Продолжниковые элементы в современном российском конкурсном праве — наличие и целесообразность

(Телюкина М. В.) («Юрист», 2013, N 24) Текст документа

ПРОДОЛЖНИКОВЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ КОНКУРСНОМ ПРАВЕ — НАЛИЧИЕ И ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ

М. В. ТЕЛЮКИНА

Телюкина Марина Викторовна, профессор кафедры гражданского права и процесса юридического факультета имени М. М. Сперанского Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, доктор юридических наук.

Нахождение оптимального баланса в сфере реализации интересов субъектов общественного процесса является одной из фундаментальных задач отечественной юридической науки. В статье проанализирован вопрос о наличии и целесообразности продебиторских элементов в сфере правового регулирования процедур несостоятельности. По мнению автора, в рамках прокредиторской системы в большей степени удовлетворяются обе цели — и спасение бизнеса должника, и максимальное удовлетворение как можно большего количества кредиторов.

Ключевые слова: кредиторы, продолжниковая система, прокредиторская система, конкурсное законодательство, банкротство, несостоятельность.

Pro-receivables elements in contemporary Russian competition law — availability and feasibility M. V. Telyukina

Telyukina Marina Viktorovna, professor of the chair of civil law and procedure of the M. M. Speranskij law faculty of the Russian academy of people’s economy and state service attached to the President of the Russian Federation, doctor of juridical sciences.

Finding of optimal balance in the sphere of implementation of interests of the subjects of public process is one of the fundamental tasks of the Russian legal science. The article analyses the issue of the availability and feasibility of pro-receivables elements in the sphere of legal regulation of procedures of insolvency. The author believes that within the framework of a pro-payables system both purposes are satisfied to a greater extent — salvation of the debtor and maximal satisfaction of as many as possible creditors.

Key words: creditors, pro-debtors system, pro-creditors system, competition legislation, bankruptcy, insolvency.

Конкурсное законодательство в любой правовой системе строится по одной из двух систем — продолжниковой или прокредиторской <1>. Первый российский Закон «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» <2>, будучи крайне несовершенным с точки зрения юридической техники, являлся, скорее, умеренно-прокредиторским. ——————————— <1> О сущности и отличиях этих систем см.: Степанов В. В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. М., 1999; Телюкина М. В. Динамика и тенденции развития отношений несостоятельности (банкротства) в современном российском праве // Проблемы современной цивилистики: Сб. памяти С. М. Корнеева / Отв. ред. Е. А. Суханов, М. В. Телюкина. М.: Статут, 2013. <2> См.: О несостоятельности (банкротстве) предприятий: Закон РФ от 19 ноября 1992 г. N 3929-1 (утратил силу) // Российская газета. 1992. 30 декабря // СПС «КонсультантПлюс».

Предпринятая в РФ в конце 90-х годов попытка построить нейтральную систему воплотилась в принятии Закона «О несостоятельности (банкротстве)» 1998 г. <3>. Однако применение этого Закона показало, что нейтральная система себя не оправдывает. ——————————— <3> См.: О несостоятельности (банкротстве): Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ (утратил силу) // СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 222.

Суть нейтральной системы состоит в том, что законодатель создает нормы, направленные на защиту и должника, и кредитора одновременно. Причем какая-то теоретическая система в построении Закона 1998 г. отсутствовала. В итоге злоупотреблять своими правами начали и кредиторы по отношению к должнику и наоборот — должник по отношению к кредиторам. Злоупотребления кредиторов оказались более масштабными, что привело к широкому распространению таких явлений, как переделы собственности, захваты бизнеса, использование законодательства о банкротстве в конкурентной борьбе и т. д. Поскольку данные негативные явления необходимо было пресечь, то нормы следующего акта — Закона «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 г. <4> — были направлены на предоставление дополнительных возможностей должнику, что лишало кредиторов возможностей злоупотреблять своими правами. ——————————— <4> См.: О несостоятельности (банкротстве): Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

В итоге и Закон 2002 г., и последующие его изменения носят продолжниковый характер. Думается, мы можем сделать вывод, в соответствии с которым попытка построения нейтральной системы провалилась. И это неудивительно, поскольку попытка защитить одновременно интересы противоположных сторон, как правило, заканчивается поставлением в незащищенное положение обеих сторон. Можно согласиться с позицией А. А. Пахарукова, который утверждал, что, «когда говорят о достижении равновесия противоречивых интересов участников конкурсного процесса, провозглашают должное, не соответствующее сущему», ибо «в такой интерпретации цель правового регулирования никогда не будет реализована» <5>. ——————————— <5> Пахаруков А. А. Правовое регулирование конкурсного производства юридических лиц: Дис. … канд. юрид. наук. Иркутск, 2003. С. 89.

Между тем, принимая во внимание взаимосвязь и взаимовлияние конкурсного права и экономики, при решении вопроса построения конкурсного законодательства прежде всего целесообразно учитывать экономические параметры. Поскольку этого не происходит, экономисты обоснованно отмечают, что институт несостоятельности является одним из «наиболее несовершенных механизмов (инструментов) трансформации экономики» <6>. ——————————— <6> Ребгун Э. К. Системная несостоятельность в промышленности. М.: Юнити, 2004. С. 3.

С экономической точки зрения продолжниковая система является гораздо менее эффективной, нежели прокредиторская. Объясняется это следующими причинами. Продолжниковая система предоставляет возможности восстановления должнику, часто за счет его бизнеса. Вследствие этого нередко бизнес разрушается, теряет стоимость или продается по частям, но организационно-правовая форма должника сохраняется. Прокредиторская система исходит из максимального учета интересов кредиторов, которые имеют право решить, возможно ли и целесообразно ли восстановление платежеспособности должника либо им (кредиторам) выгоднее как можно быстрее реализовать активы (прежде всего — бизнес) должника. В первом случае вероятность ошибки меньше, нежели в продолжниковых системах, ибо вопрос решается кредиторами, а не должником. То есть, скорее всего, спасти удастся и бизнес, и организационно-правовую форму должника. Во втором случае бизнес продается и таким образом сохраняется, т. е. продолжает функционировать, но юридическое лицо — должник, скорее всего, будет ликвидировано, так как останется без необходимых активов. Очевидно, что экономический результат в прокредиторских системах значительно выше. Соответственно, построение конкурсного законодательства в прокредиторском ключе дает прежде всего положительный экономический эффект. Как было отмечено выше, российское законодательство от гипотетически нейтральной переходит к продолжниковой системе. Далее отметим элементы, которые подтверждают данный вывод: — наличие длительных процедур — наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, — направленных на восстановление платежеспособности должника; — обязанность арбитражного управляющего действовать не только в интересах кредиторов, но и в интересах должника и общества; — возможность введения финансового оздоровления под обеспечение, т. е. против воли кредиторов (при том что само по себе наличие обеспечения может на практике и не защитить интересы кредиторов); — ограничение в рамках внешнего управления возможности продажи бизнеса должника только случаями, когда в результате такой продажи платежеспособность должника будет восстановлена, т. е. должник сможет рассчитаться со всеми кредиторами. Можно отметить и более частные элементы, например ограничение зачета встречных однородных требований, характерное для продолжниковых систем <7>. ——————————— <7> См.: Телюкина М. В. Применение зачета встречных однородных требований в отдельных видах обязательств // Право и экономика. 2001. N 6; Егорова М. А. Правовой режим зачета в гражданско-правовых обязательствах. М.: Дело, 2012.

Сказанное приводит, как правило, к тому, что к продаже бизнеса как имущественного комплекса должник приступает уже в рамках конкурсного производства — по прошествии, возможно, двух-трех лет после возбуждения производства по делу о несостоятельности (банкротстве). К этому моменту бизнес продается в лучшем случае по крайне низкой (понизившейся за указанное время) стоимости. В худшем случае (который, как правило, и имеет место) бизнес продать вообще невозможно, в результате чего активы распродаются по частям. А сам бизнес соответственно разрушается. Интересно проанализировать в рассматриваемом контексте мнения классиков. Так, Г. Ф. Шершеневич писал о необходимости «установить известный порядок возможно более равного и справедливого распределения имущества должника между всеми его кредиторами» <8>. Подобное мнение высказывал Д. М. Генкин, считавший, что «цель конкурсного процесса заключается в коллективном удовлетворении по возможности всех кредиторов путем распределения имущества должника» <9>. ——————————— <8> Шершеневич Г. Ф. Конкурсный процесс. М.: Статут, 2000. С. 87. <9> Генкин Д. М. Конкурсный процесс // Энциклопедический словарь русского библиографического общества «Гранат». Т. 25. С. 23.

Подобная позиция — о том, что для конкурсного законодательства весьма важно соразмерное удовлетворение требований кредиторов за счет средств, вырученных от продажи имущества должника, — разделяется и современными учеными <10>. ——————————— <10> Попондопуло В. Ф. Конкурсное право. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства): Учеб. пособие. М.: Юристъ, 2001. С. 16; Карелина С. А. Механизм правового регулирования отношений несостоятельности. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 344.

В настоящее время очевидно, что именно в рамках прокредиторской системы в большей степени удовлетворяются обе цели — и спасение бизнеса должника, и максимальное удовлетворение как можно большего числа кредиторов.

ЛИТЕРАТУРА

1. О несостоятельности (банкротстве) предприятий: Закон РФ от 19 ноября 1992 г. N 3929-1 (утратил силу) // Российская газета. 1992. 30 декабря // СПС «КонсультантПлюс». 2. О несостоятельности (банкротстве): Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ (утратил силу) // СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 222. 3. О несостоятельности (банкротстве): Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190. 4. Егорова М. А. Правовой режим зачета в гражданско-правовых обязательствах. М.: Дело, 2012. 5. Карелина С. А. Механизм правового регулирования отношений несостоятельности. М.: Волтерс Клувер, 2008. 6. Пахаруков А. А. Правовое регулирование конкурсного производства юридических лиц: Дис. … канд. юрид. наук. Иркутск, 2003. 7. Попондопуло В. Ф. Конкурсное право. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства): Учеб. пособие. М.: Юристъ, 2001. 8. Ребгун Э. К. Системная несостоятельность в промышленности. М.: Юнити, 2004. 9. Степанов В. В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. М., 1999. 10. Телюкина М. В. Динамика и тенденции развития отношений несостоятельности (банкротства) в современном российском праве // Проблемы современной цивилистики: Сб. памяти С. М. Корнеева / Отв. ред. Е. А. Суханов, М. В. Телюкина. М.: Статут, 2013. 11. Телюкина М. В. Применение зачета встречных однородных требований в отдельных видах обязательств // Право и экономика. 2001. N 6. 12. Шершеневич Г. Ф. Конкурсный процесс. М.: Статут, 2000.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *