Роль и место гражданско-правового договора в процессе правового регулирования автомобильных пассажирских перевозок

(Лернер Б. Е.) («Туризм: право и экономика», 2013, N 4) Текст документа

РОЛЬ И МЕСТО ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ДОГОВОРА В ПРОЦЕССЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ АВТОМОБИЛЬНЫХ ПАССАЖИРСКИХ ПЕРЕВОЗОК

Б. Е. ЛЕРНЕР

Лернер Богдан Ефимович, аспирант кафедры гражданско-правовых дисциплин Московской академии экономики и права.

В статье показана уникальность гражданско-правового договора как правового средства организации перевозок пассажиров автомобильным транспортом. Автор акцентирует внимание на самоорганизационной и регулятивной функции договора.

Ключевые слова: договор, перевозка, пассажир, правовое средство.

The role and place of the civil-law contract in the process of legal regulation of automobile passenger carriages B. E. Lerner

Lerner Bogdan Efimovich, graduate student of the Chair of Civil-Law Disciplines of the Moscow Academy of Economics and Law.

In the article uniqueness of the civil contract is shown as legal means of the organization of transportations of passengers is shown by the motor transport. The author focuses attention on self-organizational and regulatory function of the contract.

Key words: contract, transportation, passenger, legal means.

В подсистеме частноправовых средств, наряду с нормами права, правоотношениями, правовыми принципами, ответственностью и т. п., особое место занимают акты саморегулирования. «Акты саморегулирования, в отличие от актов индивидуального регулирования, состоят преимущественно в установлении субъективных гражданских прав и обязанностей посредством заключения договоров или совершения односторонних сделок» <1>. Система гражданско-правовых договоров играет важную роль в системе гражданско-правовых средств. Именно договор представляет собой инструмент, применение которого связано с реализацией основных принципов гражданского права — свободы договора, автономии воли, юридического равенства сторон, невмешательства в частные дела и т. п. ——————————— <1> Правовая система Украины: история, состояние и перспективы: В 5 т. Т. 3: Гражданско-правовые науки. Частное право / Под общ. ред. Н. С. Кузнецовой. Харьков: Право, 2011. С. 131.

Вместе с тем договор взаимосвязан с иными гражданско-правовыми средствами, например с диспозитивными и императивными правовыми нормами, а соответственно, и с гражданско-правовыми институтами. Р. А. Ремидовский такое взаимодействие описывает следующим образом. Правовое регулирование договорных отношений должно осуществляться в таких пределах, чтобы не перерасти в негативный фактор, не нарушить общий дозволительный и диспозитивный режим гражданского права, а также обеспечить условия, при которых самоорганизация соответствующего договора реализует заложенный в ней потенциал в оптимальной форме <2>. ——————————— <2> Ремидовский Р. А. К вопросу о свободе договора коммерческого найма жилого помещения // Право и государство: теория и практика. 2010. N 3. С. 59 — 60.

Гражданско-правовой договор является важнейшим правовым средством организации экономических отношений. Специфику этого инструмента В. В. Залесский описывает следующим образом: «…соотношение в договоре возможного и должного определяется вероятностным характером многих его природообразующих элементов: формирование воли потенциальных участников договора, выбор и согласование условий договора, использование той или иной формы договора, определение порядка его исполнения и совершение действий, составляющих исполнение» <3>. Договор отличается от других правовых средств тем, что он применим для самоорганизации общественных отношений. ——————————— <3> Залесский В. В. Вероятность и самоорганизация в гражданском праве // Журнал российского права. 2005. N 10. С. 85 — 92.

Гражданско-правовой договор представляет собой развивающуюся открытую систему. Направление развития этой системы в теории самоорганизации принято называть аттрактором, что применительно к гражданско-правовой действительности является направленностью договора. Цели могут возникать только у сторон договора, который позволяет их максимально согласовать. Однако это не означает, что в результате такого согласования появляется единая правовая цель. А. М. Мартемьянова, например, справедливо утверждает: «Убедительным представляется мнение авторов, считающих, что волеизъявление осуществляется в действии каждой из сторон договора. Единого волеизъявления сторон договора нет и не может быть, поскольку каждая из них самостоятельно совершает действие и в нем выражает собственную волю» <4>. Поскольку цели сторон в большинстве случаев являются разнонаправленными, можно говорить лишь о некоторых уступках каждой из сторон договора в отклонении от своей первоначальной цели. Так, пассажир желает осуществить перевозку по более низкой цене. У перевозчика интерес противоположный. Кроме того, существует и иное объяснение невозможности существования единой цели у сторон договора. Как отмечает Ю. Ю. Кулакова, предполагаемая возможность расторгнуть договор, прервать договорную связь означает, что волеизъявления сторон договора не сливаются в единое волеизъявление <5>. Согласованные в договоре цели представляют собой лишь вектор развития договорной системы, который правильнее называть направленностью гражданско-правового договора. ——————————— <4> Мартемьянова А. М. Гражданско-правовой договор и его содержание: Монография. Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 2013. С. 8. <5> Кулакова Ю. Ю. Место нормативно-правового договора в системе форм права // История государства и права. 2007. N 8. С. 6.

Согласование договорной цели связано с преодолением конфликта между договорными контрагентами. Гражданско-правовой договор является единственным правовым инструментом, позволяющим преодолеть конфликт интересов наиболее эффективным образом. Поэтому мы солидарны с позицией С. Ю. Филипповой, что потребность договариваться (заключать договор) возникает при необходимости согласовать действия нескольких субъектов. В процессе заключения договора стороны согласовывают предоставляемые взамен блага, выявляя максимум терпимого неудобства, которое лицо готово претерпеть за получение желаемого блага <6>. Конфликт является одним из центральных понятий в теории самоорганизации. Синергетика прежде всего позволяет предсказывать поведение системы. И конфликт играет созидательную роль, поскольку в результате его происходит переход отношений на новую ступень развития. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография С. Ю. Филипповой «Инструментальный подход в науке частного права» включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2013. —————————————————————— <6> Филиппова С. Ю. Инструментальный подход в науке частного права. М.: Статут, 2012. С. 141.

Преодолеть конфликт и направить общественные отношения в нужное русло — это, пожалуй, одно из основных назначений договора как правового средства, в процессе заключения которого наглядно проявляются все законы синергетики. Так, у лиц, желающих заключить договор перевозки пассажиров автомобильным транспортом, существуют изначально противоположные цели. Перевозчик желает получить как можно больше денег за предоставляемую услугу по перевозке, а пассажир — заплатить как можно меньше. Конфликт интересов проявляется при согласовании практически каждого из условий договора (условия о времени доставки, о качестве предоставляемых услуг и т. п.). При согласовании своих правовых целей стороны движутся в едином направлении, ориентируясь на аттрактор. Сама необходимость заключения договора обусловливается случайными жизненными обстоятельствами. Система общественных отношений между конкретными субъектами еще находится вне правового поля, однако от этого не перестает быть системой. Посредством заключения договора эта система через преодоление конфликта переходит на новый, более высокий и цивилизованный этап развития, получая правовое оформление. Открытость системы общественных отношений обусловливает влияние случайных факторов не только на принятие решения заключить договор, но и на процесс согласования договорных условий. Так, на вопрос о цене договора могут влиять следующие случайные обстоятельства: несвоевременная выплата зарплаты, необходимость оплатить расходы по лечению родственников, нужда в срочной поездке на свадьбу, возможность обратиться к другому перевозчику и т. п. В. В. Залесский отмечает, что уровень комфорта определяется не только желанием пассажира, но и возможностями перевозчика <7>. А возможности перевозчика зависят от конъюнктуры рынка транспортных услуг, развитости транспортной инфраструктуры, уровня экономического развития региона, наличия выгодных договоров с производителями транспортных средств и предприятиями сервисного обслуживания и т. п. ——————————— <7> Залесский В. В. О защите прав пассажира в отношениях с транспортной организацией-перевозчиком // Право и экономика. 2000. N 9. С. 67.

Стороны договора движутся по пути преодоления разногласий в стремлении наладить взаимовыгодное сотрудничество, однако полностью конфликт интересов преодолеть не удается. В точке максимального напряжения (в точке бифуркации), когда ни одна из сторон не готова уступать по конкретному условию, развитие договорной системы находится перед выбором. Недостижение согласия приводит к разрушению договорной системы, а при согласовании всех условий возникает новое качественное состояние системы, выражающееся в появлении правовых связей у участников договорного соглашения. Преодоление конфликта приводит к достижению максимальной степени сотрудничества сторон, а следовательно, к максимально возможному эффекту от применения данного правового инструмента. Применение иных правовых средств достичь такого результата не позволяет. К сожалению, в юридической литературе зачастую гражданско-правовой договор рассматривают не как систему, а как одно из ее свойств. Так, А. М. Мартемьянова критикует позицию Б. И. Пугинского, по мнению которого установление договорного обязательства совпадает с актом заключения договора, а потому «может рассматриваться не просто как результат заключения договора, а в качестве одного из основных выражений сущности договора…» <8>. Сама же Александра Маркеловна основным недостатком данной позиции считает то, «что в понятие договора включаются разнородные, самостоятельные понятия (юридический факт, обязательственное правоотношение, предмет регулирования, документ и т. д.)» <9>. ——————————— <8> Пугинский Б. И. Гражданско-правовой договор // Вестник Московского университета. Сер. 11: Право. 2002. N 2. С. 40. <9> Мартемьянова А. М. Указ. соч. С. 8 — 10.

На наш взгляд, в данном споре предпочтительнее выглядит позиция Б. И. Пугинского. Если свести договор к юридическому факту (сделке), то требовать от него какого-то синергетического эффекта бессмысленно. Совершение сделки представляет собой одномоментный акт, который не обладает и не может обладать качествами системы. Поэтому права С. Ю. Филиппова, когда утверждает: «Не следовало бы говорить о таком понятии, как «действие договора», если бы одномоментный акт создания правовой связи исчерпывал бы функции договора, а также подробно устанавливать содержание, последовательность и порядок осуществления действий сторонами договора в обязательстве, достаточно было бы указать, что сторона А и сторона Б являются юридически связанными» <10>. На это же обстоятельство обращает внимание И. В. Цветков, который утверждает: «Очевидно, что рассмотрение договора в качестве правоотношения, юридического факта и/или документа не дает возможности предложить рациональные нормативные решения, способствующие реализации синергетического потенциала договорных инструментов и достижению с помощью их высоких экономических результатов» <11>. ——————————— <10> Филиппова С. Ю. Частноправовые средства организации и достижения правовых целей. М.: Статут, 2011. С. 170. <11> Цветков И. В. Правовые средства модернизации экономики: построение проблемы // Вестник Московского университета. Сер. 11: Право. 2010. N 6. С. 23.

Если признать договор сделкой, то ни о каком развитии данной системы договорных отношений речь идти не может. Договор в этом случае перестал бы обладать динамическим потенциалом. О. А. Красавчиковым доказано, что юридические факты не могут быть источниками прав и обязанностей <12>. Назначение юридических фактов заключается в приведении в действие правовых норм. При таком подходе в тени остается подлинная сущность гражданско-правового договора как самостоятельного регулятора общественных отношений. Получается, что договор должен «запустить» соответствующую норму права, а не те правила поведения, которые выработали сами участники соглашения. Как представляется, в такой ситуации принцип свободы договора выглядит пустой декларацией. ——————————— <12> Красавчиков О. А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958. С. 51 — 52.

Полагаем, что договор является явлением многогранным, представляющим собой динамически развивающуюся систему. Конечно, он обладает свойствами сделки и правоотношения, но не сводится к ним. Свойства лишь описывают сторону явления, которая обусловливает его различие или общность с другими явлениями. Как справедливо отмечает С. Ю. Филиппова, подход, разделяющий договор на три составляющие, «приводит к ошибкам, искажающим представления как о договоре, так и об обязательствах, сделках и документах» <13>. Справедливы суждения автора и о том, что не каждый договор, подобно сделке, направлен на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, поскольку в отдельных случаях он лишь упорядочивает уже имеющиеся у сторон обязанности и организует процесс их исполнения. В качестве примера С. Ю. Филиппова приводит соглашение между сособственниками об определении порядка пользования общим имуществом, соглашение между родителями о порядке уплаты алиментов и др. <14>. ——————————— <13> Филиппова С. Ю. Частноправовые средства организации и достижения правовых целей. С. 88. <14> Там же. С. 89.

На наш взгляд, попытки уложить гражданско-правовой договор в прокрустово ложе механизма правового регулирования обречены на неудачу, поскольку данный механизм предназначен только для нормативных регуляторов, к которым договор не относится. Как справедливо отмечает И. В. Цветков, «при ограниченном правовом подходе к изучению гражданско-правовых договоров от внимания исследователей неизменно будут ускользать многие важные функциональные аспекты данного явления, поскольку они выходят за традиционные рамки права» <15>. ——————————— <15> Цветков И. В. Договорная дисциплина в предпринимательской деятельности: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 2006. С. 24.

Безусловно, нормы права закрепляют общие правила о договорах, устанавливают пределы его действия, но они не способны заменить те правила поведения, которые устанавливаются соглашением сторон. Иная ситуация здесь немыслима без противоречия. Либо соглашение есть, либо вместо него — нормы, установленные государством. Иного не дано. Хотелось бы также отметить некоторую непоследовательность тех, кто приписывает договору качество документа. Письменный документ — это всего лишь одна из возможных форм выражения соглашения сторон, и ставить в один логический ряд свойства (сделка, правоотношение и т. п.) и форму договора было бы не совсем корректно. Вышеприведенные соображения чрезвычайно важны для характеристики договоров, используемых в сфере организации перевозок пассажиров автомобильным транспортом, как правовых средств самоорганизации общественных отношений, способных породить синергетический эффект. Не без сожаления согласимся с мнением С. Ю. Филипповой, отмечающей, что «системный характер связи между контрагентами договора, в особенности долгосрочного, игнорируется юридической литературой» <16>. Договор как система почти не рассматривается. Однако если детально рассмотреть сущность гражданско-правового договора, то в результате будет видно, что перед нами открытая неравновесная социальная система, развитие которой зависит от множества случайных факторов и которая за счет энергии, потребляемой из внешней среды, способна произвести эффект в разы больший, чем иные правовые средства. ——————————— <16> Филиппова С. Ю. Частноправовые средства организации и достижения правовых целей. С. 116.

Среди гражданско-правовых договоров особое место занимают организационные договоры, направленные на организацию иных договорных правоотношений. Организационные договоры находят широкое применение при организации перевозок грузов. На наш взгляд, совершенно необоснованно не используется их синергетический потенциал при организации перевозок пассажиров. К сожалению, на сегодняшний день в ГК РФ подобным договорам места не нашлось. Хотя запрета использовать договорные конструкции, которые не закреплены в ГК РФ, не существует, на практике возникает масса затруднений. Транспортные организационные договоры должны найти широкое применение при организации пассажирских перевозок автомобильным транспортом. В настоящее время можно говорить не только о сложившейся системе транспортных договоров, но и об отдельных подсистемах, которые, в свою очередь, также следует рассматривать как самостоятельные системы. К числу таковых следует отнести и подсистему договоров, направленных на организацию перевозки пассажиров. Как отмечает Г. А. Микрюкова, в сфере транспортного обслуживания пассажиров складывается система транспортных договоров, опосредующих организацию перевозки <17>. ——————————— <17> Микрюкова Г. А. Договор перевозки пассажира в советском гражданском праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1986. С. 4.

Наиважнейшей проблемой современной науки гражданского права является выявление групп отношений, которые требуют специального договорного регулирования. Так, при организации пассажирских перевозок автомобильным транспортом могут быть востребованы такие договоры, не получившие свое нормативное закрепление, как: договор об организации перевозок пассажиров и багажа <18>; договор об оказании услуг по организации автомобильных перевозок пассажиров, заключаемый заказчиком автомобильных перевозок пассажиров с оператором автомобильных перевозок пассажиров; договоры между владельцами автомобильной инфраструктуры, договоры между транспортными организациями о порядке организации перевозок пассажиров и др. На основе таких изысканий можно говорить о влиянии структуры, целей и функций системы договоров на организацию перевозок пассажиров автомобильным транспортом. Исследование всех договоров в качестве единой стройной системы позволяет рассматривать их не как разрозненную массу отдельных, не имеющих связи между собой видов договоров, а как определенную совокупность, обладающую внутренней целостной структурой; совокупность, в основе которой лежат единство и взаимосвязь между отдельными договорами <19>. ——————————— <18> Подробнее см.: Морозов С. Ю. Система транспортных организационных договоров. М.: Норма, 2011. С. 238 — 261. <19> Быков А. Г. Система хозяйственных договоров // Вестник Московского университета. 1974. N 1. С. 4 — 5.

Центральное место в системе договоров на организацию перевозок пассажиров автомобильным транспортом, которая представляет собой определенную часть системы правовых средств самоорганизации перевозочных отношений, занимает договор перевозки пассажиров и багажа. При необходимости осуществления регулярных перевозок пассажиров представляется востребованным договор об организации перевозок пассажиров и багажа, который является организационным по отношению к конкретным договорам перевозки. Перевозку на большие расстояния зачастую невозможно осуществить без договоров между владельцами транспортной инфраструктуры, а для перевозки пассажиров в прямом смешанном сообщении необходимо заключить договор между транспортными организациями. Выводы. Гражданско-правовой договор, будучи открытой неравновесной сложной системой, является единственным и самым эффективным правовым средством самоорганизации общественных отношений, позволяющим налаживать взаимное сотрудничество путем перевода конфликта в латентное состояние. Заключение договора представляет собой синергетический процесс, в результате которого социальная система переходит в иное качественное состояние. Гражданско-правовой договор нельзя свести ни к сделке, ни к правоотношению, ни к документу. Механизм правового регулирования для объяснения регулятивной сущности договора в полной мере неприменим, поскольку он создан для объяснения нормативного регулирования. В целях эффективного регулирования отношений по организации перевозок пассажиров автомобильным транспортом следует применять следующую систему ненормативных правовых средств самоорганизации общественных отношений: договор об организации перевозок пассажиров и багажа; договор об оказании услуг по организации автомобильных перевозок пассажиров, заключаемый заказчиком автомобильных перевозок пассажиров с оператором автомобильных перевозок пассажиров; договоры между владельцами автомобильной инфраструктуры, договоры между транспортными организациями о порядке организации перевозок пассажиров.

Литература

1. Быков А. Г. Система хозяйственных договоров // Вестник Московского университета. 1974. N 1. 2. Залесский В. В. Вероятность и самоорганизация в гражданском праве // Журнал российского права. 2005. N 10. 3. Залесский В. В. О защите прав пассажира в отношениях с транспортной организацией-перевозчиком // Право и экономика. 2000. N 9. 4. Красавчиков О. А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958. 5. Кулакова Ю. Ю. Место нормативно-правового договора в системе форм права // История государства и права. 2007. N 8. 6. Мартемьянова А. М. Гражданско-правовой договор и его содержание: Монография. Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 2013. 7. Микрюкова Г. А. Договор перевозки пассажира в советском гражданском праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1986. 8. Морозов С. Ю. Система транспортных организационных договоров. М.: Норма, 2011. 9. Правовая система Украины: история, состояние и перспективы: В 5 т. Т. 3: Гражданско-правовые науки. Частное право / Под общ. ред. Н. С. Кузнецовой. Харьков: Право, 2011. 10. Пугинский Б. И. Гражданско-правовой договор // Вестник Московского университета. Сер. 11: Право. 2002. N 2. 11. Ремидовский Р. А. К вопросу о свободе договора коммерческого найма жилого помещения // Право и государство: теория и практика. 2010. N 3. 12. Филиппова С. Ю. Инструментальный подход в науке частного права. М.: Статут, 2012. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография С. Ю. Филипповой «Инструментальный подход в науке частного права» включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2013. —————————————————————— 13. Филиппова С. Ю. Частноправовые средства организации и достижения правовых целей. М.: Статут, 2011. 14. Цветков И. В. Правовые средства модернизации экономики: построение проблемы // Вестник Московского университета. Сер. 11: Право. 2010. N 6. 15. Цветков И. В. Договорная дисциплина в предпринимательской деятельности: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 2006.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *