Выдача займа через банк-банкрот

(Бычков А.)

(«ЭЖ-Юрист», 2014, N 21)

Текст документа

ВЫДАЧА ЗАЙМА ЧЕРЕЗ БАНК-БАНКРОТ

А. БЫЧКОВ

Александр Бычков, юрист, г. Москва.

В банке-банкроте могут обслуживаться клиенты, которые совершают между собой различные сделки, в частности заемные операции, и проводят по ним платежи. В условиях, когда банк оказывается неплатежеспособным, будучи не в состоянии выполнять платежные требования своих клиентов, возникают вопросы: на кого из участников заемной сделки относится риск банкротства банка — на заимодавца, перечислившего денежные средства, или заемщика? Будет ли считаться заключенным договор займа между клиентами одного банка, если деньги были перечислены на счет заемщика, отражены на нем, но на корсчете самого банка денег нет?

Заключение договора займа

Клиенты банка — его кредиторы по неисполненным обязательствам — вместо причитающегося им исполнения вправе рассчитывать только на включение их требований в реестр требований кредиторов банка в деле о банкротстве, где существует только абстрактная возможность их удовлетворения, поэтому ни одна из сторон договора займа не хочет нести риск, связанный с банкротством банка.

В судебной практике нет единого мнения по поводу того, считается ли заключенным договор займа, исполненный между клиентами одного банка при отсутствии денег на его корсчете, что можно увидеть на примере дела, которое стало предметом рассмотрения ВАС РФ (Определение ВАС РФ от 21.04.2014 N ВАС-2953/14 по делу N А72-3750/2013).

Конструкторское бюро и птицефабрика являлись клиентами банка по договорам банковского счета.

С марта 2012 года банк испытывал финансовые затруднения, а с 13.04.2012 у него была отозвана лицензия на осуществление банковских операций и назначена временная администрация. До отзыва лицензии конструкторское бюро, выступая заимодавцем, заключило с птицефабрикой-заемщиком договор займа на сумму 55000000 руб., которая была перечислена заемщику по платежному поручению.

Указанной суммой по платежному поручению птицефабрика 03.04.2012 произвела погашение своей задолженности перед банком по заключенному между ними кредитному договору. После этого птицефабрика ежемесячно с мая 2012 года по февраль 2013 года производила погашение задолженности и уплату процентов по договору займа в пользу конструкторского бюро. Общая сумма выплат составила 28361440 руб. 39 коп.

Решением Арбитражного суда Ульяновской области банк был признан несостоятельным (банкротом), в отношении его была введена процедура конкурсного производства. На момент отзыва лицензии на осуществление банковских операций судом были подтверждены: фактическая неплатежеспособность банка и открытие картотеки к счету «47418 «Средства, списанные со счетов клиентов, но не проведенные по корреспондентскому счету кредитной организации из-за недостаточности средств». В рамках дела о банкротстве банка Определением Арбитражного суда Ульяновской области банковская операция по перечислению 55000000 руб., произведенная в погашение задолженности птицефабрики перед банком по кредитному договору, была признана недействительной по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и Федеральным законом от 25.02.1999 N 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», были применены последствия признания сделки недействительной в виде восстановления задолженности птицефабрики перед банком по названному кредитному договору и восстановления задолженности банка перед птицефабрикой по расчетному счету на сумму 55000000 руб.

Полагая, что договор займа является не заключенным по безденежности ввиду отсутствия денежных средств на корреспондентском счете банка на момент совершения этой сделки, а перечисление суммы 28361440 руб. 38 коп. по незаключенному договору привело к неосновательному обогащению конструкторского бюро, птицефабрика обратилась в арбитражный суд с иском о признании договора займа незаключенным и взыскании с конструкторского бюро перечисленных денежных средств.

Коллегия судей ВАС РФ, передавая это дело на пересмотр в порядке надзора в Президиум ВАС РФ, отметила, что по аналогичным спорам сложилась разная практика в арбитражных судах.

Мнения разделились

При удовлетворении иска по вышеописанному делу суды исходили из положений ст. ст. 807, 808, 812 ГК РФ, правовой позиции КС РФ, изложенной в Определении от 25.07.2001 N 138-О, согласно которой исполнение банком обязательств по зачислению поступающих на счет клиента денежных средств и их перечислению со счета, а также распоряжение клиентом находящимися на его счете денежными средствами, зачисленными банком в том числе при исполнении им собственных обязательств перед клиентом, могут осуществляться лишь при наличии на корреспондентском счете банка необходимых денежных средств.

Так, договор займа, являясь реальным, считается заключенным с момента передачи денег или других вещей, определяемых родовыми признаками, и на сумму переданных денег или вещей.

Поскольку на момент осуществления банковской операции по перечислению конструкторским бюро суммы займа со своего расчетного счета на расчетный счет птицефабрики на корреспондентском счете обслуживающего их банка денежные средства отсутствовали, то реального предоставления займа не произошло, заемщик не получил в собственность денежные средства, так как не смог ими распорядиться, что подтверждается Определением Арбитражного суда Ульяновской области о признании недействительной банковской операции по погашению кредитной задолженности птицефабрики перед банком. Следовательно, суды пришли к выводу о безденежности договора займа, признали его незаключенным и взыскали с заимодавца в пользу заемщика уплаченную по данному договору сумму.

По другим делам арбитражные суды приходят к противоположному выводу, полагая, что совершенная между двумя клиентами одного банка операция по перечислению денежных средств соответствует положениям ст. ст. 863 — 865 ГК РФ, требованиям Положения о безналичных расчетах в Российской Федерации, утвержденного Центральным банком РФ 03.10.2002 N 2-П, и Правил ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации, утвержденных Центральным банком РФ 26.03.2007 N 302-П, и не влияет на пополнение и расходование средств на корреспондентском счете банка.

В этом случае суды также ссылаются на правовую позицию, выраженную в Постановлении Президиума ВАС РФ от 21.04.2009 N 16790/08, о том, что при расчетах между клиентами одного банка корреспондентский счет самого банка остается незадействованным.

Поддерживая требования заимодавцев, суды считают, что безденежность предоставленного клиентами одного банка друг другу займа не доказана с учетом документального подтверждения факта перечисления денежных средств с расчетного счета заимодавца на расчетный счет заемщика. Заемщику было известно о поступлении на его счет суммы займа, и он своей волей распорядился поступившими заемными средствами путем перечисления их в счет погашения задолженности перед банком по кредитному договору.

То обстоятельство, что цель сделки по предоставлению займа не была достигнута в связи с банкротством банка, по мнению судов, не означает, что предпринимательский риск неисполнения заемщиком своих самостоятельных, независимых друг от друга обязательств перед банком-кредитором и перед заимодавцем должен быть возложен на заимодавца. В случае признания недействительной сделки по погашению заемщиком задолженности по кредитному договору он вправе обратиться с заявлением о включении его в реестр требований кредиторов банка.

К заимодавцу вопросов нет

По нашему мнению, правильной является вторая позиция, в соответствии с которой договор займа между конструкторским бюро и птицефабрикой следует считать заключенным, а платежи, произведенные птицефабрикой в пользу конструкторского бюро, направленными на погашение займа, что исключает возможность удовлетворения требований о признании договора займа незаключенным и о взыскании перечисленных платежей в счет его погашения.

Договор займа денежных средств считается заключенным с момента их зачисления на счет заемщика. Однако в рассматриваемом деле счета заимодавца и заемщика были открыты в одном и том же банке. Стороны находились в равных условиях при заключении договора займа и при его исполнении.

Так, заимодавец во исполнение принятых на себя обязательств по договору займа дал поручение банку на перечисление денег заемщику. Заемщик, увидев полученные деньги на своем счете, дал поручение банку на их списание в пользу самого банка в счет погашения кредита. В ходе всех названных операций у заемщика не возникало сомнений в действительности и заключенности договора займа. Никаких возражений на этот счет своему контрагенту он не заявлял, на отсутствие денег на счете не ссылался, о незаключенности договора займа иск не предъявлял.

Более того, заемщик, увидев на своем счете увеличение остатка в связи с перечислением заимодавцем денег, отправил их банку в счет погашения своего кредитного обязательства, а после этого в течение длительного времени перечислял деньги заимодавцу в счет погашения возникшего перед ним обязательства по возврату суммы займа. Указанные обстоятельства также свидетельствуют в пользу того факта, что договор займа между сторонами являлся заключенным. Заемщик признавал его и исполнял со своей стороны без каких-либо возражений.

Признание в дальнейшем после исполнения всех операций банка банкротом, восстановления кредитной задолженности заемщика перед ним в связи с признанием недействительной сделки по погашению кредитной задолженности не может опровергать факт заключенности договора займа, поскольку данный договор исполнялся его сторонами на согласованных в нем условиях, в самостоятельном порядке незаключенным признан не был.

Иск о признании договора займа незаключенным заемщик подал только тогда, когда стало известно о неплатежеспособности банка и об отсутствии на его корсчете денежных средств в объеме, достаточном для исполнения поручений клиентов. Это обстоятельство свидетельствует о том, что заемщик пытается переложить свои риски на заимодавца, который в указанных отношениях действовал добросовестно и надлежащим образом выполнил свое обязательство.

В материалах дела отсутствовали доказательства того, что заимодавец знал или должен был знать об отсутствии на корсчете банка денег и о невозможности исполнить поручение по перечислению денег заемщику. При таких обстоятельствах требование заемщика о признании договора займа незаключенным и об истребовании с заимодавца денежных средств, которые ему заемщик перечислял в погашение займа, не подлежит удовлетворению. Поскольку сделка по возврату кредита была признана судом недействительной, задолженность заемщика перед банком была восстановлена, он имеет право требования к банку на сумму, которая должна была быть зачислена на его счет в связи с проведением заимодавцем операции по перечислению суммы займа. Заемщик вправе подать заявление о включении его требования к банку в реестр требований кредиторов.

Корсчет

Корсчет в соответствии со ст. 28 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности» используется банками для проведения расчетов с другими кредитными организациями. Денежные средства, причитающиеся в пользу его клиентов, сначала поступают на его корсчет, а оттуда списываются на счета клиентов. В ситуации, когда все расчеты между клиентами одного банка производятся внутри него с использованием открытых в нем счетов, корсчет самого банка остается незадействованным. В связи с этим наличие или отсутствие на нем денежных средств не имеет правового значения для решения вопроса о том, был ли договор займа заключенным между клиентами этого банка. У заимодавца на счете было достаточное количество денег для исполнения обязательства перед заемщиком, в связи с чем договор займа с момента отражения поступивших денег на счете заемщика является заключенным.

Подтверждение данной позиции можно увидеть также в Постановлении Президиума ВАС РФ от 21.04.2009 N по делу N А56-55222/2007.

В этом деле клиенту банка со счетов третьих лиц, открытых в том же банке, на его счет поступали денежные средства, которые были направлены клиентом на погашение его кредита перед банком. Конкурсный управляющий банком, полагая, что указанные операции нарушают права конкурсных кредиторов и направлены на уменьшение конкурсной массы банка, обратился в суд с иском о взыскании долга по кредитному договору, процентов по нему и санкций.

Однако при отсутствии запрета в отношении банковских операций, касающегося проведения расчетов между клиентами одного и того же банка без использования его корреспондентского счета, к которому имелась картотека неисполненных документов, суд не установил недобросовестности в поведении участников кредитного договора при исполнении ими своих обязательств по указанной сделке.

Помимо этого, суд отметил, что конкурсный управляющий при обращении в суд выбрал ненадлежащий способ защиты права, применение которого может привести к нарушению прав других лиц.

Поскольку и дача клиентом распоряжения о списании денежных средств с его счета в банке в счет погашения задолженности клиента перед банком, и списание банком в безакцептном порядке денежных средств со счета клиента в банке в счет погашения задолженности клиента перед банком могут повлечь за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими кредиторами, эти сделки могут быть оспорены на основании п. 3 ст. 103 Закона N 127-ФЗ как при банкротстве банка, так и при банкротстве клиента.

——————————————————————

Название документа