К вопросу об эффективности юридических конструкций гражданско-правовой отрасли

(Батайкин П. А.) («Право и экономика», 2013, N 12) Текст документа

К ВОПРОСУ ОБ ЭФФЕКТИВНОСТИ ЮРИДИЧЕСКИХ КОНСТРУКЦИЙ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТРАСЛИ

П. А. БАТАЙКИН

Павел Батайкин, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права Казанского (Приволжского) федерального университета. Кандидат юридических наук.

Статья является продолжением авторского цикла работ, посвященных исследованию гражданско-правовых конструкций. Путем анализа юридических конструкций гражданско-правовой отрасли выявлено основание достижения эффективности юридических конструкций. На примере различных гражданско-правовых конструкций раскрыты критерии, которым должна соответствовать юридическая конструкция для обеспечения разумного баланса интересов участников гражданских правоотношений.

Ключевые слова: гражданско-правовая отрасль, юридические конструкции, гражданско-правовые конструкции, эффективность гражданско-правовых конструкций, баланс частных и публичных интересов.

Efficiency of legal concepts in civil law P. A. Bataykin

The article is the continuation of authors’ works which are devoted to the research of civil law concepts. The foundation for achieving the efficiency of legal concepts is found out by means of analyzing the legal concepts in civil law. As exemplified in different civil concepts the requirements are revealed. The legal concept should meet these requirements for providing a rational balance of the interests of civil relations’ participants.

Key words: civil law, legal concept, civil law concept, balance of private and public interests.

Юридическая природа принципа сочетания частных и публичных интересов в гражданско-правовой отрасли характеризует его как основополагающее положение, требующее сбалансированного отражения в законодательстве личных и общественных интересов с помощью системы стимулирующих и ограничивающих средств правового регулирования. Несомненно, основное назначение законодательного органа состоит в организации хозяйственной жизни с учетом интересов всех участников этой сферы общественных отношений. При этом центральным аспектом в понимании используемых для этого гражданско-правовых средств является вопрос: в чьих интересах используются соответствующие юридические конструкции, насколько они эффективны и выражают потребности и интересы субъектов гражданского права? Проблемы эффективности правового регулирования, как нормативного, так и индивидуального, в последние годы привлекают внимание многих ученых-юристов [1 — 4]. Высказана точка зрения, согласно которой необходимо создание синтетической теории эффективности правового регулирования, охватывающей все правовые средства и все варианты процесса правового регулирования в их взаимозависимости [5]. Термин «эффективность» означает свойство кого — или чего-либо, приводящее к необходимым результатам. Следовательно, эффективность юридических конструкций — это степень реализации социальной ценности, которая напрямую зависит от баланса интересов участников отношений. Здесь социальная ценность, вернее, ее использование и эффективность, соотносятся как процесс и результат (подобно законности и правопорядку, праву и правореализации и др.). Следует признать, что категории эффективности правового регулирования в целом и эффективность юридических конструкций гражданско-правовой отрасли в частности недостаточно исследованы. При этом выявление эффективности правовых конструкций приобретает все большее значение. Это объясняется следующими обстоятельствами: во-первых, если на первом этапе перехода к рыночным отношениям главной проблемой было отсутствие соответствующего законодательства, то в настоящее время можно говорить о том, что некоторые законодательные акты, регулирующие гражданско-правовые отношения, приняты и действуют. В связи с этим центральным является вопрос об эффективности их применения. Во-вторых, анализ эффективности юридических конструкций гражданско-правовой отрасли может позволить законодателю корректировать применение различных частноправовых и публично-правовых средств. Таким образом, при исследовании эффективности юридических конструкций в гражданско-правовой сфере необходимо определить их цели. Несомненно, цели соответствующих конструкций, в конечном счете, связаны с целями правового регулирования и направлены на достижение разумного баланса интересов субъектов гражданского оборота. Целесообразность применения той или иной юридической конструкции — это такое применение норм права компетентными органами при разрешении ими юридических дел, при котором цели права достигаются наилучшим образом и с максимальной эффективностью в рамках требований законности. Иными словами, ценность юридической конструкции в первую очередь проявляется в ее предназначении — обеспечивать в нормативном порядке свободу индивидов и организаций в обществе, находить баланс интересов субъектов отношений. С точки зрения собственного содержания права именно юридические конструкции могут рассматриваться как наиболее стабильные («надсоциальные» и в этом смысле — культурные) единицы права [6]. Можно привести несколько примеров юридических конструкций гражданского права с позиции оценки их эффективности. Например, такая юридическая конструкция, как «обычай», широко применяется не только в предпринимательской деятельности, но и в отношениях, связанных с определением гражданами порядка пользования общим имуществом. Поэтому предложенная Концепцией развития гражданского законодательства Российской Федерации (далее — Концепция) [7] рекомендация необходимости внесения соответствующего дополнения в ст. 5 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) была реализована Федеральным законом от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Федеральный закон N 302-ФЗ) <1>. С 1 марта 2014 г. источником гражданского права является не обычай делового оборота, а просто обычай, без указания на сферу деятельности, в которой он сложился и применяется. Следовательно, именно такая юридическая конструкция, как обычай, а не обычай делового оборота должным образом отвечает существу складывающихся в оговоренной сфере отношений. ——————————— <1> СЗ РФ. 2012. N 53 (ч. I). Ст. 7627.

