Тройная обработка закона

(Цветков Д.) («ЭЖ-Юрист», 2014, N 5) Текст документа

ТРОЙНАЯ ОБРАБОТКА ЗАКОНА

Д. ЦВЕТКОВ

Дмитрий Цветков, студент, Российская академия правосудия, г. Москва.

В настоящей статье рассмотрим кодификацию интеллектуальной собственности в Российской Федерации как с учетом ее исторического контекста и значения, так и в свете современного состояния дел, различных взглядов и подходов в литературе, новых направлений реформирования.

Этапы законотворчества

По мнению А. Сергеева <1>, кодификация интеллектуальной собственности в РФ проходила в три этапа: ——————————— <1> Сергеев А. П. К истории новейшей кодификации законодательства об интеллектуальной собственности в Российской Федерации (1995 — 2006) // Белая книга: история и проблемы кодификации законодательства об интеллектуальной собственности: Сб. документов, материалов и научных статей / Под ред. В. Н. Лопатина. М., 2007.

1) 1994 — 2001 годы. Нормы об интеллектуальной собственности предлагалось включить в раздел V части III ГК РФ, который содержал бы лишь общие положения и принципиальные положения об отдельных объектах интеллектуальной собственности. Детальную регламентацию предполагалось сохранить за специальными законами по отдельным видам объектов; 2) 2001 — 2005 годы. Предлагалось ограничиться включением в часть IV ГК РФ общих положений об интеллектуальной собственности, о правах и об их защите, о распоряжении правами. Также сохранялись специальные законы; 3) 2005 — 2006 годы. Проект, включающий детализированные общие положения, а также регламентацию отдельных институтов интеллектуальной собственности: авторского права и смежных прав, патентного права, селекционного достижения, топологии интегральных микросхем, ноу-хау, средств индивидуализации, единой технологии. В данном случае можно говорить о «тройной обработке» закона, продолжавшейся 12 лет. Концепции, представленные на первом и втором этапах, не отвечали требованиям упорядочения и систематизации интеллектуальной собственности в полной мере. Диспуты по поводу принятого на третьем этапе акта продолжаются до сих пор, что неудивительно, учитывая объем части IV ГК РФ. Представляется, что сохранение существовавших разрозненных законов (Патентный закон Российской Федерации, Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» и др.) не являлось бы эффективной мерой. Именно поэтому в результате долгих дискуссий был принят единообразный кодифицированный акт. Примечательно, что на всех этапах кодификация интеллектуальной собственности рассматривалась в виде поправок к ГК РФ, а не в качестве отдельного кодекса. Многие авторы критиковали такое решение и ссылались на п. «о» ст. 71 Конституции РФ, который отделяет гражданское законодательство от правового регулирования интеллектуальной собственности. Высказывались идеи об отдельном кодифицированном акте вне ГК РФ, по аналогии с Кодексом интеллектуальной собственности Франции 1992 года. В среднесрочной перспективе возвращение к этой дискуссии не представляется необходимым, однако возможна постановка вопроса о внесении поправки в п. «о» ст. 71 Конституции РФ. На наш взгляд, можно выделить и четвертый этап кодификации («пост-кодификации»), продолжающийся и по сей день. Данный этап состоит в дальнейшем совершенствовании части IV ГК РФ. Наиболее яркое тому подтверждение — введение ст. 1253.1, обозначившей особенности ответственности информационного посредника, описанной нами ранее <2>. Научный прогресс приведет и к дальнейшему уточнению технологической составляющей законодательства. ——————————— <2> Цветков Д. «Антипиратский» закон: pro et contra // ЭЖ-Юрист. 2014. N 4.

Кодификационные задачи

Говоря о ключевом значении кодификации для эффективного правового регулирования интеллектуальной собственности, надо отметить следующее. Как считают А. Маковский и В. Яковлев, в части IV ГК РФ решены четыре основные задачи кодификационного характера: — полное сосредоточение в ГК РФ всего гражданского законодательства об интеллектуальной собственности и ряда неразрывно связанных с ним иных норм («регистрационных правил»); — приведение федерального законодательства об интеллектуальной собственности в единую систему; — создание части IV ГК РФ заставило вновь обратить внимание на вопрос о соотношении норм об интеллектуальной собственности с общими положениями гражданского законодательства (о субъектах, сделках, об исковой давности, о представительстве, договорах и др.); — работа юридико-технического характера: устранение расхождений и противоречий между действующими нормами разных законов, структурирование текста, значительное улучшение языка, редакции закона <3>. ——————————— <3> Яковлев В. Ф., Маковский А. Л. О четвертой части Гражданского кодекса России // Журнал российского права. 2007. N 2.

Данные задачи воспринимались экспертным сообществом неоднозначно. Есть мнение, что «четвертая часть явно перегружена административными нормами регистрации, патентования и другими формами правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности» <4>. Как справедливо заметил Д. Медведев, исчерпывающая кодификация норм об интеллектуальной собственности «в одном законе направлена и против зачастую негативного ведомственного влияния на законодательство в данной сфере, в частности в той его части, которая касается регистрации объектов патентного права, средств индивидуализации» <5>. Безусловно, необходимость скорректировать действия исполнительной власти должна служить целевой установкой для власти законодательной. К примеру, ст. 1393 ГК РФ, четко и детально регулирующая порядок государственной регистрации изобретения, полезной модели, промышленного образца и выдачу патента. ——————————— <4> Новосельцев О. В. Системный анализ кодификации интеллектуальной собственности // История государства и права. 2008. N 3. <5> Медведев Д. А. Новый Гражданский кодекс Российской Федерации: вопросы кодификации // Витрянский В. В., Головина С. Ю., Гонгало Б. М. и др. Кодификация российского частного права / Под ред. Д. А. Медведева. М.: Статут, 2008.

Будущее части IV ГК РФ

Прошедшее со вступления в силу части IV ГК РФ в 2008 году время доказало истинность утверждения Е. Суханова и В. Яковлева о данном акте: «Явно надуманы… опасения, что после его возможного принятия в одночасье рухнет вся складывавшаяся годами правоприменительная, в особенности судебная, практика» <6>. Практика не только не рухнула, но и более пяти лет продолжает развиваться все более интенсивно, в том числе и благодаря созданию Суда по интеллектуальным правам. Судебный прецедент в России не является формой права, однако судебная практика («прецедент толкования права») должна являться материальным источником права, вектором совершенствования законов. ——————————— <6> Суханов Е. А., Яковлев В. Ф. Кодификация законодательства об интеллектуальной собственности // ЭЖ-Юрист. 2006. N 19.

Представляется, что основными дискуссионными вопросами в дальнейшем реформировании интеллектуальной собственности станут: — разрешение вопроса о перечне результатов интеллектуальной деятельности (в том числе потенциальная возможность появления новых РИД); — уточнение процедурных норм, связанных с получением патента; — законодательное закрепление лицензий Creative Commons; — совершенствование системы коллективного управления интеллектуальными правами; — введение новых и совершенствование имеющихся легальных дефиниций; — иные направления, в том числе и с учетом международных обязательств. В заключение хотелось бы привести слова Д. Медведева: «Принятие части четвертой Гражданского кодекса и таким образом завершение кодификации гражданского законодательства — это, безусловно, фундаментальное событие в российском правотворчестве. По своему значению оно сопоставимо, наверное, только с принятием Конституции страны» <7>. Нередко часть IV ГК РФ называют даже Конституцией интеллектуальной собственности, что показывает ее важное социальное значение. Дальнейшая эффективная реализация ее норм — это верное движение России к информационному обществу, инновационной экономике. ——————————— <7> Медведев Д. А. Указ. соч.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *