О сроке исковой давности

(Дружинин А.)

(«ЭЖ-Юрист», 2014, N 21)

Текст документа

О СРОКЕ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ

А. ДРУЖИНИН

Александр Дружинин, юрист, г. Санкт-Петербург.

Самостоятельным и безусловным основанием для отказа в иске является заявление ответчика о пропуске срока исковой давности. Он начинает течь с момента, когда истец узнал или должен был узнать о нарушении своих прав. На практике часто возникают споры по поводу определения начала течения срока исковой давности и установления момента, когда истцу стало известно о допущенных нарушениях.

Точка отсчета

Исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено (ст. 196 ГК РФ).

В силу ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет 3 года и исчисляется с момента, когда истец узнал или должен был узнать о нарушении своего права, при этом в любом случае он не должен превышать 10 лет с момента нарушения, за исключением случаев, установленных Федеральным законом от 06.03.2006 N 35-ФЗ «О противодействии терроризму» (требования о возмещении вреда, компенсации морального вреда, причиненных терактом).

Факт осведомленности истца о нарушении его прав в каждом конкретном случае подлежит выяснению с учетом всех обстоятельств дела.

Например, при решении вопроса о соблюдении срока исковой давности по предъявленному владельцем компании требованию об оспаривании совершенных ею сделок суд исходит из того, что о возможных нарушениях своих прав оспариваемыми сделками истец во всяком случае должен был бы узнать не позднее проведения годового общего собрания, на котором утверждаются итоги финансово-хозяйственной деятельности общества за отчетный год (Определение ВАС РФ от 31.08.2011 N ВАС-11364/11 по делу N А32-21548/2010-32/385).

Однако даже в такой ситуации истец может ссылаться на то, что о нарушении своих прав он узнал гораздо позже, если будет установлено, что он не был надлежащим образом извещен о дате, времени и месте проведения собрания либо ему чинились препятствия в участии в собрании или же на собрании финансовые и иные документы не представлялись либо были сфальсифицированы.

Учитывая многообразие возможных ситуаций, необходимо иметь представление, каким образом следует определять отправную точку для исчисления срока исковой давности.

Договор страхования

Для правильного определения момента начала течения срока исковой давности по обязательствам из договора страхования необходимо учитывать, что представляет собой страховой случай.

Так, в одном деле страховщик в суде сослался на пропуск страхователем срока исковой давности, указав, что с момента наступления страхового случая (причинение вреда жизни и здоровью застрахованного лица) и до момента обращения страхователя в суд истек 3-летний срок исковой давности.

Признавая позицию страховщика необоснованной, суд отметил, что по условиям заключенного между сторонами договора страхования в качестве страхового случая стороны указали не факт причинения вреда жизни и здоровью, а установление застрахованному лицу инвалидности в связи с причинением вреда.

Согласно ч. 4 ст. 1 Федерального закона от 24.11.1995 N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» признание лица инвалидом осуществляется федеральным учреждением медико-социальной экспертизы в порядке и на условиях, определяемых Правительством РФ. Правила признания лица инвалидом утверждены Постановлением Правительства РФ от 20.02.2006 N 95 «О порядке и условиях признания лица инвалидом».

В рассматриваемом деле застрахованному лицу инвалидность II группы была установлена 26.05.2008, с иском к страховщику страхователь обратился в декабре 2010 года, то есть с соблюдением 3-летнего срока исковой давности, поэтому суд рассмотрел его по существу и удовлетворил (Постановление ФАС СЗО от 12.01.2012 по делу N А56-74413/2010).

На практике нередко страховщики отказывают в выплате страхового возмещения или выплачивают его не в полном объеме, а в дальнейшем, когда страхователи обращаются в суд, заявляют о пропуске двухгодичного срока исковой давности, предусмотренного п. 1 ст. 966 ГК РФ, ссылаясь на то, что он начинает течь с момента наступления страхового случая.

Позиция о том, что двухгодичный срок исковой давности подлежит исчислению с даты наступления страхового случая, в судебной практике долгое время была доминирующей (Постановления ФАС ДО от 26.09.2011 N Ф03-4622/2011 по делу N А51-3058/2011, ФАС МО от 07.08.2012 по делу N А40-92809/11-59-819 и др.).

Между тем она является неверной, поскольку не учитывает, что наступление страхового случая хотя и нарушает права истца в имущественной сфере, но вместе с тем в рассматриваемом деле юридически значимым является отказ страховщика от осуществления страховой выплаты. Нарушением, о наличии которого истец должен был знать, послужившим отправной точкой для течения срока исковой давности, является не ущемление прав истца страховым случаем, а отказ страховщика произвести страховую выплату.

Такой подход представлен, в частности, в Постановлении ФАС ВСО от 15.08.2013 по делу N А10-3713/2012 и получил поддержку в Постановлении Президиума ВАС РФ от 21.01.2014 N 11750/13.

В силу п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Следовательно, срок исковой давности не может начать исчисляться ранее момента нарушения права.

Ненадлежащее исполнение или неисполнение обязательства должником нарушает субъективное материальное право кредитора. Следовательно, с момента нарушения права кредитора возникает право на иск, а значит, и должно быть определено начало течения срока давности (с учетом того, когда об этом стало известно или должно было стать известно кредитору).

Наступление страхового случая означает лишь возникновение права требования страхователя к страховщику о страховой выплате, реализация права на страховую выплату осуществляется в порядке, предусмотренном договором страхования или законом.

Поэтому, если в договоре страхования или в законе установлен срок для страховой выплаты, течение срока исковой давности начинается с момента, когда страховщик отказал в выплате страхового возмещения или выплатил его не в полном объеме в этот срок, а при несовершении таких действий — с момента окончания срока, установленного для страховой выплаты.

Если же в договоре страхования или в законе не установлен срок для страховой выплаты, то подлежат применению правила п. 2 ст. 200 ГК РФ, согласно которым по обязательствам, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования, срок исковой давности начинает течь со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства. В такой ситуации обязанность страховщика по выплате страхового возмещения должна быть исполнена в срок, предусмотренный п. 2 ст. 314 ГК РФ.

Аналогичным образом и в другом деле суд указал, что срок исковой давности по требованию о возврате займа в случае исключения договора займа из круга доказательств по причине его фальсификации следует исчислять не с даты перечисления денег, а по истечении 30 дней с даты предъявления требования о возврате займа в соответствии с п. 1 ст. 810 ГК РФ (Постановление Президиума ВАС РФ от 08.04.2013 N 19666/13).

Данный правовой подход к определению момента начала течения срока исковой давности применяется и при разрешении иных споров, возникающих в коммерческом обороте.

Так, в одном деле, отказывая истцу в удовлетворении иска о взыскании с ответчика суммы предоплаты, суд указал на пропуск истцом срока исковой давности. По условиям договора поставки передача товара должна была производиться по факту его оплаты. В данном случае стороны договора поставки не определили конкретного срока для оплаты, а просто указали на необходимость ее осуществления, по сути, предоставив покупателю разумный срок для этого (ст. 314 ГК РФ). Фактически оплата покупателем была произведена 13.04.2009, то есть действие по оплате было совершено и стало свершившимся событием.

Поскольку срок для поставки в договоре также не был обозначен, поставщик свое обязательство по передаче оплаченного товара должен был исполнить в разумный срок. Невыполнение данного обязательства давало покупателю право потребовать передачи оплаченного товара или возврата суммы предоплаты, при этом срок исковой давности по любому из названных требований начинает течь с того момента, когда покупатель узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Учитывая, что после оплаты покупатель ожидал передачи товара поставщиком в разумный срок и до его истечения его права не могли считаться нарушенными, то течение срока исковой давности началось по окончании разумного срока. Поскольку покупатель иск предъявил только 24.09.2012, то есть с очевидным пропуском срока исковой давности, о котором было заявлено ответчиком, суд в иске отказал (Постановление ФАС ПО от 18.07.2013 по делу N А55-27481/2012).

Смешанный договор

Для правильного применения норм об исчислении срока исковой давности необходимо всегда принимать во внимание характер правоотношений участников гражданского оборота, цель и содержание их обязательств друг перед другом. Если стороны заключили смешанный договор, то необходимо правильно квалифицировать и учитывать каждый из его элементов, не допуская нивелирования ни одного из них, поскольку все они являются равноправными по отношению друг к другу (ст. 421 ГК РФ).

Иное истолкование данной правовой нормы может привести к нарушению прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота, что можно увидеть из следующих примеров.

По условиям договора одна сторона приняла на себя обязательство оказать другой комплекс услуг по перевозке, страхованию, таможенному оформлению автобусов, а вторая выплатить ей вознаграждение. В результате исполнения договора по вине исполняющей стороны автобусам были причинены убытки, за возмещением которых в суд обратилась первая сторона. Отказывая в иске, суд первой инстанции исходил из того, что отношения сторон регулируются нормами об экспедиционной деятельности, устанавливающими специальный срок исковой давности по требованиям к экспедитору в 1 год.

Отменяя данное решение, суд апелляционной инстанции указал следующее. Связь обязательств, вытекающих из договора транспортной экспедиции и договора перевозки, определяется тем, что услуги, составляющие предмет договора транспортной экспедиции, должны быть непосредственным образом связаны с перевозкой груза.

Поскольку перевозка осуществлялась лишь на части маршрута и именно в этой части возникшие между сторонами отношения регулируются законодательством об экспедиционной деятельности (в части погрузки автобусов на судно, их выгрузка в порту, таможенное оформление), а в остальной части маршрута вторая сторона участия не принимала (автобусы двигались своим ходом без привлечения к процессу их движения транспортной организации и без оформления документов), отсутствие отношений по перевозке исключает возможность возникновения отношений по поводу экспедирования.

В этой части отношения подпадают под предмет регулирования главы 39 ГК РФ о возмездном оказании услуг, так как в остальной части маршрута второй стороной предоставлялись услуги по обеспечению организации перегона автобусов, в том числе путем предоставления опытных и профессиональных водителей. Установив, что требования первой стороны ко второй основаны на ненадлежащем выполнении обязательств, возникших из договора услуг, суд применил общий срок исковой давности в 3 года и требования удовлетворил (Постановление ФАС МО от 04.05.2009 N КГ-А40/3576-09 по делу N А40-57214/08-22-490).

Однако неправильное определение правовой природы заключенного договора, отнесение его к числу смешанных договоров в отсутствие к тому оснований может привести к ошибочной позиции, которая повлечет отказ в удовлетворении заявленных исковых требований.

В одном деле истец требовал взыскания с ответчика задолженности по внесению платы за очистку судна. По мнению истца, он осуществил перевозку топлива и, кроме того, оказал услуги по очистке судна от остатков груза, которые свидетельствуют о наличии отношений из договора возмездного оказания услуг.

Но суд с такой позицией не согласился, отметив, что в силу главы 11 Кодекса внутреннего водного плавания РФ очистка судна является одной из транспортных услуг, обусловленной перевозкой груза. Обязательство по очистке судна от остатков перевезенного дизельного топлива возникло в связи с осуществлением перевозки данного топлива, поэтому к отношениям сторон подлежат применению правила о договоре перевозки, срок исковой давности которыми установлен в 1 год (Постановление ФАС ВСО от 24.03.2008 N А33-11125/07-Ф02-1033/08).

Приостановление и перерыв

Участникам гражданского оборота следует учитывать основания приостановления срока исковой давности, предусмотренные в ст. 202 ГК РФ, а также случай перерыва течения исковой давности, закрепленный в ст. 203 ГК РФ.

Основанием для перерыва течения срока исковой давности является совершение обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. Однако, как разъясняется на этот счет в судебной практике, такого рода действия по своей природе являются юридическими поступками гражданско-правового характера, которые должны быть совершены обязанным лицом в отношении кредитора. Это, например, может быть признание долга, выраженное в письме в адрес кредитора, заключение сторонами соглашения и т. п.

А вот такие действия, как сообщение обязанным лицом в рамках допроса по уголовному делу каких-либо сведений, не могут рассматриваться как совершение действий, свидетельствующих о признании долга, так как такое сообщение не является юридическим поступком гражданско-правового характера, совершенным в отношении кредитора (Определение ВС РФ от 25.02.2014 N 18-КГ13-165).

Не признают также суды в качестве признания долга действия обязанного лица по отражению задолженности в балансе, поскольку они не свидетельствуют о признании долга, а направлены на исполнение обязательных предписаний по ведению бухгалтерского учета и отчетности (Постановление ФАС СКО от 17.02.2010 по делу N А53-10356/2009).

——————————————————————

Название документа