Унификация коллизионных норм международного частного права в Европейском союзе

(Муратова О. В.) ("Российская юстиция", 2014, N 3) Текст документа

УНИФИКАЦИЯ КОЛЛИЗИОННЫХ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА В ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ

О. В. МУРАТОВА

Муратова О. В., младший научный сотрудник отдела международного частного права Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации.

В статье анализируется процесс унификации коллизионных норм международного частного права в Европейском союзе. Предметом рассмотрения являются коллизионные нормы, регулирующие обязательственные отношения (как договорные, так и внедоговорные), а также семейные и наследственные отношения. Исследуются основные тенденции развития европейского коллизионного права.

Ключевые слова: унификация, коллизионное регулирование, Европейский союз, регламент, применимое право.

The article covers the questions of the process of the unification of conflicts of law rules of international private law in European union. The subject matters are the conflicts of law rules, which regulate obligations (both contractual and non-contractual obligations), so as family relations and succession. The main tendencies of the development of European conflicts of laws are also explored in the article.

Key words: unification, conflicts of law, European Union, regulation, applicable law.

Особенностью интеграции европейских государств является координация их экономической политики. Изначально основной целью создания единообразного регулирования являлось устранение административных барьеров, препятствующих нормальному функционированию Общего рынка. Но этого оказалось недостаточно. Существенные различия в национальных законодательствах европейских государств, регулирующих частноправовую сферу, значительно усложняли процесс установления трансграничных коммерческих отношений. Таким образом, унификация частноправовых норм, в том числе в области коллизионного регулирования, явилась необходимым условием формирования общеевропейского рынка. Первым шагом на пути создания унифицированных коллизионных норм в рамках Европейского союза стало принятие 19 июня 1980 г. Римской конвенции о праве, подлежащем применению к договорным отношениям <1>. -------------------------------- <1> Rome Convention on the law applicable to contractual obligations of 1980 // OJ C 27. 26.1.1998. P. 34 - 46.

Впоследствии в целях укрепления судебного сотрудничества по гражданским и торговым делам Европейским советом в 2004 г. была принята Гаагская программа: усиление свободы, безопасности и правосудия в Европейском союзе <2>, которая призвала к активному проведению работы над коллизионными нормами в отношении договорных обязательств. По мнению специалистов, нормальное функционирование внутреннего рынка требовало того, чтобы в интересах предсказуемости исхода судебных разбирательств, повышения определенности в отношении применимого права и содействия свободному передвижению судебных решений коллизионные нормы, действующие в государствах-членах, отсылали к одному и тому же национальному праву независимо от страны, где подан иск. -------------------------------- <2> The Hague Programme on freedom, security and justice, adopted at the EU Summit on 4 - 5 November // COM (2004) 401 final.

Тогда же было решено отойти от способа международно-договорной унификации права и использовать инструменты собственно Европейского союза. В области коллизионного регулирования таким инструментом стал регламент - акт, обеспечивающий введение единообразных норм для участников общественных отношений в рамках ЕС, имеющий обязательный характер и подлежащий непосредственному действию для всех государств-членов <3>. Ввиду отсутствия необходимости выполнения процедуры ратификации признается, что регламент лучше, чем любой другой правовой акт ЕС, обеспечивает функционирование единого европейского рынка. -------------------------------- <3> Подробнее об актах ЕС см.: Белоусова О. В. Источники правового регулирования в рамках Европейского союза: унификация международного частного права // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2011. N 6. С. 140 - 146.

17 июня 2008 г. Европейским парламентом и Советом был принят Регламент (ЕС) N 593/2008 "О праве, подлежащем применению к договорным обязательствам" (Рим I) <4>, заменивший Римскую конвенцию 1980 г. -------------------------------- <4> Regulation (EC) N 593/2008 of the European Parliament and of the Council of 17 June 2008 on the law applicable to contractual obligations (Rome I) // OJ L 177. 04.07.2008. P. 6 - 16.

Аналогично Римской конвенции 1980 г. Регламент "Рим I" разрешает проблему конфликта законов в отношении обязательств частноправового характера и охватывает гражданскую и торговую сферы. Вместе с тем Регламент содержит нормы, отличные от содержащихся в Римской конвенции 1980 г. Наиболее существенным изменением явилась формулировка положений о применимом праве в отсутствие его выбора сторонами. Римская конвенция 1980 г. на первое место ставила принцип наиболее тесной связи, в то время как Регламент "Рим I" устанавливает положения для определения права, подлежащего применению к конкретным договорам: купли-продажи, оказания услуг, в отношении вещных прав на недвижимое имущество, аренды недвижимости, коммерческой концессии и др. Если на основании указанных критериев невозможно определить применимое право, то договор регулируется правом той страны, где находится обычное место жительства стороны, которая должна осуществить исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора. И только при невозможности определения применимого права на основании перечисленных критериев используется принцип наиболее тесной связи. Указанные изменения свидетельствуют о поиске европейскими государствами наиболее оптимальных и конкретных решений для определения права, подлежащего применению к договорным обязательствам. Конвертация Римской конвенции 1980 г. в Регламент "Рим I" явилась вполне логичным шагом, поскольку принятие актов "вторичного права" увеличивает степень унификации, создает условия для единообразного толкования таких актов в суде ЕС, а также налагает обязательства по применению унификационных коллизионных норм на новых членов ЕС <5>. -------------------------------- <5> Международное частное право: Учебник: В 2 т. / А. И. Абдуллин, Н. М. Артемьева, Д. В. Афанасьев и др.; под ред. С. Н. Лебедева, Е. В. Кабатовой. М.: Статут, 2011. Т. 1: Общая часть. С. 65.

В целях создания единообразного регулирования частноправовых обязательств, вытекающих не из договора, а из других юридических фактов, был принят Регламент (ЕС) от 11 июля 2007 г. 864/2007 Европейского парламента и Совета "О праве, подлежащем применению к внедоговорным обязательствам" (Рим II) <6>. Как следует из его преамбулы, использование единообразных правил должно способствовать предсказуемости судебных решений, обеспечивать разумный баланс интересов лица, которое привлекается к ответственности, и лица, которому причинен вред. Регламент наделяет стороны внедоговорных правоотношений правом выбора применимого права, что отражает современную тенденцию коллизионного регулирования к расширению сферы действия принципа диспозитивности <7>. В случае если стороны не воспользовались такой возможностью, Регламент предусматривает как общую коллизионную привязку - право страны, где наступил вред (lex loci damni), так и специальные коллизионные нормы, а также - применительно к отдельным положениям - "условия об изъятии", которые позволяют отказываться от использования этих правил, если из всех обстоятельств дела вытекает, что причинение вреда имеет явно более тесные связи с другой страной. -------------------------------- <6> Regulation (EC) N 864/2007 of the European Parliament and of the Council of 11 July 2007 on the law applicable to non-contractual obligations (Rome II) // OJ L 199. 31.07.2007. P. 40 - 49. <7> Власова Н. В. Человек в пространстве частноправового регулирования трансграничных отношений // Правовое пространство и человек: Монография / Отв. ред. Ю. А. Тихомиров, Е. В. Пуляева, Н. И. Хлуденева. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации; Юриспруденция, 2013. С. 110 - 111.

Регламент содержит специальные коллизионные привязки для определения права, применимого к: а) причинению вреда; б) недобросовестной конкуренции; в) причинению вреда окружающей среде; г) нарушению права интеллектуальной собственности; д) причинению вреда продолжающимися или завершившимися забастовками или локаутом; е) неосновательному обогащению; ж) действиям в чужом интересе без поручения; з) недобросовестному ведению переговоров о заключении договора и др. Данная совокупность норм создает гибкие рамки для разрешения проблемы конфликта законов. Одновременно она предоставляет возможность суду, рассматривающему дело, надлежащим образом разрешать индивидуальные споры применительно к каждой конкретной ситуации. Успехи, достигнутые в сфере создания единообразного коллизионного регулирования обязательственных отношений, позволили европейским государствам начать процесс унификации и в других отраслях, в частности в сфере коллизионного семейного и наследственного права. Так, 18 декабря 2008 г. был принят Регламент Европейского совета N 4/2009 "О юрисдикции, применимом праве, признании и исполнении решений, а также сотрудничестве в области алиментных обязательств" <8>. Регламент содержит единственную коллизионную норму, отсылающую к Протоколу от 23 ноября 2007 г. "О праве, подлежащем применению к алиментным обязательствам" <9>. -------------------------------- <8> Council Regulation (EC) N 4/2009 of 18 December 2008 on jurisdiction, applicable law, recognition and enforcement of decisions and cooperation in matters relating to maintenance obligations // OJ L 7. 10.01.2009. P. 1 - 79. <9> Протокол от 23 ноября 2007 г. "О праве, подлежащем применению к алиментным обязательствам" // http://www. hcch. net/index_en. php? act=conventions. text&cid;=133. Протокол вступил в силу 1 августа 2013 г. Действует для ЕС и Сербии.

В Протоколе определено право, подлежащее применению к алиментным обязательствам родителей и других лиц по отношению к детям, детей по отношению к родителям, супругов. Общее для всех этих отношений правило сводится к тому, что алиментные обязательства регулируются правом государства обычного места жительства кредитора, если только данным Протоколом не установлено иное. В случае изменения обычного места жительства кредитора закон государства нового места жительства применяется с момента изменения места жительства <10>. -------------------------------- <10> О соотношении Протокола 2007 г. с российским законодательством см.: Маркова О. В. Алиментные обязательства в международном частном праве // Международное публичное и частное право. 2011. N 3. С. 24 - 29.

Избранная в качестве основной привязка к обычному месту жительства соответствует современным тенденциям развития коллизионного права многих стран. Признак обычного места жительства в семейном праве вытесняет ранее широко применявшийся признак гражданства (хотя, конечно, большое разнообразие законодательства отдельных стран, а также различия в способах сочетания обеих привязок сохраняются) <11>. -------------------------------- <11> Марышева Н. И. Международная унификация в области семейного права: защита прав детей // Проблемы унификации международного частного права: Монография / Отв. ред. А. Л. Маковский, И. О. Хлестова. М.: ИЗиСП; Юриспруденция, 2012. С. 455.

В целях создания единого правового регулирования в сфере определения права, применимого к разводу и раздельному проживанию супругов в рамках продвинутого сотрудничества отдельными странами (Австрией, Бельгией, Болгарией, Венгрией, Германией, Испанией, Италией, Латвией, Люксембургом, Мальтой, Португалией, Румынией и Словенией, Францией), был принят Регламент Европейского совета от 20 декабря 2010 г. N 1259/2010 <12>. Следуя современным подходам, Регламент исходит из принципа автономии воли сторон. Вместе с тем для супругов установлены ограничения в выборе применимого права путем указания на следующие правопорядки: а) право страны места жительства супругов в момент заключения соглашения; б) право страны последнего места жительства супругов, если один из них проживал там на момент заключения соглашения; в) право страны гражданства одного из супругов на момент заключения соглашения; г) закон суда. В отсутствие договоренности о применимом праве развод и раздельное проживание супругов будут регулироваться правом: а) страны места жительства супругов на момент рассмотрения дела судом; б) страны последнего места жительства супругов, если окончание периода проживания в этой стране составляет менее года с момента начала рассмотрения дела судом, либо если один из супругов проживал там на момент начала рассмотрения дела судом; в) страны общего гражданства супругов на момент начала рассмотрения дела в суде; г) страны суда. -------------------------------- <12> Council Regulation (EU) N 1259/2010 of 20 December 2010 implementing enhanced cooperation in the area of the law applicable to divorce and legal separation // OJ L 343. 29.12.2010. P. 10 - 16.

Таким образом, нормы Регламента направлены на достижение правовой определенности, предсказуемости и гибкости в отношении коллизионного регулирования и способствуют предотвращению ситуаций, когда один из супругов "манипулирует" наиболее предпочтительными правопорядками в своих интересах. 16 марта 2011 г. Европейской комиссией был представлен проект регламента "О юрисдикции, применимом праве, признании и приведении в исполнение решений по делам о режиме собственности супругов" <13>. Он устанавливает ограничения для супругов в выборе применимого к режиму их собственности права путем указания на следующие правопорядки: право места жительства супругов или будущих супругов; или право места жительства одного из супругов в момент выбора такого права; или право страны гражданства одного из супругов или будущих супругов в момент выбора такого права. -------------------------------- <13> Proposal for a Council Regulation of of March 2011 on jurisdiction, applicable law and the recognition and enforcement of decisions in matters of matrimonial property regimes // COM. 2011. 0126 final - CNS 2011. 0059.

Если стороны не указали право, применимое к режиму собственности, то в соответствии с Проектом будет применяться: право страны первого места жительства супругов после заключения брака; или право страны общего гражданства супругов в момент заключения брака (коллизионная привязка не применяется, если супруги имеют более одного общего гражданства); или право страны, с которой оба супруга имеют наиболее тесную связь, принимая во внимание все обстоятельства и, прежде всего, место заключения брака. Коллизионные нормы Проекта, независимо от того, выбраны ли они по соглашению супругов или применяются в силу закона, подлежат применению к движимому и недвижимому имуществу супругов независимо от места его нахождения. Таким образом, в Проекте отсутствует отсылка к праву страны места нахождения недвижимого имущества, которая нашла отражение в законодательстве многих европейских государств. Разделение режима движимого и недвижимого имущества, по мнению разработчиков Проекта, создало бы определенные трудности (в частности, при ликвидации собственности супругов) и привело к нежелательной фрагментации единства супружеской собственности (поскольку права и обязанности супругов будут регулироваться по иной схеме) и применению к режиму собственности супругов различных правопорядков. Правовое регулирование коллизионных аспектов наследственного права нашло отражение в Регламенте Европейского парламента и Совета от 4 июля 2012 г. N 650/2012 "О юрисдикции, применимом праве, признании и исполнении решений, а также принятии и приведении в исполнение аутентичных инструментов по вопросам наследования и о создании европейского сертификата на наследство" <14>. Как следует из преамбулы Регламента, для достижения надлежащего функционирования внутреннего рынка необходимо устранить барьеры, препятствующие свободному перемещению лиц, которые сталкиваются с трудностями при реализации своих прав, в частности в вопросах трансграничного наследования. Установление единообразных коллизионных норм будет способствовать обеспечению реализации прав наследников как по закону, так и по завещанию, близких родственников наследодателя и иных выгодоприобретателей. -------------------------------- <14> Regulation (EU) N 650/2012 of the European Parliament and of the Council of 4 July 2012 on jurisdiction, applicable law, recognition and enforcement of decisions and acceptance and enforcement of authentic instruments in matters of succession and on the creation of a European Certificate of Succession // OJ L 201. 27.07.2012. P. 107 - 134.

По общему правилу согласно Регламенту правом, подлежащим применению к наследованию в целом, является право страны места жительства наследодателя на момент смерти. Нормы Регламента также позволяют наследодателю выбрать применимое право из двух правопорядков: это может быть право страны гражданства на момент совершения такого выбора либо право страны гражданства на момент смерти. Регламент содержит нормы о сфере действия применимого права, распоряжении собственностью умершего, действительности заявления о принятии или отказе от наследства, назначении и полномочиях управляющего наследственным имуществом и др. Как отмечается в литературе <15>, последовательная унификация коллизионного права, наблюдаемая сегодня в рамках ЕС, уже в скором будущем может завершиться принятием Кодекса европейского международного частного права. Опыт унификации коллизионного регулирования в ЕС представляет несомненный интерес и для России: как на пути создания Единого экономического пространства, так и в отношении собственного законодательного строительства. Как следует из Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации <16>, активные и результативные усилия, предпринятые в последние годы в рамках ЕС по развитию коллизионного права, побуждают к сопоставимым изменениям отечественного международного частного права. Здесь необходимо отметить, что отдельные модели европейского коллизионного регулирования нашли отражение в Федеральном законе от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ "О внесении изменений в часть третью Гражданского кодекса Российской Федерации" <17>. -------------------------------- <15> Крутий Е. А. Соотношение понятий унификации и кодификации в современном международном частном праве // Международное публичное и частное право. 2012. N 3. С. 9. <16> Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации, одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г. // Вестник ВАС РФ. 2009. N 11. <17> Федеральный закон от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ "О внесении изменений в часть третью Гражданского кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2013. N 40 (Ч. III). Ст. 5030.

Список использованной литературы

1. Rome Convention on the law applicable to contractual obligations of 1980 // OJ C 27. 26.01.1998. P. 34 - 46. 2. The Hague Programme on freedom, security and justice, adopted at the EU Summit on 4 - 5 November // COM (2004) 401 final. 3. Regulation (EC) N 593/2008 of the European Parliament and of the Council of 17 June 2008 on the law applicable to contractual obligations (Rome I) // OJ L 177. 04.07.2008. P. 6 - 16. 4. Regulation (EC) N 864/2007 of the European Parliament and of the Council of 11 July 2007 on the law applicable to non-contractual obligations (Rome II) // OJ L 199. 31.07.2007. P. 40 - 49. 5. Council Regulation (EC) N 4/2009 of 18 December 2008 on jurisdiction, applicable law, recognition and enforcement of decisions and cooperation in matters relating to maintenance obligations // OJ L 7. 10.01.2009. P. 1 - 79. 6. Протокол от 23 ноября 2007 г. "О праве, подлежащем применению к алиментным обязательствам" (http://www. hcch. net/index_en. php? act=conventions. text&cid;=133). 7. Council Regulation (EU) N 1259/2010 of 20 December 2010 implementing enhanced cooperation in the area of the law applicable to divorce and legal separation // OJ L 343. 29.12.2010. P. 10 - 16. 8. Proposal for a Council Regulation of of March 2011 on jurisdiction, applicable law and the recognition and enforcement of decisions in matters of matrimonial property regimes // COM. 2011. 0126 final - CNS 2011. 0059 9. Regulation (EU) N 650/2012 of the European Parliament and of the Council of 4 July 2012 on jurisdiction, applicable law, recognition and enforcement of decisions and acceptance and enforcement of authentic instruments in matters of succession and on the creation of a European Certificate of Succession // OJ L 201. 27.07.2012. P. 107 - 134. 10. Белоусова О. В. Источники правового регулирования в рамках Европейского союза: унификация международного частного права // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2011. N 6. 11. Власова Н. В. Человек в пространстве частноправового регулирования трансграничных отношений // Правовое пространство и человек: Монография / Отв. ред. Ю. А. Тихомиров, Е. В. Пуляева, Н. И. Хлуденева. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации; Юриспруденция, 2013. 12. Крутий Е. А. Соотношение понятий унификации и кодификации в современном международном частном праве // Международное публичное и частное право. 2012. N 3. 13. Маркова О. В. Алиментные обязательства в международном частном праве // Международное публичное и частное право. 2011. N 3. 14. Марышева Н. И. Международная унификация в области семейного права: защита прав детей // Проблемы унификации международного частного права: Монография / Отв. ред. А. Л. Маковский, И. О. Хлестова. М.: ИЗиСП; Юриспруденция, 2012. 15. Международное частное право: Учебник: В 2 т. / А. И. Абдуллин, Н. М. Артемьева, Д. В. Афанасьев и др. / Под ред. С. Н. Лебедева, Е. В. Кабатовой. М.: Статут, 2011.

------------------------------------------------------------------

Название документа