Правовые основы возрождения частной собственности в годы нэпа (историко-правовой аспект)

(Якименко В. В.) («История государства и права», 2011, N 3) Текст документа

ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ВОЗРОЖДЕНИЯ ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ В ГОДЫ НЭПА (ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ) <*>

В. В. ЯКИМЕНКО

——————————— <*> Yakimenko V. V. Legal aspects of renaissance of private ownership during the nep (historical-law aspect).

Якименко Василий Васильевич, председатель третейского суда г. Тольятти, соискатель Самарского государственного экономического университета.

Материал представляет собой историко-правовой анализ основных нормативных правовых актов в период новой экономической политики (нэпа) в России XX в. в области регулирования частной собственности.

Ключевые слова: формы собственности, частная собственность, концессия, новая экономическая политика, Гражданский кодекс РСФСР 1922 г.

The article represents the historic-legal analysis of the basic standard legal certificates the period of new economic policy (NEW ECONOMIC POLICY) in Russia the XX-th centuries in the field of private property regulation.

Key words: pattern of ownership, a private property, the concession, new economic policy, the Civil code of RSFSR of 1922.

Институт права собственности при любом политическом режиме всегда являлся центральным институтом вещного права. Единственным периодом Советской России, в котором власть допускала существование частной собственности, является период новой экономической политики. Основным звеном нэпа явился переход от продразверстки к продналогу, который означал возвращение к рыночным отношениям в экономике. В. И. Ленин свое видение перехода к социализму через нэп видел в кооперировании всех граждан, главным образом крестьянства, при сохранении государственной собственности на землю, промышленность и иные средства производства в условиях диктатуры пролетариата. Таким образом, руководством страны ставилась цель при «возрождении частного» оставить незыблемым «государственное», что, безусловно, свидетельствует о некотором отступлении в пользу восстановления права частной собственности. Как известно, любые экономические отношения регулируются не только экономическими аксиомами и теоремами, но и нормативными актами. Принятые после революции правовые акты не могли регулировать новые формируемые отношения, стране требовалась новая «юридическая платформа». Начиная со времени принятия Декрета о земле от 27 октября 1917 г. право частной собственности сначала на землю и далее на недра, воды, леса было отменено. 20 августа 1918 г. Декретом ВЦИК <1> было отменено право частной собственности на недвижимость в городах. ——————————— <1> Декрет ВЦИК «Об отмене права частной собственности на недвижимости в городах» // СУ РСФСР. 1918. N 62. Ст. 674.

С 1921 г. советское правительство приостановило дальнейшую национализацию частных предприятий с целью использования частного капитала в восстановлении государственного хозяйства. Так, Декретом СНК РСФСР от 5 июля 1921 г. «О порядке сдачи в аренду предприятий, подведомственных Высшему Совету Народного Хозяйства» <2> было предоставлено право товариществам, а также отдельным гражданам арендовать государственные промышленные предприятия. Спустя два дня Декрет ВЦИК, СНК РСФСР от 7 июля 1921 г. «О кустарной и мелкой промышленности» <3> установил, что каждый гражданин может организовать «мелко-промышленное предприятие». ——————————— <2> СУ РСФСР. 1921. N 52. Ст. 313. <3> СУ РСФСР. 1921. N 53. Ст. 323.

22 мая 1922 г., когда ВЦИК принимал Декрет «Об основных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых ее законами и защищаемых судами РСФСР» <4>, легший в основу Гражданского кодекса, нарком юстиции Д. И. Курский отмечал, что в п. 3 этого Декрета «впервые… полностью и отчетливо признается право собственности на частное имущество и в том числе на орудия производства» <5>. В преамбуле Декрета было указано, что он принимается с целью установления точных взаимоотношений государственных органов с объединениями и частными лицами, которые принимают участие в развитии производительных сил страны, а также взаимоотношений частных лиц и их объединений между собой и в целях предоставления вытекающих отсюда правовых гарантий, необходимых для осуществления имущественных прав граждан РСФСР и иностранцев. Таким образом, советская власть отчетливо видела выход из сложившегося экономического кризиса, только допуская частную собственность. ——————————— <4> СУ РСФСР. 1922. N 36. Ст. 423. <5> III сессия ВЦИК IX созыва. Бюллетень N 2. С. 4.

Центральным документом в отрасли регулирования частной собственности, безусловно, стал Гражданский кодекс, принятый 31 октября 1922 г. на IV сессии ВЦИК РСФСР <6>. Представляя проект Кодекса, А. Г. Гойхбарг, являющийся одним из его авторов, сказал: «…Нам пришлось установить то, чего нет ни в каком буржуазном кодексе, что собственность бывает троякая: собственность государственная, кооперативная и частная. Если по отношению к государственной собственности нет никаких ограничений… то уже по отношению к кооперативам есть некоторые… ограничения. Что же касается частной собственности, то она допускается только в тех пределах, в каких это допускают особые отдельные законы» <7>. ——————————— <6> СУ РСФСР. 1922. N 71. Ст. 904. <7> IV сессия ВЦИК IX созыва. Бюллетень N 3. С. 10.

На практике сложилось различное понимание института частной собственности, основанное на высказанных А. Г. Гойхбаргом и П. И. Стучкой разных точках зрения о раздельном развитии гражданского и хозяйственного права. А. Г. Гойхбарг подчеркивал, что текстуально одинаковые статьи советского и буржуазного кодексов имеют разную природу, поскольку используются для достижения различных целей, в диаметрально различной обстановке и применяются судами, стоящими на принципиально различных позициях. Кодекс, по его мнению, регулировал не только частнохозяйственные отношения, но и отношения между государственными предприятиями, и в подтверждение своих доводов приводил содержание ст. ст. 1 и 4 ГК, связывающих предоставление частным лицам права с их общим социально-хозяйственным назначением. П. И. Стучка, в свою очередь, отмечал, что всякие «попытки усмотреть в ГК нечто от социализма являются совершенно необоснованными», ГК применяется к отношениям между государственными предприятиями в существенном видоизменении, под воздействием политики пролетарского суда, интерпретирующего статьи ГК по-своему и в более или менее длительной перспективе «для государственного хозяйства и кооперации… должна постепенно выработаться особая система права, резко отличающаяся от системы частного права, выраженной в ГК». Согласно его позиции гражданское право в основном регулировало правовое положение граждан, а нормы, регулирующие деятельность государственных предприятий и управление ими, конструировались вне ГК. Статья 52 ГК закрепила, что различается собственность: а) государственная (национализированная и муниципализированная); б) кооперативная; в) частная. Такое деление права собственности на три формы собственности было произведено законодателем по субъекту носителя права. Согласно ст. 13 ГК способность приобретать права на имущество признавалась за юридическими лицами (объединениями лиц, учреждениями или организациями) и, если собственником такого образования являлось частное лицо, имущество являлось частной собственностью. Интересно, что в первое время применения ГК судебная практика держалась понимания государственной собственности, как «частной собственности государства» и в спорах с государством «фактический владелец предполагался собственником, пока государство не доказало иного». Но позже судебная практика Верховного Суда объявила противоположный принцип, при котором все предполагалось собственностью государства, пока не доказано иное <8>. ——————————— <8> Стучка П. И. Гражданское право и практика его применения. М., 1929. С. 14.

Частная собственность в тексте ГК была разделена на три вида: 1) единоличную собственность физических лиц; 2) собственность нескольких лиц — двух и более, которым право собственности принадлежит сообща, по долям (общая собственность), положения о которой были закреплены в ст. 61 ГК; 3) собственность частных юридических лиц — предприятий, объекты собственности которых были закреплены в ст. 55 ГК. Следует отметить, что у всех перечисленных выше форм собственности, в отличие от современного понимания, нет единого знаменателя ни по объекту, ни по субъектно-объектным отношениям, что и является одной из особенностей имущественных отношений того времени. В принятых впоследствии нормативных актах законодатель всячески подчеркивал, что имущественные права частных лиц (как физических, так и юридических) являлись уступкой во имя развития производительных сил страны и были подчинены общей господствующей роли государственной собственности. Уже после сворачивания новой экономической политики в 1928 г. П. И. Стучка акцентировал внимание на том, что закрепление норм о частной собственности являлось ошибкой, слепым копированием «буржуазного» понимания форм собственности. Когда вырабатывался и утверждался Кодекс, роль и значение его были недостаточно ясны, так как предполагалось выработать Кодекс с теми ограничениями, в которых могли быть допущены «буржуазные» отношения и частный гражданский оборот. На этой же позиции была построена общая оценка ГК, распространенная в советское время как «уступка частнохозяйственной стихии».

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *