Не жди, предприниматель, прощения

(Колоколов Н.) («ЭЖ-Юрист», 2014, NN 6, 7) Текст документа

НЕ ЖДИ, ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ, ПРОЩЕНИЯ

/»ЭЖ-Юрист», 2014, N 6/

Н. КОЛОКОЛОВ

Никита Колоколов, доктор юридических наук, профессор кафедры судебной власти и организации правосудия НИУ — ВШЭ, г. Москва.

Минул год с момента существенной трансформации норм УК РФ и УПК РФ, регламентирующих порядок наступления уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской деятельности. Рассмотрим более чем скромные результаты либерализации уголовной политики в отношении предпринимателей, проанализируем возможные ее перспективы.

Первые результаты

УК РФ 29 ноября 2012 года был дополнен ст. ст. 159.1 — 159.6 УК РФ. Данные нормы в ряде случаев улучшают положение лица, совершившего мошенничество в указанных сферах деятельности. В силу ст. 10 УК РФ новый закон имеет обратную силу. В январе — сентябре 2013 года по апелляционным (кассационным) жалобам и представлениям рассмотрены дела в отношении 3349 лиц, обвинявшихся по ст. 159 УК РФ. В соответствии с новым законом переквалифицировано содеянное 265 лицами. По кассационным (надзорным) жалобам и представлениям рассмотрены дела в отношении 412 лиц, переквалифицированы действия только 33. За девять месяцев 2013 года в порядке исполнения приговора рассмотрены ходатайства (представления) о приведении приговоров в соответствие с новым законом в отношении 4083 осужденных по ст. 159 УК РФ. Содеянное виновными переквалифицировано в отношении 1125 человек. При рассмотрении ходатайств (представлений) о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законом суды исходили из установленных судом первой инстанции и отраженных в приговоре фактических обстоятельств содеянного. Результатом приведения приговоров в соответствие с новым законом явилось смягчение осужденным наказания либо освобождение их от наказания. Большинство рассмотренных ходатайств (представлений) касалось мошенничества в сфере кредитования. Преступные деяния осужденных переквалифицировались на ст. 159.1 УК РФ в тех случаях, когда хищение денежных средств было совершено заемщиком путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений.

Статья 159.2 УК РФ

Если заведомо ложные и недостоверные сведения сообщались для получения субсидии, принимались решения о переквалификации деяний осужденных на ст. 159.2 УК РФ. Так, по приговору мирового судьи судебного участка N 1 Володарского района Астраханской области от 29.05.2012 Б. осужден по ч. 1 ст. 159 УК РФ к лишению свободы. Согласно приговору он в июле 2011 года, представив ОКГУ «Центр занятости населения Володарского района Астраханской области» заведомо ложные сведения для получения субсидии, похитил 176400 руб. Наримановский районный суд Астраханской области, рассмотрев ходатайство осужденного, Постановлением от 15.04.2013 приговор в отношении Б. изменил, переквалифицировал его действия на ч. 1 ст. 159.2 УК РФ, по которой ему назначен один год исправительных работ с удержанием 10% заработной платы в доход государства.

Статья 159.4 УК РФ

При переквалификации содеянного на ст. 159.4 УК РФ суды исходили из установленных данных, свидетельствующих о совершении мошенничества в сфере предпринимательской деятельности и преднамеренном неисполнении договорных обязательств. О., являясь генеральным директором ООО, в ноябре 2008-го — январе 2009 года похитила денежные средства граждан. Она осуждена за шесть преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 УК РФ с применением ч. 3 ст. 69, ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ, к лишению свободы на четыре года 10 месяцев в исправительной колонии общего режима. Советский районный суд Ставропольского края по ходатайству О. переквалифицировал ее действия на ч. 1 ст. 159.4 УК РФ, на основании ч. 2 ст. 69, ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ ей назначено наказание в три года 11 месяцев лишения свободы в колонии-поселении. В тех случаях, когда суд не указал, что осужденный не являлся индивидуальным предпринимателем или членом органа управления коммерческой организации либо представлялся руководителем несуществующих коммерческих организаций, суды отказывали в удовлетворении соответствующих ходатайств (представлений) о переквалификации. Кинешемский городской суд Ивановской области Постановлением от 21.02.2013 отказал М. в удовлетворении ходатайства о переквалификации ее действий на новый уголовный закон. В приговоре Фрунзенского районного суда г. Иваново от 14.12.2009 нет указаний на то, что целью деятельности возглавляемого осужденной негосударственного образовательного учреждения «Учебный центр» являлось извлечение прибыли. Был сделан вывод о том, что эта деятельность не относилась к предпринимательской. Кроме того, установлено, что приказами начальника департамента образования Ивановской области деятельность «Учебного центра» приостанавливалась, изымалась лицензия на право осуществления образовательной деятельности. Из приговора следует, что М. представлялась потерпевшим руководителем несуществующих организаций, в которых будет проходить их обучение разным специальностям, а как индивидуальный предприниматель она не имела права выдавать сертификаты о присвоении квалификации по тем или иным специальностям. Суды обоснованно применяли ст. 159.4 УК РФ в тех случаях мошенничества, когда преступные деяния, совершенные в сфере предпринимательской деятельности, были сопряжены с преднамеренным неисполнением договорных обязательств. По приговору Новоалтайского городского суда Алтайского края от 15.03.2012 генеральный директор ООО С. осужден по ч. 4 ст. 159 УК РФ к лишению свободы. Он признан виновным в том, что, используя свое служебное положение, похитил принадлежащие ОАО деньги в сумме 6047252 руб. Рубцовский городской суд Алтайского края переквалифицировал его действия на ч. 3 ст. 159.4 УК РФ, смягчив наказание. Суд также исключил из приговора осуждение по квалифицирующему признаку совершения преступления с использованием служебного положения, поскольку в ст. 159.4 УК РФ этот признак не предусмотрен. Отсутствие в приговоре указания на то, что мошенничество совершено в той или иной конкретной сфере (например, в сфере кредитования, предпринимательской деятельности), само по себе не является основанием для отказа в приведении его в соответствие с новым уголовным законом. По общему правилу, разрешая вопрос о том, является ли деятельность предпринимательской, суды должны руководствоваться п. 1 ст. 2 ГК РФ. Основанием для квалификации содеянного по ст. 159.4 УК РФ является не только совершение мошенничества в сфере предпринимательской деятельности, но и его сопряженность с преднамеренным неисполнением договорных обязательств. Понятие и условия договора, обязательств, возникших из договора, регламентируются положениями гражданского законодательства (глава 9, разделы III, IV ГК РФ). Для квалификации содеянного по ст. 159.4 УК РФ не имеет значения, кто является другой стороной договора (коммерческая организация, предприниматель или физическое лицо). Отсутствие в приговоре сведений о договорных обязательствах между осужденным и потерпевшим служит основанием для отказа в удовлетворении ходатайства о приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом.

Судьи спорят

По приговору Центрального районного суда г. Тулы П. 24.09.2012 осужден по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Тульского областного суда Определением от 10.12.2012 данный приговор хотя и изменила, в частности высказала суждение о том, что в действиях П. в ряде случаев следует усмотреть состав преступлений, предусмотренных новой редакций УК РФ, но новый закон фактически не применила. Следующие две надзорные инстанции в возбуждении надзорного производства отказали. Отменив Постановление судьи ВС РФ об отказе в удовлетворении надзорной жалобы и возбудив надзорное производство, заместитель Председателя ВС РФ А. Толкаченко указал следующее. Суд установил, что П. совершил хищение путем заключения контрактов на выполнение дорожно-строительных работ, при таких обстоятельствах выводы суда кассационной инстанции о том, что они не подлежат переквалификации на ст. 159.4 УК РФ, вызывают сомнения (Постановление заместителя Председателя ВС РФ А. Толкаченко об отмене постановления судьи об отказе в удовлетворении надзорной жалобы от 29.10.2013 N 38-у-13-321).

Как работают изменения

Изменения в УПК РФ также были внесены 29 ноября 2012 года. Согласно ч. 3 ст. 20 УПК РФ к уголовным делам частно-публичного обвинения отнесены дела о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 159 — 159.6, 160, 165 УК РФ, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, за исключением случаев, когда преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо когда предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество. Производство по возбужденным до указанной даты уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 159 — 159.6 УК РФ, прекращению по основанию отсутствия заявления потерпевшего не подлежит.

Применение Постановления об амнистии

К 1 октября 2013 года суды на основании Постановления об амнистии прекратили уголовные дела или приняли решения об освобождении от наказания в отношении 401 лица. Данное Постановление применялось в отношении подсудимых или осужденных по ст. ст. 146, 159.1, 159.4, 171, 180, 191, 199, 199.2 УК РФ. В 88 случаях отказано в применении Постановления об амнистии ввиду того, что обвиняемый (осужденный) не исполнил обязательство по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшим; лицо не являлось впервые осужденным, лицо осуждено по совокупности с другими преступлениями. По приговору мирового судьи от 25.04.2013 Б. осуждена по ч. 2 ст. 146 УК РФ к восьми месяцам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно. В суд поступило представление начальника отдела УИИ УФСИН России по Камчатскому краю о применении Постановления об амнистии к Б. Суд отказал в удовлетворении представления, поскольку Б. осуждена по приговору Елизовского районного суда Камчатского края от 27.07.2011 по п. «в» ч. 3 ст. 146 УК РФ к одному году лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком один год. Приговор вступил в законную силу 2 августа 2011 года. По приговору от 25.04.2013 Б. признана виновной и осуждена по ч. 2 ст. 146 УК РФ за преступление, совершенное 27 января 2012 года. Таким образом, на момент совершения преступления по приговору от 25.04.2013 судимость Б. не была погашенной. В соответствии с п. 7 Постановления об амнистии его положения не распространяются на лиц, ранее осуждавшихся за умышленные преступления и вновь осужденных к лишению свободы за умышленные преступления. Возражение осужденного, в отношении которого приговор вступил в законную силу, против применения акта об амнистии не является для суда обязательным. Мировой судья судебного участка N 68 Октябрьского района г. Красноярска рассмотрел представление начальника отдела ФКУ УИИ ГУФСИН по Красноярскому краю о применении Постановления об амнистии к М., осужденному по приговору от 26.09.2012 по ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 146 УК РФ к шести месяцам исправительных работ с удержанием 5% заработной платы в доход государства, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком один год, с возложением на него обязанностей. Осужденный М. и его защитник возражали против удовлетворения данного представления, поясняя, что М. не нуждается в амнистии, поскольку приговор незаконен. Помощник прокурора Октябрьского района г. Красноярска поддержал представление начальника отдела, указав, что законность постановленного в отношении М. приговора не является предметом рассмотрения при решении вопроса о применении акта об амнистии. Суд удовлетворил представление о применении акта об амнистии, поскольку в соответствии со ст. 84 УК РФ амнистия объявляется Государственной Думой в отношении индивидуально неопределенного круга лиц. Актом об амнистии лица, совершившие определенные преступления, должны быть освобождены от уголовной ответственности. Вопрос о применении акта об амнистии в отношении условно осужденных решает суд по представлению уголовно-исполнительных инспекций, осуществляющих контроль за их поведением. М. полностью возместил ущерб потерпевшим. Суд пришел к выводу, что на М. распространяется действие Постановления об амнистии. Вопреки доводам М. вопрос о незаконности его осуждения по приговору суда от 26.09.2012, вступившему в законную силу, не мог быть рассмотрен при разрешении представления о применении акта об амнистии и не являлся основанием, исключающим применение к М. акта об амнистии.

Причины отказа

Основной причиной отказов судов в применении амнистии являлось невыполнение подсудимыми или осужденными условия по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшим. Так, в одном деле по приговору Басманного районного суда г. Москвы от 15.03.2013 Н. осужден по ч. 3 ст. 159.1 УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком три года. Начальник УИИ ходатайствовал перед судом об освобождении осужденного от отбывания наказания ввиду амнистии. По Постановлению Жуковского городского суда Московской области от 26.08.2013 суд отказал в удовлетворении ходатайства. Согласно приговору Н. совершил мошенничество в сфере кредитования в составе группы лиц по предварительному сговору с причинением ущерба ОАО «М. банк» в крупном размере — 3 млн. руб. Сведений о возмещении подсудимым ущерба потерпевшему до вынесения приговора нет. Их нет и в материалах, представленных УИИ. В соответствии с ч. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками потерпевшим следует понимать расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрату или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). В целях правильного применения акта об амнистии судам необходимо устанавливать прежде всего наличие реального ущерба (вреда), предусмотренного в качестве признака преступления в статьях Особенной части УК РФ. Кроме того, суды должны обращать внимание и на возможность установления упущенной выгоды в тех случаях, когда она является признаком преступления (например, в ст. 146 УК РФ) или одним из требований гражданского истца. Реальный ущерб может быть возмещен в натуре (предоставление вещи того же рода и качества, ремонт или исправление поврежденного имущества), в денежной форме (возмещение стоимости утраченного или поврежденного имущества), путем компенсации неимущественных видов вреда (например, физического или морального вреда, вреда деловой репутации организации). Упущенная выгода возмещается посредством компенсации не полученных потерпевшим доходов. При оценке в ходе применения акта об амнистии документов, подтверждающих исполнение подсудимыми или осужденными условия по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшим, судам необходимо устанавливать, можно ли считать причиненный в результате преступления вред (ущерб) возмещенным исходя из положений гражданского законодательства о возмещении вреда (в частности, положений ст. ст. 1064 и 1082 ГК РФ об объеме и о способах возмещения вреда, ст. ст. 151 и 1099 — 1101 ГК РФ — об основаниях, о способах и размере компенсации морального вреда и др.).

/»ЭЖ-Юрист», 2014, N 7/

Минул год с момента существенной трансформации норм УК РФ и УПК РФ, регламентирующих порядок наступления уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской деятельности, практически столько же прошло времени с момента объявления амнистии в отношении лиц, совершивших преступления в сфере предпринимательской деятельности. Продолжим рассмотрение более чем скромных результатов либерализации уголовной политики в отношении предпринимателей и анализ возможных ее перспектив.

Если ущерб отсутствует

Совершение некоторых преступлений, перечисленных в п. 1 Постановления об амнистии, может быть сопряжено с извлечением доходов в крупном либо особо крупном размере, однако при этом содеянное не причиняет ущерба гражданам, организациям либо государству (например, ст. 171 УК РФ). В таких случаях у лица, совершившего такое преступление, не возникает обязательств по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшему. Отсутствие указанных обязательств не препятствует применению акта об амнистии при наличии иных условий. Суд г. Петрозаводска Республики Карелия (Постановление от 15.08.2013) прекратил уголовное дело по обвинению А. в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ. А. обвинялся в незаконном предпринимательстве, сопряженном с извлечением дохода в особо крупном размере. А., исключенный из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей в связи с признанием его банкротом, совместно с Г. осуществлял предпринимательскую деятельность, связанную с оказанием услуг общественного питания и розничной торговли алкогольной продукцией в кафе «Ф». Зная о том, что у него отсутствует право на предпринимательскую деятельность, А. ввел в заблуждение директора ООО «Д» К. и заключил договор аренды складского помещения. Впоследствии А. совместно с Г. в арендованном помещении организовал предприятие общественного питания и осуществлял фактическое руководство предприятием. В ходе предварительного слушания разрешался вопрос о прекращении уголовного дела по обвинению А. на основании п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ вследствие амнистии. Согласно п. 5 Постановления об амнистии находящиеся в производстве суда уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 171 УК РФ, совершенных до дня вступления указанного Постановления в силу, подлежат прекращению, если обвиняемый выполнил обязательства по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшим. По названному делу потерпевших и гражданских истцов нет, убытки не причинены. В ходе предварительного слушания стороны (обвиняемый А. и его адвокат, а также прокурор) не возражали против прекращения уголовного дела вследствие акта об амнистии. В результате совершения преступления в силу тех или иных обстоятельств реальный ущерб потерпевшему может быть не причинен. Например, если все контрафактные экземпляры произведений были обнаружены и изъяты в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия (оперативного эксперимента) и не установлено фактов их сбыта покупателям (ст. 146 УК РФ) либо ущерб кредитной организации не причинен в силу того, что осужденный не довел преступление до конца (ст. 176 УК РФ). В таких случаях у подсудимых (осужденных) также отсутствуют обязательства по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшему, и, как следствие, в отношении них может быть применен акт об амнистии. По Постановлению от 23.07.2013 мировой судья судебного участка района Братеево г. Москвы, рассмотрев уголовное дело в отношении М., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ, прекратил его на основании п. 5 Постановления об амнистии. М. обвинялся в приобретении, хранении контрафактных экземпляров произведений в целях сбыта. Подсудимый приобрел у не установленных следствием лиц 542 DVD с содержащимися на них заведомо для него контрафактными аудиовизуальными произведениями, которые расположил в помещении своего торгового павильона. С. сбыл одно контрафактное произведение за 145 руб. После этого сотрудники ОЭБиПК УВД по ЮАО ГУ МВД России по г. Москве изъяли хранившиеся у М. в целях сбыта DVD на общую сумму 109980 руб. Органы предварительного расследования квалифицировали действия М. по ч. 2 ст. 146 УК РФ. По Постановлению Симоновского районного суда г. Москвы от 13.08.2013 прекращено уголовное дело в отношении Ф. по амнистии. Он обвинялся в том, что совершил покушение на мошенничество в сфере кредитования. Преступление не было доведено до конца, так как Ф. задержан при попытке получить кредит по подложным документам. В судебном заседании защитник заявил поддержанное подсудимым ходатайство о прекращении уголовного дела на основании п. 5 Постановления об амнистии. Представитель потерпевшей организации не возражал против прекращения дела. Следует иметь в виду, что факт исполнения обязательств по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшему может устанавливаться судом не только на основании документов, представленных службой судебных приставов по месту регистрации должника или нахождения имущества, но и на основании документов, подтверждающих исполнение соответствующих обязательств, представленных суду другими лицами и органами (например, потерпевшим, органами налоговой службы, учреждениями уголовно-исполнительной системы). По Постановлению Калужского районного суда Калужской области от 07.08.2013 прекращено уголовное дело по обвинению Ч. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 146 УК РФ, п. «в» ч. 3 ст. 146 УК РФ, на основании п. 5 Постановления об амнистии. Ч. обвинялся в незаконном использовании объектов авторского права, незаконном хранении контрафактных экземпляров произведений в целях сбыта. В судебном заседании защитник Ч. ходатайствовал о прекращении уголовного дела по амнистии, при этом указал, что Ч. добровольно возместил убытки, причиненные потерпевшим. Ч. представил суду соглашение с потерпевшими об уплате денежных средств и соответствующие платежные документы. Представители потерпевших ходатайствовали о прекращении уголовного дела в отношении Ч., так как он в полном объеме возместил причиненные преступлением убытки и ущерб. (Подробнее по всем приведенным примерам см. Обзор судебной практики по применению Федерального закона от 29 ноября 2012 г. N 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» и Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 2 июля 2013 г. N 2559-6 ГД «Об объявлении амнистии», утв. Президиумом ВС РФ 04.12.2013.)

Двойное дно амнистии

Амнистия — не только прощение, это еще и изощренный способ спрятать некоторые свои ошибки. Во-первых, не только крайне глупо, но и очень затратно сначала репрессировать человека, разрушить созданную им инфраструктуру, его бизнес, выгнать сотрудников компании на улицу, а затем все это восстанавливать. Криминологи давным-давно дали ответ, что по делам об экономических преступлениях стоит размахивать дубиной уголовной репрессии только тогда, когда это для общества в конечном итоге будет если не рентабельно, то по крайней мере с минимальными убытками. Данное золотое правило, к величайшему сожалению, отечественным законодателем просто-напросто попрано, поэтому неудивительно, что в связи с 20-летием Конституции РФ амнистируются лишь те, кого по большому счету и судить-то не надо было, тем более направлять в места лишения свободы. Например, беременных женщин и мам, имеющих малолетних детей, стариков, инвалидов. Какие можно сделать научно-практические выводы из всего вышесказанного? Во-первых, пора определиться с вопросом, кому из пестрого по своему составу корпуса предпринимателей действительно нужна амнистия? Как отмечалось в предыдущих наших публикациях, первая группа предпринимателей уже давно не совершает преступлений, для нее честный бизнес гораздо выгоднее и перспективнее. Предприниматели нуждаются лишь в том, чтобы общество поскорей забыло их прегрешения 20-летней давности. Для них важна амнистия не уголовная (сроки давности привлечения их к уголовной ответственности истекли), а финансовая, социально-культурная. Вторая группа предпринимателей — это те, кто пусть и вынужденно, но осознанно пошел на конфликт с законом. На наш взгляд, с их освобождением от наказания не нужно было спешить. Третья группа — жертвы рейдерских захватов, предприниматели, из которых искусственно сделали преступников. Если мы не готовы разобраться в их делах, то нужно их хотя бы простить. Во-вторых, следует пересмотреть уголовный закон: он необоснованно жесток к лицам, совершившим в масштабах бизнеса малозначительные деяния. Повышение в ст. ст. 159.3 — 159.6 УК РФ порогов наступления уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательства — полумера. Порог наступления уголовной ответственности за хищение в сфере бизнеса в 250000 руб. — просто смех, следствие и суд стоят дороже. В-третьих, российская криминология — все еще прокоммунистическая, следовательно, ответа на вопрос о возможности прощения предпринимателей она дать не в состоянии. Ее апологетам невдомек, что, засадив надолго предпринимателя, мы выгоняем на улицы его рабочих… В-четвертых, многие, например А. Бастрыкин, призывают к введению новых норм в УК РФ, регламентирующих ответственность бизнеса <1>. Пора понять, что рыночные отношения уголовным правом не регулируются. Для чего и кому нужны новые регламенты? Наверное, чиновнику, ибо без оных ему смерть. ——————————— <1> Бастрыкин А. И. Актуальные аспекты совершенствования уголовной политики в сфере экономической деятельности // Библиотека криминалиста. 2013. N 3 (8).

В-пятых, цифры неопровержимо свидетельствуют, что амнистия коснулась очень немногих предпринимателей, да и по-другому быть не может, поскольку по-настоящему прощать некого, да и нет желающих дарить такое прощение. В-шестых, амнистия — прощение, а таковое не должно ставиться в зависимость от экономических факторов, не получивших как минимум судебной оценки. Законодатель заставляет предпринимателя платить за свободу большую цену. Штрафы в УК РФ установлены совершенно не реальные. Золотое правило: наказание, в том числе и штраф, должно быть исполнимым.

——————————————————————

Название документа