Оспаривание решений общего собрания акционеров: актуальные вопросы практики правоприменения

(Никологорская Е. И.) («Законы России: опыт, анализ, практика», 2014, N 1) Текст документа

ОСПАРИВАНИЕ РЕШЕНИЙ ОБЩЕГО СОБРАНИЯ АКЦИОНЕРОВ: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРАКТИКИ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

Е. И. НИКОЛОГОРСКАЯ

Никологорская Екатерина Ивановна, кандидат юридических наук.

Статья посвящена некоторым аспектам оспаривания решений общего собрания акционеров.

Ключевые слова: общее собрание акционеров; недействительность; корпоративный спор; обеспечительные меры.

Appeals against of stockholders meeting decisions: topical juestion of legal practice E. I. Nikologorskaya

Nikologorskaya Ekaterina Ivanovna, PhD.

The article is devoted to some aspects of the appeal against of stockholders meeting decisions.

Key words: stockholders meeting; invalidity; corporate dispute; measures of interim protection.

Согласно статистическим данным <1> в 2012 г. арбитражными судами рассмотрено 12 505 дел по корпоративным спорам, что на 17,4% больше, чем в 2011 г. Почти пятую часть этой категории дел (2413, или 19,3%) составляют дела об обжаловании решений органов управления юридического лица, 2198, или 18%, дел связаны с принадлежностью акций и долей участия, 1750 дел — с признанием недействительными сделок, совершенных юридическим лицом. ——————————— <1> См.: Аналитическая записка к статистическому отчету о работе арбитражных судов Российской Федерации в 2012 году // http://www. arbitr. ru/.

Несмотря на многолетнюю практику правоприменения, дела об обжаловании решений органов управления юридического лица по-прежнему относятся к категории сложных. Как отмечают сами судьи, сложность дел по корпоративным спорам обусловливается, как правило, существованием нескольких взаимосвязанных судебных дел; большим количеством участников спора (а также лиц, чьи права могут быть затронуты принимаемыми судебными актами); злоупотреблениями со стороны участников спора своими материальными и процессуальными правами <2>. Все это в полной мере относится к спорам о признании недействительными решений общих собраний акционеров. ——————————— <2> См.: Обобщение судебной практики рассмотрения корпоративных споров за 2011 — 2012 годы (Арбитражный суд Магаданской области, 8 августа 2013 г.) // http://magadan. arbitr. ru/node/22785.

Приоритет защиты интересов внешних инвесторов и иных лиц, вступающих в правоотношения с юридическим лицом, перед защитой интересов внутренних инвесторов-участников позволяет суду оставлять в силе принятое с нарушениями решение органа управления юридического лица. Конституционный Суд РФ призвал арбитражные суды не ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства об акционерных обществах и указал, что в случае сомнений суды обязаны исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств — в том числе цели (сторон сделки), намерение ущемить интересы акционеров и т. д. <3>. Тем самым оценка существенности нарушений, совершенных юридическим лицом при принятии решения органа управления, всегда оставляет широкое поле для толкования и правоприменения. ——————————— <3> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 2 ноября 2011 г. N 1486-О-О «По жалобе гражданина Саттарова Шавката на нарушение его конституционных прав положениями пункта 1 статьи 81 и пункта 1 статьи 84 Федерального закона «Об акционерных обществах» // СПС «Гарант».

Именно поэтому правовая оценка действительности решения общего собрания акционеров и перспектив его судебного оспаривания требует высокой квалификации и знания актуальной практики правоприменения. В настоящей статье без претензий на полноту охвата столь богатой материалом для исследования темы приведен обзор некоторых интересных с точки зрения автора аспектов обжалования решений общих собраний акционеров АО.

Новеллы правового регулирования. Формы и основания недействительности решений собраний

С сентября 2013 г. вступила в силу новая гл. 9.1 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ), посвященная решениям собраний. Положения гл. 9.1 ГК РФ применяются, если законом или в установленном им порядке не предусмотрено иное — т. е. приоритет отдан специальному регулированию. Статьи 181.3 — 181.5 ГК РФ посвящены вопросам недействительности решений собраний. Установлено соотношение форм недействительности решений собраний: недействительное решение собрания оспоримо, если из закона не следует, что собрание ничтожно. Оспоримое решение собрания, признанное судом недействительным, недействительно с момента его принятия. Унифицированы понятия, используемые для описания форм недействительности решений собраний и сделок. Так, легализуется давно используемое в доктрине понятие ничтожности решений собраний <4> — ранее в судебной практике, а затем и в законодательстве использовался наделенный сходным содержанием термин «не имеющее юридической силы» (п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» <5>, п. 10 ст. 49 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» <6> (далее — ФЗ об АО)). Перечень оснований ничтожности решения собрания расширен в сравнении с существующим в акционерном законодательстве подходом — так, противоречие решения собрания основам правопорядка или нравственности признано основанием ничтожности такого решения. ——————————— <4> Еще В. Ю. Вольф рассматривал вопросы, связанные с формами недействительности решений собраний, и говорил об основаниях ничтожности решений собраний акционеров. См.: Вольф В. Ю. Основы учения о товариществах и акционерных обществах. М., 1927. С. 117 — 118. <5> Вестник ВАС РФ. 2004. N 1. <6> СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1.

Судебной практике по вопросу применения новых норм ГК РФ в соотношении с уже существующими нормами ФЗ об АО и АПК РФ еще только предстоит сложиться, но уже сейчас можно обратить внимание на формулировки оснований оспоримости решения собрания, которые создают тенденцию развития практики правоприменения и в отношении оспаривания решений общих собраний акционеров. Даже с учетом установленного приоритета специального регулирования судебная практика, вероятно, воспримет подход, заложенный в общих нормах ГК РФ. Так, пп. 1 п. 1 ст. 181.4 ГК РФ предусматривает, что решение собрания может быть признано судом недействительным при нарушении требований закона в том случае, если допущено существенное нарушение порядка созыва, подготовки и проведения собрания, влияющее на волеизъявление участников собрания (здесь и далее выделено мной. — Е. Н.). Фактически влияние на волеизъявление участников собрания, которое определяет результаты собрания в форме принятия того или иного решения, выделяется в качестве признака существенности нарушений при проведении собраний. Сам по себе подход не нов: именно на нем основано право суда отказать в удовлетворении иска о признании недействительным решения общего собрания акционеров и (или) крупной сделки, сделки с заинтересованностью в силу того, что голосование истца не могло повлиять на результаты голосования — т. е. итоговое волеизъявление участников собрания. Тем не менее стоит обратить внимание на то, что в отношении оспаривания решения общего собрания акционеров отказ в иске по такому основанию — право суда, а помимо влияния истца на результаты голосования оценке подлежит существенность допущенных нарушений и наличие убытков акционера по совокупности обстоятельств (п. 7 ст. 49 ФЗ об АО, п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19). В отношении более поздних норм (2009 г.) об оспаривании крупных сделок АО и сделок с заинтересованностью отказ в иске стал уже обязанностью суда, и отсутствие влияния голосования на результаты уже стало самостоятельным основанием для отказа в иске (п. 6 ст. 79, п. 1 ст. 84 ФЗ об АО): «…суд отказывает в удовлетворении требований… при наличии одного из следующих обстоятельств…» Ужесточение правил оспаривания крупных сделок и сделок с заинтересованностью привело к стремительному развитию альтернативного способа защиты прав — взысканию убытков с членов органов управления АО (ст. 71 ФЗ об АО). В соответствии с п. 4 ст. 181.4 ГК РФ решение собрания не может быть признано судом недействительным, если голосование лица, права которого затрагиваются оспариваемым решением, не могло повлиять на его принятие и решение собрания не влечет существенных неблагоприятных последствий для этого лица. Как видно, здесь акцентируется внимание на влиянии голосования на результаты собрания и существенность (а не просто наличие) неблагоприятных последствий. Значит ли это, что нарушения, допущенные в отношении отдельных неконтролирующих акционеров, не будут влиять на действительность решения собрания, сколь грубыми бы они ни были? Нарушение равенства прав участников собрания при его проведении указано в качестве самостоятельного основания оспоримости решения собрания (пп. 3 п. 1 ст. 181.4 ГК РФ), поэтому явные случаи отстранения отдельных акционеров от участия в голосовании могут повлечь признание решения собрания недействительным. Отличие формулировок норм пп. 1 п. 1 и п. 4 ст. 181.4 ГК РФ обусловлено тем, что на волеизъявление участников собрания влияют многие факторы, не только количество голосов, но и, например, предоставление информации о собрании, доступ акционеров к месту проведения собрания, определение круга голосующих лиц и т. д., а во втором случае речь идет только о возможности лица, считающего свое право нарушенным, влиять на принятие решения собрания. Как указывал Конституционный Суд РФ в Определении от 2 ноября 2011 г. N 1486-О-О, достижение конституционно значимого баланса интересов акционеров и АО предполагает, что те или иные права акционеров должны осуществляться без нарушения прав и законных интересов как самих акционеров, так и АО как самостоятельного субъекта гражданского оборота, в связи с чем федеральный законодатель, принимая во внимание особенности предпринимательской деятельности в форме АО, вправе установить в законе определенные ограничения, к которым относятся и ограничения по оспариванию решений общего собрания акционеров. Новые формулировки ГК РФ, на наш взгляд, определяют дальнейшее усложнение оспаривания решений общих собраний акционеров, особенно для миноритарных акционеров, что находится в русле общей тенденции по сохранению силы оспоримых корпоративных действий для обеспечения стабильности гражданского оборота. Для тех же целей законодатель, как и в случае со сделками АО, предоставляет возможность исправить нарушения — решение собрания не может быть признано судом недействительным по основаниям, связанным с нарушением порядка принятия решения, если оно подтверждено решением последующего собрания, принятым в установленном порядке до вынесения решения суда (п. 2 ст. 181.4 ГК РФ). Возможно, такая ситуация даст импульс развитию не слишком востребованного практикой института групповых исков, позволяющему миноритариям объединить усилия по защите своих прав.

Одновременное оспаривание взаимосвязанных корпоративных действий

Сложности, возникающие при рассмотрении взаимосвязанных корпоративных споров, побудили законодателя выработать правила об одновременном оспаривании взаимосвязанных корпоративных действий <7>. Такой подход позволяет провести комплексный анализ последствий совершения корпоративного действия для АО, вынести решение с учетом всех аспектов деятельности АО, затрагиваемых указанным решением. ——————————— <7> Корпоративными действиями в рамках настоящей статьи обозначаются действия АО-эмитента, затрагивающие интересы владельцев выпускаемых им ценных бумаг (реорганизация, крупные сделки, сделки с заинтересованностью, проведение общих собраний акционеров, выплата дивидендов, изменение уставного капитала, изменения устава и многие другие).

Поэтому требование о признании недействительным решения общего собрания акционеров АО во многих случаях сопровождается другими требованиями, направленными на восстановление нарушенных прав акционера или самого АО. Так, в соответствии с п. 7 ст. 68 ФЗ об АО признание недействительным решения совета директоров АО о созыве общего собрания акционеров не влечет за собой недействительности проведенного на его основании решения общего собрания акционеров. Нарушения, допущенные советом директоров при созыве общего собрания акционеров, оцениваются судом при рассмотрении иска об обжаловании соответствующего решения общего собрания акционеров. Решения органов управления АО об одобрении крупной сделки или сделки с заинтересованностью оцениваются в совокупности с оспариваемыми сделками. Признание решений общего собрания акционеров и совета директоров АО об одобрении крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, недействительными в случае обжалования таких решений отдельно от оспаривания соответствующих сделок общества не влечет за собой признания соответствующих сделок недействительными (п. 7 ст. 68, п. 9 ст. 49 ФЗ об АО). В соответствии с п. 8 ст. 26 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» <8> с момента государственной регистрации выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг или присвоения такому выпуску идентификационного номера заявление в суд требований о признании недействительными связанных с осуществлением эмиссии решений эмитента возможно только одновременно с заявлением в суд требования о признании соответствующего выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг недействительным. ——————————— <8> СЗ РФ. 1996. N 17. Ст. 1918.

Обеспечительные меры по спорам о признании недействительными решений общего собрания акционеров

При оспаривании решений общего собрания акционеров зачастую залогом эффективной защиты нарушенных прав являются своевременно наложенные обеспечительные меры. Отдельной статистики по применению обеспечительных мер в корпоративных спорах нет, однако распространенность различных обеспечительных мер и тенденции их применения — ежегодное сокращение количества удовлетворенных заявлений — вполне прослеживаются из общей статистики работы арбитражных судов <9>. ——————————— <9> В 2012 г. арбитражными судами рассмотрено 62 752 заявления о применении обеспечительных мер, при этом удовлетворяется чуть более трети заявлений (36% в 2011, 2012 гг.). Меры, связанные с наложением ареста на имущество, составляют 23,7% от общего количества принятых мер; 36% мер связаны с запрещением ответчику и другим лицам совершать определенные действия. В 2012 г. по ходатайствам заявителей было вынесено 6938 определений о приостановлении действия оспариваемого ненормативного акта, решения государственного органа, органа местного самоуправления, иных органов. См.: Аналитическая записка к статистическому отчету о работе арбитражных судов Российской Федерации в 2012 году // http://www. arbitr. ru/.

С учетом размаха былых злоупотреблений в этой сфере, когда обеспечительные меры по корпоративным спорам являлись излюбленным инструментом незаконного перераспределения корпоративного контроля, суды крайне редко и неохотно удовлетворяют соответствующие заявления истцов — теперь даже добросовестное обращение за обеспечительными мерами рождает подозрение в потенциальном рейдерском захвате. Обоснование необходимости применения обеспечительных мер не менее сложно, чем обоснование исковых требований. Практикующие юристы справедливо отмечают, что в неполитических делах, а также в делах, где лицом, ходатайствующим о принятии обеспечительных мер, не является орган государственной власти, наблюдается явный дисбаланс в пользу ответчиков <10>. ——————————— <10> См.: Зайченко Е. В. Обеспечительные меры в корпоративных спорах: шанс есть? // Закон. 2012. N 12. С. 86.

В соответствии с п. 1 ст. 225.6 АПК РФ принятие обеспечительных мер по корпоративным спорам не должно приводить к фактической невозможности юридического лица осуществлять деятельность или к существенному затруднению осуществления им деятельности, а также к нарушению им законодательства. Судебная практика применения обеспечительных мер по корпоративным спорам формируется на основании Постановления Пленума ВАС РФ от 9 июля 2003 г. N 11 «О практике рассмотрения арбитражными судами заявлений о принятии обеспечительных мер, связанных с запретом проводить общие собрания акционеров» <11>, информационного письма Президиума ВАС РФ от 24 июля 2003 г. N 72 «Обзор практики принятия арбитражными судами мер по обеспечению исков по спорам, связанным с обращением ценных бумаг» <12>, Постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. N 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер» <13>. ——————————— <11> Вестник ВАС РФ. 2003. N 9. <12> Вестник ВАС РФ. 2003. N 9. <13> Вестник ВАС РФ. 2006. N 12.

В п. 3 ст. 225.6 АПК РФ приведен открытый перечень обеспечительных мер по корпоративным спорам, включающий запрещение юридическому лицу, его органам или участникам, а также иным лицам исполнять решения, принятые органами этого юридического лица. Запрет исполнения решений общего собрания акционеров во многих случаях считается приводящим к существенному затруднению осуществления АО своей деятельности <14>. ——————————— <14> См., например: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 12 октября 2010 г. N 09АП-23637/2010 (при этом впоследствии исковые требования по данному делу были удовлетворены полностью) // СПС «Гарант».

Кроме того, запрет исполнения решения общего собрания акционеров в большей степени касается случаев одобрения сделок или иных требующих конкретных распорядительных действий по реализации принятого решения — когда можно запретить, например, регистрировать дополнительный выпуск акций, вносить в ЕГРЮЛ запись об увеличении уставного капитала <15>, о прекращении деятельности <16> и проч. Однако к компетенции общего собрания акционеров относится не только одобрение сделок и иных корпоративных действий, но и формирование других органов управления. Недействительность решения об избрании органа управления (например, единоличного исполнительного) не является основанием для признания договора, заключенного таким органом, недействительным либо незаключенным, если сделка совершена до вступления в силу решения суда <17>. Поэтому при оспаривании решений общего собрания акционеров истцы зачастую пытаются предотвратить осуществление полномочий незаконно избранными органами управления — советом директоров или единоличным исполнительным органом. Для исполнения решений общего собрания акционеров о формировании органов управления или не требуется никаких дополнительных действий (например, в случае избрания совета директоров), или исполнение решения происходит в краткие сроки и на момент обращения с заявлением об обеспечении иска решение фактически исполнено (например, трудовой договор с директором подписан, изменения в ЕГРЮЛ внесены). Приостановление исполнения решения налогового органа в части внесения записи в ЕГРЮЛ о единоличном исполнительном органе и запрет исполнять решение органа управления о его избрании, если соответствующая запись в ЕГРЮЛ уже внесена, не приводят к восстановлению в должности прежнего директора и не влекут автоматически недействительность произведенной записи о внесении изменений в ЕГРЮЛ, т. е. не приводят к сохранению или восстановлению положения, существовавшего до принятия указанных решений. В такой ситуации в отсутствие доказательств, бесспорно подтверждающих совершение избранным единоличным органом действий в ущерб интересам АО, суд отказывает в применении обеспечительных мер <18>. ——————————— <15> См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 20 мая 2013 г. N Ф07-1256/13 по делу N А44-8471/2012 // СПС «Гарант». <16> См.: Постановление ФАС Московского округа от 16 января 2012 г. N Ф05-6506/11 по делу N А40-96771/10-45-711 // СПС «Гарант». <17> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 24 июля 2007 г. N 3259/07 // Вестник ВАС РФ. 2007. N 10. <18> См.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 21 августа 2012 г. N Ф02-2892/12 по делу N А19-5297/2012 // СПС «Гарант».

При оспаривании решений общего собрания, связанных с незаконным избранием единоличного исполнительного органа, суды полагают, что запрещение неопределенному кругу лиц исполнять решения, принятые исполнительными органами общества, может привести к нарушению прав и интересов иных лиц, а также к причинению значительного ущерба самому обществу. Такой вывод основывается на том, что директор осуществляет руководство текущей деятельностью общества, а представить доказательства того, что он при осуществлении своих полномочий действует не в интересах общества, а его действия и его решения направлены на причинение ущерба обществу либо его участникам, крайне затруднительно <19>. ——————————— <19> См.: Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 14 августа 2010 г. N 08АП-5035/2010 // СПС «Гарант».

При оспаривании решений общего собрания акционеров сложно обосновать запрет избранному на таком собрании совету директоров реализовывать свои полномочия, даже частично — например, избирать единоличный исполнительный орган, так как это прямо не связано с предметом спора <20>. Предметом спора в данном случае признается оспаривание решения общего собрания акционеров, в повестке дня которого не было решения об избрании единоличного исполнительного органа. ——————————— <20> См.: Постановление ФАС Поволжского округа от 16 марта 2012 г. N Ф06-104/12 по делу N А12-12607/2011 (оставлено в силе Определением ВАС РФ от 18 июня 2012 г. N ВАС-7662/12) // СПС «Гарант».