Следующим примером адаптации юридической конструкции к реалиям гражданского оборота можно назвать «решения собраний». В настоящее время решения собраний (решения участников юридического лица, решения сособственников, решения кредиторов в деле о банкротстве и некоторые другие) включены в перечень юридических фактов, являющихся основанием для возникновения прав и обязанностей. Статья 2 ГК РФ в редакции Федерального закона N 302-ФЗ уточняет круг отношений, регулируемых гражданским законодательством, прямо включая в них отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими (корпоративные отношения). Следовательно, законодатель, преобразуя специальную норму в общую, вносит определенную ясность в правовую природу конструкции «решения собраний», отграничивает их от сделок. Несомненно, юридическая конструкция должна вносить необходимую стабильность в гражданский оборот, отвечать потребностям субъектов гражданских отношений. Например, правоприменительная практика показала неэффективность такой юридической конструкции, как общество с дополнительной ответственностью (ст. 95 ГК РФ). Неэффективны также в своем практическом применении такие конструкции, как акционерные общества работников (народные предприятия) и некоторые конструкции некоммерческих организаций. Кроме того, не оправдали себя на практике и не несут особой смысловой нагрузки такие юридические конструкции, как «преобладающее общество» и «зависимое общество». Следует отметить, что даже если все элементы юридической конструкции четко определены и она отвечает сути формирующихся правоотношений, ее действие должно быть обеспечено внутренними и внешними гарантиями. Так, конструкция предпринимательской деятельности субъектов гражданского права обеспечивается публично-правовым требованием в государственной регистрации лиц, изъявивших желание осуществлять этот вид экономической деятельности. Анализ действующего законодательства в очередной раз показывает необходимость поиска новых юридических конструкций, уточняет существующие и обнаруживает неэффективные. Это касается и государственной регистрации прав на недвижимое имущество. Федеральным законом N 302-ФЗ в ГК РФ добавлена ст. 8.1, которая определяет основные принципы государственной регистрации прав на имущество (в первую очередь недвижимого). Реализация положений указанной статьи, несомненно, приведет к изменениям в законодательстве о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и в законодательстве о государственном кадастре недвижимости. Часть 8 ст. 2 Федерального закона N 302-ФЗ частично отменяет действующую в настоящее время систему двойной регистрации (прав и сделок) в отношении объектов недвижимости, на что указывалось в Пояснительной записке и в п. 2.1 разд. II Концепции. Следует отметить, что уже сейчас указанная норма изменена, при этом первоначальная ее редакция действовала только два дня (относительно договоров аренды недвижимого имущества). Заметим, что одним из спорных вопросов в отечественной доктрине является вопрос о перечне вещных прав. С целью устранения существующего в законодательстве дуализма прав на управление имуществом, находящимся в государственной или муниципальной собственности, Концепция предлагает оставить только одно право — право оперативного управления. Данная конструкция определяется как право владения, пользования и распоряжения имуществом собственника в пределах, установленных законодательством, а также в соответствии с целями деятельности, заданиями собственника и назначением имущества. Таким образом, в условиях новой социальной действительности достижение эффективности юридических конструкций гражданско-правовой отрасли возможно только в том случае, если она обеспечит установление разумного баланса интересов участников гражданских отношений. При этом юридическая конструкция должна: отвечать потребностям субъектов и существу складывающихся в гражданском обороте отношений; быть внутренне непротиворечивой, а все ее элементы должны быть ясно определены в законодательстве; обеспечиваться системой правовых гарантий, закрепленной как в рамках гражданско-правовой отрасли, так и за ее пределами.

Список литературы

1. Пашков А. С., Чечот Д. М. Эффективность правового регулирования и методы ее выявления // Советское государство и право. 1965. N 8. 2. Кудрявцев В. Н., Никитинский В. И., Самощенко И. О., Глазырин В. В. Эффективность правовых норм. М., 1980. 3. Эффективность гражданского законодательства. М., 1984. 4. Малько А. В. Эффективность правового регулирования // Правоведение. 1990. N 6. С. 61 — 67. 5. Прозоров В. Ф. Качество и эффективность хозяйственного законодательства в условиях рынка. М., 1991. С. 105. 6. Тарасов Н. Н. Юридические конструкции в праве и научном исследовании (методологические проблемы) // Российский юридический журнал. 2000. N 3. С. 35. 7. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации // Вестник ВАС РФ. 2009. N 11.

——————————————————————

Название документа