К вопросу о структуре злоупотреблений правом

(Кодолов В. А., Бармина О. Н.) («Российская юстиция», 2014, N 2) Текст документа

К ВОПРОСУ О СТРУКТУРЕ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЙ ПРАВОМ

В. А. КОДОЛОВ, О. Н. БАРМИНА

Кодолов В. А., кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права Вятского государственного гуманитарного университета.

Бармина О. Н., секретарь судебного заседания Арбитражного суда Кировской области.

В статье изложены результаты исследований феномена «злоупотребление правом» с позиций его структуры и наступающих последствий, которые осуществлены на основе анализа судебной практики.

Ключевые слова: злоупотребление правом, добросовестность в правовом поведении, недобросовестное поведение, его виды и последствия.

The article presents the results of studying of the phenomenon of «the abusing of the law» in terms of its structure and the effects that are implemented on the basis of analysis of judicial practice.

Key words: the abusing of the law, the bona fides in the legal behavior, bad faith behavior, types and consequences.

Злоупотребление правом подобно вирусу, заносимому в организм правовой системы, и это обстоятельство учитывалось уже в древнем законодательстве. Например, в Законах XII таблиц имеется упоминание о дурной славе и позорных поступках и о злом и добром умысле говорится в Дигестах Юстиниана, т. е. данное злоупотребление было известно правовому опыту разных стран с древних времен <1>. ——————————— <1> Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран: В 2 т. / Под ред. К. И. Батыра и Е. В. Поликарповой. М.: Проспект, 2011. Т. 1. С. 152, 155 — 156.

По справедливому выражению Н. А. Бердяева, самым опасным злом является не очевидное зло, а то, которое «прикрыто ложью и обманом, когда соблазняет «добром» <2>, и требуется напряженный судейский труд, подобный труду археолога, для того, чтобы отыскать истину в хитросплетениях, создаваемых недобросовестными процессуальными сторонами. Например, судебной практикой, а не законодателем была выработана идея о том, что если о незаключенности договора заявляет сторона, которая приняла исполнение, но не предоставила встречного исполнения, то действия этой стороны представляют собой злоупотребление правом (например, Постановление Президиума ВАС РФ от 08.02.2011 N 13970/10). ——————————— <2> Бердяев Н. А. О человеке, его свободе и духовности: избранные труды / Ред. и сост. Л. И. Новикова и И. Н. Сиземская. М.: Московский психолого-социальный институт; Флинта, 1999. С. 89.

Действующее российское законодательство содержит определенный арсенал правовых средств по борьбе со злоупотреблением правом. В частности, Конституция РФ, предусматривая охрану прав потерпевших от злоупотреблений властью и обеспечение потерпевшим доступа к правосудию с компенсацией причиненного ущерба (ст. 52), гарантирует право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53); придавая земле и другим природным ресурсам статус основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории (п. 1 ст. 9), Конституция ограничивает свободу владения, пользования и распоряжения данными объектами рамками экологической безопасности и запретом нарушения прав и законных интересов иных лиц (п. 2 ст. 36); предусматривая свободу экономической деятельности (п. 1 ст. 8) она запрещает направлять ее на монополизацию и недобросовестную конкуренцию (п. 2 ст. 34) и т. д. Гражданский кодекс РФ, обязывая к добросовестному поведению субъектов правоотношений, запрещает извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (ст. 1). Определив основные виды злоупотребления правом, Гражданский кодекс РФ предусматривает санкции за эти злоупотребления (ст. 10); Семейный кодекс РФ предусматривает право ребенка на защиту от злоупотреблений со стороны родителей и лиц, их заменяющих (п. 2 ст. 56); Арбитражный процессуальный кодекс РФ предусматривает ряд неблагоприятных последствий для лиц, злоупотребляющих принадлежащими им процессуальными правами (ст. ст. 41, 111) <3> и т. д. ——————————— <3> Бармина О. Н. К вопросу о злоупотреблении процессуальными правами в арбитражном процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2012. N 10. С. 6 — 8.