Помимо прямо предусмотренных АПК РФ запрета на исполнение решения общего собрания акционеров, запрета избранным на оспариваемом собрании органам принимать решения на практике используется приостановление действия спорного решения. Требования о приостановлении решения о формировании единоличного исполнительного органа могут быть удовлетворены, поскольку приведенные обеспечительные меры не нарушают баланса интересов сторон, направлены на сохранение существующего состояния отношений между сторонами и не привели общество к фактической невозможности осуществлять свою деятельность или к существенному затруднению его деятельности, поскольку полномочия управляющего общества после принятия этих мер вправе был исполнять ранее избранный обществом управляющий <21>. ——————————— <21> См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 24 декабря 2007 г. N А11-8934/2007-К1-15/157 // СПС «Гарант».

Применение обеспечительных мер в виде приостановления действия решений общего собрания акционеров признается обоснованным, когда иск заявлен о легитимности избрания исполнительного органа общества, обеспечительные меры заявлены в целях приостановления процесса внесения в ЕГРЮЛ сведений на основании соответствующего решения общего собрания акционеров <22>. Впрочем, при таких же обстоятельствах в удовлетворении заявления может быть отказано опять же в связи с тем, что истец не представил бесспорных и достоверных доказательств, свидетельствующих о совершении директором каких-либо действий, направленных на отчуждение имущества АО, также не обосновал, каким образом непринятие обеспечительной меры в виде запрещения генеральному директору до вынесения решения по настоящему делу совершать действия, связанные с реализацией полномочий единоличного исполнительного органа общества, затруднит или сделает невозможным исполнение судебного акта по делу <23>. ——————————— <22> См.: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 21 января 2013 г. N Ф08-7710/12 по делу N А63-13506/2012 // СПС «Гарант». <23> См.: Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 14 января 2013 г. N 06АП-5963/2012 // СПС «Гарант».

Из приведенных примеров видно, что единообразие в подходе судов к удовлетворению заявлений о наложении обеспечительных мер отсутствует, а толкование сходных обстоятельств дела может быть диаметрально противоположным. Проблема, связанная с формированием практики применения обеспечительных мер по корпоративным спорам, остро стоит перед профессиональным сообществом. Речь не идет об установлении перечня случаев применения таких мер, что невозможно в связи с многообразием конкретных обстоятельств дела, скорее о надежде на более ответственный подход судей к оценке обстоятельств спора (например, принятие решения в судебном заседании в соответствии с п. 7 ст. 225.6 АПК РФ), развитие институтов встречного обеспечения исков и возмещения убытков, причиненных наложением обеспечительных мер (ст. 98 АПК РФ). Примером удовлетворения иска о возмещении причиненных обеспечительными мерами убытков является громкое дело ЗАО «СМАРТС» (N А56-44387/2006 <24>). Суд установил, что именно ответчик инициировал начало корпоративного конфликта в ЗАО «СМАРТС», предъявлял в суды необоснованные иски, при рассмотрении которых заявлял ходатайства о принятии обеспечительных мер с целью ограничить акционеров АО в корпоративных правах, получить пакет акций АО, в том числе способами, не отвечающими требованиям законодательства, и такие действия ответчика повлекли неблагоприятные последствия для АО и его акционеров. При этом размер подлежащих возмещению убытков был определен судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности. ——————————— <24> См.: Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 августа 2013 г. // http://kad. arbitr. ru/.

Библиографический список

1. Вольф В. Ю. Основы учения о товариществах и акционерных обществах. М., 1927. 2. Зайченко Е. В. Обеспечительные меры в корпоративных спорах: шанс есть? // Закон. 2012. N 12.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *