Смешанный договор в обход закона

(Уралова А. А.) («Юрист», 2014, N 3) Текст документа

СМЕШАННЫЙ ДОГОВОР В ОБХОД ЗАКОНА

А. А. УРАЛОВА

Уралова Алена Аркадьевна, преподаватель кафедры гражданского права и процесса Иркутского юридического института (филиала) Российской правовой академии Минюста России.

В статье рассматривается вопрос о возможности заключения смешанного договора в обход закона. Выводы автора сделаны не только на основании анализа понятия «обход закона» с приведением существующих точек зрения, но и на основании формулировки п. 3 ст. 421 ГК РФ.

Ключевые слова: смешанный договор, обход закона, проект ГК РФ, злоупотребление правом.

Mixed contract in «evasion of law» A. A. Uralova

Uralova Alyona Arkad’evna, teacher of the chair of civil law and procedure of Irkutsk law institute (branch) of Russian law academy attached to the Ministry of justice of the Russian Federation.

The article discusses the possibility of a mixed contract «evasion of law». The author’s conclusions are made not only on the basis of analysis of the concept of «evasion of law» to bringing the existing points of view, but based on the wording of paragraph 3 of Art. 421 of the Russian Civil Code.

Key words: mixed contract; evasion of law; the project of the Russian Civil Code; abuse of the right.

Во втором предложении п. 3 ст. 421 ГК РФ <1> закреплено, что к отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора. ——————————— <1> Гражданский кодекс РФ (часть первая): принят Государственной Думой РФ 21 октября 1994 г. N 51-ФЗ // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

Из буквального толкования данных положений следует, что стороны могут своим соглашением исключить применение к их отношениям любых норм гражданского законодательства. Например, соответствующих императивных норм, содержащихся в законодательстве о защите прав потребителей, о защите конкуренции и т. д. Отсюда становится правомерным вопрос, существуют ли пределы подобному «высвобождению» из-под действия норм гражданского права. По мнению М. И. Брагинского, в исследуемом п. 3 ст. 421 ГК РФ законодатель допустил некоторую неточность, фактически позволив сторонам договора своей волей парализовать действие императивных норм договорного права, содержащихся в части второй ГК РФ <2>. ——————————— <2> Брагинский М. И. Основы учения о непоименованных (безымянных) и смешанных договорах. М.: Статут, 2007. С. 59 — 60.

Отсутствие правовых гарантий в виде императивных норм обязательственного права всегда приводит не к свободе всех участников оборота, а лишь к установлению диктата экономически сильного субъекта. По крайней мере для экономически слабой стороны это явно будет обременительным. Особенно широки возможности для злоупотреблений посредством конструкции смешанного договора в предпринимательской сфере, тем более когда договор фактически заключается путем присоединения к нему (п. 3 ст. 428 ГК РФ). Д. В. Огородов и М. Ю. Челышев полагают, что в отмеченных условиях целесообразно применять исследуемую норму ограничительно и во взаимосвязи с п. 1 ст. 422 ГК РФ, не допуская отступления от соответствующих императивных правил договорного права. Свобода от сравнительно четких рамок нормативного регулирования системы поименованных договоров должна быть предоставлена лишь непоименованным договорам. Именно они (а не смешанные договоры) могут основываться лишь на общих положениях об обязательствах и аналогии права. Значение п. 3 ст. 421 ГК РФ должно пониматься иначе и заключаться в том, чтобы в известном смысле стабилизировать договорную практику и правоприменение. Ее цель — создание законодательного стержня для областей договорной практики, нуждающихся в гибких новых формах <3>. ——————————— <3> Огородов Д. В., Челышев М. Ю. Смешанный договор и вопросы теории правового регулирования // Законодательство и экономика. 2007. N 3.

На основании вышеизложенного думается, что формулировку второго предложения п. 3 ст. 421 ГК РФ можно назвать одной из предпосылок для использования конструкции смешанного договора в обход закона. Рассмотрим, что собой представляет понятие «обход закона». Теория обхода закона уходит корнями в римское право. В древнеримских источниках указывалось, что поступает против закона и тот, кто совершает запрещенное законом, и тот, кто, внешне следуя букве закона, обходит его смысл <4>. В России дореволюционного периода юристы также упоминали о проблеме обхода закона, как правило, в контексте отдельных ситуаций без анализа его признаков и без приведения его определений. Обход закона чаще всего отождествлялся с обманом, притворностью и мнимостью. В частности, данный вопрос был затронут в трудах таких ученых, как Д. И. Мейер, Н. Л. Дювернуа, Ю. С. Гамбарова, Г. Ф. Дормидонтова и т. д. <5>. ——————————— <4> Цит. по: Муранов А. И. Попытка внедрения в Гражданский кодекс РФ понятия «обход закона» и российская адвокатура // Адвокат. 2011. N 4. С. 6. <5> Суворов Е. Д. Обход закона. Сделка, оформляющая обход закона. М.: Издательский дом В. Ема, 2008. С. 7 — 12.

В советский период поводом для обсуждения послужило то, что тогда впервые понятие «обход закона» получило закрепление на законодательном уровне. В ст. 30 ГК РСФСР 1922 г. <6> указывалось, что сделки, совершенные в обход закона, признавались ничтожными. Затем в ГК РСФСР 1964 г. <7> подобное основание недействительности уже отсутствовало. На сегодняшний день данное понятие больше распространено в научной литературе, так как не закреплено в действующих нормативных правовых актах. ——————————— <6> Гражданский кодекс РСФСР: утвержден ВЦИК РСФСР 31 октября 1922 г. (утратил силу) // Свод узаконений РСФСР. 1922. N 71. Ст. 904. <7> Гражданский кодекс РСФСР: утвержден Верховным Советом РСФСР 11 июня 1964 г. (утратил силу) // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. N 24. Ст. 407.

В результате работы по совершенствованию гражданского законодательства в ст. 10 ГК РФ «Пределы осуществления гражданских прав» были внесены изменения, согласно которым совершение действий в обход закона следует признавать одной из форм злоупотребления правом. Тем самым была расширена сфера применения данной категории (так как речь идет не только о сделках в обход закона, но и о любых иных действиях) и изменено ее историческое место среди недействительных сделок. В п. 1 ст. 10 ГК РФ говорится, что «действия в обход закона не допускаются». Следовательно, основанные на них права злоупотребившей стороны могут быть судом не признаны и не защищены. Кроме того, на основании новой редакции ст. 168 ГК РФ данную сделку можно признать ничтожной как противоречащую публичным интересам либо как нарушающую права и охраняемые законом интересы третьих лиц. Указанные нововведения вызвали неоднозначную реакцию в научных кругах. Одни поддерживают идею о целесообразности такого предложения, мотивируя это опытом западных стран, потенциальным усилением влияния судебной власти и возрастанием значимости публичных интересов по сравнению с частными <8>. Другие настаивают на ошибочности такого внедрения в связи с увеличением возможностей для «судейского произвола» при толковании такой «каучуковой» (абстрактной) категории, как «обход закона». В качестве аргумента А. И. Муранов справедливо предлагает обратиться к поисковым системам «Яндекс» или «Google», чтобы убедиться в том, насколько многозначно словосочетание «обход закона» и в каких только ситуациях оно не используется (недаром один из немецких авторов назвал эти слова «выражением дилетантов») <9>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография М. И. Брагинского, В. В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное). —————————————————————— <8> К числу сторонников возвращения обхода закона в лоно Гражданского кодекса РФ относятся В. В. Витрянский, А. Егоров (см.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: Общие положения. М., 1998. С. 661 — 663; Егоров А. Обход закона: специальная норма, не более того // Ведомости. 2011. N 95(2861). С. 4). <9> Муранов А. И. Попытка внедрения в Гражданский кодекс РФ понятия «обход закона» и российская адвокатура // Адвокат. 2011. N 4. С. 5 — 9. А. И. Муранов создал тематический сайт: www. obhodu-zakona. net. См. также: Абова Т. Е. Альтернативные формы разрешения споров нужны для удобства сторон, а не ради снижения нагрузки на судей // Арбитражная практика. 2011. N 3. С. 13.

Несмотря на такое противостояние, появление категории «обход закона» в проекте ГК РФ уже является поводом для того, чтобы задуматься о возможных перспективах, в частности, в контексте заключения смешанных договоров. Вопрос о понятии «обход закона» относится в доктрине к числу дискуссионных. По мнению Е. Д. Суворова, обход закона — это сделка, экономическая (хозяйственная), цель которой противоречит цели закона, но не самому закону. Автор, суммировав существующие в литературе подходы о понятии «обход закона», выделяет следующие часто повторяющиеся признаки <10>: ——————————— <10> А. И. Муранов выделяет иные признаки обхода закона: многозначность, амбивалентность и эмоциональная окраска (см.: Муранов А. И. О понятии «обход закона» в проекте изменений в ГК РФ. URL: http://www. obhodu-zakona. net (дата обращения: 05.03.2012)).

1) обход закона представляет собой действие, нарушающее закон при его толковании не по букве, а по смыслу; 2) обход закона представляет собой правонарушение, отличительный признак которого состоит в маскировке под правомерное действие; 3) обход закона представляет собой формально правомерное действие, результат (цель <11>) которого состоит в противоречии с законом. ——————————— <11> Под целью в данном контексте, как правило, понимают вовсе не цель сделки как непосредственный результат, на который такая сделка направлена, а цель, «лежащую за пределами сделки», цель, наличием которой вообще вызвана к жизни данная сделка (см.: Суворов Е. Д. Обход закона. Сделка, оформляющая обход закона. М.: Издательский дом В. Ема, 2008. С. 27).

Все вышеуказанные признаки мы можем наблюдать при заключении смешанного договора, формально соответствующего второму предложению п. 3 ст. 421 ГК РФ, но содержащего в себе положения, противоречащие смыслу закона. Именно смыслу, а не непосредственно нормам закона, регулирующим элементы разных договоров в составе смешанного. Так как сторонам легально предоставлено право своим соглашением исключить применение соответствующих норм, в том числе и императивных. Следовательно, нынешняя редакция п. 3 ст. 421 ГК РФ предоставляет возможность сторонам использовать конструкцию смешанного договора в обход закона, что не способствует стабильности гражданского оборота в целом. Это ставит под удар интересы добросовестной стороны в случае возникновения спора, поскольку согласно предлагаемой редакции проекта ГК РФ существует риск признания такого договора ничтожным. Подводя итоги, согласимся с тем, что во избежание злоупотреблений данную норму следует толковать ограничительно, соблюдая императивные нормы гражданского законодательства, регулирующие элементы договоров, входящих в состав смешанного договора.

ЛИТЕРАТУРА

1. Абова Т. Е. Альтернативные формы разрешения споров нужны для удобства сторон, а не ради снижения нагрузки на судей // Арбитражная практика. 2011. N 3. 2. Муранов А. И. О понятии «обход закона» в проекте изменений в ГК РФ. URL: http://www. obhodu-zakona. net (дата обращения: 05.03.2012). 3. Брагинский М. И. Основы учения о непоименованных (безымянных) и смешанных договорах. М.: Статут, 2007. 4. Муранов А. И. Попытка внедрения в Гражданский кодекс РФ понятия «обход закона» и российская адвокатура // Адвокат. 2011. N 4. 5. Огородов Д. В., Челышев М. Ю. Смешанный договор и вопросы теории правового регулирования // Законодательство и экономика. 2007. N 3. 6. Суворов Е. Д. Обход закона. Сделка, оформляющая обход закона. М.: Издательский дом В. Ема, 2008.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *