО ПРАВА В СФЕРЕ ТРАНСГРАНИЧНОЙ ЗАЩИТЫ ПРАВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

С. А. АГАМАГОМЕДОВА

Агамагомедова Саният Абдулганиевна, доцент кафедры государственно-правовых дисциплин Пензенского государственного университета, кандидат социологических наук.

Правовое регулирование трансграничной защиты прав интеллектуальной собственности на современном этапе происходит на уровне международного, национального и наднационального права. Данные уровни характеризуются взаимным влиянием друг на друга. Международные стандарты в области трансграничной защиты прав интеллектуальной собственности оказывают существенное воздействие на процессы формирования и развития национального законодательства в данной сфере. В условиях международной интеграции на территории евразийского экономического пространства все большее значение приобретает наднациональный уровень регулирования посредством норм законодательства Таможенного союза.

Ключевые слова: интеллектуальная собственность, трансграничная защита, Таможенный союз, международное право, Европейский союз, таможенное регулирование.

Mutual impact of international and domestic law in the field of cross-border protection of intellectual property rights S. A. Agamagomedova

Legal regulation of cross-border protection of intellectual property rights at the present stage, the level of international, national and supranational law. These levels are characterized by the mutual influence on each other. International standards on cross-border protection of intellectual property rights have a significant impact on the formation and development of national legislation in this field. In the context of international integration in the Eurasian economic space is increasingly important to the supranational level through regulation of the legislation of the Customs Union.

Key words: intellectual property, cross-border protection, the Customs Union, international law, the European Union, customs regulation.

Возрастание роли и значения результатов интеллектуальной деятельности человека в современном мире явилось причиной процессов формирования и развития правовых конструкций охраны и защиты объектов интеллектуальной собственности. В условиях активной межгосударственной интеграции особую актуальность приобретают вопросы так называемой трансграничной защиты прав на эти объекты. Правовой механизм трансграничной защиты формируется на национальном уровне под влиянием международных стандартов, установленных в данной сфере общественных отношений. Правовой основой для регулирования этой группы отношений выступают и нормы в области интеллектуальной собственности, и положения таможенного законодательства. Рассмотрим вопросы соотношения различных уровней правового регулирования трансграничной защиты прав на объекты интеллектуальной собственности в современный период. Следует согласиться с мнением ученых о том, что правовая палитра современного мира представляет собой совокупность трех правовых систем: внутригосударственного права (для каждой страны), международного права и права наднационального <1>. В условиях формирования единого мирового хозяйства наднациональная функция права является объективным этапом в развитии систем правового регулирования <2>. -------------------------------- <1> См.: Право Европейского союза: Учебник / Под ред. С. Ю. Кашкина. М., 2011. С. 121 - 122. <2> См.: Папенко Е. О. Наднациональное правовое регулирование таможенных правоотношений в условиях функционирования Таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации // Современное право. 2012. N 9. С. 135.

В настоящее время трансграничные аспекты защиты прав интеллектуальной собственности в России регламентируются на международном уровне (посредством универсальных соглашений и договоров в области охраны и защиты интеллектуальных прав), на уровне Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана (далее - ТС), а также посредством национального законодательства. Таким образом, в структуре регулирования можно выделить международный (Соглашение по торговым аспектам интеллектуальной собственности (ТРИПС) и др.), наднациональный (Таможенный кодекс ТС, международные договоры государств - членов ТС, решения Комиссии ТС) и национальный уровни (национальное законодательство Российской Федерации, подзаконные нормативные правовые акты, нормативные акты ФТС России). Несмотря на то что и Соглашение ТРИПС, и международные договоры государств - членов ТС представляют собой международные договоры в свете Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г., мы относим их к различным уровням правового регулирования рассматриваемой совокупности общественных отношений. Это обусловлено прежде всего тем, что международные договоры государств - членов ТС регламентируют определенные группы общественных отношений исключительно на их территории, т. е. на территории Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Казахстан. Договоры же между государствами, представляющие международный уровень правового регулирования, имеют более универсальный характер и могут быть применены в качестве стандартов для неопределенной группы государств. Их формирование и развитие происходили неравномерно и взаимозависимо, эволюция одного уровня влияла на становление другого. Особо следует отметить процесс влияния международного законодательства на развитие национальной нормативной базы, в том числе в области охраны, защиты прав интеллектуальной собственности и таможенного регулирования. Если выстроить хронологию процессов взаимовлияния в рассматриваемых областях правового регулирования, то последовательность будет выглядеть следующим образом. Основные международные договоры и соглашения в области охраны и защиты прав интеллектуальной собственности (Парижская конвенция по охране промышленной собственности, Мадридское соглашение о международной регистрации знаков) были приняты задолго до окончательного формирования и систематизации российского законодательства в данной области, состоявшего прежде всего из пакета нормативных правовых актов в области результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации (Законы РФ от 23 сентября 1992 г. N 3520-1 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров", от 9 июля 1993 г. N 5351-1 "Об авторском праве и смежных правах", Патентный закон РФ от 23 сентября 1992 г. N 3517-1 и др.). Международные правовые акты оказали большое влияние на национальное законодательство в области интеллектуальных прав, что отмечалось многими отечественными и зарубежными исследователями <3>. -------------------------------- <3> См., например: Еременко В. И. Всемирная торговая организация и законодательство РФ об интеллектуальной собственности // Законодательство и экономика. 2006. N 10. С. 35 - 47; Химмельрайх А. К истории влияния международных процессов гармонизации права интеллектуальной собственности на правовое регулирование в России // Интеллектуальная собственность в России и ЕС. Правовые проблемы: Сб. ст. / Под ред. М. М. Богуславского, А. Г. Светланова. М., 2008. С. 67 - 112; Каширских В. В. Окно в Европу: влияние международных правовых актов на развитие национальной системы законодательства о товарных знаках // Российское предпринимательство. 2005. N 11. С. 106 - 112; Великий А. А. Понятие и охрана прав интеллектуальной собственности в международном и российском законодательстве // Право и государство: теория и практика. 2009. N 7. С. 97 - 100; Мартынов П. А. Соглашение ТРИПС: правовой анализ и влияние на российское законодательство в области интеллектуальной собственности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005.

В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, применяются правила международного договора. Аналогичные положения содержатся в других нормативных правовых актах РФ. По мнению А. Химмельрайха, данный принцип непосредственной и преимущественной перед национальным правом применяемости международных договоров касается и правовой охраны интеллектуальной собственности. Российский законодатель отдает таким образом должное значению международных договоров и избегает отставания национального уровня правовой охраны от уровня, обеспечивать который Российская Федерация должна согласно своим международно-правовым обязательствам <4>. В связи с этим следует обратить внимание на следующее: согласно п. 3 ст. 5 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" положения официально опубликованных международных договоров РФ, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в нашей стране непосредственно; для осуществления иных положений международных договоров РФ принимаются соответствующие правовые акты. -------------------------------- <4> См.: Химмельрайх А. Указ. соч. С. 82.

Таким образом, влияние международных норм в рассматриваемой сфере было присуще самому процессу формирования национального законодательства в области интеллектуальной собственности в России. Следуя положениям Парижской конвенции, российское законодательство конкретизирует отдельные из них с учетом национальных интересов. Так, Закон РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" ставит длительность обеспечения правовой охраны товарного знака в зависимость от его использования <5>. -------------------------------- <5> См.: Каширских В. В. Указ. соч. С. 109.

Можно выделить две "волны" в процессе влияния международных норм на российское законодательство. Первая приходится на начало 1990-х гг. и связана с этапом становления данной отрасли российского законодательства. Вторая "волна", на наш взгляд, выразилась в реформировании национального законодательства в начале 2000-х гг. Так, с целью улучшения ситуации с правовой охраной интеллектуальных прав в нашей стране российский законодатель в 2002 - 2004 гг. внес существенные поправки в нормативные правовые акты в области интеллектуальной собственности: в вышеназванные Законы РФ N 3520-1, N 5351-1, N 3517-1, а также Законы РФ от 23 сентября 1992 г. N 3523-1 "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных" и от 23 сентября 1992 г. N 3526-1 "О правовой охране топологий интегральных микросхем". Эти изменения следует рассматривать не изолированно, а как единый пакет. Кроме того, для более эффективной защиты интеллектуальных прав были внесены изменения в Закон РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", а также принят Таможенный кодекс РФ. А. Химмельрайх подразделяет данные изменения на четыре группы. Первую составляют изменения, связанные с приспособлением указанных законов к соответствующей правоприменительной практике в России. Вторая группа включает в себя изменения, направленные на приведение российского законодательства в соответствие с положениями международных соглашений, участницей которых Россия (как правопреемница СССР) является уже давно (Парижской конвенции, Договора о патентной кооперации, Мадридского соглашения о международной регистрации знаков, Всемирной конвенции об авторском праве и др.). Третья группа охватывает поправки, принятые под влиянием международных договоров, к которым Россия присоединилась уже после вступления в силу национальных законов об интеллектуальной собственности (протокол к Мадридскому соглашению, Договор о законах по товарным знакам, Бернская конвенция, Римская конвенция и др.). И наконец, четвертая группа изменений и дополнений направлена на выполнение требований по охране интеллектуальных прав, предъявляемых, в частности, со стороны Соглашения ТРИПС, Договора о патентном праве и др. <6>. -------------------------------- <6> См.: Химмельрайх А. Указ. соч. С. 82 - 83.

В дальнейшем законодательство в области интеллектуальной собственности в России активно развивается. Важным шагом в этом направлении явились его систематизация и кодификация, выразившиеся в принятии части четвертой Гражданского кодекса РФ, посвященной интеллектуальным правам. Кроме того, Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства был подготовлен проект Федерального закона "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации". Предлагаемые проектом поправки в разд. VII ГК РФ "Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации" обусловлены прежде всего потребностями развития науки, призваны стимулировать разработку и широкое использование новых технологий при одновременном обеспечении защиты интересов правообладателей. Другой важной целью законопроекта является дальнейшее сближение правового регулирования в сфере интеллектуальных прав с международными стандартами <7>. -------------------------------- <7> URL: http://www. minjust. ru/sites/default/files/basetype/2012/04/poyasnitelnaya_zapiska. doc.

Таким образом, реформирование отрасли национального законодательства об интеллектуальной собственности продолжается и направлено на постепенное сближение с международными положениями в рассматриваемой области. Анализ процессов становления и развития российского законодательства в области прав интеллектуальной собственности позволяет сделать вывод о существенном влиянии на него положений международных правил. Аналогичный анализ можно сделать и в отношении развития таможенного законодательства России, которое активно развивается с начала 1990-х гг. Важнейшим этапом реформирования системы таможенного регулирования в стране стало принятие в 2003 г. Таможенного кодекса РФ (далее - ТмК 2003 г.), основанного на положениях Киотской конвенции (1973 г.). Особенности развития российского таможенного законодательства и влияния на него международных документов можно наглядно рассмотреть в рамках формирования функции таможенных органов по защите прав интеллектуальной собственности, впервые обозначенной в Таможенном кодексе РФ 1993 г., но не получившей реальной организационно-правовой поддержки. Данный процесс развивался на ведомственном уровне и был обусловлен прежде всего активной позицией правообладателей, взаимодействующих с Государственным таможенным комитетом России. Законодательное оформление данная функция получила только после вступления в силу с 1 января 2004 г. ТмК 2003 г. Согласно его гл. 38 таможенные органы были наделены определенными полномочиями в рамках контроля за перемещением товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности. Основой этой главы стали положения Соглашения ТРИПС (ст. 51 - 60 разд. 4 ч. III), регламентирующие так называемые пограничные меры. Так, впервые на законодательном уровне в России введен институт приостановления выпуска товаров, обладающих признаками контрафактных, в свободное обращение, институт таможенного реестра объектов интеллектуальной собственности и другие механизмы. По мнению отдельных исследователей, введение в действие в 1995 г. Соглашения ТРИПС оказало непосредственное влияние на формирование системы законодательства по интеллектуальной собственности многих стран и соответственно на совершенствование правового механизма по пресечению актов недобросовестной конкуренции и распространению контрафактной продукции. Анализ зарубежной практики выявил, что роль Соглашения ТРИПС в борьбе с распространением контрафактной продукции является определяющей, поскольку именно заложенные в нем минимальные стандарты правовой охраны интеллектуальной собственности и меры по обеспечению соблюдения прав интеллектуальной собственности явились необходимой основой для создания национальных механизмов по борьбе с нарушением этих прав и успешного их функционирования <8>. -------------------------------- <8> См.: Мартынов П. А. Указ. соч. С. 16 - 17.

На наш взгляд, международные нормы в данной и иных сферах человеческой деятельности формируются под влиянием уровня развития национальных законодательств в комплексе, в целом. А уже последующее влияние международных правил на национальное право происходит индивидуализированно, специфически по отношению к национальной системе каждой страны в отдельности. Такому процессу, по нашему мнению, присуща некоторая выборочность: международные правила инкорпорируются в национальное законодательство в большинстве случаев не целиком, а посредством внедрения отдельных положений. Приведем пример. В главу 38 ТмК 2003 г. были интегрированы положения ст. 51 "Приостановление выпуска товаров в обращение таможенными органами" Соглашения ТРИПС, и российские таможенные органы получили право приостанавливать выпуск товаров, обладающих признаками контрафактных. Срок приостановления был установлен в соответствии со ст. 55 Соглашения ТРИПС: на 10 рабочих дней с возможностью продления еще на 10 рабочих дней. Россия не стала учитывать в таможенном законодательстве положение данной статьи о возможности приостановления выпуска товаров, содержащих в себе нарушения иных прав интеллектуальной собственности, в частности исключительных прав на изобретения, полезные модели и промышленные образцы, однако дополнила минимальный перечень объектов интеллектуальной собственности, по которым предусмотрено приостановление выпуска в соответствии со ст. 51 Соглашения ТРИПС, таким объектом, как наименование места происхождения товара. Вместе с тем российский законодатель решил внести в ТмК 2003 г. факультативное положение ст. 51 Соглашения ТРИПС о применении данных мер не только при ввозе, но и при экспорте товаров. Интересно, что положения ст. 58 "Действия ex officio" Соглашения ТРИПС, которые предоставляют право компетентным (таможенным) органам по собственной инициативе приостанавливать выпуск товаров, обладающих признаками контрафактных, не были внесены в ТмК 2003 г. Это произошло позднее, сначала на уровне Таможенного кодекса ТС в качестве меры, рекомендованной для внесения в законодательства стран-членов, а затем на уровне национального законодательства - в Федеральном законе от 27 ноября 2010 г. N 311-ФЗ "О таможенном регулировании в Российской Федерации". В российском законодательстве аналогом правил, содержащихся в ст. 60 "Ввоз незначительного количества товаров" Соглашения ТРИПС, стала ст. 400 ТмК 2003 г., согласно которой меры, связанные с приостановлением выпуска товаров, не применяются таможенными органами в отношении товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности и перемещаемых через таможенную границу физическими лицами или пересылаемых в международных почтовых отправлениях в незначительном количестве, если такие товары предназначены для личных, семейных, домашних и иных не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности нужд. Таким образом, влияние международных норм в области трансграничной защиты прав на объекты интеллектуальной собственности на российское таможенное законодательство является существенным. Данный процесс протекает постепенно, отличается выборочностью (определенной фрагментарностью) и направлен на максимальное сближение национальной нормативно-правовой базы с установленными международными правилами в рассматриваемой сфере. Процесс становления и развития правового механизма защиты таможенными органами Российской Федерации прав на объекты интеллектуальной собственности следует рассматривать только в контексте поэтапного сближения российского законодательства с международными нормами в исследуемой области. Однако рассматриваемые процессы не ограничиваются влиянием международных норм и национального права друг на друга. В современный период возрастает роль наднационального уровня правового регулирования общественных отношений как в области интеллектуальной собственности, так и в сфере таможенного дела. Данный уровень относится отдельными исследователями к международным соглашениям и выделяется в их особую группу - региональные международные соглашения. Так, среди региональных соглашений в области промышленной собственности, исходя из хронологии их заключения, существуют европейские, африканские и евразийские конвенции <9>. -------------------------------- <9> См.: Близнец И. А., Гаврилов Э. П., Добрынин О. В. и др. Право интеллектуальной собственности: Учебник / Под ред. И. А. Близнеца. М., 2010. С. 852.

Наднациональный уровень регулирования, безусловно, обладает определенной спецификой. Как отмечают исследователи европейского права, главной тенденцией эволюции права Европейского союза (ЕС) является его сближение по ряду формальных и сущностных характеристик с национальным (внутригосударственным) правом при сохранении и творческом развитии его международно-правовых черт. Возникающая в результате такого развития уникальная правовая система отличается от двух "сплавленных" вместе базовых компонентов и обладает принципиально новыми качествами, многие из которых нам еще не известны <10>. -------------------------------- <10> См.: Право Европейского союза. С. 122.

Конечно же, право Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана еще не успело приобрести степень обособленности и целостности, присущую европейскому праву. Тем не менее данный уровень правового регулирования следует рассматривать как самостоятельный, наднациональный. На наш взгляд, влияние различных уровней правового регулирования в той или иной мере присуще любой системе источников права. В рассматриваемой же системе правового регулирования трансграничной защиты прав интеллектуальной собственности, представляющей собой комплексное сочетание норм таможенного законодательства и законодательства в области интеллектуальной собственности, можно отметить несколько направлений взаимовлияния: влияние уровня развития национальных законодательств на формирование международных правовых конструкций; ответное воздействие международных правовых норм на совершенствование и гармонизацию национальных законодательств (в отличие от предыдущего процесса данное воздействие носит индивидуальный характер, т. е. международные правила инкорпорируются в национальное право каждого государства определенным образом, отличным по скорости воздействия, его объему и степени); формирование нового наднационального уровня под воздействием процессов межгосударственной интеграции между национальным и международным уровнями регулирования; непосредственное воздействие наднациональных нормативных правовых норм на законы государств - членов межгосударственного образования (в нашем случае нормы ТС влияют на развитие правовой базы государств-членов), при создании наднациональных актов также учитываются существующие международные стандарты; ослабление процессов воздействия международных норм на национальное законодательство в связи с тем, что данное воздействие переключается на наднациональный уровень, т. е. нормы международных соглашений вплетаются в законодательство интеграционного образования, а оно в свою очередь корректирует нормативную базу входящих в него стран. В результате международные правила гармонизируют и унифицируют национальные законодательства, но происходит это посредством эволюции наднационального уровня правового регулирования, более оперативно, целенаправленно и упорядоченно. В качестве примера реализации последней категории выделенных нами процессов можно привести следующий факт: по официальным сведениям ФТС России, таможенным ведомством подготовлены изменения в Таможенный кодекс ТС, направленные на отмену изъятий, касающихся освобождения от контроля товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности и пересылаемых в адрес физических лиц в международных почтовых отправлениях <11>. Данные изменения связаны с включением положений п. 2.1.3 ст. 15 Всемирной почтовой конвенции 2008 г. в законодательство ТС. Таким образом, процесс воздействия международных норм на национальное законодательство продолжается, но происходит опосредованно, проникая в национальное право путем изменений права наднационального, в данном случае - права ТС. -------------------------------- <11> См.: Таможенники на страже интеллектуальных прав. Новости Федеральной таможенной службы. URL: http://ved. customs. ru/index. php? option=com_content&view;=article&id;=1661:2012-04-25-07-23-06&catid;=41:2011-05-23-10-31-37 (дата обращения: 10.09.2012).

Следует особо сказать о взаимодействии между нормативно-правовой базой различных межгосударственных образований. Примером его может быть влияние законодательства ЕС на правовые нормы ТС. В последние годы возросло количество исследований сравнительных аспектов правового регулирования охраны и защиты интеллектуальной собственности в ЕС и ТС, в ЕС и России <12>. Эти работы представляют большую практическую ценность в связи со становлением данных правовых конструкций в ТС и возможностью использования положительного опыта ЕС. -------------------------------- <12> См., например: Успенская Н. В. Некоторые проблемы правового регулирования товарных знаков (торговых марок) в России и Европейском союзе // Международное публичное и частное право. 2006. N 5. С. 60 - 62; Шелонина О. Б. Совершенствование российского законодательства в сфере интеллектуальной собственности с учетом европейского опыта интеграции в этой области: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007; Широкова Е. А. Совершенствование авторского законодательства Российской Федерации с учетом европейских интеграционных процессов: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006; Агамагомедова С. А. Правовые механизмы защиты прав интеллектуальной собственности в России и ЕС: сравнительный анализ // Правовая политика в Российской Федерации и странах Евросоюза / Под ред. А. Ю. Саломатина. Пенза, 2011. С. 105 - 118.

Процессы взаимовлияния и взаимопроникновения норм права из законодательства об интеллектуальной собственности и таможенного законодательства имеют свои четкие границы, определенные следующим принципом: эти нормы должны одновременно регулировать отношения, связанные с трансграничным перемещением товаров, а также с использованием объектов интеллектуальной собственности. Так, ст. 1487 ГК РФ посвящена исчерпанию исключительного права на товарный знак, ее положения связаны с введением товаров в гражданский оборот на территории Российской Федерации. В свою очередь в ч. 2 ст. 305 Федерального закона "О таможенном регулировании в Российской Федерации" названы объекты интеллектуальной собственности, в отношении которых таможенные органы правомочны принимать меры по защите. При этом позволим себе не согласиться с отдельными исследователями, предлагающими внести понятие контрафакта в таможенное законодательство <13>. Данное понятие содержится в ГК РФ и не требует дублирования в законодательстве о таможенном деле. -------------------------------- <13> См.: Юркин Т. Ю. Правовое регулирование таможенного контроля при перемещении через таможенную границу объектов интеллектуальной собственности: Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2009. С. 118, 119; Терехов Н. В. Таможенный контроль как средство выявления правонарушений во внешнеторговой деятельности: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 75.

Библиографический список

Агамагомедова С. А. Правовые механизмы защиты прав интеллектуальной собственности в России и ЕС: сравнительный анализ // Правовая политика в Российской Федерации и странах Евросоюза / Под ред. А. Ю. Саломатина. Пенза, 2011. Великий А. А. Понятие и охрана прав интеллектуальной собственности в международном и российском законодательстве // Право и государство: теория и практика. 2009. N 7. Близнец И. А., Гаврилов Э. П., Добрынин О. В. и др. Право интеллектуальной собственности: Учебник / Под ред. И. А. Близнеца. М., 2010. Еременко В. И. Всемирная торговая организация и законодательство РФ об интеллектуальной собственности // Законодательство и экономика. 2006. N 10. Каширских В. В. Окно в Европу: влияние международных правовых актов на развитие национальной системы законодательства о товарных знаках // Российское предпринимательство. 2005. N 11. Мартынов П. А. Соглашение ТРИПС: правовой анализ и влияние на российское законодательство в области интеллектуальной собственности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. Папенко Е. О. Наднациональное правовое регулирование таможенных правоотношений в условиях функционирования Таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации // Современное право. 2012. N 9. Право Европейского союза: Учебник / Под ред. С. Ю. Кашкина. М., 2011. Терехов Н. В. Таможенный контроль как средство выявления правонарушений во внешнеторговой деятельности: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. Успенская Н. В. Некоторые проблемы правового регулирования товарных знаков (торговых марок) в России и Европейском союзе // Международное публичное и частное право. 2006. N 5. Химмельрайх А. К истории влияния международных процессов гармонизации права интеллектуальной собственности на правовое регулирование в России // Интеллектуальная собственность в России и ЕС: Правовые проблемы: Сб. ст. / Под ред. М. М. Богуславского, А. Г. Светланова. М., 2008. Шелонина О. Б. Совершенствование российского законодательства в сфере интеллектуальной собственности с учетом европейского опыта интеграции в этой области: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. Широкова Е. А. Совершенствование авторского законодательства Российской Федерации с учетом европейских интеграционных процессов: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006. Юркин Т. Ю. Правовое регулирование таможенного контроля при перемещении через таможенную границу объектов интеллектуальной собственности: Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2009.

------------------------------------------------------------------

Название документа