Солидарные обязательства в российском гражданском праве

(Шевченко Г. Н.) («Журнал российского права», 2014, N 2) Текст документа

СОЛИДАРНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

Г. Н. ШЕВЧЕНКО

Шевченко Галина Николаевна, профессор кафедры административного и таможенного права Владивостокского филиала Российской таможенной академии, доктор юридических наук, профессор.

Рассматриваются проблемы понятия солидарных обязательств и их виды. Особое внимание уделяется рассмотрению солидарных обязательств, возникающих при совместном причинении вреда. Анализируются регрессные обязательства и суброгация как способы окончательного урегулирования отношений между содолжниками после расчета с кредитором. Регрессные обязательства рассматриваются как вид охранительных правоотношений.

Ключевые слова: солидарные обязательства, причинение вреда, регрессные обязательства, суброгация, поручительство.

Solidary obligations in the Russian civil law G. N. Shevchenko

Comprehension’s of joint obligations problems and their types are considered in the article. Special attention is paid to joint obligations arising in case of joint damnification. The recourse liabilities and subrogation as ways of relationships between joint debtors after account with the creditor final settlement are analysed. The recourse liabilities are regarded as a types protective legal relations.

Key words: joint obligations, damnification, recourse liabilities, subrogation, surety.

Обязательства с множественностью лиц подразделяются на долевые, солидарные и субсидиарные. Наибольший интерес вызывают солидарные обязательства, которые возникают в случаях, предусмотренных законом, а также договором. Случаев законной солидарности обязательств много, и их число растет <1>. ——————————— <1> Подробнее см.: Агарков М. М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. Т. 1. М., 2002. С. 440.

В. А. Белов предпринял попытку определить случаи законной солидарности в действующем российском гражданском законодательстве и, более того, их систематизировать, выделив девять видов законной солидарности долгов: универсальных правопреемников по долгам правопредшественников; участников коммерческих организаций; подписантов ордерных ценных бумаг по обязательствам, удостоверенным этими бумагами; лиц, совместно проживающих в определенном жилом помещении по обязательствам, возникающим из пользования этим помещением; поручителя и должника, а также лиц, совместно давших поручительство или страховое обязательство, по обязательству, обеспеченному поручительством, или обязательству страховой выплаты; лизингодателя и продавца имущества, сданного в лизинг; подрядчика при неделимости предмета обязательства; пользователя (лицензиата) и правообладателя (лицензиара) по договорам, связанным с выдачей лицензии на право использования товарного знака, по требованиям к пользователю как изготовителю товаров; лиц, совместно причинивших вред <2>. ——————————— <2> См.: Белов В. А. Солидарность обязательств (общее учение и отдельные осложняющие моменты — альтернативность, обеспечение, перемена лиц, прекращение) // Практика применения общих положений об обязательствах: Сб. ст. М., 2011. С. 57 — 58.

Со времен римского права множественность лиц в обязательстве подразделяется на активную и пассивную в зависимости от того, существуют ли в обязательстве несколько кредиторов или несколько должников, а также смешанную — активно-пассивную. Случаев пассивной множественности (на стороне должника) в законодательстве значительно больше, чем случаев активной множественности (на стороне кредитора). Обязательства, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности, характеризуются как пассивной, так и активной солидарностью. Определенную специфику имеют предусмотренные ГК РФ случаи пассивной солидарности при неделимости предмета обязательства, а также случаи пассивной солидарности в обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. При этом если в отношении солидарных обязательств действует общее правило, согласно которому они возникают только в случаях, прямо предусмотренных законом или договором (так, Г. Ф. Шершеневич писал: «По нашему законодательству солидарность в отношении, имеющем несколько участников, вообще не предполагается, пока не будет прямо установлена соглашением или волей законодателя») <3>, то в отношении обязательств с множественностью лиц в предпринимательской деятельности установлено иное правило: обязательство считается солидарным, если законом, иными правовыми актами или условиями обязательства не предусмотрено иное (ст. 322 ГК РФ). ——————————— <3> Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995. С. 276.

Причинами введения солидарности в российском законодательстве В. А. Белов считает, во-первых, совместный характер деятельности определенных лиц, ставших основанием возникновения обязательства, — потенциальных солидарных содолжников или сокредиторов и, во-вторых, их однородное правовое положение. Под однородным правовым положением он понимает однородность правового положения универсальных правопреемников граждан и юридических лиц (при наследовании и реорганизации) <4>. К этому перечню следует добавить стремление законодателя упрочить положение слабой стороны — кредитора в деликтных обязательствах. ——————————— <4> См.: Белов В. А. Солидарность обязательств (общее учение и отдельные осложняющие моменты — альтернативность, обеспечение, перемена лиц, прекращение). С. 58 — 59.

Традиционно считается, что пассивные солидарные обязательства предоставляют кредитору наибольшие возможности при требовании исполнения обязательства. «Такие обязательства весьма выгодны кредиторам, так как существенно повышают их возможности полного удовлетворения своих требований. Но они значительно ухудшают положение должников, любой из которых независимо от оснований и реального размера своего участия в солидарном обязательстве может быть обязан к его полному возмещению» <5>. Это действительно так, поскольку пассивное солидарное обязательство предоставляет кредитору право требовать исполнения обязательства от любого из солидарных содолжников. Если должник, к которому обратился кредитор, не исполнил обязательство полностью, кредитор может требовать недополученное исполнение с других должников. Должник, исполнивший обязательство в части, продолжает считаться обязанным до тех пор, пока обязательство не будет исполнено полностью. Кредитор вправе обратить взыскание на имущество любого из содолжников без соблюдения очередности и объяснения причин выбора того или иного должника, что позволяет ему обращаться не к недобросовестным и неплатежеспособным должникам, а к лицам, уже уплатившим ему долг, исправным и добросовестным должникам в регрессном порядке. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник «Российское гражданское право: В 2 т. Обязательственное право» (том 2) (отв. ред. Е. А. Суханов) включен в информационный банк согласно публикации — Статут, 2011 (2-е издание, стереотипное). —————————————————————— <5> Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. 2: Обязательственное право / Отв. ред. Е. А. Суханов. М., 2010. С. 52.

При активной солидарности определенные, хотя гораздо менее значимые преимущества, предоставляются должнику, который может исполнить обязательство любому из кредиторов, находящемуся в надлежащее время в надлежащем месте платежа. Специфическим случаем солидарной ответственности является предусмотренная ст. 363 ГК РФ ответственность поручителя: при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. Несмотря на то что законодатель прямо использует понятие солидарной ответственности должника и поручителя, возникают сомнения в таковом ее характере. Солидарная ответственность — это ответственность нескольких лиц, которые выступают должниками по одному и тому же обязательству; в отношениях, связанных с поручительством, существует два обязательства, одно из которых имеет основной характер, а другое — акцессорный, обеспечивая исполнение первого обязательства. И. Б. Новицкий писал, что, «получается как бы два слоя обязательственных отношений: первый слой — основное обязательство между кредитором и главным должником и в качестве придатка к этому основному обязательству второй слой — обязательство из договора поручительства (между тем же кредитором и поручителем)» <6>. Моменты возникновения основного обязательства и обязательства поручителя могут не совпадать. К тому же ответственность поручителя отнюдь не тождественна ответственности должника, что наиболее ярко проявляется при обеспечении поручительством неденежных обязательств, кроме того, ответственность поручителя может быть меньшей по сравнению с ответственностью основного должника. В основании ответственности главного должника лежит неисполнение или ненадлежащее исполнение им своего обязательства, т. е. правонарушение; основанием ответственности поручителя является принятое им обязательство отвечать за действия основного должника, что само по себе не является правонарушением. Поручитель отвечает за неправомерные действия основного должника, выразившиеся в неисполнении или ненадлежащем исполнении последним своего обязательства, это в определенной степени сближает ответственность поручителя с ответственностью за действия третьих лиц, условием наступления которой является противоправное поведение третьего лица, а не лица, несущего ответственность. ——————————— <6> Новицкий И. Б. Общее учение об обязательстве // Избранные труды по гражданскому праву. Т. 1. М., 2006. С. 300.

Солидарность в отношениях по поручительству весьма своеобразна и проявляется только в том, что кредитор по основному обязательству имеет право предъявлять требование к поручителю независимо от того, предъявлял он требование к основному должнику или нет. Последствия исполнения поручителем своего солидарного с основным должником обязательства существенно отличаются от последствий исполнения солидарным должником обязательства по общим правилам о солидарной ответственности, влекущих возникновение солидарных обязательств. Поручитель, исполнивший обязательство основного должника, вправе взыскать с последнего уплаченное в полном размере, в то время как должник, несущий совместно с поручителем солидарную или в случаях, предусмотренных законом или договором, субсидиарную ответственность, не вправе ничего взыскать с поручителя. Это можно объяснить тем, что основной должник исполняет свое обязательство, а не обязательство поручителя. Более того, отношения, возникающие в связи с исполнением обязательства поручителем, а не основным должником, нельзя рассматривать как регрессные, здесь налицо суброгация. Несмотря на то что в ГК РФ закреплено понятие суброгации, в юридической литературе вопрос о соотношении права регресса и суброгации, представляющий несомненный теоретический и практический интерес, не получил однозначного решения <7>. ——————————— <7> Подробнее см.: Белов В. А. Суброгация // Очерки по торговому праву. Вып. 7. Ярославль, 2000. С. 94 — 95.

Представляется, что наиболее точное определение понятия суброгации, а также отграничение ее от регрессного обязательства было осуществлено еще в 1976 г. В. А. Мусиным, рассматривающим суброгацию как специфический феномен, заключающийся в переходе к лицу, которое в силу обязательства перед кредитором другого лица исполнило обязанность последнего, права кредитора, корреспондирующего с исполненной обязанностью <8>. ——————————— <8> См.: Мусин В. А. Суброгация в советском праве // Советское государство и право. 1976. N 7. С. 126 — 130. См. также: Калпин А. Г. Споры, связанные с торговым мореплаванием // Научно-практический комментарий арбитражной практики. М., 1971. Вып. 4. С. 109 — 112.

Основное отличие регрессного требования от суброгации заключается в том, что регрессное обязательство имеет самостоятельный характер. Это — новое обязательство, возникающее на основании исполнения будущим регредиентом первоначального обязательства за или по вине регрессата, в связи с чем у регредиента возникает новое требование по отношению к регрессату. Требование регредиента основывается на обязательстве, которое существовало между ним и регрессатом еще до возникновения регрессного требования, и именно его исполнение регредиентом порождает регрессное требование. При суброгации происходит замена не только кредитора, но и содержания первоначального требования, т. е. налицо сингулярное правопреемство, которое в отличие от цессии возникает на основании закона и не требует договорного оформления. Статья 387 ГК РФ рассматривает суброгацию как переход прав кредитора к другому лицу на основании закона. У кредитора по основному обязательству существуют два права требования, направленные на исполнение одного и того же обязательства: по отношению к должнику и по отношению к поручителю. Исполнение, полученное кредитором от должника, означает, что, поскольку основное обязательство исполнено и обеспечивать уже нечего, право требования по отношению к поручителю отпадает. Если же взыскание долга произведено с поручителя, то к последнему в силу закона переходят права кредитора по этому обязательству. В итоге имущественные последствия неисполнения обязательства основным должником посредством суброгации будут до него доведены. Таким образом, назначение суброгации и регресса заключается в возмещении должником плательщику уплаченных последним денежных сумм, обеспечении неотвратимости ответственности и полноты возмещения убытков. Традиционно отношения суброгации усматривают в имущественном страховании, тем более что ст. 965 ГК РФ так и называется «Переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба (суброгация)». Но аналогичные по сути отношения, прямо не названные в законодательстве суброгацией, как было показано, возникают и при переходе прав кредитора по обязательству вследствие исполнения обязательства должника его поручителем, а также залогодателем, не являющимся должником по этому обязательству (ст. 387 ГК РФ). Обязательство между поручителем, исполнившим основное обязательство, и должником, равно как и обязательство между залогодателем, не являющимся должником по основному обязательству, и основным должником после исполнения таким залогодателем обязательства, не является новым, а представляет собой прежнее основное обязательство, и поэтому можно говорить о частичном правопреемстве, основанием возникновения которого является не соглашение об уступке права требования (цессия), а непосредственно предписание закона. В связи с этим представляется, что такие отношения вполне укладываются в понятие суброгации. Возвращаясь к рассмотрению традиционных солидарных обязательств, следует отметить, что, после того как солидарный должник исполнил обязательство перед кредитором или, напротив, солидарный кредитор получил исполнение в полном объеме от должника, такие обязательства прекращаются. Солидарное обязательство, несмотря на множественность субъектов, всегда одно, поэтому с прекращением основания, касающегося предмета обязательства, прекращается и обязательство в отношении всех субъектов. М. М. Агарков отмечал, что «если третья сторона (кредитор по солидарному обязательству, потерпевший и т. д.) получила удовлетворение от одного из своих должников, то она в соответствующей части не может уже ничего требовать от других. Другие должники свободны от ответственности перед третьим лицом. Платеж одного из должников освободил других должников» <9>. ——————————— <9> Агарков М. М. Указ. соч. С. 441.

Однако существует проблема урегулирования отношений между сокредиторами или содолжниками, или, как отмечал Г. Ф. Шершеневич, необходимость «произвести разверстку между остальными солидарными требованиями» <10>. Солидарный кредитор, получивший исполнение в полном объеме, обязан возместить другим кредиторам причитающиеся им доли исполнения обязательства. В то же время солидарный должник, исполнивший обязательство целиком либо в ином объеме, превышающем его долю, вправе переложить исполнение на других должников за вычетом той доли, которая причитается на него. Неуплаченное одним из солидарно ответственных лиц тому из них, кто полностью рассчитался с потерпевшим, переходит в равной доле на этого и остальных ответчиков, т. е. распределяется между ними, еще более ухудшая их положение (п. 2 ст. 325 ГК РФ). ——————————— <10> Шершеневич Г. Ф. Указ. соч. С. 276.

Важно отметить, что взаиморасчеты между содолжниками зависят от характера взаимоотношений, существующих между участниками, а не непосредственно вытекают из отношений солидарности. Г. Ф. Шершеневич писал, что «производство подобной разверстки основывается не на солидарности, а на том отношении, которое существовало между субъектами одной стороны, активной или пассивной» <11>. Общее правило таких взаиморасчетов заключается в том, что солидарный должник, исполнивший обязательство, вправе переложить исполнение на других содолжников в равном размере за вычетом доли, причитающейся на него. При совместном причинении вреда доли сопричинителей вреда определяются в соответствии со степенью вины каждого из них. ——————————— <11> Шершеневич Г. Ф. Указ. соч. С. 276.

Взаиморасчеты, возникающие между содолжниками после исполнения одним или несколькими из них общего для них обязательства, если иное не вытекает из отношений между ними, осуществляются в рамках регрессных обязательств, которые по своей юридической природе относятся к охранительным обязательствам. Регрессные обязательства могут вытекать не только из исполнения солидарных обязательств, но и из других случаев исполнения одним лицом обязательства за другое лицо или по вине третьего лица, однако солидарные обязательства являются одним из основных обязательств, влекущих возникновение регрессных обязательств. Регрессные обязательства являются охранительными гражданско-правовыми обязательствами и должны быть отнесены к кондикционным обязательствам (обязательствам из неосновательного обогащения). Следует согласиться с В. А. Беловым в том, что «регрессное требование направлено на восстановление положения, существовавшего до неосновательного сбережения посредством его изъятия у обогатившегося лица и передачи лицу, за чей счет это сбережение произошло» <12>. Однако регрессные обязательства, имеющие в качестве одного из своих оснований исполнение солидарных обязательств, сами никогда не могут быть солидарными, поскольку их назначение — окончательно урегулировать отношения между участниками, что можно достичь в рамках долевых обязательств и невозможно в рамках солидарных обязательств. ——————————— <12> Белов В. А. Гражданское право. Особенная часть: Учебник. М., 2004. С. 718.

В большинстве случаев в форму пассивных солидарных обязательств облекается гражданско-правовая солидарная ответственность. В пункте 1 ст. 322 ГК РФ солидарная обязанность и солидарная ответственность отождествляются. Случаев солидарной ответственности в настоящее время гражданское законодательство предусматривает довольно много, поэтому традиционное выражение, что основным и общим видом ответственности в обязательствах с множественностью лиц является долевая ответственность, уже не соответствует действительности и может использоваться с определенной смысловой натяжкой. Наиболее распространенным случаем солидарной ответственности является солидарная ответственность лиц, совместно причинивших вред, известная еще со времен римского права. Однако в отличие от современного права в классическую эпоху существовала так называемая накопительная солидарная обязанность, для которой характерно отсутствие права возмещения или регресса между совместными кредиторами или должниками, что объяснялось штрафным характером долга, в силу которого наказание должны понести все виновные <13>. ——————————— <13> См.: Санфилиппо Ч. Курс римского частного права. М., 2000. С. 234.

О совместном причинении вреда можно говорить при наличии трех условий. Во-первых, в причинении вреда участвуют два лица или более. Во-вторых, вред, причиненный действиями этих двух лиц или более должен быть нераздельным, неделимым, а не являться простым механическим соединением в одну общую сумму последствий, вызванных самостоятельными действиями каждого из нескольких лиц, привлекаемых к ответственности <14>. При этом совсем не обязательно, чтобы они действовали одновременно, важно, чтобы наступивший вред был результатом их совместных действий. В-третьих, действия этих лиц должны находиться в причинной связи с наступившими последствиями, т. е. с возникшим вредом. Наличие указанных признаков при совместном причинении вреда делает лиц солидарно ответственными перед потерпевшим, а обязательство по возмещению такого вреда — солидарным. Потерпевший вправе предъявить требование к любому из сопричинителей вреда в полном объеме, при этом ни степень вины, ни форма вины каждого из них не имеет значения, поскольку объем их ответственности зависит не от степени вины, а только от размера причиненного вреда. ——————————— <14> См.: Иоффе О. С. Советское гражданское право. Л., 1961. С. 405.

Устанавливая солидарную ответственность сопричинителей вреда в качестве общего правила, законодатель вместе с тем допускает, что суд вправе возложить на лиц, совместно причинивших вред, ответственность в долях, но только по заявлению потерпевшего и в его интересах. Солидарная ответственность при совместном причинении вреда наступает только в случае, если ответственное за вред лицо и непосредственный причинитель вреда совпадают в одном лице. В случае несовпадения ответственного лица и непосредственного причинителя вреда наступает не солидарная, а долевая ответственность. Так, в случае причинения вреда несколькими малолетними лицами, происходящими от разных родителей, ответственность их родителей, иных законных представителей и организаций, обязанных осуществлять контроль и надзор за ними, будет носить долевой характер и определяться в зависимости от степени вины. При совместном причинении вреда несовершеннолетними лицами от 14 до 18 лет их ответственность является солидарной, но поскольку у таких лиц, как правило, недостаточно или вообще отсутствует имущество для возмещения вреда, законодательство устанавливает субсидиарную ответственность родителей, попечителей, которая может носить только долевой характер и строиться в соответствии со степенью вины. Таким образом, солидарную ответственность при совместном причинении вреда могут нести только лица, непосредственно причинившие вред; лица, несущие ответственность за вред, причиненный действиями других лиц, и непосредственно не причинявшие вред, могут привлекаться только к долевой ответственности. Совместное причинение вреда возможно и при столкновении источников повышенной опасности, например транспортных средств. При взаимодействии транспортных средств следует различать ответственность сопричинителей (владельцев транспортных средств) перед потерпевшими (третьими лицами) и взаимную ответственность владельцев транспортных средств друг перед другом. При причинении вреда третьим лицам владельцы транспортных средств несут солидарную ответственность независимо от наличия или отсутствия вины, а также ее степени. Должник, возместивший вред потерпевшему в полном объеме, становится кредитором (регредиентом) по регрессному обязательству к остальным должникам — сопричинителям (регрессатам). Распределение ответственности по регрессному обязательству производится в соответствии со степенью вины каждого из сопричинителей, если же определить степень их вины не представляется возможным, то доли признаются равными. По справедливому замечанию М. М. Агаркова, солидарная ответственность сопричинителей вреда устанавливается, «чтобы укрепить позицию кредитора, а совсем не для создания преимущества одному должнику за счет другого» <15>, поэтому в регрессных обязательствах, призванных окончательно урегулировать отношения между сторонами, распределение ответственности может осуществляться только в долевом порядке в соответствии со степенью вины. ——————————— <15> Агарков М. М. Указ. соч. С. 442.

Библиографический список

Агарков М. М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. Т. 1. М., 2002. Белов В. А. Гражданское право. Особенная часть: Учебник. М., 2004. Белов В. А. Солидарность обязательств (общее учение и отдельные осложняющие моменты — альтернативность, обеспечение, перемена лиц, прекращение) // Практика применения общих положений об обязательствах: Сб. ст. М., 2011. Белов В. А. Суброгация // Очерки по торговому праву. Вып. 7. Ярославль, 2000. Иоффе О. С. Советское гражданское право. Л., 1961. Калпин А. Г. Споры, связанные с торговым мореплаванием // Научно-практический комментарий арбитражной практики. М., 1971. Вып. 4. Мусин В. А. Суброгация в советском праве // Советское государство и право. 1976. N 7. Новицкий И. Б. Общее учение об обязательстве // Избранные труды по гражданскому праву. Т. 1. М., 2006. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник «Российское гражданское право: В 2 т. Обязательственное право» (том 2) (отв. ред. Е. А. Суханов) включен в информационный банк согласно публикации — Статут, 2011 (2-е издание, стереотипное). —————————————————————— Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. 2: Обязательственное право / Отв. ред. Е. А. Суханов. М., 2010. Санфилиппо Ч. Курс римского частного права. М., 2000. Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995.

——————————————————————

Название документа