Дополнительное одобрение

(Коногоров Д.) ("ЭЖ-Юрист", 2013, N 49) Текст документа

ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ ОДОБРЕНИЕ

Д. КОНОГОРОВ

Дмитрий Коногоров, корпоративный юрист, г. Москва.

Закон требует одобрения крупных сделок или сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. А как быть с допсоглашением? Судебная практика по вопросу необходимости проведения процедуры одобрения по указанным основаниям в отношении допсоглашений противоречива. Проанализируем ее.

Несамостоятельная сделка

Вопрос необходимости одобрения дополнительных соглашений как крупных сделок или сделок с заинтересованностью в основном исследуется судами при обращении участников или акционеров хозяйственных обществ с исками о признании недействительными таких соглашений. Одобрение дополнительных соглашений, по мнению судов, не требуется, если дополнительное соглашение не является самостоятельной сделкой (решения Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.06.2008 по делу N А56-48926/2007, Арбитражного суда Тамбовской области от 19.10.2011 по делу N А64-6157/2011, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.02.2011 по делу N А76-4767/2010). Квалификация дополнительного соглашения как несамостоятельного, видимо, должна говорить о том, что к оспариванию такого соглашения нельзя применить положения ГК РФ о недействительности сделки или как минимум о том, что требование о недействительности необходимо было подавать одновременно в отношении основного договора и дополнительного соглашения. Так, Арбитражный суд г. Москвы в решении от 13.07.2012 по делу N А40-67816/2011 указал, что истец оспаривает сделку с заинтересованностью в виде не договора о развитии застроенной территории, а дополнительного соглашения к этому договору, которое согласно договору является его неотъемлемой частью, в связи с чем данное оспариваемое приложение самостоятельной сделкой не является и не может быть признано судом недействительным. Однако в соответствии со ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Оспариваемые дополнительные соглашения, направленные на изменение обязанности по основному договору, соответствуют этому определению и являются двусторонней сделкой (договором), которую можно оспорить. ВАС РФ в п. 3 информационного письма от 14.04.2009 N 128 сделал вывод о возможности оспаривания дополнительного соглашения отдельно от основного договора, если соглашение обладает признаками сделки, изменяющей условия основного договора. На это ВАС РФ указывает и в Определении от 09.07.2010 N ВАС-8361/10 по делу N А40-86722/09-59-614. Доводы судов о том, что дополнительные соглашения не являются самостоятельной сделкой и "не порождают прав и обязанностей, а лишь вносят изменения в условия о цене договора поставки", "не устанавливают, не изменяют, не прекращают каких-либо прав и обязанностей сторон", фактически являются указанием на то, что зачастую дополнительные соглашения рассматриваются судами как действия, направленные на исполнение обязательств "основной" сделки, а не сделки.

Изменение существенных условий сделок

Одобрение дополнительных соглашений, по мнению судов, также не требуется, если условия дополнительных соглашений не содержат или не изменяют предусмотренные законом существенные условия заключенных сделок (решения Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.02.2011 по делу N А76-4767/2010, Арбитражного суда г. Москвы от 13.07.2012 по делу N А40-67816/2011). Существенными условиями договора в соответствии со ст. 432 ГК РФ являются условия о предмете договора, условия, названные в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Судебная практика свидетельствует о том, что изложенное воспринято судами в минимальном объеме, то есть за рамками рассмотрения остаются условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Когда в основных договорах есть прямое указание на необходимость согласования условия о цене, периодичности платежей дополнительным соглашением, это следует рассматривать как указание на необходимость согласования существенных условий таких договоров. Как до заключения дополнительного соглашения, а особенно после его заключения без одобрения, установить, изменяются ли существенные условия основного договора, а также определить, какие условия, не предусмотренные законом при заключении основного договора, считаются существенными? В соответствии с Федеральными законами от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах", от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" корпоративные решения об одобрении крупных сделок и сделок с заинтересованностью должны обязательно содержать существенные условия сделки. Однако суды не исследуют либо упускают возможность более детально исследовать корпоративные решения об одобрении основного договора, в который вносятся изменения, то есть не выясняют пределы воли органа, в компетенцию которого входит принятие решения о совершении обществом указанных сделок. Примерами, когда суд, рассматривая вопрос о признании недействительным дополнительного соглашения, проанализировал корпоративное одобрение основной сделки, являются решения по делу N А32-4670/2009. Так, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд, исследуя протокол об одобрении крупной сделки, в Постановлении от 15.09.2011 указал со ссылкой на правовую позицию, выраженную в Постановлении ФАС СКО от 30.11.2009 по делу N А32-9105/2009, что наличие решения уполномоченного органа об одобрении крупной сделки, заключенной впоследствии на иных, более обременительных условиях, означает, что такая сделка не была одобрена общим собранием. Из этого следует, что полномочием на определение условий, на которых исполнительный орган вправе совершить крупную сделку, а равно сделку с заинтересованностью, наделен орган, уполномоченный на решение вопроса об одобрении крупной сделки. Таким образом, принимая решение об одобрении крупной сделки, общее собрание акционеров не только уполномочивает исполнительный орган на ее совершение, но и определяет пределы полномочий единоличного исполнительного органа по определению ее условий. Поскольку исполнительный орган не вправе совершить крупную сделку на иных, нежели определенных общим собранием, условиях, то он не вправе, совершив такую сделку на условиях, определенных общим собранием, впоследствии без одобрения общего собрания вносить в нее такие изменения, в результате которых определенные решением общего собрания условия сделки изменяются на более обременительные. Иной подход означает признание за исполнительным органом права по своему усмотрению, безотносительно к выраженному в решении об одобрении сделки волеизъявлению общего собрания акционеров, формировать условия крупных сделок, а равно сделок с заинтересованностью путем заключения с другой стороной соответствующих дополнительных соглашений, что противоречит сущности предусмотренного законом института одобрения крупных сделок и сделок с заинтересованностью как механизма защиты прав акционеров" (см. также Постановление ФАС СКО от 17.07.2013 по делу N А53-32772/2012). Представляется, что данный сравнительный подход возможно использовать при решении вопроса, изменяет ли дополнительное соглашение существенные условия основного договора, указанные в первоначальном решении.

Нет единого подхода

Приходится констатировать, что судебная практика не выработала единого подхода по вопросу необходимости одобрения дополнительных соглашений как крупных сделок и сделок с заинтересованностью. На основе проведенного анализа судебной практики выделим критерии одобрения дополнительных соглашений, изменяющих условия заключенных договоров: - это должна быть сделка, а не действия, совершаемые в рамках исполнения основного договора; - должны изменяться существенные условия основного договора, как предусмотренные законом, так и признанные существенными сторонами. Подтверждением изменения существенных условий основного договора может послужить изменение дополнительным соглашением условий, указанных в одобрении основного договора как крупной сделки или сделки с заинтересованностью. Данные выводы нашли свое подтверждение в размещенном 29.11.2013 на сайте ВАС РФ проекте Постановления Пленума ВАС РФ "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью" (далее - проект постановления Пленума), в котором предлагается при оценке соблюдения правил о надлежащем одобрении крупной сделки или сделки с заинтересованностью при заключении дополнительных соглашений исходить из того, что "последующее изменение условий одобренной сделки является самостоятельной сделкой и нуждается в новом одобрении, если оно влечет изменение существенных условий ранее одобренной сделки, например изменение цены сделки, увеличение срока действия поручительства или соглашение о внесудебном порядке обращения на предмет залога". Таким образом, ВАС РФ подтверждает сложившуюся практику о необходимости корпоративного одобрения дополнительных соглашений при условии, что изменяются существенные условия первоначальной сделки. Проект постановления Пленума также содержит указание на то, что "если в совершенной сделке отсутствуют некоторые из указанных в одобрении существенных условий или имеются существенные условия, не указанные в решении об одобрении, то такая сделка не считается одобренной". Данное указание свидетельствует о повышении роли всестороннего исследования корпоративного решения при установлении факта одобрения сделки, а также о повышении содержания корпоративного решения и бюллетеней для голосования. Мы согласны с мнением М. Рожковой, "что предмет сделки, а также ее существенные условия являются видообразующими признаками, которые и определяют содержание сделки; в бюллетене для голосования (и соответственно в решении об одобрении сделки) при изложении существенных условий сделки недопустимо ограничиваться указанием на одно-два произвольно выбранных существенных условия. Существенные условия позволяют определить суть принимаемых на себя обществом обязательств, поэтому все они должны быть известны акционерам. Только в этом случае при решении вопроса об одобрении сделки акционеры могут реализовать право на участие в управлении делами общества, в определении стратегии ведения бизнеса" <1>. -------------------------------- <1> Рожкова М. А. О профанации правил об одобрении общим собранием акционеров сделок с заинтересованностью // Вестник ВАС РФ. 2011. N 11.

В заключение хотелось бы остановиться отдельно на вопросе определения цены дополнительного соглашения. При исследовании таких соглашений суды делают вывод, что их одобрение как крупных сделок не требуется, так как они не соответствуют критерию крупности (Постановление ФАС ПО от 10.09.2013 по делу N А55-25860/2012). По-видимому, это должно распространиться и на ситуации, когда дополнительным соглашением не изменяются, например, предмет основного соглашения или условия о цене, то есть когда существует озвученная судом трудность в определении советом директоров в соответствии со ст. 77 Закона N 208-ФЗ отчуждаемого либо приобретаемого имущества или услуг по дополнительному соглашению. Отметим, что практика одобрения дополнительных соглашений восприняла иной подход. При определении крупности дополнительного соглашения или при определении советом директоров его цены более правильно говорить об установлении факта изменения цены основной сделки, условия которой изменяются дополнительным соглашением, либо об установлении цены крупной сделки на измененных условиях. Возможен и еще один подход, когда при одобрении дополнительного соглашения как сделки с заинтересованностью сделка одобряется, но указывается на невозможность определения советом директоров ее цены (протокол заседания совета директоров ОАО от 23.08.2013 N 4/13 "Зарамагские ГЭС" <2>). Логика таких подходов проста и более понятна: при внесении изменений дополнительным соглашением в основной договор фактически заключается основной договор на новых условиях, а значит, есть возможность рассчитать его цену. -------------------------------- <2> http://www. zaramag. rushydro. ru.

------------------------------------------------------------------

Название документа Интервью: Компенсация морального вреда ("ЭЖ-Юрист", 2013, N 49) Текст документа

КОМПЕНСАЦИЯ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

Н. А. КОЛОКОЛОВ

Что делать, если имущественный ущерб, причиненный правонарушением или противоправным поведением, возмещен, а осадок остался? Компенсировать моральный вред! С вопросами о том, что такое моральный вред и какова практика его возмещения, мы обратились к нашему постоянному автору Никите Александровичу Колоколову, профессору кафедры судебной власти и организации правосудия НИУ - ВШЭ, доктору юридических наук.

Что такое моральный вред? Понятие моральный вред включает в себя нравственные, физические страдания (последние немыслимы без первых), причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие человеку и гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну и т. п.). Моральный вред - это также действия (бездействие), нарушающие личные неимущественные права (на пользование своим именем, авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо имущественные права гражданина. Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья, либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др.

Каковы условия наступления ответственности за причинение морального вреда? Обязательным условием наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя.

Существуют ли исключения из этого правила? Да, существуют. Они прямо предусмотрены законом, в частности в случаях, когда: - вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; - вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; - вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию (ст. 1100 ГК РФ).

Какие законы регламентируют наступление ответственности за причинение морального вреда? Моральный вред - общеизвестный институт гражданского права. Естественно, что в основе всех его регламентов лежат нормы ГК РФ. Пленум ВС РФ в свое время отметил, что многообразие законодательных актов, регулирующих отношения, связанные с причинением морального вреда, различные сроки введения их в действие породили множество вопросов, требующих разрешения. Вопросы возмещения морального вреда, в частности, регулируются ст. ст. 12, 150 - 152, 1099 - 1101 ГК РФ, ст. 15 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей", ч. 5 ст. 18 Федерального закона от 27.05.1998 N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", ст. 237 ТК РФ, п. 3 ст. 8 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ "Об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", п. 2 ст. 38 Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ "О рекламе".

Какой документ является алгоритмом для судей при рассмотрении исков о компенсации морального вреда? Постановление Пленума ВС РФ от 20.12.1994 N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" (в ред. Постановлений Пленума ВС РФ от 25.10.1996 N 10, от 15.01.1998 N 1, от 06.02.2007 N 6).

Равнозначны ли отсутствие в законе прямого указания на возможность компенсации морального вреда и отказ в удовлетворении иска о его взыскании? Отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда. В пункте 4 Постановления Пленума ВС РФ от 20.12.1994 N 10 имеются указания на возможность применения некоторых иных законов.

Каковы сроки исковой давности по делам о компенсации морального вреда? Если требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения имущественных или иных прав, для защиты которых законом установлены исковая давность, срок обращения в суд (например, ст. 392 ТК РФ), то на такое требование распространяются общие сроки исковой давности или обращения в суд. Срок исковой давности не применяется, если требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ в силу ст. 208 ГК РФ. При этом нужно учитывать исключения, предусмотренные законом.

В какой форме определяется компенсация морального вреда? Компенсация определяется только в денежной форме независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

Что в обязательном порядке должен установить суд, рассматривающий иск о компенсации морального вреда? По каждому конкретному делу следует выяснять характер взаимоотношений сторон, установить, какими правовыми нормами они регулируются, допускает ли законодательство возможность компенсации морального вреда по данному виду правоотношений. Суд обязан установить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.

Что влияет на размер компенсации морального вреда? Размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Вправе ли суд рассмотреть самостоятельный иск о компенсации морального вреда? Суд вправе рассмотреть самостоятельно предъявленный иск о компенсации причиненных истцу нравственных или физических страданий, поскольку ответственность за причиненный моральный вред не находится в прямой зависимости от наличия имущественного ущерба и может применяться как наряду с имущественной ответственностью, так и самостоятельно. Например, применительно к ст. 44 УПК РФ потерпевший - лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, вправе предъявить гражданский иск о компенсации морального вреда при производстве по уголовному делу.

При предъявлении иска о компенсации морального вреда взыскивается ли государственная пошлина и каков ее размер? Моральный вред - вред неимущественный, даже несмотря на то, что он компенсируется в денежной форме. Государственная пошлина по таким делам должна взиматься на основании подп. 3 п. 1 ст. 333.19 НК РФ, предусматривающего оплату исковых заявлений неимущественного характера. Более того, в предусмотренных законом случаях истцы освобождаются от уплаты государственной пошлины (подп. 1, 3 - 4 п. 1 ст. 333.36 НК РФ, п. 3 ст. 17 Закона РФ "О защите прав потребителей").

Можете ли Вы привести пример положительного решения о компенсации морального вреда в спорной ситуации? Да, в судебной практике таких ситуаций предостаточно. Так, С. обратилась с иском к собственнику магазина о возмещении вреда здоровью и компенсации морального вреда, поскольку в результате падения на крыльце магазина ее здоровью был причинен вред. В связи с травмой С. проходила лечение, после выхода на работу в течение месяца вынуждена была передвигаться с тростью, в результате повреждения испытывала физическую боль, переживала по поводу утраты возможности вести привычный активный образ жизни в течение длительного времени. С. доказывала, что причиной произошедшего явилось неправомерное бездействие ответчика, не обеспечившего безопасность на крыльце магазина для посетителей, и просила возместить ей утраченный заработок, компенсировать моральный вред. Решением районного суда, оставленным без изменения решением второй инстанции, исковые требования С. удовлетворены частично. В ее пользу полностью взыскан утраченный заработок, в разумных пределах компенсирован моральный вред, в пользу истицы взысканы судебные расходы. В остальной части иска С. отказано. С ответчика в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина. Суд кассационной инстанции отменил указанные судебные постановления, принял новое судебное постановление об отказе в удовлетворении иска в полном объеме. Мотив - хозяин магазина привлек специалистов, которые доказывали, что крыльцо магазина облицовано плиткой с рифленой поверхностью, соответствует СНиП, имеет дополнительный элемент безопасности - коврик. Следовательно, вина ответчика в причинении вреда здоровью С. не доказана, ибо отсутствует совокупность условий, с которыми п. 1 ст. 1064 ГК РФ связывает обязанность причинителя по возмещению вреда потерпевшему. Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила обжалованное С. постановление Президиума, поскольку последний допустил существенные нарушения норм процессуального права: - суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, а также исследовать новые доказательства; - обследование крыльца было проведено спустя год после несчастного случая, поэтому данное доказательство обоснованно отвергнуто судами первых двух инстанций как не обладающее свойством относимости (Определение N 65-КГ13-1). Приведенный пример поучителен во многих отношениях. Во-первых, это классический пример возмещения (пусть и частичного) всех видов вреда потребителю, который пострадал по причине бездействия собственника магазина. Во-вторых, ответчик не побрезговал представлением явно порочного доказательства, поскольку крыльцо, на котором упала С., было обследовано спустя год. В-третьих, президиум суда субъекта РФ не заметил порочности данного доказательства, положил его в основу своего решения, фактически обвинив тем самым С. как минимум в неосторожности. В-четвертых, умышленное представление порочных доказательств, а равно и сокрытие достоверной информации должны вести к резкому ужесточению ответственности ответчика. Наконец, в-пятых, приведенный пример показывает, насколько порой нелегко доказать виновнику очевидное. По большому счету, никакой необходимости в длительном судебном разбирательстве, тем более с подключением высшей судебной инстанции, не было.

А существует ли альтернатива судебному разбирательству? Да, конечно, но не в России. Например, в Великобритании ответчик в обязательном порядке должен самостоятельно найти способ урегулирования отношений с истцом. Если ответчик не сделает этого по своей инициативе, то ему придется договариваться с истцом по предложению суда. По общему правилу судебное решение по столь простому делу может быть постановлено только в случае, если ответчик смог доказать, что медиативное соглашение сторон невозможно. Естественно, что в таких условиях судебные издержки ответчика существенно превысили бы размер компенсаций, выплаченных истцу. К сожалению, столь удобных правил отечественное судопроизводство пока не знает.

------------------------------------------------------------------

Название документа