Практика снятия корпоративных покровов в гражданском праве Российской Федерации

(Потапов Н. А.) («Юрист», 2013, N 24) Текст документа

ПРАКТИКА СНЯТИЯ КОРПОРАТИВНЫХ ПОКРОВОВ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Н. А. ПОТАПОВ

Потапов Николай Александрович, доцент кафедры международного частного и гражданского права международно-правового факультета Московского государственного института международных отношений (Университет) МИД России, кандидат юридических наук.

В статье рассматривается проблема снятия корпоративных покровов. Основное внимание уделяется практике снятия корпоративной вуали в действующем законодательстве и в проекте изменений Гражданского кодекса РФ.

Ключевые слова: снятие корпоративных покровов, солидарная ответственность, контролирующее лицо.

Practice of removal of corporate covers in civil law of the Russian Federation N. A. Potapov

Potapov Nikolaj Aleksandrovich, associate professor of the international private and civil law of international legal faculty of the International state institute of the international relations (University) MFA of Russia, candidate of juridical scienes.

In article the problem removal of corporate covers is considered. The main attention is paid to practice of removal of a corporate veil in the current legislation and in the project of changes of the Civil code of the Russian Federation.

Key words: removal of corporate covers, the joint liability, the supervising person.

Предвестником доктрины снятия корпоративной вуали (корпоративных покровов), по сути, стало дело «Salomon v. Salomon & Co. Ltd.» в 1897 г. в суде Палаты лордов: в данном деле была установлена полная раздельность существования между компанией и учредившими ее лицами. Согласно законам Англии корпорации должны были состоять как минимум из семи человек. Саломон был обувным мастером и учредил корпорацию, участниками которой стали члены его семьи, продав ей (семье) свою обувную мастерскую по «цене, из ряда вон выходящей». Причем случилось это накануне кризиса, следствием чего стала процедура ликвидации фирмы. Ликвидатор пытался через суд вернуть сумму, выплаченную Саломону. Кредиторы настаивали на том, что акционеры должны отвечать по долгам корпорации, так как все акционеры являлись родственниками, значит, корпорация была создана фиктивно. Суд первой инстанции встал на сторону истца, решив, что компания не может рассматриваться как отдельная от владельца. Апелляционный суд решение поддержал, но с другим обоснованием: по его мнению, схема Саломона была создана для обмана кредиторов. Однако Палата лордов отменила решение. Высшая инстанция постановила, что компания обладает собственной правоспособностью, которая как раз и является корпоративной вуалью (корпоративным покровом), и суд не может убрать эту вуаль на основании того, что это несправедливо. Палата лордов сказала, что юридическое лицо является фикцией, но это требование установлено законом. Даже если компания управляется единственным акционером, отдельная сущность юридического лица не утрачивается. Другими словами, Саломон воспользовался правами, предоставленными ему по закону <1>. ——————————— <1> Salomon v. Salomon & Co. URL: http://en. academic. ru/dic. nsf/ enwiki/1346088 (дата обращения: 04.06.2013).

Сразу же после дела Salomon стали очевидны недоработки концепции ограниченной ответственности юридического лица, выработанной в решении суда по данному делу. В английском праве встал вопрос о том, возможны ли исключения из этого принципа и если да, то при каких обстоятельствах, что привело к развитию доктрины снятия корпоративной вуали. Доктрина «снятия корпоративной вуали» позволяет возложить ответственность по обязательствам корпорации на ее акционеров, а также связанных с основным должником компаний, не позволяя тому «скрыться» за ограниченной ответственностью владельцев юридического лица. Отдельные элементы доктрины снятия корпоративной вуали могут быть обнаружены в законодательных положениях и судебной практике РФ. Гражданское законодательство РФ содержит некоторые компоненты механизма, которые можно очень условно назвать процедурой снятия корпоративной вуали (корпоративных покровов). По мнению Е. А. Суханова, основанием для применения ответственности теоретически может быть ст. 10 ГК РФ, предусматривающая недопустимость злоупотребления правом участниками гражданского оборота. Однако он считает это практически невозможным, потому как, по его словам, «с 10-й статьей случилась нехорошая история». «Наши адвокаты почти в каждом процессе начали на нее ссылаться, когда других аргументов не остается. Если мы так к статье 10 будем относиться, тогда мы вообще должны ее ликвидировать, чтобы никого не смущать», — мрачно шутит Суханов. Кроме того, Е. А. Суханов не видит необходимости в тотальном внедрении концепции снятия корпоративной вуали в российскую практику: «В большинстве стран бизнес не боится ответственности, а у нас он закрывается ото всех корпоративными щитами. У нас бизнес генетически воспитан так, чтобы ото всех защищаться в офшорах… это ненормально, а значит, когда-то должно закончиться, и вот тогда проблема снятия корпоративной вуали отпадет сама собой» <2>. ——————————— <2> Суханов Е. А. Проблемы реформирования Гражданского кодекса России: Избранные труды 2008 — 2012 гг. М.: Статут, 2013. С. 74.

Однако, по мнению И. С. Шиткиной, снятие покровов, безусловно, должно иметь место в отечественной практике. А предлагаемые Советом при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства нормы в ГК РФ об ответственности контролирующих лиц она назвала «революционными» <3>. ——————————— <3> Шиткина И. С. «Снятие корпоративной вуали» в российском праве: правовое регулирование и практика применения // Хозяйство и право. 2013. N 2.

Кроме ст. 10 ГК РФ российское законодательство содержит нормы ст. 56 ГК РФ об ответственности учредителей при банкротстве, а также ст. 3 в Законе об АО и ст. 3 в Законе об ООО, которые также содержат положения об ответственности учредителей при банкротстве юридического лица <4>. В ст. 3 Федерального закона «Об акционерных обществах» установлено, что если несостоятельность (банкротство) общества вызвана действиями (бездействием) его акционеров или других лиц, которые имеют право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, то на указанных акционеров или лиц в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам общества <5>. Следовательно, ответственность акционеров наступает в том случае, если они используют свои возможности, заведомо зная, что это повлечет за собой банкротство общества, т. е. вина акционеров проявляется в форме умысла <6>. ——————————— <4> Калибернова О. Н. Доктрина снятия корпоративной вуали в России: теория и реалии // Нижегородский адвокат. 2012. N 6(116). С. 18 — 19. <5> Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (в ред. от 29.12.2012) // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1. <6> Кулик Е. Ю. Доктрина alterego в английском праве // Евразийский юридический журнал. 2011. N 9(40).

Практика применения данных норм Федеральным законом от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в ред. от 29.12.2012) в силу различных причин весьма незначительна и неплодотворна. Так, например, Ю. Тай отмечает в своем докладе на Круглом столе Российской школы частного права, что по абз. 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ рассматривается очень небольшое количество дел (наибольшее количество дел в Уральском, Центральном, Поволжском округах). В подавляющем большинстве случаев истцом выступает конкурсный управляющий, в подавляющем меньшинстве — налоговый орган. При этом исковые требования удовлетворяются менее чем в 5% случаев <7>. ——————————— <7> Тай Ю. В. Снятие корпоративной вуали в частном праве // Научный Круглый стол Российской школы частного права при Правительстве РФ 29 марта 2012 г. URL: www. privlaw. ru/files/ Tezisy_Taya_29.03.12.doc (дата обращения: 04.06.2013).

На сегодняшний день судебная практика идет по пути официального закрепления доктрины корпоративной вуали. Одним из последних прецедентов, свидетельствующих об этом, является решение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по спору между ООО «Олимпия» и Parex Bank, Citadele Bank <8>. ВАС РФ фактически расширил компетенцию российских судов, обосновав возможность рассматривать дела по искам к иностранным компаниям и при отсутствии у них зарегистрированного в установленном порядке филиала или представительства на территории РФ. ——————————— <8> Постановление ВАС РФ от 24 апреля 2012 г. N 16404/11 по делу N А40-21127/11-98-184 // Вестник ВАС РФ. 2012. N 10.

Согласно доктрине «срывания корпоративных покровов» в одном из своих проявлений филиал или представительство считается существующим даже в том случае, если юридическое лицо не имеет собственного юридически оформленного подразделения на территории иностранного государства, но тем не менее ведет деятельность на данной территории через независимую компанию зачастую со сходным наименованием, которая совершает сделки от своего имени и фактически выступает в качестве подразделения этого юридического лица. Иными словами, «корпоративная вуаль срывается» в той части, в которой компания де-факто функционирует как филиал, хотя и зарегистрирована как самостоятельная компания. В этом случае по месту ее нахождения можно предъявлять иски к материнской компании. Однако если филиал (представительство) не участвует в совершении сделки, то невозможно применить и правило об альтернативной подсудности, что соответствует общепринятому подходу в отношении филиалов: не участвует в сделке — не получает иски по сделке. В обоснование такого подхода к оценке факта наличия представительства или филиала юридического лица, исходя из обстоятельств конкретного дела, Президиум ВАС РФ сослался на решение Суда справедливости Европейского союза SAR Schotte GmbH v. Parfums Rothschield от 9 декабря 1987 г. N 218/86. Комментируя решение Президиума ВАС, И. С. Шиткина отмечает, что «высшая судебная инстанция… демонстрирует… переход от формального нормативизма — строгого применения нормы права, без анализа существа правоотношений — к принятию решений, исходя из сути возникших правоотношений» <9>. ——————————— <9> Шиткина И. С. Указ. соч.

Следует отметить, что по всем случаям банкротства предприятия по вине лиц, которые вправе давать обязательные для акционерного общества указания, необходимо установить наличие связи между действием (бездействием) этих лиц и наступившей несостоятельностью общества. Существенным выглядит правило п. 2 ст. 66 проекта изменений Гражданского кодекса РФ. В данном пункте определено, что по долгам «хозяйственного общества одного лица» несет субсидиарную ответственность его единственный участник, если будет установлено, что они возникли в результате исполнения обществом указаний единственного участника. Тем самым в Гражданском кодексе РФ предлагается закрепить один из аспектов доктрины «проникновения под корпоративную вуаль» («piercing of the corporate veil», «das Durchgriff durch den Schleier der Gesellschaft»). Согласно этой доктрине юридическое лицо перестает выполнять функцию ограничения ответственности его участников <10>. Следует отметить, что данная доктрина известна российской судебной практике (Постановление Президиума ВАС РФ от 24.04.2012 N 16404/11 по делу N А40-21127/11-98-184). ——————————— <10> КонсультантПлюс: Правовые новости. Специальный выпуск «Комментарий к проекту изменений Гражданского кодекса Российской Федерации (законопроект N 47538-6/2)» // СПС «КонсультантПлюс».

Говоря о поправках, следует также отметить ст. 53.2 и 53.3 проекта изменений ГК РФ <11>, в которых указано, что лицо, контролирующее юридическое лицо, получает такой статус, если оно прямо или косвенно (через третьих лиц), самостоятельно или совместно со своими связанными (аффилированными) лицами имеет возможность определять действия (решения) такого юридического лица. ——————————— <11> Проект Федерального закона N 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 27.04.2012) // СПС «КонсультантПлюс».

Устанавливается, что лицо считается контролирующим юридическое лицо, в частности, в следующих случаях: — в силу прямого или косвенного преобладающего участия в его уставном капитале; — на основании договора; — в силу возможности давать обязательные для такого юридического лица указания; — в силу возможности определять избрание (назначение) единоличного исполнительного органа (управляющей организации или управляющего) и (или) более половины состава коллегиального органа управления такого юридического лица. Контролирующее лицо может нести солидарную ответственность по долгам подконтрольных лиц, если причиненные убытки вызваны действиями или бездействием подконтрольного лица, отвечающими следующим признакам: — такие действия совершены или бездействие допущено во исполнение указаний контролирующего лица; — совершение действий направлено на ограничение ответственности контролирующего лица, которую оно понесло бы, если бы действия были совершены самим контролирующим лицом, и при этом такими действиями причинен вред другому лицу; — контролирующее лицо было обязано предотвратить причинение вреда другому лицу при совершении действий подконтрольным лицом, однако не сделало этого. Солидарно с контролирующим лицом несут ответственность лица, через которых данное лицо осуществляет контроль, а также лица, совместно с которыми данное лицо осуществляет контроль. Тем самым в законодательстве фактически закреплена доктрина «проникновения под вуаль» юридического лица, контролирующие органы которого теперь не смогут во всех случаях причинения вреда (в том числе нарушения обязательств перед кредиторами) ссылаться на независимость и автономность действий юридических лиц. Таким образом, можно сделать вывод, что в российском законодательстве закреплены отдельные элементы доктрины снятия корпоративной вуали и, скорее всего, в ближайшие годы концепция снятия корпоративной вуали будет применяться судами более активно.

ЛИТЕРАТУРА

1. Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (в ред. от 29.12.2012) // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1. 2. Постановление ВАС РФ от 24 апреля 2012 г. N 16404/11 по делу N А40-21127/11-98-184 // Вестник ВАС РФ. 2012. N 10. 3. Калибернова О. Н. Доктрина снятия корпоративной вуали в России: теория и реалии // Нижегородский адвокат. 2012. N 6(116). 4. КонсультантПлюс: Правовые новости. Специальный выпуск «Комментарий к проекту изменений Гражданского кодекса Российской Федерации (законопроект N 47538-6/2)» // СПС «КонсультантПлюс». 5. Кулик Е. Ю. Доктрина alterego в английском праве // Евразийский юридический журнал. 2011. N 9(40). 6. Проект Федерального закона N 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 27.04.2012) // СПС «КонсультантПлюс». 7. Salomon v. Salomon & Co. URL: http://en. academic. ru/dic. nsf/ enwiki/1346088 (дата обращения: 04.06.2013). 8. Суханов Е. А. Проблемы реформирования Гражданского кодекса России: Избранные труды 2008 — 2012 гг. М.: Статут, 2013. 9. Тай Ю. В. Снятие корпоративной вуали в частном праве // Научный Круглый стол российской школы частного права при Правительстве РФ 29 марта 2012 г. URL: www. privlaw. ru/files/ Tezisy_Taya_29.03.12.doc (дата обращения: 04.06.2013). 10. Шиткина И. С. «Снятие корпоративной вуали» в российском праве: правовое регулирование и практика применения // Хозяйство и право. 2013. N 2.

——————————————————————

Название документа