К вопросу о сущности представительства в российском гражданском праве

(Гущина Д. М.) («Российский судья», 2014, N 1) Текст документа

К ВОПРОСУ О СУЩНОСТИ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

Д. М. ГУЩИНА

Гущина Дарья Михайловна, преподаватель Военно-технического университета Министерства обороны Российской Федерации, аспирант кафедры гражданского права Российской академии правосудия.

В статье рассмотрены важные вопросы истории института представительства в гражданском праве, а также этапы его становления и развития. Проанализирована сущность представительства через призму изменений главы десятой Гражданского кодекса Российской Федерации.

Ключевые слова: представительство, гражданское право, посредничество, правоотношение.

To a question of essence of representation in the russian civil law D. M. Gusthina

The article considered the important issues in the history of the Institute of representation in civil law and the stages of its formation and development. Analyzed the essence of representation through the lens of changes in Chapter 10 of the Civil Code of the Russian Federation.

Key words: representation, civil law, mediation, legal relationship.

В связи с историческими условиями развития права понимание института представительства в гражданском праве происходило неоднозначно. Необходимость участия третьих лиц в установлении и реализации отношений возникла еще в первобытном обществе. С возникновением государства и права, углублением разделения труда и появлением купцов, которые становятся посредниками между производителями, обмен при участии третьих лиц уже опосредован правом. Особенностью развития института представительства в дореволюционной России является то обстоятельство, что органы юридического лица признавались его представителем (ч. 2 ст. 68 проекта Гражданского уложения). Причем такое представительство являлось основанным на законе. После 1917 г. Россия становится государством, в котором произошло полное уничтожение права частной собственности на средства производства, свободное товарное производство и обращение было заменено централизованным учетом и плановым распределением всех производимых материальных благ. В этих условиях посредничество являлось уголовно наказуемым деянием. Легальным было лишь посредничество в форме деятельности специализированных организаций. Последним отводилась малая роль в сфере организации хозяйственных связей для перемещения лишних товарных запасов между социалистическими организациями, о чем свидетельствует тот факт, что деятельность указанных органов регламентировалась ведомственными или межведомственными нормативными актами, а не законодательными актами общесоюзного или республиканского значения. В постреволюционный период развития законодательства положения о представительстве были перемещены в ГК РСФСР 1922 г. в гл. 4 «Сделки». Отметим, что ГК РСФСР 1922 г. не содержал понятия представительства, но в ст. 38 указывал на него (речь идет о добровольном представительстве), закрепив положение о том, что дееспособные лица могут совершать сделки и через избранных ими представителей. Исключение представляли случаи, когда закон это строго запрещал <1>. ——————————— <1> ГК РСФСР 1922 г.: Комментарий / Под ред. А. Г. Тойхбарга. Общая часть. М., 1924. Вып. 1. С. 80.

В свою очередь, ст. 39 ГК РСФСР 1922 г. отражала сущность представительства, указав, что сделки, которые совершены с участием представителя, имеют обязательственную силу для представляемого, который обязан нести права и обязанности, порожденные такой сделкой. Окончательно институт представительства в России сформировали нормы ГК РСФСР 1964 г. Они содержались в гл. 4 «Представительство и доверенность», которая следовала за главой «Сделки». Определение представительства ГК РСФСР 1964 г. также не закрепил, однако указал, что представительство может возникать как из договора, так и из закона. Пункт 1 ст. 182 Гражданского кодекса Российской Федерации <2> (далее — ГК РФ) содержит определение ключевых признаков и целей представительства в гражданском праве. Так, согласно указанному положению «сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо административном акте публично-правового образования, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого». ——————————— <2> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (в ред. от 11.02.2013) // Российская газета. 1994. N 238 — 239. 8 декабря.

В научной литературе представительство называют уникальной формой посредничества, объясняя это тем, что оно являет собой единственную форму последнего, при реализации которой правовые последствия действий одного лица-представителя порождают правовые последствия у другого лица — представляемого <3>. Иначе говоря, именно в рамках представительства мы наблюдаем замещение представителем фигуры представляемого, что дает возможность видеть представительство как одну из известных праву юридических фикций. ——————————— <3> Мирян Е. Представительство и посредничество // Проблемы правоприменительной деятельности: Сб. научных трудов. 2012. Вып. 347 (402). С. 99; Шаповаленко А. С. Соотношение институтов посредничества и представительства: Материалы научно-практической конференции «Закон в теории и судебной практике». Краснодар, 2001. С. 94.

Отметим, что представительство и посредничество в качестве правовых форм появились в России несколько столетий назад и, соответственно, прошли долгий путь развития. Надо сказать, что в процессе появления, развития указанных институтов не прекращались жаркие споры об их определениях, основных признаках и свойствах. ГК РФ в положениях о представительстве упоминает и о посредниках, именно этот факт, на наш взгляд, и сделал актуальными проблемы теоретического и практического характера указанных институтов. Подчеркнем, что в российском праве это первая попытка решить вопрос относительно соотношения категорий «представительство» и «посредничество». Несмотря на имеющиеся недостатки, на законодательном уровне произведено отграничение рассматриваемых понятий и указан критерий их разграничения — выступление лица от своего или от чужого имени. Отметим, что в нашей стране происходит процесс построения демократического правового государства, основанного на положениях рыночной экономики, и это влечет за собой последствия в виде того, что институтом представительства охвачен широкий круг отношений как имущественного, так и неимущественного характера, выступая одним из способов участия физических и юридических лиц в гражданском обороте. Представительство раздвигает и территориальные рамки деятельности, предоставляя возможность одному и тому же субъекту права, который имеет несколько представителей, вступать в юридические отношения одновременно с разными партнерами, в одно и то же время становиться стороной разных договоров. Одновременно представительство во многих случаях позволяет субъектам гражданского права решать свои проблемы более квалифицированно при использовании услуг профессиональных представителей. С развитием института собственности и увеличением разнообразия видов сделок, которые заключают участники гражданского оборота, появились сферы гражданско-правовых отношений, установление и реализация которых предполагают участие квалифицированных специалистов-представителей, например, когда происходят сделки с ценными бумагами, недвижимостью и др. Вообще, при рассмотрении представительства только как деятельности по совершению сделок, невозможно разграничить представительство и сделку, совершаемую от имени представляемого, ибо выражение «совершение сделки» и термин «сделка» в конечном счете тождественны по содержанию. Видимо, это тождество и стало причиной определения представительства в ряде источников как сделки, совершаемой представителем <4>. Очевидно, однако, что сделка, совершенная представителем, и само представительство — не тождественные понятия. ——————————— <4> Илюшина М. Н. Актуальные вопросы формы сделок и института представительства // Юрист. 2006. N 1. С. 3.

Институт представительства в гражданском праве имеет весьма существенное значение для правоприменительной практики. В. Д. Зорькин выделяет такую тенденцию, как «либерализация правоприменения» <5>. Во многих случаях от вопроса о том, соблюдались ли положения законодательства права о представительстве и доверенности во время совершения сделки, зависело решение суда относительно самого факта совершения сделки и ее действительности. ——————————— <5> Зорькин В. Д. Конституционный Суд Российской Федерации и развитие гражданского права // Российский судья. 2012. N 3. С. 22.

Соответственно, проявляется необходимость дальнейшего освоения института представительства в гражданском праве как его универсальной формы, единообразного толкования существующих правовых норм и совершенствования действующего законодательства, используемых терминов и устранения имеющихся пробелов в современных реалиях рыночных отношений. Статья 182 ГК РФ закрепляет ключевые признаки представительства, которые ранее были выделены Л. Казанцевым, писавшим о том, что представительство — исключительно юридический термин, состоящий в заключении юридической сделки, при этом представитель, заключая сделку, действует вместо принципала, имея основанное «на каком-нибудь правовом моменте» полномочие на то от принципала; заключает сделку на имя принципала и с намерением произвести для принципала такие юридические последствия, какие наступили бы, если бы тот сам ее совершал («контрагировал»); представительство «основывается на разделении свойств контрагента и субъекта сделки между представителем и принципалом и на мыслимом соединении обоих этих свойств посредством фикции в лице представляемого» <6>. ——————————— <6> Казанцев Л. Учение о представительстве в гражданском праве. Понятие представительства. Вып. 1. Ярославль, 1878. С. 56 — 57.

Немаловажный вопрос при исследовании представительства в гражданском праве представляет вопрос о его видах. Цель такой классификации заключается в том, чтобы наиболее полно и детально изучить исследуемый институт. Большинство исследователей выделяют только два вида представительства: добровольное и обязательное (законное) <7>. ——————————— <7> Байгушева Ю. В. Представительство: понятие, виды, допустимость // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2009. N 12. С. 11; Кузьмишина А. А. Виды представительства // Журнал российского права. 2006. N 1. С. 34; Невзгодина Е. Л. Виды представительства в современном гражданском праве России // Гражданский кодекс Российской Федерации и новейшее законодательство: Материалы межвузовских научно-практических конференций. Омск: Издательство Омской академии МВД России, 2007. С. 41 — 43; Колоколова Э. Е. Представительство в гражданском процессе: виды, субъекты и формы // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 1. С. 7; и др.

Другая группа ученых говорит о необходимости выделить три вида представительства: добровольное, законное, а также по назначению, т. е. на основании административного акта. Мы не придерживаемся подобной классификации и ниже покажем, что при таком делении представительства на указанные виды отсутствует единый критерий, который должен лежать в основе любой классификации. Заметим, что даже В. Рясенцев, который являлся приверженцем такой классификации, указал, что представительство по закону и представительство по назначению выступают как две разновидности в составе законного представительства в широком смысле <8>. ——————————— <8> Рясенцев В. Указ. соч.

Все юридические факты есть факты существующей реальности, с которыми положения гражданского законодательства связывают конкретные последствия, имеющие юридические свойства, подразделяющиеся в зависимости от их отношения к воле субъекта на совершение юридических действий. Если при этом мы возьмем в качестве основы классификации критерий связи юридического факта с волей человека вообще, то сможем выделить представительство, которое возникает на основании юридических действий (уполномочия и акта уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления), и представительство, которое возникает на основе юридического события, закрепленного в ГК РФ. Если в качестве такого критерия рассматривать зависимость возникновения представительства и полномочия от воли представляемого лица, то следует выделять в одну группу добровольное представительство, а в другую — представительство, которое возникнет на основании акта уполномоченного государственного органа или органа местного самоуправления. Таким образом, в зависимости от воли лица, которого представляют, можно выделить представительство добровольное и обязательное. Действующая редакция п. 3 ст. 182 ГК РФ предусматривает, что представитель не вправе заключать от имени представляемого сделки в отношении себя лично, а также в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев, предусмотренных законом. В судебной практике такие сделки в большинстве случаев оцениваются как ничтожные (см., например: Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 05.10.2009 по делу N А11-9877/2008, ФАС Московского округа от 16.02.2010 N КГ-А40/401-09 по делу N А40-5689/08-119-15, ФАС Уральского округа от 13.05.2010 N Ф09-3374/10-С3 по делу N А34-2858/2009). Однако встречается также подход, согласно которому сделки, совершенные с нарушением нормы п. 3 ст. 182 ГК РФ, являются оспоримыми (см.: Постановление Президиума ВАС РФ от 16.06.2009 N 17580/08 по делу N А40-65399/07-29-602). Отметим, что в Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации указывается на неадекватность такого правового регулирования, поскольку рассматриваемая норма направлена исключительно на защиту интересов представляемого от возможного их ущемления представителем в условиях конфликта интересов. Легко представить себе ситуацию, в которой признать подобную сделку ничтожной представляется абсурдом. Так, продавец в розничной торговле, купивший по установленной цене товар в том магазине, в котором он работает, никак не нарушает прав и интересов представляемого. Объявление такой сделки ничтожной не соответствует интересам оборота. В связи с принятием Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» в п. 3 ст. 182 ГК РФ такие сделки признаются недействительными по иску представляемого, если нарушают его интересы. При этом бремя доказывания того, что интересы представляемого не были нарушены, по спорам о недействительности сделок, заключенных представителем, в отношении себя лично возлагается на представителя (см., например: Определение ВАС РФ от 23.09.2013 N ВАС-9856 по делу N А12-12599). Таким образом, представительство связывает трех самостоятельных субъектов гражданского права, а именно: самого представляемого, права и обязанности которого реализуются представителем; представителя, который эти права и обязанности устанавливает или осуществляет; и третье лицо, непосредственно по отношению к которому они устанавливаются или осуществляются. В этом плане представительство выступает, по справедливому замечанию О. А. Красавчикова, как средство «юридической трансмиссии прав и обязанностей между представляемым и третьим лицом» <9>, т. е. как средство организации, упорядочения (возникновения, изменения или прекращения) определенного правоотношения между представляемым и третьим лицом. Указанный признак является отправным для определения места представительства в общей системе гражданских правоотношений. ——————————— <9> Красавчиков О. А. Юридические факты в гражданском правоотношении. М., 1982. С. 82.

Вопрос правового регулирования представительства неоднозначен. Так, В. К. Андреев в очерках «Предпринимательское законодательство России» справедливо указывает на то, что управленческо-предпринимательские и корпоративные обязательства требуют самостоятельного исследования и правового регулирования <10>. ——————————— <10> Андреев В. К. Предпринимательское законодательство России. М.: Статут, 2008. С. 67.

За самостоятельность изучения материального содержания при формировании юридического института выступали О. А. Красавчиков <11>, В. С. Толстой <12> и другие исследователи <13>. ——————————— <11> Красавчиков О. А. Структура предмета гражданско-правового регулирования социалистических общественных отношений // Теоретические проблемы гражданского права: Сб. ученых трудов Свердловского юридического института. Вып. 13. Свердловск, 1970. С. 24 — 33. <12> Толстой В. С. Гражданские правоотношения и их структурные особенности: Сб. ученых трудов Свердловского юридического института // Правоведение. 1976. N 2. С. 45 — 57. <13> Николичев Д. Н. Управленческое представительство в гражданском праве: предмет правового регулирования // Гражданское право. 2012. N 3. С. 33 — 37.

Таким образом, подводя итог, мы можем резюмировать, что выступление от имени представляемого представляет собой законное действие представителя, которое совершается в интересах представляемого лица по отношению к третьим лицам, которые, в свою очередь, осведомлены о представительном характере действий, направленных на приобретение или осуществление прав и обязанностей представляемого с непосредственным правовым результатом для последнего. Иными словами, представительство в гражданском праве можно охарактеризовать как полное замещение представляемого лица представителем в процессе совершения определенных юридических действий. Основным и специфическим признаком гражданского правоотношения представительства является то, что в его рамках происходит реализация выступления одного лица от имени другого, т. е. юридическое действие по отношению к третьим лицам совершается одним лицом, а последствия, которые они повлекут за собой, лягут непосредственно на другое лицо.

Литература

1. Андреев В. К. Предпринимательское законодательство России. М.: Статут, 2008. 2. Байгушева Ю. В. Представительство: понятие, виды, допустимость // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2009. N 12. 3. Зорькин В. Д. Конституционный Суд Российской Федерации и развитие гражданского права // Российский судья. 2012. N 3. 4. Илюшина М. Н. Актуальные вопросы формы сделок и института представительства // Юрист. 2006. N 1. 5. Казанцев Л. Учение о представительстве в гражданском праве. Понятие представительства. Вып. 1. Ярославль, 1878. 6. Колоколова Э. Е. Представительство в гражданском процессе: виды, субъекты и формы // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 1. 7. Красавчиков О. А. Структура предмета гражданско-правового регулирования социалистических общественных отношений // Теоретические проблемы гражданского права: Сб. ученых трудов Свердловского юридического института. Вып. 13. Свердловск, 1970. 8. Красавчиков О. А. Юридические факты в гражданском правоотношении. М., 1982. 9. Кузьмишина А. А. Виды представительства // Журнал российского права. 2006. N 1. 10. Мирян Е. Представительство и посредничество // Проблемы правоприменительной деятельности: Сб. научных трудов. 2012. Вып. 347 (402). 11. Невзгодина Е. Л. Виды представительства в современном гражданском праве России // Гражданский кодекс Российской Федерации и новейшее законодательство: Материалы межвузовских научно-практических конференций. Омск: Издательство Омской академии МВД России, 2007. 12. Николичев Д. Н. Управленческое представительство в гражданском праве: предмет правового регулирования // Гражданское право. 2012. N 3. 13. Толстой В. С. Гражданские правоотношения и их структурные особенности: Сб. ученых трудов Свердловского юридического института // Правоведение. 1976. N 2. 14. Шаповаленко А. С. Соотношение институтов посредничества и представительства: Материалы научно-практической конференции «Закон в теории и судебной практике». Краснодар, 2001.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *