Принудительный выкуп незначительной доли в праве собственности в отечественной судебной практике

(Хрусталева А. В.) («Закон», 2013, N 12) Текст документа

ПРИНУДИТЕЛЬНЫЙ ВЫКУП НЕЗНАЧИТЕЛЬНОЙ ДОЛИ В ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ <*>

А. В. ХРУСТАЛЕВА

——————————— <*> При подготовке статьи были использованы материалы, собранные в рамках реализации в Санкт-Петербургском государственном университете проекта «Мониторинг правоприменения» (см.: http://monitoring. law. edu. ru).

Хрусталева Анна Валерьевна, магистрант кафедры гражданского права СПбГУ.

Настоящая статья посвящена одному из наиболее чувствительных вопросов в сфере защиты права собственности — проблеме правомерности изъятия незначительной доли в общей собственности в контексте баланса прав и законных интересов сособственников. Как показывает проведенный анализ практики судов общей юрисдикции и арбитражных судов, единообразного подхода в указанном вопросе в России пока не достигнуто.

Ключевые слова: право собственности, общая долевая собственность, неприкосновенность частной собственности, принудительный выкуп незначительной доли.

Согласно п. 1 ст. 246 Гражданского кодекса РФ распоряжение имуществом, находящимся в общей собственности, осуществляется по общему согласию и не может быть произведено при несогласии одного из участников даже по решению суда. Обязательно в том числе и получение согласия собственника малозначительной доли в общей долевой собственности. Однако в соответствии с абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия в случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и когда он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества. Суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию. В этой статье мы рассмотрим вопрос о возможности принудительного выкупа незначительной доли при отсутствии согласия участника долевой собственности. Четкого определения незначительности доли в праве собственности в законодательстве Российской Федерации нет, поэтому этот показатель устанавливается на основании конкретных фактических обстоятельств дела. Особенность незначительной доли обычно заключается в том, что ее обладатель не имеет возможности использовать, например, соразмерную часть жилого помещения; при этом он нередко, не имея доступа к пользованию общим имуществом, фактически злоупотребляет своим правом. Впрочем, порой рыночная стоимость «незначительной» доли может быть довольно солидной. Кроме того, не стоит забывать, что речь идет о праве собственности, гарантии защиты которого установлены Конституцией РФ. Может ли вообще быть обоснована возможность принудительного лишения лица его доли в праве собственности без его согласия? Не противоречит ли это конституционным гарантиям защиты частной собственности и требованию стабильности имущественных отношений, для которой должно быть обеспечено соблюдение необходимого баланса интересов участников долевой собственности? Судебная практика по этому вопросу весьма противоречива, а подходы высших судебных инстанций порой диаметрально противоположны. Проанализируем позиции Конституционного, Верховного и Высшего Арбитражного судов РФ. Вопрос о конституционности практики судов общей юрисдикции, допускавшей принудительный выкуп незначительной доли у участника общей собственности, был поставлен перед КС РФ в 2008 г. В своем Определении от 07.02.2008 N 242-О-О Суд указал, что правила абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ применимы лишь в отношении участника, заявившего требование о выделе своей доли, и только в случае одновременного наличия всех перечисленных законодателем условий: доля сособственника незначительна; в натуре ее выделить нельзя; сособственник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества. Суд также посчитал, что лишение собственника, не заявлявшего требования о выделе своей доли из общего имущества, права собственности на имущество помимо его воли путем выплаты ему остальными сособственниками компенсации противоречит принципу неприкосновенности права собственности. Таким образом, КС РФ определил существующий в ГК РФ порядок как запрет на принудительный выкуп незначительной доли участника общей долевой собственности по иску другого участника. К этому вопросу КС РФ возвращался в Определениях от 19.02.2009 N 102-О-О, от 13.10.2009 N 1359-О-О, от 19.10.2010 N 1322-О-О. В этих, более поздних, Определениях позиция Суда представляется, однако, уже не столь прямолинейной. В них содержится лишь указание на то, что норма п. 4 ст. 252 ГК РФ направлена на достижение баланса интересов участников общей собственности и положения данного пункта сами по себе не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя. Представляется, что смягчение взглядов КС РФ на необходимость запрета принудительного выкупа незначительной доли во многом было определено позицией судов общей юрисдикции. Вместе с тем в практике КС РФ можно встретить и решения, прямо допускающие принудительный выкуп имущества. В частности, Постановление от 24.02.2004 N 3-П определяет возможность перераспределения собственности при условии соблюдения конституционно-правового принципа неприкосновенности частной собственности. Суд признал не противоречащими Конституции РФ взаимосвязанные положения абз. 2 п. 1 ст. 74 и ст. 77 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО), в соответствии с которыми в случае образования при консолидации общества дробных акций последние подлежат выкупу обществом по рыночной стоимости. Защита прав и законных интересов собственников дробных акций реализуется при применении установленных юридических процедур принятия решений советом директоров и общим собранием акционеров, эффективного судебного контроля за этим. Суд отметил, что в соответствии с ч. 3 ст. 35 Конституции РФ никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, поэтому особое значение в процессе консолидации акций будет иметь эффективный, а не формальный судебный контроль, выступающий гарантией неприкосновенности собственности на дробные акции. Кроме того, Суд отметил, что в силу особенностей предпринимательской деятельности в форме акционерного общества основанием для отчуждения у части акционеров принадлежащего им имущества могут быть интересы акционерного общества в целом в той мере, в какой оно действует для достижения общего блага. Таким образом, общая польза может быть расценена как более значимая, нежели индивидуальные интересы акционера. С одной стороны, это объясняется направленностью на обеспечение стабильности экономической деятельности общества и его активного участия в гражданском обороте, с другой — стремлением поддерживать эффективный судебный контроль как гарантию прав миноритарных акционеров. В итоге соблюдается установленный в ст. 19 Конституции РФ принцип равенства всех перед законом и судом, в соответствии с которым признается равный подход государства ко всем акционерам. Определение КС РФ от 03.07.2007 N 681-О-П подтвердило установленную ст. 84.8 Закона об АО возможность акционера, владеющего более чем 95% общего количества акций открытого акционерного общества, осуществить принудительный выкуп акций, принадлежащих миноритарным акционерам при условии, что корпоративный контроль над акционерным обществом был установлен посредством сделанного публичного предложения о приобретении акций на основе прямых инвестиций. Суд счел, что в таком случае нарушения конституционных прав миноритарных акционеров не происходит. Во-первых, миноритарному акционеру предоставляется предварительное и равноценное возмещение, во-вторых, выкуп предопределяет достижение общего для акционерного общества блага — эффективного управления обществом. Таким образом, в данном случае лишение права собственности лица носит оправданный характер, не противоречит Конституции РФ и при наличии эффективных правовых средств направлено на преодоление конфликта интересов преобладающего акционера и акционеров миноритарных. В Определении особо подчеркивается обязательность применения эффективного судебного контроля, который может быть либо предварительным, либо последующим и выступает гарантией реализации конституционного принципа неприкосновенности собственности. Иной гарантией защиты прав миноритарного акционера является ч. 7 ст. 7 Федерального закона от 05.01.2006 N 7-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации», в соответствии с которой при определении стоимости выкупаемых ценных бумаг обязательным является привлечение независимого оценщика для определения их стоимости и подтверждение этой стоимости саморегулируемой организацией оценщиков. Указанные гарантии закреплены в Определении КС РФ от 03.07.2007 N 713-О-П. Таким образом, КС РФ полагает, что законодатель вправе на основе оценки значимости конкурирующих законных интересов преобладающих акционеров и владельцев принудительно выкупаемых незначительных акций отдать предпочтение интересам преобладающего акционера в случаях, когда общее ничтожно малое количество выкупаемых акций, принадлежащих миноритарным акционерам, не позволяет им даже совместно оказывать какое-либо влияние на управление обществом. Практика арбитражных судов отличается буквальным прочтением рассматриваемой нормы. Их позиция о запрете принудительного выкупа незначительной доли объясняется со ссылкой на то, что законом не предусмотрено принудительное выделение доли одного из участников общей долевой собственности и что ГК РФ не предусматривает права участника общей долевой собственности на обращение в суд с требованием о понуждении других участников к передаче ему в натуре своих долей. В частности, Определение ВАС РФ от 05.07.2012 N ВАС-8053/12, обозначая запрет принудительного выкупа незначительной доли, ссылается на то, что закон не предусматривает возможности заявления одним участником общей собственности требования о лишении другого участника права на долю с выплатой ему компенсации, даже если этот участник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества и его доля незначительна. Вывод о запрете принудительного выкупа незначительной доли содержится и в Определении ВАС РФ от 31.07.2012 N ВАС-9143/12, где устанавливается только возможность заинтересованного участника долевой собственности предъявить в суд требование о выделе своей доли из общего имущества со ссылкой на Определение КС РФ от 07.02.2008 N 242-О-О. Для аргументации запрета принудительного выкупа арбитражными судами используется ссылка на ст. 246 ГК РФ, в соответствии с которой участник долевой собственности вправе по своему усмотрению распоряжаться своей долей общего имущества; требования третьих лиц о выделе его доли из общего имущества нарушают его права владения, пользования и распоряжения имуществом <1>. ——————————— <1> См., напр.: Постановления ФАС Северо-Западного округа от 13.11.2003 по делу N А56-25833/02; ФАС Восточно-Сибирского округа от 09.09.2004 по делу N А69-1270/03-10-8-Ф02-3639/04-С2; ФАС Западно-Сибирского округа от 21.09.2006 по делу N Ф04-5224/2006(26713-А03-30).

Принудительный выкуп незначительной доли допускается арбитражными судами со ссылкой на абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ, когда собственник этой доли первоначально сам обращался в суд с иском о ее выделе, что свидетельствует о нежелании использовать имущество с другими собственниками <2>. ——————————— <2> См., напр.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.02.2005 N Ф04-9464/2004(7818-А75-9).

Поскольку часть споров, касающихся принудительного выкупа незначительной доли в праве общей собственности, возникает в жилищной сфере между гражданами, то предметом нашего дальнейшего рассмотрения будет анализ позиций судов общей юрисдикции. Особый интерес представляет практика Верховного Суда РФ. Определение ВС РФ от 24.10.2006 N 56-В06-17 прямо указывает на то, что доводы надзорной жалобы о возможности применении положений, содержащихся в абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ, лишь в отношении участника, требующего выдела из общего имущества принадлежащей ему доли, основаны на неправильном толковании норм материального права. Суд указал, что при закреплении возможности принудительной выплаты участнику долевой собственности денежной компенсации за его долю законодатель исходил из исключительности таких случаев, а также из их допустимости только при конкретных обстоятельствах и лишь в тех пределах, в каких это необходимо для восстановления нарушенных прав и законных интересов других участников долевой собственности. Таким образом, по мнению Суда, действие данной нормы распространяется на требования как собственника выделенной доли, так и остальных участников долевой собственности. В Определении ВС РФ от 07.12.2010 N 30-В10-9 уже было указано на запрет принудительного выкупа незначительной доли. Он обосновывался ссылкой на ч. 2 ст. 35 Конституции РФ, в которой гарантируется основополагающее право каждого иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами, и на Определение КС РФ от 07.02.2008 N 242-О-О. В своем Определении ВС РФ счел нужным отметить, что закон не предусматривает возможности заявления одним участником общей собственности требования о лишении другого участника права на долю с выплатой ему компенсации, даже если этот участник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества и его доля незначительна. Впрочем, скоро Верховный Суд вернулся на прежние позиции. Определение ВС РФ от 27.03.2012 N 80-В11-11 указывает на распространение действия п. 4 ст. 252 ГК РФ на требования как выделяющегося собственника, так и остальных участников общей долевой собственности. Объясняется это вновь тем, что законодатель закрепляет возможность принудительной выплаты участнику долевой собственности денежной компенсации за его долю, утраты им права на долю в общем имуществе в связи с исключительностью таких случаев, их допустимостью только при конкретных обстоятельствах и лишь в тех пределах, в каких это необходимо для восстановления нарушенных прав и законных интересов других участников долевой собственности. Определение ВС РФ от 03.04.2012 N 5-В11-134 также указывает на возможность в силу п. 4 ст. 252 ГК РФ принудительной выплаты участнику долевой собственности, имеющему незначительную долю, денежной компенсации за эту долю с прекращением его права на долю в общем имуществе в случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, т. е. действие положений п. 4 ст. 252 ГК РФ распространяется на требования как выделяющегося собственника, так и остальных участников общей долевой собственности. Особенно важным представляется то обстоятельство, что Определения ВС РФ от 24.10.2006 N 56-В06-17 и от 03.04.2012 N 5-В11-134 были опубликованы в Бюллетене Верховного Суда РФ N 11 за 2008 г. и N 11 за 2012 г. соответственно. Таким образом, Суд недвусмысленно дал понять, какой позиции следует придерживаться нижестоящим судам и на что рассчитывать сторонам спора. Впрочем, практика нижестоящих судов общей юрисдикции тоже не отличается стабильностью. Встречаются решения, как допускающие принудительный выкуп, так и обратные. В число аргументов, подтверждающих отказ в принудительном выкупе незначительной доли, входит ссылка на ст. 35 Конституции РФ об охране права собственности законом <3> и на возможность применения абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ лишь в отношении участника, заявившего требование о выделе своей доли <4>. ——————————— <3> См., напр.: решения Головинского районного суда г. Москвы от 25.10.2012 по делу N 2-2365/2012, от 06.06.2011 по делу N 2-1193/2011, от 22.02.2011 по делу N 2-568/2011. <4> См., напр.: решения Тимирязевского районного суда г. Москвы от 19.09.2012 по делу N 2-2146/2012, от 23.11.2012 по делу N 2-2686/2012; Люблинского районного суда г. Москвы от 26.11.2012 по делу N 2-6474/2012; Определение Санкт-Петербургского городского суда от 03.07.2012 N 33-8579/12; Кассационное определение Верховного суда Республики Бурятия от 02.11.2011 по делу N 33-3333.

Указывается, что буквальное прочтение п. 4 ст. 252 ГК РФ не предполагает лишения собственника, не заявлявшего требования о выделе своей доли, его права собственности помимо его воли путем выплаты ему остальными сособственниками компенсации, поскольку иное противоречило бы принципу неприкосновенности права собственности <5>. Приводятся отсылки к Определению КС РФ от 07.02.2008 N 242-О-О, согласно которому применение правила абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ возможно лишь в отношении участника, заявившего требование о выделе своей доли <6>; закон не предусматривает возможности заявления одним участником общей собственности требования о лишении другого участника права на долю с выплатой ему компенсации, даже если этот участник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества и его доля незначительна <7>. ——————————— <5> См., напр.: решения Ногинского районного суда г. Москвы от 15.07.2010 по делу N 2-4284/201; Головинского районного суда г. Москвы от 22.02.2011 по делу N 2-568/2011, от 06.06.2011 по делу N 2-1193/2011; Бабушкинского районного суда г. Москвы от 19.09.2012 по делу N 2-112/2012; Таганского районного суда г. Москвы от 01.11.2011 по делу N 2-2225/2011; Определения Ленинградского областного суда от 23.05.2013 N 33-2275/2013, от 02.08.2012 N 33а-3467/2012; Кемеровского областного суда от 26.08.2011 по делу N 33-9843. <6> См., напр.: решения Ногинского районного суда г. Москвы от 15.07.2010 по делу N 2-4284/201; Головинского районного суда г. Москвы от 22.02.2011 по делу N 2-568/2011; Люблинского районного суда г. Москвы от 26.11.2012 по делу N 2-6474/2012; Определения Санкт-Петербургского городского суда от 03.07.2012 N 33-8579/12; Ленинградского областного суда от 02.08.2012 N 33а-3467/2012, от 23.05.2013 N 33-2275/2013. <7> См., напр.: Апелляционное определение Кемеровского областного суда от 20.07.2012 по делу N 33-7289; решения Бабушкинского районного суда г. Москвы от 19.09.2012 по делу N 2-112/2012; Головинского районного суда г. Москвы от 25.10.2012 по делу N 2-2365/2012.

С другой стороны, утверждается и прямо обратное: закон предусматривает возможность заявления одним участником общей собственности требования о лишении другого участника права на долю с выплатой ему компенсации, если этот участник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества и его доля незначительна <8>; указывается, что действие п. 4 ст. 252 ГК РФ распространяется как на требования выделяющегося собственника, так и на требования остальных участников общей долевой собственности <9>. При этом отмечается, что, закрепляя в п. 4 ст. 252 ГК РФ возможность принудительной выплаты участнику долевой собственности денежной компенсации за его долю, а следовательно, и утраты им права на долю в общем имуществе, законодатель исходил из исключительности таких случаев, их допустимости только при конкретных обстоятельствах и лишь в тех пределах, в каких это необходимо для восстановления нарушенных прав и законных интересов других участников долевой собственности <10>. Справедливости ради можно отметить, что последний довод мог бы использоваться обеими сторонами. ——————————— <8> См., напр.: Кассационное определение Калининградского областного суда от 13.04.2011 по делу N 33-1674/2011. <9> См., напр.: решение Советского районного суда г. Уфы от 29.05.2012 по делу N 2-804/2012; Апелляционное определение Верховного суда Республики Карелия от 17.08.2012 по делу N 33-2444/2012; Определение Березовского городского суда Свердловской области от 17.01.2013 по делу N 2-26/2013. <10> См., напр.: решения Советского районного суда г. Уфы от 29.05.2012 по делу N 2-804/2012; Мокшанского районного суда Пензенской области от 22.06.2012 по делу N 2-392/2012; Советского районного суда г. Воронежа от 21.06.2012 по делу N 22-4489; Определение Нижегородского областного суда от 05.06.2012 по делу N 33-3982; Апелляционные определения Октябрьского районного суда г. Саратова от 17.08.2012 по делу N 11-79/12; Тульского областного суда от 06.09.2012 по делу N 33-2432; Самарского областного суда от 28.11.2012 по делу N 33-10913/2012; Постановление президиума Волгоградского областного суда от 08.08.2012 по делу N 44г-88/12.

Таким образом, в практике судов общей юрисдикции сохраняется существенная неопределенность в вопросе о возможности принудительного выкупа незначительной доли. При этом, как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд, юридическое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования правовой нормы; законоположения, не отвечающие указанным критериям, порождают противоречивую правоприменительную практику, создают возможность их неоднозначного истолкования и произвольного применения и тем самым ведут к нарушению конституционных гарантий государственной, в том числе судебной, защиты прав, свобод и законных интересов граждан. Очевидно, что именно с такой ситуацией мы имеем дело в рассматриваемом случае. Поскольку изучаемая проблема касается очень чувствительной сферы — права собственности, причем чаще всего подобные споры касаются жилых помещений, в процессе реформирования гражданского законодательства она не должна быть оставлена без внимания законодателя. Между тем в проекте изменений ГК РФ этот вопрос так и не разрешен.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *