К вопросу о новации алиментных обязательств в свете реформирования гражданского законодательства

(Ксенофонтова Д. С.) («Семейное и жилищное право», 2013, N 2) Текст документа

К ВОПРОСУ О НОВАЦИИ АЛИМЕНТНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ В СВЕТЕ РЕФОРМИРОВАНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА <*>

Д. С. КСЕНОФОНТОВА

——————————— <*> Ksenofontova D. S. On the issue of innovation of alimony obligations in light of reform of civil legislation.

Ксенофонтова Дарья Сергеевна, аспирант кафедры гражданского и предпринимательского права Казанского (Приволжского) федерального университета.

В настоящей статье рассматривается вопрос новации алиментных обязательств. Обсуждается обоснованность запрета новации обязательств по уплате алиментов.

Ключевые слова: новация, алиментные обязательства, семейно-правовые договоры.

The present article considers the issue of innovation of alimony obligations; discusses the feasibility of prohibition of innovation of obligation on alimony payment.

Key words: innovation, alimony obligations, family-law contracts.

В соответствии с п. 2 ст. 414 Гражданского кодекса Российской Федерации <1> новация в отношении обязательств по уплате алиментов не допускается. Данный запрет вполне объясним, поскольку иное противоречило бы правовой природе алиментных обязательств, их целевому назначению — обеспечению жизненно важных потребностей алиментоуправомоченного лица. ——————————— <1> Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч. 1 от 30 нояб. 1994 г. N 51-ФЗ // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

Для достижения целей алиментирования законодателем предусмотрена развитая система правовых гарантий, направленных на создание реальной возможности получения содержания управомоченным лицом. Среди правовых гарантий принято выделять правовые гарантии осуществления прав и исполнения обязанностей, а также правовые гарантии защиты прав <2>. К первой группе относятся, в частности, юридические факты, поскольку для осуществления права и исполнения обязанности, как правило, необходимо, «чтобы нормы права указывали на юридические факты, с которыми связан их переход на стадию непосредственного пользования или исполнения» <3>. ——————————— <2> Чечот Д. М. Субъективное гражданское право и формы его защиты. Л.: Изд-во ЛГУ, 1968. С. 49; Витрук Н. В. О юридических средствах обеспечения реализации и охраны прав советских граждан // Правоведение. 1964. N 4. С. 32 — 35; Хазов Е. Н. Конституционные гарантии прав и свобод человека и гражданина в России: теорет. основы и проблемы реализации. М.: Юнити-Дана; Закон и право, 2010. С. 98. <3> Витрук Н. В. Общая теория правового положения личности. М.: Норма, 2008. С. 314.

С юридическими фактами связана и реализация непосредственно правовых гарантий, направленных на обеспечение осуществления и защиты права на получение содержания. Так, с момента удостоверения факта родства возникает алиментное правоотношение между ребенком и родителем, в рамках которого осуществляется право ребенка на получение содержания и исполняется обязанность родителя предоставлять содержание, а также реализуется вся система правовых гарантий, направленных на обеспечение осуществления данного права и исполнения данной обязанности. Отсюда запрет новации в отношении обязательств по уплате алиментов выступает не только в качестве правовой гарантии осуществления права на получение содержания, но и обеспечивает реализацию всей системы правовых гарантий в алиментных обязательствах. В свою очередь, в п. 6.6 Концепции развития гражданского законодательства указывается на необходимость дополнения нормы ГК РФ о недопущении новации алиментных обязательств оговоркой «если иное не установлено законом», что «позволит сочетать правила о новации, например, с новыми диспозитивными нормами, закрепленными в семейном законодательстве применительно к алиментным обязательствам» <4>. ——————————— <4> Концепция развития гражданского законодательства // СПС «КонсультантПлюс».

Расширение границ диспозитивности в семейном праве может выражаться, на первый взгляд, в законодательном закреплении возможности урегулирования семейных отношений посредством заключения различных семейно-правовых договоров. Так, стороны алиментного обязательства могут заключить соглашение об уплате алиментов, соглашение об участии в несении дополнительных расходов, вызванных исключительными обстоятельствами, супруги могут включить условия о содержании в брачный договор. Отсюда, вероятно, в п. 6.6 Концепции развития гражданского законодательства речь идет о возможности новирования договорных алиментных обязательств. Тем не менее, весьма справедливо мнение О. Н. Низамиевой, что тесное и сложное взаимодействие публичных и частных начал, наличие публичного интереса в семейном праве существенно ограничивают диспозитивность и автономию воли. Следствием этого является влияние публичного интереса на «формирование системы договоров, а также на свободу усмотрения сторон при формировании условий договора» <5>. ——————————— <5> Низамиева О. Н. Договорное регулирование семейных отношений в обеспечении прав и интересов детей // Семейное право на рубеже XX — XXI веков: к 20-летию Конвенции ООН о правах ребенка: Материалы Междунар. науч.-практ. конф., г. Казань, Казан. (Приволж.) федер. ун-т, 18 дек. 2010 г. / Отв. ред. О. Н. Низамиева. М.: Статут, 2011. С. 208.

Безусловно, стороны вправе заключать семейно-правовые договоры о предоставлении содержания. Однако этого, на наш взгляд, недостаточно для констатации расширения границ диспозитивности применительно к институту алиментирования. Во-первых, семейно-правовые договоры о предоставлении содержания, впрочем, как и судебное решение о взыскании алиментов, не являются основаниями возникновения алиментных правоотношений, поскольку алиментные обязательства возникают при наличии условий, прямо предусмотренных в семейном законодательстве <6>. Во-вторых, имеется определенная специфика реализации принципа свободы договора применительно к семейно-правовым договорам о предоставлении содержания, поскольку стороны алиментного обязательства весьма ограничены в формировании условий данных договоров <7>. В-третьих, алиментные обязательства характеризуются наличием «слабой стороны» (алиментоуправомоченное лицо), вследствие чего в законодательстве и предусмотрена система разноотраслевых правовых гарантий осуществления и защиты права на получение содержания, закрепляемых, как правило, в императивных нормах. ——————————— <6> См., например: Косова О. Ю. Семейно-правовое регулирование отношений по предоставлению содержания членам семьи: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2005. С. 13 — 14, 33 — 34; Низамиева О. Н. Указ. соч.; Филиппова С. Ю. Частноправовые средства организации и достижения правовых целей. М.: Статут, 2011. С. 89; Чашкова С. Ю. Система договорных обязательств в российском семейном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 7, 16. <7> Титаренко Е. П. Понятие и характеристика соглашений в семейном праве // Семейное и жилищное право. 2005. N 2. С. 7 — 9.

В научной литературе дискуссия о допустимости новации алиментных обязательств, основанных на соглашении об уплате алиментов, несмотря на то, что в п. 2 ст. 414 ГК РФ не делается никаких исключений, имела место и до разработки Концепции развития гражданского законодательства. Так, О. Ю. Шилохвост полагает, что запрет новации относится исключительно к алиментным обязательствам, основанным на судебном решении, поскольку распространение данного запрета на алиментные правоотношения, основанные на соглашении об уплате алиментов, противоречит положениям п. 2 ст. 101 Семейного кодекса Российской Федерации <8>, согласно которому соглашение об уплате алиментов может быть изменено или расторгнуто в любое время по взаимному согласию сторон <9>. Кроме того, автор приходит к выводу, что положение п. 1 ст. 101 СК РФ о применении к заключению, исполнению, расторжению и признанию недействительным соглашения об уплате алиментов норм ГК РФ о заключении, исполнении, расторжении и признании недействительными гражданско-правовых сделок подлежит расширительному толкованию, вследствие чего к алиментным соглашениям применяются положения гл. 26 ГК РФ о прекращении обязательств <10>. На наш взгляд, в данном случае имеет место некоторое смешение оснований расторжения соглашения об уплате алиментов и оснований прекращения алиментных обязательств, которые не являются тождественными. Поскольку соглашение об уплате алиментов не является основанием возникновения алиментного обязательства, постольку при расторжении соглашения алиментное обязательство не прекращается. Более того, в гл. 26 ГК РФ установлен запрет новации любых алиментных обязательств. ——————————— <8> Семейный кодекс Российской Федерации от 29 дек. 1995 г. N 223-ФЗ // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 16. <9> Шилохвост О. Ю. Прекращение обязательства новацией // Российская юстиция. 1996. N 8. С. 16. <10> Шилохвост О. Ю. Отступное в гражданском праве России. М.: Статут, 1999. С. 208.

Е. Р. Аминов признает теоретическую обоснованность запрета новации алиментных обязательств, однако задается вопросом о категоричности данного запрета. Так, автор указывает, что поскольку ГК РФ «исходит из необходимости расширения диспозитивных начал в сфере гражданско-правового регулирования», постольку «императивный запрет на новацию алиментных обязательств не является безусловным» <11>. Не опровергая первого тезиса, позволим себе усомниться, что из него вытекают выводы, к которым пришел автор. ——————————— <11> Аминов Е. Р. Новация алиментных обязательств // Семейное и жилищное право. 2010. N 2. С. 4.

В свою очередь отметим, что в семейном законодательстве Украины предусмотрен договор, который имеет схожие черты с соглашением о новации. Так, в соответствии со ст. 190 Семейного кодекса Украины <12> родитель, проживающий совместно с ребенком, и родитель, проживающий отдельно от ребенка, с согласия органа опеки и попечительства вправе заключить специальный договор, по которому право на алименты для ребенка прекращается в связи с приобретением права собственности на недвижимое имущество. По такому договору алиментное обязательство прекращается и возникает обязательство по передаче в собственность недвижимого имущества. Однако прекращение алиментной обязанности не влечет прекращения обязанности принимать участие в дополнительных расходах на ребенка. Законодатель Украины ограничил круг субъектов алиментирования, которые вправе заключить такой договор. Более того, договор подлежит нотариальному удостоверению и государственной регистрации, однако сила исполнительного листа такому договору не придается. По договору может быть передано только недвижимое имущество и только в собственность ребенка или в общую собственность ребенка и родителя, совместно с ним проживающего. В СК Украины установлен запрет на обращение взыскания на такое имущество, что, безусловно, соответствует интересам ребенка. Таким образом, обязательство по передаче недвижимого имущества в собственность заменяет алиментное обязательство, что имеет схожесть с новацией. Кроме того, в данном случае украинский законодатель предусматривает некоторые юридические гарантии прав ребенка (согласие органа опеки и попечительства, нотариальное удостоверение и государственная регистрация договора и др.). Тем не менее подход российского законодателя, предусматривающего в п. 2 ст. 104 СК РФ возможность предоставления имущества алиментоуправомоченному лицу в качестве способа уплаты алиментов, представляется более взвешенным с точки зрения правового гарантирования осуществления и защиты права на получение содержания. ——————————— <12> Семейный кодекс Украины от 10 янв. 2002 г. N 2947-III // ВВР. 2002. N 21/22. Ст. 135.

Более взвешенная позиция в отношении новации алиментных обязательств имеет место и в проекте Федерального закона N 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» <13>. Так, предлагается п. 1 ст. 414 ГК РФ изложить в следующей редакции: «Обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существующего между ними, другим обязательством между теми же лицами (новация), если иное не установлено законом или не вытекает из существа отношений». Несмотря на исключение п. 2 ст. 414 ГК РФ, на наш взгляд, данная редакция п. 1 ст. 414 ГК РФ также не допускает новацию алиментных обязательств, поскольку это противоречит существу алиментных отношений. ——————————— <13> Проект Федерального закона N 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

Во-первых, новирование алиментных обязательств, как справедливо указывает А. А. Павлов, создавало бы возможность «легального обхода» императивных норм, в частности о недопустимости зачета требований о взыскании алиментов, и способствовало бы нарушению интересов получателя алиментов, поскольку «достаточно новировать алиментное обязательство в заемное, а затем погасить последнее зачетом встречного однородного требования» <14>. В развитие данной мысли отметим, что отсутствие запрета новирования алиментных обязательств послужило бы почвой не только для обхода положений ст. 411 ГК РФ, но и всех императивных норм, в которых закреплены правовые гарантии осуществления и защиты права на получение содержания. Во-вторых, новация алиментных обязательств противоречит интересам алиментоуправомоченного лица, которое является «слабой стороной» в правоотношении, а следовательно, и принципу семейного законодательства о приоритетной защите прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи (п. 3 ст. 1 СК РФ). В-третьих, допущение новации обязательств по уплате алиментов препятствовало бы достижению целей алиментирования. ——————————— <14> Павлов А. А. Условия и последствия новации // Вестник ВАС РФ. 2006. N 8. С. 12.

Представляется, что в настоящее время одним из необходимых направлений развития законодательства об алиментировании является унификация правового регулирования алиментных отношений независимо от оформления их посредством соглашения об уплате алиментов или судебного решения. При этом одной из сторон данного направления, на наш взгляд, является выравнивание объема правового гарантирования реализации права на получение содержания. Справедливо мнение О. В. Капитовой о том, что, несмотря на возможность урегулирования алиментных отношений посредством соглашения об уплате алиментов, такие «обязательства трудно отнести к договорным» <15>. Думается, использование термина «договорное алиментное обязательство» весьма условно. Алиментные обязательства независимо от способа их оформления являются едиными по своей правовой природе, направлены на достижение одной, единой цели. Вышесказанное в равной мере относится и к вопросу о недопустимости новации алиментных обязательств. ——————————— <15> Капитова О. В. Правовая природа механизма алиментирования в семейном праве Российской Федерации. М.: ИД «Юриспруденция», 2010. С. 13.

——————————————————————

Название документа