Эволюция развития института защиты прав потребителей в России (исторический и нормативно-правовой аспекты)

(Чурочкина О. С.) ("Гражданское общество в России и за рубежом", 2013, N 4) Текст документа

ЭВОЛЮЦИЯ РАЗВИТИЯ ИНСТИТУТА ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ В РОССИИ (ИСТОРИЧЕСКИЙ И НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТЫ)

О. С. ЧУРОЧКИНА

Чурочкина Олеся Сергеевна, начальник юридического отдела Ростовского филиала коммерческого банка "РОСЭНЕРГОБАНК" (ЗАО), соискатель Южного федерального университета по специальности 12.00.03 "Гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право".

В статье рассмотрен исторический аспект возникновения и развития института защиты прав потребителей в России, исследованы основные федеральные акты, регулирующие вопросы правового регулирования в сфере защиты прав потребителей, проведен анализ изменений и дополнений в Федеральный закон "О защите прав потребителей" с 1992 г. и рассмотрена их связь с изменением общественного строя России.

Ключевые слова: историческое развитие института защиты прав потребителей, законодательство в сфере защиты прав потребителей, анализ изменений нормативно-правовых актов.

Evolution of the institute for the protection of the rights of consumers in Russia (historical and legal aspects) O. S. Churochkina

In the article the historical aspect of the emergence and development institute for the protection of the rights of consumers in Russia, the main federal acts, regulating the issues of legal regulation in the sphere of protection of the rights of consumers, the analysis of changes and additions to the Federal law "On protection of the rights of consumers" since 1992 and considered their relationship with the changes of the social system of Russia.

Key words: historical development institute of consumer protection, legislation in the sphere of protection of the rights of consumers, the analysis of changes in the normative-legal acts.

Понятие "потребитель" берет свои истоки из положений экономической теории, которая оперировала им с момента своего появления. Впервые основные права потребителей были определены в Специальном послании о защите прав потребителей Джона Ф. Кеннеди Конгрессу США 15.03.1961, в котором признавались их права на информацию, на безопасность, на выбор, быть услышанным. Всемирная компания союзов потребителей (Custemer International - CI) дополнила список прав потребителей следующими категориями: на возмещение ущерба, на потребительское образование, на удовлетворение базовых потребностей, на здоровую окружающую среду. В общем смысле защита прав потребителей - комплекс мер, реализуемых государством и направленных на регулирование общественных отношений, возникающих между приобретателем (физическим лицом, приобретающим продукт или услугу для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью) и субъектом предпринимательской деятельности: изготовителем, исполнителем, продавцом и включающих в себя: установление конкретных прав потребителей; формы возможных нарушений прав и механизм их защиты; ответственность за нарушение прав потребителей. В законодательстве советского периода такие понятия, как "приобретатель", "защита прав потребителей", или вообще не применялись в нормативном лексиконе, либо употреблялись преимущественно в социально-экономическом или бытовом понимании, не определяя специального статуса граждан-потребителей товаров и заказчиков услуг. Законодательство о защите прав потребителей как отрасль права возникло в России сравнительно недавно - в начале 1990-х гг. До этого регулирование отношений по удовлетворению потребностей граждан осуществлялось в основном нормами кодифицированного гражданского законодательства, предназначенными для установления общих норм и призванными служить базой для специального законодательства. В частности, ст. 246 ГК РСФСР 1964 г. "Права покупателя в случае продажи ему вещи ненадлежащего качества", ст. 364 ГК РСФСР "Права заказчика в случае нарушения договора подрядчиком". Поэтому в нормативных актах традиционно не учитывалась специфика взаимоотношений потребителей с организациями сферы обслуживания. Некоторые виды фактически существовавших договоров вообще не укладывались в рамки действовавшей классификации гражданско-правовых соглашений. Кроме того, в законодательстве отсутствовала система специальных гарантий охраны прав граждан при заключении договоров, направленных на обслуживание их потребностей. Еще одной особенностью правового регулирования данной области отношений являлась множественность подзаконных актов, регламентировавших отдельные сферы взаимоотношений с участием граждан-потребителей. Ведомственные акты, как правило, содержали нормы, ущемлявшие интересы потребителей, а в некоторых случаях прямо противоречившие законодательству. Действовавшее законодательство не вполне соответствовало и нормам международного права, в частности Руководящим принципам для защиты интересов потребителей, единогласно принятым 09.04.1985 <1>. -------------------------------- <1> Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 30/248 от 09.04.1985.

Первой попыткой создания специального законодательства была разработка осенью 1988 г. проекта Закона СССР "О качестве продукции и защите прав потребителей". Большая часть этого законопроекта была посвящена проблемам обеспечения качества товаров и услуг, и лишь один раздел содержал нормы, направленные на защиту интересов потребителей. Но проект имел недостатки: - не делал различий между потребителем-гражданином и потребителем - юридическим лицом; - все его нормы были так или иначе связаны с качеством товаров, т. е. все основные права потребителей (на информацию, на возмещение вреда, право на объединение и др.) формулировались лишь относительно обеспечения права на качество. Проект широко обсуждался, но был отвергнут, так как большинство его положений носило декларативный характер и не могло быть реализовано. Поворотным моментом в создании потребительского законодательства стало принятие 22.05.1991 Закона СССР "О защите прав потребителей". В связи с распадом СССР он так и не вступил в силу. Этот Закон содержал множество положений, не разработанных в гражданском законодательстве, а также механизмы реализации всех его норм, что было его несомненным достоинством. 07.02.1992 в действие вступил Закон Российской Федерации N 2300-1 "О защите прав потребителей" (далее - Закон о защите прав потребителей). Одним из существенных его положений стала норма, запрещавшая при принятии других нормативных актов, затрагивающих интересы потребителей, снижать гарантии защиты их прав по сравнению с установленными в Законе. Не менее важна норма Закона, предоставившая право принимать затрагивающие интересы потребителей нормативные акты только Правительству Российской Федерации и прямо запретившая ему поручать принятие таких актов министерствам и ведомствам. Закон определил, что потребителем является гражданин, который приобретает или намеревается приобрести товары (работы, услуги) для личных нужд. Юридические лица были выведены из сферы действия Закона. Впервые в российском законодательстве были закреплены признанные международным сообществом права потребителей и гарантии их реализации. Закон предусмотрел повышенные гарантии защиты при причинении вреда жизни, здоровью или имуществу граждан, установив десятилетний срок ответственности изготовителя за выпущенную продукцию как перед потребителем, так и перед другими лицами, независимо от наличия между ними договорных отношений. Существенной гарантией защиты интересов потребителей стало закрепление в Законе широких прав общественных объединений потребителей, позволяющих им реально участвовать в формировании потребительской политики в государстве. Кроме указанного Закона о защите прав потребителей, источниками правового регулирования прав потребителей в Российской Федерации являются: Гражданский кодекс Российской Федерации, Федеральный закон от 26.01.1996 N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса России" (ст. 9), Руководящие принципы для защиты интересов потребителей <2>. -------------------------------- <2> Приняты 09.04.1985 Резолюцией N 39/248 на 106-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН.

Закон "О защите прав потребителей" - так называемый вертикальный закон. Его нормы носят системообразующий характер, так как содержат ссылки на иные нормативные правовые акты. Все вместе они образуют систему законодательства о защите прав потребителей <3>. -------------------------------- <3> См.: ст. 1 Федерального закона от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей".

Благодаря множественным бланкетным нормам <4> с положениями данного закона корреспондируют многие нормы иных законов России и международных документов, признаваемых Российской Федерацией. -------------------------------- <4> См., напр.: п. 5 ст. 4 и п. 1 ст. 7 Федерального закона от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей".

В настоящее время действует только более 20 подзаконных актов, принятых непосредственно во исполнение требований Закона "О защите прав потребителей". По отдельным вопросам разрешения судами споров в области защиты прав потребителей Пленум Верховного Суда России издал Постановление от 29.09.1994 N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей". Прочие нормативно-правовые акты из области защиты прав потребителей. Всего с 1992 г. в Закон о защите прав потребителей было внесено 19 изменений. Рассмотрим основные из них. Новая редакция Закона о защите прав потребителей появилась в 1996 г. <5>. В новой редакции более подробно регламентированы права и обязанности изготовителя (исполнителя, продавца) в области установления срока службы, срока годности товара (работы), а также гарантийного срока на товар (работу). -------------------------------- <5> Федеральный закон от 9 января 1996 г. N 2-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей" и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" (с изм. и доп.).

В Закон введены нормы об общественных объединениях потребителей (ассоциациях, союзах). В частности, установлено, что указанным объединениям перечисляется пятьдесят процентов суммы взысканного за нарушение прав потребителя штрафа, если они выступали в защиту прав потребителя. Установлено, что компенсация морального вреда, причиненного потребителю, осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков. От уплаты государственной пошлины по искам, связанным с нарушением прав потребителей, освобождены не только потребители, но и федеральный антимонопольный орган, федеральные органы исполнительной власти (их территориальные органы), осуществляющие контроль за качеством и безопасностью товаров (работ, услуг), органы местного самоуправления, общественные объединения потребителей. В 1997 г. в Закон о защите прав потребителей были внесены изменения, связанные с большим количеством новых положений, направленных на защиту прав потребителя <6>. -------------------------------- <6> Федеральный закон от 17 декабря 1999 г. N 212-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей".

Устанавливалось, что при расторжении договора купли-продажи по причине продажи товара ненадлежащего качества потребитель должен возвратить товар с недостатками только по требованию продавца и за его счет. Ранее требования потребителя рассматривались при предъявлении потребителем товарного или кассового чека. Теперь отсутствие у потребителя документов, удостоверяющих факт и условия покупки товара, не является основанием для отказа в удовлетворении его требований. Введено новое правило о том, что продавец (изготовитель) или выполняющая функции продавца (изготовителя) на основании договора с ним организация отвечает за недостатки товара, на который не установлен гарантийный срок, если потребитель докажет, что они возникли до передачи товара потребителю или по причинам, возникшим до этого момента. В отношении товаров, на которые гарантийные сроки или сроки годности не установлены, потребитель вправе предъявить требования, если недостатки товаров обнаружены в разумный срок (ранее - 6 месяцев, а в отношении недвижимого имущества - не более чем двух лет со дня передачи его потребителю), но в пределах двух лет со дня передачи их потребителю, если более длительные сроки не установлены законом или договором. Гарантийный срок товара, а также срок его службы теперь исчисляются со дня передачи товара потребителю (если иное не предусмотрено договором), а не со дня продажи. В 2004 г. были внесены изменения, касающиеся осуществления прав потребителей органами местного самоуправления <7>. -------------------------------- <7> Федеральный закон от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" (с изм. и доп.).

В целях защиты прав потребителей на территории муниципального образования органы местного самоуправления вправе: - рассматривать жалобы потребителей, консультировать их по вопросам защиты прав потребителей; - обращаться в суды в защиту прав потребителей (неопределенного круга потребителей). При выявлении по жалобе потребителя товаров (работ, услуг) ненадлежащего качества, а также опасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды незамедлительно извещать об этом федеральные органы исполнительной власти, осуществляющие контроль за качеством и безопасностью товаров (работ, услуг). В 2004 г. были освобождены от уплаты государственной пошлины потребители по искам, связанным с нарушением их прав <8>. -------------------------------- <8> Федеральный закон от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации" (с изм. и доп.).

Федеральный закон от 21.12.2004 N 171-ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей" и о признании утратившим силу пункта 28 статьи 1 Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей" внес изменения и дополнения, направленные на усиление гарантий реализации прав потребителей. Устанавливается ответственность организаций и индивидуальных предпринимателей - импортеров за ненадлежащее качество импортных товаров, а также организаций и индивидуальных предпринимателей, уполномоченных на принятие и удовлетворение требований потребителей по поводу его качества, созданных или выполняющих соответствующие функции на основании договора с иностранными изготовителями. Изменениями также предоставляется право продавцам и изготовителям устанавливать дополнительные обязательства в отношении недостатков товара, обнаруженных по истечении гарантийного срока, установленного изготовителем. При этом содержание дополнительного обязательства, срок его действия, порядок осуществления потребителем прав по такому обязательству определяются продавцом в договоре с потребителем, а изготовителем - самостоятельно. Установлена ответственность продавца (изготовителя, исполнителя) за нарушение прав потребителей. При удовлетворении судом требований потребителя с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя взыскивается штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Установлено, что иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены по выбору истца в суд по месту нахождения организации/месту жительства индивидуального предпринимателя, либо по месту жительства или пребывания истца, либо по месту заключения или исполнения договора. Если иск к организации вытекает из деятельности ее филиала или представительства, он может быть предъявлен в суд по их месту нахождения. Федеральный закон от 16.10.2006 N 160-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О рекламе" обязал изготовителей (исполнителей, продавцов) доводить до сведения потребителей информацию о виде деятельности изготовителя (исполнителя, продавца), номере лицензии и (или) номере свидетельства о государственной аккредитации, сроках действия указанных лицензии и (или) свидетельства, а также информацию об органе, выдавшем указанные лицензию и (или) свидетельство. В 2007 г. в связи с развитием потребительского кредитования, было установлено, что при предоставлении кредита гражданину должна быть предоставлена информация о размере кредита, полной сумме, подлежащей выплате, и график погашения этой суммы <9>. -------------------------------- <9> Федеральный закон от 25 октября 2007 г. N 234-ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей" и часть вторую Гражданского кодекса Российской Федерации".

При этом указанная новация касается не как таковых условий договора, заключаемого сторонами в установленном порядке, а именно информации, доводимой до потребителей при заключении договора в наглядной и доступной форме. Обязанной стороной по своевременному доведению этой информации в целях обеспечения возможности правильного выбора товара (работы, услуги) потребителем является тот, кто на практике фактически предоставляет потребителю соответствующий кредит, т. е. либо продавец - в рамках договора купли-продажи товара в кредит, в том числе с рассрочкой платежа <10>, либо исполнитель (банк или иная кредитная организация) - в рамках кредитного договора <11>. -------------------------------- <10> Статьи 488, 489 Гражданского кодекса Российской Федерации. <11> Статья 819 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Федеральный закон от 18.07.2011 N 242-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля" (с изменениями и дополнениями) определил, что правила продажи отдельных видов товаров устанавливаются Правительством Российской Федерации и что федеральный государственный надзор в области защиты прав потребителей осуществляется уполномоченным федеральным органом исполнительной власти (далее - орган государственного надзора) в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. При осуществлении общественного контроля общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) не вправе требовать от изготовителей (исполнителей, продавцов, уполномоченных организаций или уполномоченных индивидуальных предпринимателей, импортеров) представления документов (выполнения действий), обязанность представления (выполнения) которых по требованию потребителя не установлена законом. Федеральный закон от 28.07.2012 N 133-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях устранения ограничений для предоставления государственных и муниципальных услуг по принципу "одного окна" установил, что прием жалоб потребителей может осуществляться через многофункциональные центры предоставления государственных и муниципальных услуг. Подводя итоги, необходимо в первую очередь заметить, что ряд особенностей правового регулирования защиты прав потребителей в Российской Федерации обусловлен тем, что становление российского потребительского права происходило в сложных экономических условиях перехода от плановой экономики к рыночной, отягощенного кризисными явлениями, негативными последствиями монополизации, правовым нигилизмом. Этим обусловлен ряд особенностей правового регулирования защиты прав потребителей в Российской Федерации. В отдельных случаях устанавливались более жесткие меры (гражданско-правовые, административные), направленные на защиту прав потребителей, чем в зарубежном законодательстве. Однако такое регулирование позволило в сложных экономических условиях Российской Федерации обеспечить действенную защиту прав потребителей. Принятие законодательства о защите прав потребителей и создание системы органов, призванных обеспечить реализацию и защиту прав потребителей, являются одним из примеров необходимого государственного вмешательства в частноправовые отношения, что в совокупности обуславливает специфику деятельности юрисдикционных органов по защите прав потребителей. Появление специального законодательства в сфере защиты прав потребителей и его изменения соответствовали изменению общественного строя России. В настоящее время потребительское законодательство идет по пути смягчения: защита интересов потребителей становится выгодной для предпринимателей. Уже создаются и развиваются органы саморегулирования бизнеса, одной из основных целей которых является распространение правил (кодексов поведения), устанавливающих повышенные (по сравнению с законодательством) обязательства бизнеса в отношениях с потребителями.

Литература

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. N 4. 2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ, часть вторая от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ). 3. Федеральный закон от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей". 4. Законопроект от 05.12.2008 N 136312-5 "О потребительском кредитовании". 5. Постановление Правительства РФ от 30 июня 2004 г. N 322 "Об утверждении Положения о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека" (в ред. от 17.10.2011 N 845). 6. Постановление Правительства Российской Федерации от 06.04.2004 N 154 "Вопросы Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека" (с изм. от 16 декабря 2004 г.). 7. Постановление Правительства Российской Федерации от 19.01.1998 N 55 "Об утверждении Правил продажи отдельных видов товаров". 8. Постановление Правительства Российской Федерации от 13 мая 1997 г. N 575 "Перечень технически сложных товаров, в отношении которых требования приобретателя об их замене подлежат удовлетворению в случае обнаружения в товарах существенных недостатков". 9. Постановление Правительства Российской Федерации от 21.07.1997 N 918 "Об утверждении Правил продажи товаров по образцам". 10. Письмо Роспотребнадзора от 11 марта 2005 г. N 0100/1745-05-32 "Информация об отношениях, регулируемых и не регулируемых законодательством Российской Федерации о защите прав потребителей". 11. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" (в ред. от 29.06.2010 N 18). 12. Резолюция Пленума Генеральной Ассамблеи ООН от 09.04.1985 N 39/248 "Руководящие принципы для защиты интересов потребителей". 13. Закон о защите прав потребителей. История возникновения законов о защите прав потребителей. Статья. URL: http://www. prav-net. ru/ zashhita-prav-potrebitelej. 14. Забелин С. Потребитель, закон на твоей стороне! // Человек и Закон (журнал). 2009. N 4. 15. Алексеев С. С. Общая теория права. M.: Юрид. лит., 2010. ------------------------------------------------------------------ КонсультантПлюс: примечание. Учебное пособие Г. Р. Гафаровой "Защита прав потребителей" (под ред. З. М. Фаткудинова) включено в информационный банк согласно публикации - Юстицинформ, 2008. ------------------------------------------------------------------ 16. Гафарова Г. Р., Фаткудинова З. М. Защита прав потребителей: Учебное пособие. М.: Юстицинформ, 2010. 17. Горина И. Е. Защита прав потребителей: часто задаваемые вопросы, образцы документов. М.: Юрайт-Издат, 2009.

------------------------------------------------------------------

Название документа "Обзор практики рассмотрения дел Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ" (Карасева С. Ю.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2013) Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ ПРЕЗИДИУМОМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РФ

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 27 декабря 2013 года

С. Ю. КАРАСЕВА

Постановление от 15 октября 2013 г. N 6560/13

ООО "С" обратилось с иском к ООО "М" о признании недействительным пункта договора займа об оплате комиссии за сопровождение займа и применении последствий его недействительности в виде взыскания неосновательно полученных денежных средств. Решением суда в иске отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ФАС округа оставил судебные акты без изменения. Между сторонами заключен договор займа от 18.01.2012, в соответствии с которым ООО "М" обязалось предоставить ООО "С" заем в размере 600000 рублей на срок до 20.01.2014; на невозвращенную сумму займа начисляются проценты (1,583% в месяц). Пунктом 2.6 договора предусмотрена уплата ООО "С" комиссии за сопровождение займа в размере 5280 руб. в месяц независимо от остатка задолженности. Согласно выпискам по счету 600000 руб. были предоставлены ООО "С". В счет уплаты комиссии за сопровождение займа оно уплатило 10560 руб. за февраль и март 2012 года. Обращаясь в суд, ООО "С" исходило из того, что условие об уплате комиссии за сопровождение займа является недействительным на основании ст. 168 ГК РФ. В отзыве на исковое заявление ООО "М" указало, что разделение платежей за пользование займом на комиссию за сопровождение и платежи по процентам сделано для поднятия привлекательности продукта - договора займа. Суд учел позицию Президиума ВАС РФ, изложенную в п. 4 информационного письма от 13.09.2011 N 147 "Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений ГК РФ о кредитном договоре", и сделал вывод, что в договоре займа комиссия за сопровождение предусмотрена не как плата за оказание самостоятельной услуги, а как часть процентов за пользование займом, поскольку установлена в графике ежемесячных платежей, в связи с чем соответствует закону (ст. 421 ГК РФ), а условие договора займа об уплате комиссии является действительным. Комиссия может прикрывать условие о проценте за пользование займом и в том случае, если ее размер определен как периодическая выплата, не зависящая от остатка долга по займу. Разделение платежей за пользование займом на комиссию за сопровождение и платежи по процентам может создавать у заемщика иллюзию более низкой месячной процентной ставки за пользование займом и вводить его в заблуждение относительно экономической привлекательности займа. По смыслу п. 1 ст. 178 ГК РФ такая сделка при наличии соответствующих доказательств может быть квалифицирована судом как совершенная под влиянием заблуждения. Вместе с тем в данном случае доказательств подобного заблуждения ООО "С" не представило. В договоре займа комиссия за сопровождение установлена в том же разделе, что и процент за пользование займом, в графике платежей комиссия указана в соседнем столбце с процентами. Условие об уплате комиссии не набрано более мелким шрифтом, какие-либо другие признаки, которые могли бы свидетельствовать о введении ООО "С" в заблуждение относительно его обязанности уплачивать комиссию, также отсутствуют. Президиум ВАС РФ оставил судебные акты по делу без изменения.

Постановление от 24 сентября 2013 г. N 6037/13

ТСЖ обратилось с иском к ОАО "М" о взыскании 250381,12 руб. неосновательного обогащения, образовавшегося в связи с применением при расчетах за электроэнергию, потребленную подземным гаражом, расположенным в многоквартирном доме, тарифа для населения без учета понижающего коэффициента, и 23284,71 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами. Решением суда в иске отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ФАС округа оставил судебные акты без изменения. Суды руководствовались ст. ст. 210, 290, 424 ГК РФ, ст. ст. 36, 39 ЖК РФ и пришли к выводу о недоказанности ТСЖ возможности отнесения к общедомовому имуществу машиномест, используемых их собственниками для удовлетворения личных потребностей, а не для целей эксплуатации многоквартирного жилого дома. В соответствии с приложением N 2 к заключенному сторонами договору энергоснабжения от 11.12.2007 электроэнергия, применение тарифа на которую является спорным, приобретается не на нужды жителей, проживающих в многоквартирном доме, а для освещения подземного гаража, не относящегося к общедомовому имуществу. В связи с этим суды не нашли оснований для применения к отношениям сторон в период с января 2009 года по декабрь 2011 года п. 27 Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке, утвержденных Приказом ФСТ России от 06.08.2004 N 20-э/2 (в редакции, действовавшей в спорный период), предусматривающего отнесение ко второй тарифной группе потребителей электроэнергии, именуемой "население", потребительских ЖСК, приобретающих электроэнергию для коммунально-бытового потребления гражданами в объемах фактического потребления и объемах, израсходованных в местах общего пользования, а также п. 2 Постановления Правительства РФ от 07.12.1998 N 1444 "Об основах ценообразования в отношении электрической энергии, потребляемой населением" (действовавшего в спорный период), согласно которому понижающий коэффициент 0,7 применяется для населения, в том числе проживающего в городских населенных пунктах в домах, оборудованных в установленном порядке стационарными электрическими плитами и электроотопительными установками. Суды руководствовались ст. 290 ГК РФ и исходили из того, что собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, его несущие конструкции, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры, а также ст. 39 ЖК РФ, согласно которой собственники помещений в многоквартирном доме несут бремя расходов на содержание общего имущества в многоквартирном доме, а доля таких обязательных расходов определяется долей в праве общей собственности на общее имущество в доме. Также суды исходили из того, что собственником машиноместа может быть лицо, не проживающее в данном доме, поэтому нет оснований для отнесения его имущества к общедомовому. Суды пришли к выводу, что машиноместо не я вляется местом общего пользования, используется не для обслуживания, эксплуатации и благоустройства многоквартирного дома, а для удовлетворения личных потребностей его собственника. Суды приняли во внимание, что решение по передаче прав управления, технического обслуживания и содержания подземного гаража ТСЖ принималось не общим собранием жильцов дома, а собственниками машиномест. При таких обстоятельствах суды сочли, что машиноместо не является общей собственностью и расходы по его содержанию, включающему потребление электроэнергии на освещение, в силу ст. 210 ГК РФ должны быть возложены на собственника машиноместа и не могут быть распределены между всеми собственниками квартир в доме. Суд апелляционной инстанции признал неосновательным довод ТСЖ о включении гаражей в состав общего имущества со ссылкой на п. 2 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13.08.2006 N 491, поскольку он противоречит ст. 290 ГК РФ и ст. 36 ЖК РФ, которыми гаражи не отнесены к общему имуществу в многоквартирном доме, принадлежащему собственникам квартир на праве общей долевой собственности. Президиум считает, что эти выводы сделаны судами без учета п. 2 Правил содержания общего имущества, согласно пп. "а" и "ж" которого в состав общего имущества включаются помещения в многоквартирном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного жилого и (или) нежилого помещения в этом доме, в том числе (помимо прочего) технические этажи (включая построенные за счет средств собственников помещений встроенные гаражи и площадки для автомобильного транспорта, мастерские, технические чердаки) и технические подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного жилого и (или) нежилого помещения в доме оборудование, а также иные объекты, предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства дома, включая (помимо прочего) коллективные автостоянки и гаражи, расположенные в границах земельного участка, на котором расположен дом. Правила содержания общего имущества изданы Правительством РФ на основании ст. ст. 39 и 156 ЖК РФ, что предусмотрено п. 4 ст. 426 ГК РФ, они являются обязательными для сторон при заключении и исполнении публичных договоров, к которым относится договор энергоснабжения от 11.12.2007, а п. 2 Правил не признан в установленном порядке противоречащим ст. 290 ГК РФ и ст. 36 ЖК РФ. Поэтому вывод суда апелляционной инстанции об обратном является неосновательным. Факт принадлежности машиномест на праве собственности лицам, не проживающим в доме, а также использование этих машиномест для удовлетворения личных потребностей собственников, в связи с чем суды указали на отсутствие оснований для их отнесения к общедомовому имуществу и на невозможность в данном случае распределения между всеми собственниками квартир в доме расходов по их содержанию, включающему потребление электроэнергии на освещение, не имеет правового значения при определении подлежащего применению тарифа на электроэнергию, поставленную в помещение подземного гаража, поскольку на статус этого подвального помещения, в котором имеются инженерные коммуникации, не влияет принадлежность расположенных в нем машиномест лицам, не проживающим в таком доме. Наличие среди собственников машиномест лиц, не являющихся собственниками жилых помещений дома, оборудованного стационарными электроплитами, не влияет на правовой режим подземного гаража как общедомового имущества. Кроме того, отказ в применении тарифа на электроэнергию, установленного регулирующим органом с понижающим коэффициентом на основании п. 2 Постановления N 1444, нарушает права тех собственников машиномест, которые одновременно являются собственниками жилых помещений в этом доме. Таким образом, подземный гараж, расположенный в подвальном помещении многоквартирного дома, оборудованного электроплитами, относится к общедомовому имуществу и при расчетах за потребленную им электроэнергию подлежит применению тариф, установленный регулирующим органом для таких домов с применением понижающего коэффициента. Отнесение подземного гаража к общедомовому имуществу при определении подлежащего применению тарифа на электроэнергию с понижающим коэффициентом не затрагивает права собственности граждан на машиноместа. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 22.01.2008 N 10211/07 содержится вывод о необходимости оплаты электроэнергии, потребленной в местах общего пользования многоквартирного дома, оборудованного стационарными электроплитами, по единому тарифу для населения, установленному с понижающим коэффициентом. На общедомовое имущество, в состав которого входят встроенные гаражи с машиноместами, распространяется режим мест общего пользования. Следовательно, ОАО "М", начисляя ТСЖ плату за электроэнергию, потребленную подвальным помещением многоквартирного дома, оборудованного электроплитами, в котором расположены машиноместа, необоснованно применяло тариф, установленный регулирующим органом для домов, оборудованных газовыми плитами, вместо тарифа с понижающим коэффициентом. Таким образом, исходя из ст. 1102 ГК РФ, ОАО "М" получило неосновательное обогащение. Президиум ВАС РФ отменил судебные акты по делу и иск удовлетворил.

Постановление от 24 сентября 2013 г. N 5082/13

ООО "Н" обратилось с заявлением о признании незаконным и отмене постановления УФАС о привлечении к ответственности по ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ в виде наложения штрафа в размере 100000 руб. Решением суда в удовлетворении требования отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. 23.06.2011 при проведении проверки наружной рекламы УФАС установлено, что на рекламной конструкции ООО "Н", расположенной на подземном пешеходном переходе (щит отдельно стоящий), размещена наружная реклама пива. УФАС составлена докладная записка, согласно которой в рекламе выявлено нарушение п. 6 ч. 2 ст. 22 ФЗ от 13.03.2006 N 38-ФЗ "О рекламе", которое выразилось в размещении наружной рекламы пива на расстоянии ближе чем сто метров от театра. В ответ на запрос УФАС по факту рассмотрения материалов относительно распространения спорной рекламы Департамент средств массовой информации и рекламы сообщил, что рекламный сюжет размещался на рекламной конструкции ООО "Н" на основании разрешения на установку объекта наружной рекламы и информации сроком действия до 07.05.2012; срок действия договора на присоединение этого объекта к имуществу города - до 29.06.2013; расстояние от рекламной конструкции до здания театра составляет приблизительно 65 м. Решением УФАС от 05.12.2011 спорная реклама признана ненадлежащей, поскольку при ее размещении нарушены требования п. 6 ч. 2 ст. 22 Закона о рекламе. ООО "Н" выдано предписание от 15.12.2011 о прекращении нарушения. Согласно письму ООО "Н" от 26.12.2011 спорная реклама не распространяется им с 01.08.2011. Определением УФАС от 25.04.2012 в отношении ООО "Н" возбуждено дело об административном правонарушении и проведении административного расследования. УФАС составлен протокол от 25.05.2012 о правонарушении, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ. Согласно протоколу временем совершения правонарушения является 23.06.2011 - дата обнаружения УФАС распространения спорной рекламы. Определением от 06.07.2012 УФАС, рассмотрев протокол и материалы дела, руководствуясь п. п. 1 и 3 ст. 29.1 КоАП РФ, исправило в протоколе описку, заменив время совершения правонарушения с даты обнаружения распространения наружной рекламы пива на 05.12.2011 - дату вынесения Комиссией УФАС решения по факту нарушения п. 6 ч. 2 ст. 22 Закона "О рекламе". Постановлением от 06.07.2012 ООО "Н" привлечено к ответственности. Суды сделали вывод о доказанности наличия в действиях ООО "Н" состава правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ, и о соблюдении УФАС порядка привлечения к ответственности, отклонив доводы об истечении срока давности привлечения к ответственности. Суды установили, что спорная реклама распространялась с 23.06.2011 по 01.08.2011, и сочли правонарушение длящимся. При этом, по их мнению, срок давности привлечения к ответственности следовало исчислять с даты принятия УФАС решения от 05.12.2011. Срок давности привлечения к административной ответственности за нарушение законодательства РФ о рекламе установлен ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ и составляет один год со дня совершения правонарушения. Согласно ч. 2 этой статьи при длящемся правонарушении срок исчисляется со дня его обнаружения. В соответствии с пп. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ истечение срока давности привлечения к ответственности является одним из обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении. Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Пленума ВАС РФ от 27.01.2003 N 2 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", при рассмотрении заявления об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности суд должен проверять, не истекли ли сроки, установленные в том числе ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ. Учитывая, что данные сроки не подлежат восстановлению, суд в случае их пропуска принимает решение о признании незаконным и об отмене оспариваемого решения административного органа полностью или в части (ч. 2 ст. 211 АПК РФ). При проверке соблюдения давностного срока в целях применения административной ответственности за длящееся правонарушение суду необходимо исходить из того, что днем обнаружения правонарушения считается день, когда должностное лицо, уполномоченное составлять протокол о данном правонарушении, выявило факт его совершения. Этот день определяется исходя из характера конкретного правонарушения, а также обстоятельств его совершения и выявления. В данном случае факт распространения ООО "Н" спорной рекламы с нарушением п. 6 ч. 2 ст. 22 Закона о рекламе выявлен должностным лицом УФАС, уполномоченным составлять протокол, в ходе проведения проверки наружной рекламы 23.06.2011 и зафиксирован в докладной записке. На момент принятия УФАС решения от 05.12.2011 нарушение законодательства о рекламе прекращено. В соответствии с правовой позицией, изложенной в Постановлении Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 N 58 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона "О рекламе", решение антимонопольного органа о нарушении законодательства о рекламе не является моментом, определяющим день обнаружения нарушения. Таким образом, срок давности привлечения к ответственности за вменяемое ООО "Н" длящееся правонарушение надлежало исчислять с даты фактического обнаружения УФАС нарушения законодательства о рекламе, то есть с 23.06.2011. При таких обстоятельствах УФАС пропустило срок давности привлечения к ответственности. Кроме того, исходя из ст. 29.12.1 КоАП РФ исправление допущенных описок, опечаток и арифметических ошибок в постановлении или определении по делу об административном правонарушении, а также в постановлении, решении, принятых по результатам рассмотрения жалоб, протестов на постановление, решение по делу об административном правонарушении допускается без изменения их содержания. Исправление описки, опечатки или арифметической ошибки производится в виде определения. При этом возможность вынесения определений об исправлении описок, опечаток и арифметических ошибок в протоколе о правонарушении этой нормой не предусмотрена. Суды также не учли, что ст. 22 Закона о рекламе утратила силу на основании п. 4 ст. 3 ФЗ от 18.07.2011 N 218-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" и отдельные законодательные акты РФ и признании утратившим силу Федерального закона "Об ограничениях розничной продажи и потребления (распития) пива и напитков, изготавливаемых на его основе". Эти изменения в соответствии с п. 2 ст. 6 Закона N 218-ФЗ вступили в силу по истечении одного года после дня официального опубликования данного Закона, то есть с 22.07.2012. Таким образом, на момент рассмотрения дела в судах первой и апелляционной инстанций из Закона о рекламе исключены, в том числе, положения о запрете размещать рекламу пива и напитков, изготавливаемых на его основе, на расстоянии ближе чем сто метров от занимаемых театрами зданий. Согласно ч. 2 ст. 1.7 КоАП РФ закон, смягчающий или отменяющий ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего правонарушение, имеет обратную силу, то есть распространяется и на лицо, которое совершило правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено. В связи с тем что Закон N 218-ФЗ отменил упомянутый запрет, он подлежит применению как улучшающий положение лица, совершившего правонарушение до вступления его в силу, поскольку постановление о назначении административного наказания в отношении ООО "Н" не исполнено. Президиум ВАС РФ отменил судебные акты по делу и требование удовлетворил.

Постановление от 10 сентября 2013 г. N 3702/13

ООО "Т" обратилось с иском к ООО "Ф" и ООО "С" о взыскании в солидарном порядке 1943258 руб. долга за поставленную, но не оплаченную продукцию и 194325,80 руб. неустойки за неисполнение договорных обязательств, а также о взыскании с ООО "С" 17100,31 руб. неустойки за неисполнение договора поручительства. ООО "С" предъявило встречный иск о признании договора поручительства незаключенным. Решением суда с ООО "Ф" взыскано 1943258 руб. долга и 194325,80 руб. неустойки; в иске к ООО "С" отказано; в удовлетворении встречного иска отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ФАС округа оставил судебные акты без изменения. Судебные акты мотивированы тем, что задолженность по оплате товара и неустойка за просрочку оплаты подлежат взысканию с ООО "Ф" как с покупателя по договору поставки. Основания для возложения ответственности на поручителя (ООО "С") отсутствуют, поскольку поручительство прекратилось в силу п. 1 ст. 367 ГК РФ. Оснований для признания договора поручительства незаключенным также не имеется. Между ООО "Т" (поставщик) и ООО "Ф" (покупатель) заключен договор от 08.04.2011 на поставку товара, наименование, количество, ассортимент, качество, цена, порядок, сроки оплаты, сроки (периоды) поставки, условия доставки которого указываются сторонами в документах (спецификациях, приложениях, заявках, письмах, счетах, товарных накладных), являющихся неотъемлемой частью договора. Цена товара устанавливается в рублях и фиксируется в согласованных сторонами документах, являющихся неотъемлемой частью договора, и действует в течение срока оплаты, указанного в согласованных сторонами документах. В случае поставки продукции на условиях отсрочки или рассрочки платежа она будет считаться поставленной на условиях коммерческого кредита. Согласно договору в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательств по договору сторона, право которой нарушено, вправе предъявить другой стороне требование об уплате неустойки (пеней) в размере 0,1% от суммы неисполненных (ненадлежаще исполненных) обязательств за каждый день просрочки. Протоколом согласования разногласий от 08.04.2011 стороны изменили редакцию некоторых пунктов договора. Пункт 4.1 изложен в следующей редакции: "Цена товара по настоящему договору устанавливается в рублях РФ и фиксируется в счете на оплату, составленном в соответствии с заявкой покупателя. Счет действителен в течение пяти банковских дней. В случае неоплаты в указанный срок счет аннулируется". Пункт 4.3 изложен в следующей редакции: "Порядок оплаты согласовывается сторонами в заявке. Отсрочка платежа предоставляется на 30 календарных дней. В пределах данного срока проценты за пользование коммерческим кредитом не начисляются. Отсрочка платежа, товарный кредит предоставляются на поставку партии товара на сумму, не превышающую 2200000 рублей с учетом НДС". Пункт 5.1 дополнен словами: "...но не более 10 процентов от суммы неисполненных обязательств". Кроме того, между ООО "Т" (кредитор), ООО "Ф" (должник) и ООО "С" (поручитель) заключен договор поручительства, по условиям которого поручитель принял солидарную с должником ответственность за неисполнение либо ненадлежащее исполнение договора поставки. Поручитель ознакомлен со всеми условиями договора поставки и согласен отвечать за неисполнение должником его обязательств полностью, в том числе по уплате неустойки (штрафа, пеней), убытков, процентов за пользование чужими денежными средствами, и нести иную ответственность. Поручитель обязуется на следующий рабочий день после получения письменного требования кредитора исполнить свои обязательства путем перечисления денежных средств кредитору в сумме, покрывающей объем требований кредитора. Договором поручительства предусмотрена ответственность поручителя за нарушение срока оплаты, оговоренного в договоре, в виде уплаты пеней в размере 0,2% от просроченной суммы за каждый день просрочки. Покупатель и поручитель входили в одну группу строительных компаний, находились по одному адресу, генеральный директор ООО "С" являлся единственным участником ООО "Ф" со 100-процентной долей в уставном капитале. Протоколом согласования разногласий к договору поставки от 05.05.2011 поставщик и покупатель оставили п. п. 4.1 и 4.3 договора поставки в первоначальной редакции (до подписания протокола согласования разногласий от 08.04.2011). В сентябре 2011 года ООО "Т" поставило ООО "Ф" металлопродукцию на общую сумму 1943258 руб., которая была принята покупателем без претензий по количеству и качеству. Однако оплату за отгруженную продукцию поставщик не получил. Претензии, направленные ООО "Т" в адрес ООО "Ф" и ООО "С", оставлены без ответа и удовлетворения. Суды признали обоснованными требования поставщика к ООО "Ф", отклонив требования к ООО "С" в связи с отсутствием оснований для привлечения поручителя к ответственности. При этом суды сослались на то, что стороны после заключения договора поручительства согласовали новый протокол разногласий к договору поставки, отменив фиксированную длительность отсрочки платежа и сняв ограничения суммы, на которую товар может быть отгружен покупателю с отсрочкой оплаты. Тем самым, по мнению судов, увеличен объем ответственности поручителя и возникли неблагоприятные для него последствия в виде возможности получения покупателем неограниченного количества товара без оплаты. Согласие поручителя на изменение данных условий договора в деле отсутствует, следовательно, поручительство прекратилось в силу п. 1 ст. 367 ГК РФ. Встречный иск ООО "С" о признании договора поручительства незаключенным отклонен со ссылкой на то, что в договоре прямо указано на принятие поручителем ответственности за неисполнение должником обязательств полностью, то есть в том объеме, в котором оно возникнет к моменту предъявления требования к поручителю. В соответствии с п. 1 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без его согласия. ООО "Т" заявлены требования на общую сумму 2154684,11 руб., то есть в пределах согласованного объема ответственности поручителя (2200000 руб.), что было предусмотрено протоколом согласования разногласий от 08.04.2011. По договору поставки в редакции протокола разногласий от 08.04.2011 ООО "Ф" предоставлялась отсрочка платежа на 30 календарных дней. Измененная редакция договора поставки срока оплаты товара не предусматривает, то есть расчет за товар должен быть произведен в соответствии с п. 1 ст. 486 ГК РФ (непосредственно до или после передачи товара). Последняя партия товара поставлена ООО "Ф" 08.09.2011. Претензия предъявлена 23.12.2011 (с учетом отсрочки платежа). То есть фактически требования к поручителю заявлены в соответствии с первоначальными договоренностями. Таким образом, доводы судов об увеличении ответственности ООО "С" и возникновении для него неблагоприятных последствий в связи с изменением обязательств являются неверными. Довод о том, что ООО "С" не было ознакомлено с изменением условий договора поставки, опровергается материалами дела, из которых видно, что оно не могло не знать об изменении договора поставки и пределов своей ответственности, но не выразило несогласия с этими изменениями. Следовательно, вывод о том, что поручительство прекратилось в силу п. 1 ст. 367 ГК РФ, сделан без достаточных оснований. Аналогичный подход к рассмотрению подобных дел соответствует позиции, сформулированной в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством", а также сложившейся практике арбитражных судов. Президиум ВАС РФ отменил в части судебные акты по делу и взыскал с ответчиков в солидарном порядке сумму долга и неустойку, с ООО "С" взыскал 17100,31 руб. неустойки за неисполнение договора поручительства, в остальной части судебные акты оставил без изменения.

Постановление от 9 июля 2013 г. N 2423/13

ООО "Ю" обратилось с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Региональной службы государственного строительного надзора о привлечении к ответственности по ч. 4 ст. 19.5 КоАП РФ. Решением суда в удовлетворении требования отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ООО "Ю" имеет разрешение на строительство 78-квартирного жилого дома и является застройщиком, привлекающим денежные средства граждан по договорам участия в долевом строительстве для финансирования строительства (создания) многоквартирного дома. Им заключено 75 договоров участия в долевом строительстве. В ходе камеральной проверки показателей отчетности ООО "Ю" за III квартал 2011 года административный орган установил, что в нарушение п. 2 ч. 4 ст. 4 и ст. 6 ФЗ от 30.12.2004 N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ" в отчетности застройщика условия продления срока передачи объектов долевого строительства участникам долевого строительства, предусмотренного договорами, определены следующим образом: "Указанный срок может быть продлен на 6 месяцев застройщиком в одностороннем порядке, но не позднее чем за два месяца до истечения срока завершения строительства". Аналогичная формулировка содержалась в договоре участия в долевом строительстве от 23.09.2010 и других договорах с участниками долевого строительства. Административным органом 22.12.2011 было выдано предписание, согласно которому ООО "Ю" в соответствии со ст. 6 Закона N 214-ФЗ должно было заключить со всеми участниками долевого строительства дополнительные соглашения о внесении изменения в договоры участия в долевом строительстве, а также в срок до 01.03.2012 представить копии этих соглашений с отметкой о регистрации в Росреестре. Письмом от 29.02.2012 ООО "Ю" уведомило службу, что направило всем участникам долевого строительства уведомления и дополнительные соглашения о продлении срока ввода объекта в эксплуатацию до 30.06.2012, а также сообщило, что из 75 участников долевого строительства только 49 получили уведомления, 26 уведомлений вернулись в адрес общества как не полученные адресатами, следовательно, 26 участников долевого строительства оказались не уведомлены о включении в договоры не соответствующего закону пункта. По факту невыполнения ООО "Ю" в установленный срок предписания от 17.04.2012 в отношении него составлен протокол об административном правонарушении, оно привлечено к ответственности по ч. 4 ст. 19.5 КоАП РФ в виде штрафа в размере 100000 руб. Вынесенное административным органом в пределах своей компетенции предписание презюмируется законным, пока иное не будет установлено вступившим в законную силу решением суда по заявлению лица, оспорившего его. Согласно ч. 6 ст. 23 Закона N 214-ФЗ лицо, осуществляющее привлечение денежных средств граждан для строительства, которому направлено предписание контролирующего органа в соответствии с п. 6 ч. 5 ст. 23 этого Закона, в течение трех месяцев со дня направления предписания вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании его незаконным. Предписание ООО "Ю" не обжаловалось, с заявлением о продлении срока его действия оно не обращалось, в связи с чем предписание подлежало обязательному исполнению в установленный срок. По мнению суда, факт невыполнения в установленный срок предписания подтверждается материалами дела, что свидетельствует о наличии в действиях общества состава правонарушения. Суд апелляционной инстанции отклонил довод ООО "Ю" о неисполнимости предписания в связи с невозможностью понуждения дольщиков к заключению и регистрации дополнительных соглашений об изменении договоров. Суды сочли, что принятые ООО "Ю" меры не в полном объеме соответствуют содержанию и смыслу предписания. По мнению судов, факт заключения и регистрации дополнительных соглашений с некоторыми из участников долевого строительства подтверждает реальность и исполнимость требований, изложенных в предписании. Кроме того, если для осуществления действий по заключению и регистрации соглашений было необходимо дополнительное время, общество имело возможность обратиться в административный орган с ходатайством о продлении срока исполнения предписания, однако не сделало этого. Составом правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 19.5 КоАП РФ, является невыполнение в установленный срок законного предписания органа, осуществляющего контроль и надзор в области долевого строительства многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости. Из данной нормы следует прямое указание на то, что предписание должно отвечать условию законности. Следовательно, существенным обстоятельством, подлежащим выяснению при рассмотрении дела об оспаривании постановления об административном правонарушении, является установление законности предписания, неисполнение которого вменялось обществу. От установления данного обстоятельства зависит разрешение вопроса о наличии либо отсутствии события правонарушения. Исполнимость предписания является другим важным требованием к этому виду ненормативного правового акта, поскольку предписание исходит от государственного органа, обладающего властными полномочиями, носит обязательный характер и для его исполнения устанавливается срок, за нарушение которого наступает административная ответственность. Исполнимость предписания следует понимать как наличие реальной возможности у лица, привлекаемого к ответственности, устранить в указанный срок выявленное нарушение. Суды не приняли во внимание то, что если строительство (создание) многоквартирного дома не может быть завершено в предусмотренный договором срок, ч. 3 ст. 6 Закона N 214-ФЗ обязывает застройщика направить участнику долевого строительства соответствующую информацию и предложение об изменении договора не позднее, чем за два месяца до истечения указанного срока. Согласно этой норме изменение предусмотренного договором срока передачи застройщиком объекта долевого строительства участнику долевого строительства осуществляется в порядке, установленном ГК РФ. При этом закон не обязывает застройщика заключать и регистрировать дополнительные соглашения о внесении соответствующих изменений в договоры с участниками долевого строительства. В силу ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. В данном случае застройщиком были приняты все зависящие от него меры по исполнению предписания - соответствующая информация и предложение об изменении договора направлены участникам долевого строительства. Следовательно, необходимый элемент состава правонарушения, а именно вина застройщика, отсутствует. Таким образом, застройщик не может быть привлечен к ответственности за неисполнение предписания, обязывающего его изменить договоры с участниками долевого строительства, поскольку изменение договоров в силу ст. ст. 1, 421, 450 ГК РФ зависит не только от воли застройщика, но и от согласия на такое изменение участников долевого строительства. Президиум ВАС РФ отменил судебные акты по делу и требование удовлетворил.

------------------------------------------------------------------

Название документа