Однако анализ законодательства, судебной и иной правовой практики и научных источников показал, что до сих пор нет четкого системного представления о структуре феномена «злоупотребление правами», а правовое регулирование данной сферы носит фрагментарный характер. Попытка системной выработки данной структуры позволила получить следующие результаты. Злоупотребление правами создает условия для превращения права в орудие бесправия. Поэтому правовые средства борьбы со злоупотреблениями правом являются обязательным элементом в любой отрасли права и должны стать обязательным условием при разработке концепций совершенствования данных отраслей. Например, в п. 1.1 Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, одобренной решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009, говорится о том, что «оценка содержания прав и обязанностей сторон правоотношений должна подчиняться принципу добросовестности», что позволит устранить причины возникновения злоупотреблений и условия, способствующие их возникновению. Или, когда суд, например, ссылаясь на п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 N 127, разъяснил, что применение судами положений ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации возможно при рассмотрении дела в любой из инстанций системы арбитражных судов (Постановление ФАС Московского округа от 14.03.2013 по делу N А40-84918/12-97-393). Ближе всего к решению проблемы предотвращения и пресечения злоупотреблений правами подошло гражданское законодательство, в котором выработаны положения, вполне применимые и в других отраслях российского законодательства, но при условии внесения изменений в отраслевое законодательство. Например, суд отклонил ссылку на ст. 10 ГК РФ в части недопущения злоупотребления правом, пояснив, что положения названной статьи ГК РФ распространяются на граждан и юридических лиц и не могут применяться к полномочиям государственного органа исполнительной власти (решение ВАС РФ от 16.04.2012 N ВАС-1113/12). Рассмотрим гражданско-правовой механизм борьбы со злоупотреблениями правом подробно и детально. 1. Гражданский кодекс РФ закрепил следующие принципиальные положения: а) при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно (п. 3 ст. 1 ГК РФ). В частности, судом было разъяснено, что «гражданское законодательство ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, и связывает поведение участников предпринимательской деятельности с указанными положениями. Данный принцип нашел свое отражение в ст. ст. 6 и 10 ГК РФ» (Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.11.2008 по делу N А14-1851/200791/2). Суд также разъяснил, что «гражданским законодательством закреплена презумпция разумности и добросовестности действий субъектов гражданского права. Неразумное и недобросовестное поведение приравнивается Гражданским кодексом к злоупотреблению правом» (Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.11.2012 по делу N А05-6091/2012). Ссылаясь на п. 1 ст. 1, п. 1 ст. 9, п. п. 1 и 3 ст. 10 ГК РФ, а также п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32, суд определил, что «общими требованиями к поведению участников гражданского оборота являются добросовестность и разумность их действий» (Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.12.2012 N 15АП-11148/2012 по делу N А53-2114/2008). Требования добросовестности, разумности и справедливости, предъявляемые к субъектам отношений, подпадающих под действие аналогии права, определяют характер поведения субъектов в период возникновения и существования данных отношений. «Добросовестность» означает фактическую честность субъектов в их поведении, «разумность» — осознание правомерности своего поведения, «справедливость» — соответствие поведения субъектов морально-этическим и нравственным нормам (например, Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.07.2009 по делу N А56-6942/2007; Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой: постатейный / Под ред. В. П. Мозолина, М. Н. Малеиной. М.: Норма, 2004); б) добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются (п. 5 ст. 10 ГК РФ). По мнению суда, исходя из п. 3 ст. 10 ГК РФ о презумпции добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений и общего принципа доказывания в арбитражном процессе, лицо, от которого требуются разумность или добросовестность при осуществлении права, признается действующим разумно и добросовестно, пока не доказано обратное. Бремя доказывания лежит на лице, утверждающем, что управомоченный употребил свое право исключительно во зло другому лицу (Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 09.11.2012 по делу N А41-27080/12), иначе говоря, на той стороне, которая связывает с указанным поведением правовые последствия (Постановление ФАС Поволжского округа от 31.01.2013 по делу N А72-8243/2008). При этом злоупотребление правом должно носить «явный и очевидный характер, при котором не остается сомнений в истинной цели совершения действий» (Постановление ФАС Уральского округа от 14.03.2013 N Ф09-714/13 по делу N А71-8362/12); в) никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК), что отражено, например, в Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 19.01.2011 по делу N А17-396/2010; г) недобросовестное поведение (злоупотребление) в зависимости от последствий структурировано в двух основных видах: — оно влечет за собой нарушение основ правопорядка без нарушения прав других лиц. В таких случаях применяются меры по восстановлению нарушенного правопорядка с применением к злоупотребляющим субъектам неблагоприятных для них последствий. Например, при умышленном совершении сделки с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, помимо ее ничтожности взыскивается в доход Российской Федерации все полученное ими по этой сделке (ст. 169 ГК); — оно влечет за собой, дополнительно к нарушению правопорядка, еще и нарушение прав других лиц. В таких случаях к злоупотребляющим субъектам дополнительно применяется еще одно неблагоприятное для них последствие в виде права потерпевших требовать возмещения причиненных этим убытков (п. 4 ст. 10 ГК); д) в зависимости от способа осуществления, недобросовестное поведение (злоупотребление) структурировано в четырех видах (п. 1 ст. 10 ГК): — шикана (осуществление гражданских прав с намерением причинить вред другому лицу). Например, судом были отклонены требования истца об обязании ответчика расторгнуть договоры с арендаторами, ведущими коммерческую деятельность, аналогичную коммерческой деятельности истца, и не заключать указанные договоры в дальнейшем в течение срока действия договоров с истцом, поскольку они представляли собой попытку причинить вред другому лицу, а также использования гражданских прав в целях ограничения конкуренции (Постановление ФАС Московского округа от 10.02.2010 N КГ-А40/15571-09 по делу N А40-26049/09-85-196); — действия в обход закона с противоправной целью. Так, судом определено, что не всякое нарушение закона со стороны органа управления юридического лица является злоупотреблением правом, а злоупотреблением являются лишь те действия, в результате которых сторона, хотя и действует формально законно, умышленно использует закон для получения неких преимуществ и отступа от принципа равенства всех перед законом (Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.10.2012 по делу N А68-12406/11); — использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке. Например, суд, ссылаясь на ст. 10 ГК РФ, а также п. 2 ст. 10 и п. 1 ст. 13 ФЗ «О защите конкуренции», разъяснил, что настаивание организации, занимавшей доминирующее положение, на предложенных ею условиях договора являлось злоупотреблением доминирующим положением в форме навязывания абоненту условий договора, прямо не предусмотренных действующим законодательством (Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.01.2012 N 18АП-13340/2011 по делу N А34-3427/2011); — иное недобросовестное осуществление гражданских прав. Например, в одном случае суд, ссылаясь на ст. 10 ГК РФ, пришел к выводу о том, что «в ходе рассмотрения дела по существу суд первой инстанции установил другое: «что строительство дома на спорном земельном участке было начато в 1999 году, проектирование и межевание земельного участка осуществлено в 2004 году. В акте установления и согласования границ земельного участка от 04.02.2004 главный лесничий Костромского лесхоза Губанов Д. Н. указал на несогласие с границами земельного участка, так как они подпадают под земли лесного фонда, однако никаких мер по устранению допущенных нарушений не принимал. На спорном земельном участке построен и эксплуатируется двухквартирный жилой дом. С момента строительства и до обращения с заявлением в суд государственные органы, уполномоченные на проведение контроля за использованием земель лесного фонда, не предпринимали каких-либо действий по пресечению строительства на спорном земельном участке, контроль за использованием земель лесного фонда осуществлялся безразлично и недобросовестно. При таких обстоятельствах суд посчитал, что, оспаривая постановление администрации, Департамент злоупотребляет правом, и на основании п. 2 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации правомерно отказал в удовлетворении заявленных требований» (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 26.08.2010 по делу N А31-1415/2009: в удовлетворении заявления о признании незаконным постановления администрации муниципального образования о предоставлении земельного участка в аренду для эксплуатации жилого дома отказано правомерно, в связи с пропуском заявителем трехмесячного срока на подачу данного заявления и в связи с отсутствием уважительных причин пропуска данного срока). 2. Анализ положений ГК РФ позволяет сделать ряд выводов для правильного понимания критериев злоупотреблений правом в целях предотвращения правоприменительных ошибок. Злоупотребления, в частности, имеют юридическое значение лишь при осуществлении права, и оно сопряжено с нарушением установленных в ст. 10 ГК РФ пределов осуществления гражданских прав. Так, по мнению суда, из содержания п. 1 ст. 10 ГК РФ следует, что под злоупотреблением правом понимается особый вид правонарушения, совершаемого управомоченным лицом при осуществлении принадлежащего ему гражданского права и сопряженного с нарушением установленных в ст. 10 ГК РФ пределов осуществления гражданских прав, причиняющего вред третьим лицам или создающего условия для наступления вреда (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.08.2010 по делу N А56-67454/2009). В другом случае судом определено, что действия в пределах предоставленных прав, но причиняющие вред другим лицам, являются недозволенными (неправомерными) и признаются злоупотреблением правом. При этом основным признаком наличия злоупотребления правом является намерение причинить вред другому лицу, намерение употребить право во вред другому лицу (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.04.2012 по делу N А79-5165/2011). Нельзя квалифицировать злоупотреблениями ситуации, которые сложились помимо воли субъектов, ущемляющих права потерпевших, и если эти ситуации представляют собой случайное стечение обстоятельств. Наконец, злоупотребление правом проявляется и в выборе способа защиты потерпевшими своих прав, нарушаемых другими лицами, однако при ссылке на необходимость применения к рассматриваемым отношениям нормы п. 2 ст. 10 ГК РФ суд оценивает предпринятые действия лица, заявившего о злоупотреблении правом второй стороной, по защите своих прав. Например, суд, анализируя положения ст. ст. 10, 12 ГК РФ, пришел к выводу о том, что лицо, чьи права нарушены, вправе самостоятельно избрать способ защиты, однако это не должно привести к нарушению прав иных лиц (Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.01.2012 N 17АП-13650/2011-ГК по делу N А50-13549/2011). Суд разъяснил, что в ст. 10 ГК РФ предусмотрен общий ограничитель усмотрения правообладателя при осуществлении своих гражданских прав — запрет злоупотребления правом. Под злоупотреблением правом следует понимать осуществление гражданами и юридическими лицами своих прав с причинением (прямо или косвенно) вреда другим лицам. Злоупотребление связано не с содержанием права, а с его осуществлением, т. к. при злоупотреблении правом лицо действует в пределах предоставленных ему прав, но недозволенным образом (Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.10.2012 по делу N А68-1448/2012), т. е. осуществление прав недозволенным способом, в то время как право на обращение в суд, арбитражный суд или третейский суд закреплено в ст. 11 ГК РФ, ст. 4 АПК РФ и ст. 3 ГПК РФ (Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.02.2013 N 18АП-13926/2012 по делу N А76-13826/2011). По другому делу суд указал, что, поскольку ответчик сам не предпринял разумно необходимых действий для защиты своих прав, содержащийся в апелляционной жалобе довод о необходимости применения к рассматриваемым отношениям нормы п. 2 ст. 10 ГК РФ судом был отклонен (п. 7 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.11.2008 N 127 «Обзор практики применения арбитражными судами ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации»). Таким образом, изложенные выше данные позволяют сделать следующие выводы. 1. Злоупотребление правом представляет собой структурное явление, в котором выделяются четыре способа недобросовестного поведения субъектов правоотношений (шикана, обход закона, монополизм и иные недобросовестные действия) и два вида последствий такого поведения (влекущие или не влекущие нарушение прав других лиц). 2. Злоупотребление правом реализуется, как правило, не посредством нарушения правовых норм, а вредоносным способом реализации данных норм.

Список использованной литературы

1. Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран: В 2 т. / Под ред. К. И. Батыра и Е. В. Поликарповой. М.: Проспект, 2011. Т. 1. 2. Бердяев Н. А. О человеке, его свободе и духовности: избранные труды / Ред. и сост. Л. И. Новикова и И. Н. Сиземская. М.: Московский психолого-социальный институт; Флинта, 1999. 3. Бармина О. Н. К вопросу о злоупотреблении процессуальными правами в арбитражном процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2012. N 10.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *