Юридическое действие брачного договора при расторжении и прекращении брака

(Мыскин А. В.) ("Нотариус", 2013, N 1) Текст документа

ЮРИДИЧЕСКОЕ ДЕЙСТВИЕ БРАЧНОГО ДОГОВОРА ПРИ РАСТОРЖЕНИИ И ПРЕКРАЩЕНИИ БРАКА <*>

А. В. МЫСКИН

-------------------------------- <*> My'skin A. V. Juridical force of marriage contract in dissolution and termination of marriage.

Мыскин Антон Владимирович, заведующий кафедрой гражданско-правовых дисциплин Российской академии адвокатуры и нотариата, кандидат юридических наук.

В рамках данной статьи автор продолжает серию своих работ, посвященных проблематике брачного договора. В указанной статье автор анализирует правовые ситуации, связанные с прекращением действия брачного договора в случае расторжения и прекращения брака между супругами. На конкретных примерах в статье показывается, что использование в тексте брачного договора термина "прекращение брака" (т. е. установление правовых последствий на случай прекращения брака между супругами) является юридически некорректным и, более того, способно породить ряд неблагоприятных правовых последствий. С учетом этого автор предлагает свои рекомендации для преодоления данных негативных явлений.

Ключевые слова: брачный договор, расторжение брака, прекращение брака, соглашение о разделе имущества между супругами.

Within the framework of the present article the author continues the series of his works devoted to the problems of marriage contract. The said article analyses legal situations connected with termination of marriage contract in case of dissolution and termination of marriage between spouses. On the basis of concrete examples the author shows that the use in the text of the marriage contract of the term of "termination of marriage" (i. e. establishment of legal consequences in case of termination of marriage between spouses) is legally incorrect and moreover may create a number of negative legal consequences. Taking into consideration the above the author proposes his own recommendations for negotiation of the said negative phenomena.

Key words: marriage contract, dissolution of marriage, termination of marriage, agreement on the partition of property between spouses.

Как известно, по общему правилу брачный договор связан с брачным союзом между супругами самым крепким образом, что, собственно, и отражено в его этимологическом названии, и вне брака ни один брачный договор, опять же по общему правилу, не имеет права на юридическое существование. Например, п. 1 ст. 41 Семейного кодекса РФ (далее - СК РФ) устанавливает, что брачный договор может быть заключен как до государственной регистрации заключения брака, так и в любое время в период брака. И далее СК РФ отдельно отмечает, что брачный договор, совершенный до государственной регистрации заключения брака, вступает в силу со дня государственной регистрации заключения брака. Отдельно СК РФ регулирует и отношения, связанные с прекращением брачного договора. Как устанавливается в п. 3 ст. 43 СК РФ, действие брачного договора прекращается с момента прекращения брака. Правда, далее сам СК РФ устанавливает из этого правила исключение, указывая, что в брачном договоре супруги в принципе могут урегулировать для себя определенные обязательства, которые будут действовать для них уже после прекращения их брака. То есть в некоторых исключительных случаях брачный договор все же сможет пережить брачный союз мужа и жены и продолжить свое юридическое существование уже за рамками данного союза. Если говорить более конкретно, то супруги в рамках брачного договора, например, могут урегулировать свои жилищные права и обязанности в отношении друг друга именно на случай расторжения их брака. К примеру, если один из супругов является собственником жилого помещения, а второй супруг вселен в это жилое помещение в качестве члена его семьи (несобственника), то в случае прекращения брака между супругами к их взаимоотношениям будет применяться п. 4 ст. 31 Жилищного кодекса РФ (далее - ЖК РФ), где указывается, что в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется. В настоящее время эта норма ЖК РФ достаточно подробно прокомментирована в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации", где, в частности, отмечается, что бывшие члены семьи собственника утрачивают право пользования жилым помещением и должны освободить его. В противном случае собственник жилого помещения вправе требовать их выселения в судебном порядке без предоставления другого жилого помещения (п. 13). Однако сама эта норма ЖК РФ является диспозитивной, так как прямо устанавливает, что иное положение вещей может быть урегулировано соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. А в роли такого соглашения как раз и может выступать именно брачный договор, где супруги установят, что в случае прекращения их семейных отношений у бывшего члена семьи собственника жилого помещения (бывшего супруга) сохранится (срочное или бессрочное) право проживания в таком жилом помещении и пользования им <1>. -------------------------------- <1> На практике такое право проживания в большинстве случаев устанавливается в виде условной сделки: право проживания действует до момента вступления бывшим супругом в новый брак, до момента приобретения им права собственности или права социального найма на другое жилое помещение, до момента достижения им определенного возраста.

Данный пример с наглядностью демонстрирует нам, что в некоторых исключительных случаях брачный договор может "пережить" брак, оставаясь полноценным и полнодейственным юридическим документом. Однако общая линия нашего семейного законодательства остается неизменной. Если есть официально зарегистрированный брак, стороны такого брака могут связать себя положениями брачного договора. Если брака нет, то в данных отношениях нет и места брачному договору. Мы же в рамках данной статьи хотели бы проанализировать особенности прекращения действия брачного договора (потери им своей юридической силы) на случай прекращения брачных отношений между супругами. Однако прежде чем приступить к данному анализу, нам необходимо точно разобраться с двумя близкими, но, по сути, совершенно различными категориями, существующими в данной области, так как без этого наше дальнейшее исследование будет лишено всякого смысла. Речь идет о таких категориях, как "расторжение брака" и "прекращение брака". Между этими конструкциями действительно нельзя ставить знак равенства, поэтому разберемся с каждой из них в отдельности. Итак, что же такое расторжение брака? Расторжение брака - это его прекращение по воле одного или обоих супругов, совершаемое при жизни данных супругов (п. 2 ст. 16 СК РФ). В зависимости от конкретных обстоятельств брак между супругами расторгается либо в органах загса (ст. 19 СК РФ), либо в судебном порядке (ст. 21 - 23 СК РФ). Прекращение же брака - это более широкое понятие. Брак прекращается не только в результате его расторжения, но и в результате смерти одного или обоих супругов или вследствие объявления судом одного из супругов умершим (п. 1 ст. 16 СК РФ) <2>. То есть категории "прекращение брака" и "расторжение брака" соотносятся между собой как род и вид, общее и частное. Прекращение брака как более объемная категория включает в себя такое явление, как расторжение брака, однако только этим явлением не ограничивается, вводя в свое содержание и такие случаи прекращения брака, как смерть одного из супругов (фактическая или юридическая). Кроме того, между данными конструкциями присутствует различие не только сущностное, но и формальное. Если брак между супругами прекращается в результате его расторжения, бывшие супруги обязаны зарегистрировать такое расторжение в органах загса с получением соответствующих свидетельств. Если же брак прекращается в результате смерти одного из супругов, то специальной регистрации прекращения брака в этом случае не производится. Регистрация смерти человека в органах загса будет являться автоматическим основанием прекращения брака. -------------------------------- <2> Более подробно см., напр.: Пчелинцева Л. М. Семейное право России: Учебник для вузов. М.: Издательская группа "НОРМА-ИНФРА-М", 1999. С. 137 - 138.

Теперь, разобравшись с вопросом о принципиальном различии расторжения и прекращения брака, мы можем перейти к сути нашего исследования. Возьмем конкретную ситуацию. Допустим, супруги заключают брачный договор и указывают в нем, что в случае расторжения их брака имущество, нажитое в нем и составляющее, соответственно, их совместную супружескую собственность, будет разделено между супругами (т. е. передано в единоличную индивидуальную собственность каждого из них) таким образом, как это будет определено и описано в таком брачном договоре. Если супруги в последующем все же прекратят свой брак в результате его расторжения (не важно, по воле одного или обоих супругов), то такие положения брачного договора, естественно, должны будут применяться и реализовываться на практике. Однако как нам стоит поступить с таким брачным договором и его условиями, если брак между супругами будет прекращен в результате смерти одного из супругов? В настоящее время прямой ответ на этот вопрос мы сможем найти в материалах нашей судебной практики. Как отмечается в п. 33 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", в состав наследства, открывшегося со смертью наследодателя, состоявшего в браке, включается его имущество, а также его доля в имуществе супругов, нажитом ими во время брака, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства. И далее отдельно отмечается, что условия брачного договора, которым договорный режим имущества супругов установлен только для случая расторжения брака, при определении состава наследства (т. е. при прекращении брака) не учитываются. Таким образом, с учетом указанных разъяснений Верховного Суда РФ мы должны дать следующий ответ на поставленный выше вопрос. Если супруги заключают брачный договор и определяют в нем свои имущественные взаимоотношения на случай расторжения брака (например, раздел имущества), то в случае прекращения такого брака в результате смерти одного из супругов указанный брачный договор также прекращает свое юридическое действие, его положения не должны будут применяться к будущим имущественным отношениям пережившего супруга (в том числе и наследственным), а к имуществу, нажитому супругами в период их брака, должны будут применяться нормы семейного законодательства о законном режиме имущества супругов. Теоретическое обоснование именно такого подхода объясняется очень просто. Определяя свои имущественные правоотношения на случай расторжения брака, супруги заключают такой брачный договор под условием, так как в момент его заключения ни один из супругов не может быть уверен на сто процентов, что такое условие, как расторжение брака, наступит в действительности. Если же брак между супругами прекратится в результате смерти одного из них, то такое условие, как расторжение брака, не наступает и объективно никогда уже не сможет наступить, в результате чего соответствующие условия брачного договора аннулируются, так и оставшись в положении неких спящих норм. Таким образом, как мы смогли убедиться, юридическое действие брачного договора существенным образом ограничивается ситуациями прекращения брака между супругами. В связи с этим возникает резонный вопрос. Могут ли супруги, используя некий юридический инструментарий, подстраховать себя от данного жизненного фактора и установить в своих имущественных взаимоотношениях необходимый для них правовой режим именно на случай возможного прекращения их брака? Если использовать в данной ситуации исключительно семейно-правовой инструментарий, то супругам смогут здесь помочь как минимум два варианта решения указанной проблемы. Во-первых, супруги могут заключить тот же самый брачный договор и установить в нем режим раздельности своего имущества уже на период их брака. Если у супругов к моменту заключения брачного договора уже будет некое совместно приобретенное (наличное) имущество, супруги в таком брачном договоре просто определят, кому из них какое конкретно имущество перейдет в личную (раздельную) собственность. Если у супругов к моменту заключения брачного договора такого имущества не будет, супругам в тексте брачного договора придется ограничиться лишь общей фразой, что единоличным собственником имущества, приобретенного в период брака, будет считаться тот из супругов, на чьи денежные средства такое имущество будет приобретено либо на имя кого из супругов будут выданы соответствующие правоустанавливающие документы. Во-вторых, супруги в период своего брака могут заключить соглашение о разделе их совместно нажитого имущества и точно так же по взаимному согласию передать в единоличную собственность друг друга то имущество, в отношении которого они посчитают это сделать целесообразным <3>. В обоих случаях ни расторжение, ни прекращение брака не будет играть для супругов ровно никакого значения, так как имущество будет распределено между супругами уже в браке, а режим совместной собственности в имущественных отношениях, возникающих между супругами, будет, скорее всего, вообще отсутствовать. -------------------------------- <3> О принципиальных различиях, существующих между брачным договором, устанавливающим режим раздельности, и соглашением о разделе супружеского имущества, см.: Мыскин А. В. Брачный договор в системе российского частного права. М.: Статут, 2012. С. 119 - 121.

Теперь нам хотелось бы разобраться со вторым вариантом развития событий, который может иметь место в конструкции брачного договора. Суть этого варианта заключается в следующем. Допустим, супруги заключат брачный договор и установят в нем некие имущественные правоотношения (например, тот же самый раздел имущества) уже на случай прекращения их брака. В связи с этим возникает вопрос: может ли прекращение брака быть тем событием в условной сделке, к которому супруги могут приурочить наступление определенных имущественных последствий? Ответ на этот вопрос не так однозначен, как это может показаться на первый взгляд. Лично нам видится следующее его разрешение. В том случае, если брак между супругами прекратится в результате его расторжения, заключенный между супругами брачный договор, по всей видимости, без каких-либо особых преград должен будет порождать весь комплекс прав и обязанностей, которые супруги в этот брачный договор заложат. Гораздо сложнее будет обстоять дело, если брак между супругами прекратится в результате смерти одного из них. Если посмотреть на данную ситуацию с формальной точки зрения, то перед нами выстроится следующая картина. Если супруги урегулируют свои имущественные взаимоотношения на случай прекращения брака и такой брак прекратится в результате смерти одного из супругов, то соответствующие условия брачного договора необходимо будет квалифицировать как условия, содержащие распоряжения на случай собственной смерти. Однако мы все прекрасно знаем, что единственным юридическим документом, посредством которого человек может распорядиться своим имуществом на случай смерти, является завещание (п. 1 ст. 1118 ГК РФ). У завещания в этом вопросе абсолютно монопольное положение, и никакие другие гражданско-правовые акты в этой ситуации использованы быть не могут <4>. Естественно, что конструкция брачного договора такова, что она исключает внедрение в свою структуру каких бы то ни было завещательных распоряжений. В связи с этим мы должны прийти к единственному выводу: условия брачного договора, поставленные в зависимость от прекращения брака, являются не чем иным, как скрытым завещанием. Такой брачный договор в своей внутренней структуре будет содержать элементы завуалированного завещания. Следовательно, указанный брачный договор будет самой настоящей притворной (симулятивной) сделкой и, как и всякая притворная сделка, соответствующий договор (или его определенная часть) должен быть признан недействительным. -------------------------------- <4> Не зря п. 3 ст. 572 ГК РФ отдельно устанавливает, что договор дарения, предусматривающий передачу дара одаряемому после смерти дарителя, ничтожен. К сожалению, подобного указания в нормах семейного законодательства, регулирующих институт брачного договора, не содержится, хотя, по логике, оно должно быть и там.

Именно так должна разрешаться указанная ситуация с формальной точки зрения. Однако, как нам кажется, такой жесткий подход не будет соответствовать ни сложившейся нотариальной практике, ни, что более важно, стабильности и устойчивости гражданского оборота. Как нам видится, использование в тексте брачного договора такого технически неправильного термина, как "прекращение брака", не должно вести к аннулированию соответствующих условий брачного договора или иным неблагоприятным юридическим последствиям; иное решение этого вопроса вряд ли будет соответствовать имущественным интересам супругов. Однако как нам следует поступить в сложившихся обстоятельствах? Ведь для решения этой проблемы должен быть использован какой-то юридически обоснованный инструментарий. На наш взгляд, в данной ситуации вполне мог бы подойти такой логический прием толкования правовой нормы, который Е. В. Васьковский - один из виднейших дореволюционных российских юристов - называл термином "исправляющее толкование". Вот как он описывал суть данного приема толкования. Качественное несоответствие между словесным смыслом нормы и действительной мыслью законодателя заключается не в том, что действительной мысли законодателя дана слишком широкая или чересчур узкая формулировка, а в том, что слова законодателя выражают собой не ту мысль, какую он хотел выразить. Этого рода несоответствия являются результатом описок, опечаток и редакционных промахов в подлинном тексте нормы. Понимая норму в том смысле, какой она должна иметь согласно действительному намерению законодателя, мы подвергнем ее так называемому исправляющему или изменяющему толкованию <5>. Сам Е. В. Васьковский в качестве иллюстрации использования данного метода приводил следующий пример. Статья 222 ч. I т. X (Свода законов Российской империи) говорит, что несовершеннолетний, вступивший в сделку "без согласия своего опекуна", не подвергается ответственности по этой сделке "ни во время малолетства", ни по достижении совершеннолетия. Вопреки словесному смыслу этой статьи реальное толкование ее свидетельствует, что закон, говоря о согласии опекунов, имеет в виду на самом деле попечителей, а под временем малолетства разумеет не малолетство в строгом смысле слова (до 17 лет), а несовершеннолетие (от 17 до 21 года) <6>. -------------------------------- <5> Васьковский Е. В. Цивилистическая методология. Учение о толковании и применении гражданских законов. М.: Центр "ЮрИнфор", 2002. С. 247. <6> Там же. С. 247 - 248.

Применительно к нашей тематике использование такого методологического приема должно означать следующее. Если в тексте брачного договора будет употреблен термин "прекращение брака", то использование такого термина не должно влечь недействительность брачного договора. Просто данный термин необходимо будет подвергнуть исправляющему толкованию и в конечном счете прийти к заключению, что на самом деле в тексте брачного договора под термином "прекращение брака" понимается термин "расторжение брака". Использование же именно такого приема и подхода все расставит на свои места. Если брак между супругами прекратится в результате его расторжения, к имущественным взаимоотношениям разведенных супругов должны будут применяться соответствующие положения брачного договора. Если брак между супругами прекратится в результате смерти одного из них, соответствующие пункты брачного договора для пережившего супруга утратят свою силу.

------------------------------------------------------------------

Название документа