Проблема формы договоров о воспитании детей

(Звенигородская Н. Ф.) («Семейное и жилищное право», 2013, N 2) Текст документа

ПРОБЛЕМА ФОРМЫ ДОГОВОРОВ О ВОСПИТАНИИ ДЕТЕЙ <*>

Н. Ф. ЗВЕНИГОРОДСКАЯ

——————————— <*> Zvenigorodskaya N. F. Problem of the form of contracts on childrearing.

Звенигородская Наталья Федоровна, Ленинградский государственный университет имени А. С. Пушкина, кандидат юридических наук, доцент.

Автор рассматривает вопрос формы договоров о воспитании детей, исторический аспект, права ребенка, затрагиваемые такими договорами; делается предложение об изменении норм Семейного кодекса.

Ключевые слова: семейное право, договор о воспитании детей, права ребенка, семейно-правовые обязательства.

The author considers the issue of the form of contracts on childrearing, historical aspect thereof, the rights of a child touched upon by such contracts, makes a proposal on changing the norms of the Family Code.

Key words: family law, contract on childrearing, rights of a child, family-law obligations.

Российским семейным законодательством предусмотрены договоры, опосредующие личные неимущественные отношения в семье, возникающие в рамках родительского и опекунского правоотношений. Для других видов личных семейных правоотношений, например супружеских, усыновительских, не установлена договорная форма правового регулирования. Признаком, объединяющим родительское и опекунское правоотношения, а соответственно, родительские и опекунские договоры, является реализация в их рамках права ребенка жить и воспитываться в семье. Главной фигурой, ради которой заключаются родительские, в т. ч. договор суррогатного материнства, опекунские договоры, является ребенок, поэтому эти договоры можно объединить в одну группу под общим названием «договоры о детях». Посредством родительских договоров реализуются права ребенка, прежде всего право жить и воспитываться в семье, право на совместное проживание, на общение с родителями и другими родственниками (ст. 54, 55 Семейного кодекса РФ, далее — СК) <1>, а также права родителей по воспитанию, образованию детей (ст. 63 СК). Эти права являются личными неимущественными правами членов семьи, характеризуются отсутствием экономического содержания, неотделимостью от личности субъекта, невозможностью их отчуждения, реализацией в личных неимущественных отношениях, не только семейных, но и иной отраслевой принадлежности. В отличие от иных личных неимущественных прав субъективные семейные права ребенка и родителей имеют срочный характер. Они возникают в связи с рождением ребенка, зарегистрированным органом загса, и прекращаются, помимо смерти субъектов, также специфическими юридическими фактами — достижением совершеннолетия ребенком, его эмансипацией, вступлением в брак. Семейные неимущественные права родителей и детей, в отличие от иных их личных неимущественных прав, регулируемых другими отраслями законодательства, реализуются, прежде всего, в рамках относительных семейных правоотношений, в которых обязанными лицами являются родители, а управомоченным субъектом является ребенок. Как установлено п. 2 ст. 27 Конвенции ООН «О правах ребенка» 1989 г. <2>, родители должны нести основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей жизни, необходимой для развития ребенка. ——————————— <1> Семейный кодекс РФ: ФЗ от 29 дек. 1995 г. N 223 // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 16. <2> Ратифицирована Верховным Советом СССР 13 июля 1990 г. // Ведомости ВС СССР. 1990. N 45. Ст. 955.

Определив место каждого договора в системе семейно-правовых обязательств, мы установили, что договоры о месте жительства детей и об осуществлении родительских прав входят в одну группу личных неимущественных обязательств в семье, относятся к одному виду договорных семейных обязательств — родительским, объединяются и являются их подвидом — родительскими договорными обязательствами по осуществлению родительских прав. Они называются договорами о детях, являются их разновидностью — договорами о воспитании детей. Общими признаками этих договоров о воспитании детей являются: опосредование личных неимущественных отношений в семье, общее основание возникновения и общий субъектный состав семейных правоотношений, которые они регулируют. Понятия «договоры о детях» и «договоры о воспитании детей» соотносятся как общее и частное. Это означает, что понятие «договоры о детях» более широкое, чем понятие «договоры о воспитании детей». Договор о месте жительства ребенка и договор об осуществлении родительских прав всегда есть договоры о воспитании детей, но не каждый договор о детях есть договор о воспитании детей, примером чему является алиментное соглашение. Соглашением между родителями определяется порядок осуществления родительских прав (права на общение с ребенком, на воспитание ребенка, на защиту его прав и интересов) родителем, проживающим отдельно от ребенка. В договоре стороны решают вопросы, касающиеся форм, места встреч (это может быть нейтральная территория, место жительства отдельно проживающего родителя или бабушки с дедушкой), их частоты, времени встреч (будни, выходные, праздники, каникулы), продолжительности общения ребенка с родителем, проживающим отдельно от него, а также другие вопросы его участия в воспитании ребенка. «Государство в ряде случаев декларирует общие положения относительно организации семейной жизни и одновременно признает правовые последствия за волеизъявлениями самих членов семьи. Принятие на основе свободного усмотрения, но в рамках действующих правовых норм волевых решений участников конкретных семейных правоотношений, исполнение которых гарантируется принудительной силой государства, и составляет сущность семейно-правовой саморегуляции как одной из форм индивидуального правового регулирования» <3>. Актом саморегуляции является семейно-правовой договор о воспитании детей. Высказано мнение, что это соглашение родителей представляет собой организационно-правовое средство, используемое родителями в целях упорядочения своих отношений по совместному воспитанию ребенка; в результате его заключения у родителей не появляется новых прав и обязанностей по отношению друг к другу, а возникающее организационно-правовое отношение является одним из элементов существующих семейных отношений «родитель — ребенок» и «родитель — родитель» <4>. Но такое понятие договора не отражает отличий от порядка осуществления родительских прав, установленных судом по требованию родителей (одного из них), или результата разрешения органом опеки разногласий между родителями по поводу воспитания и образования детей. И если в первом случае родители обязаны подчиниться решению суда, то решение органа опеки для них носит лишь рекомендательный характер и механизма принуждения не содержит. ——————————— <3> Толстой Р. В. Правовое саморегулирование в области семейных отношений // Семейное и жилищное право. 2009. N 4 [Электронный ресурс]. Доступ через СПС «КонсультантПлюс». <4> Темникова Н. А. Защита личных прав ребенка по семейному праву России: Учеб. пособие. Омск: Изд-во АНО ВПО «Омс. экон. ин-т», 2010. С. 120.

Договор о воспитании детей — семейно-правовой договор, заключаемый в соответствии с семейным законодательством родителями несовершеннолетних детей с целью определения порядка реализации родителями соответствующей семейно-правовой обязанности по отношению к ребенку. Следует отметить, что в России признание за детьми определенных личных прав связывают с деятельностью Петра I: «Хотя чада воли родительской подлежат, но не как скоты бессловесные» <5>. Однако субъектом правоотношений ребенок не являлся, отношение к детям во многом определялось положением из Устава благочиния: «Родители суть властелины над своими детьми» <6>. Как отмечает Н. А. Темникова, в течение длительного времени ребенок являлся объектом воспитательного воздействия родителей. Законодательство конца XIX — начала XX вв. закрепляло ряд обязанностей детей по отношению к родителям. Осуществление же родительской власти практически не предусматривало каких-либо ограничений, за исключением религиозных, нравственных правил. С 1917 г. до вступления в силу СК РФ закон регламентировал лишь права и обязанности родителей (заменяющих их лиц) по отношению к ребенку, наличие же у самого несовершеннолетнего семейных прав признавалось лишь юридической наукой. СК РФ впервые на законодательном уровне закрепил семейные права ребенка, однако фактически система правовых гарантий реализации и защиты личных прав ребенка находится в стадии формирования <7>. ——————————— <5> Шершеневич Г. Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001. С. 570 — 571. <6> Загоровский А. И. Курс семейного права / Под ред. и с предисл. В. А. Томсинова. М., 2003. С. 216. <7> Темникова Н. А. Указ. соч. С. 35 — 36.

Для регулирования родительских отношений российский законодатель предусмотрел договорную форму и дал общее название таким договорам — «соглашения о детях» (п. 1 ст. 23 СК). Соглашения о детях можно классифицировать по признаку общественных отношений, которые они опосредуют, на: договоры, опосредующие имущественные (договор об уплате алиментов на детей) и личные неимущественные отношения в семье (договор о месте проживания ребенка, договор о порядке осуществления родительских прав). Нами предлагается соглашения о детях, опосредующие личные неимущественные отношения в семье, именовать также договорами о воспитании детей, что будет указывать на их предмет и субъектный состав. В рамках данных договоров осуществляется воспитание ребенка, поскольку место проживания ребенка неразрывно связано с осуществлением родителем права на воспитание, а сам процесс воспитания, являясь процессом воздействия на детей, имеет широкую сферу действия и включает в себя также воспитательное воздействие во время совместного проживания. Совместное проживание родителя с ребенком, постоянное их взаимодействие непременно влекут обучение правилам поведения, привитие ребенку необходимых качеств, навыков, умений, что оказывает непосредственное воспитательное влияние на ребенка, на его духовное и физическое развитие. Н. Н. Тарусина договор о месте проживания ребенка при раздельном проживании родителей и детей и договор о порядке осуществления родительских прав включает в группу договоров в сфере родительства, а договор об уплате алиментов на детей — в группу договоров о предоставлении содержания <8>. Это вполне можно объяснить структурой семейного законодательства. В гл. 12 «Права и обязанности родителей» нет норм, регулирующих их имущественные права и обязанности. Предметом семейно-правового регулирования являются лишь имущественные правоотношения родителей и детей по алиментированию, иные их имущественные отношения составляют предмет гражданско-правового регулирования. С точки зрения классификации договоров в семейном праве представляется неправильным алиментный договор не включать в группу договоров в сфере родительства, т. к. родительство порождает в т. ч. и алиментную обязанность родителей по содержанию своих детей. ——————————— <8> Тарусина Н. Н. Семейное право: очерки из классики и модерна: Моногр. Ярославль: ЯрГУ, 2009. С. 388, 398.

Требует решения проблема формы договоров о воспитании детей. Диспозитивно определена лишь письменная форма договора о порядке осуществления родительских прав (п. 2 ст. 66 СК), что позволило А. М. Нечаевой допустить наряду с письменной и устную форму соглашения об участии в воспитании несовершеннолетнего отдельно проживающего от него родителя. «Оно не требует нотариального удостоверения и служит в судебном процессе доказательством, подлежащим всесторонней оценке» <9>. Неопределенность законодательной позиции порождает затруднения и ошибки в судебной практике. В этой связи Верховный Суд РФ указал, что нельзя признать правильным вывод суда надзорной инстанции, что решение мирового судьи о взыскании алиментов на ребенка в пользу истца, проживающего отдельно от ответчика, является доказательством фактического достижения соглашения между родителями ребенка о его месте жительства, а значит, основанием для суда в соответствии с п. 3 ст. 65 СК отказать во вселении сына истицы в спорное жилое помещение. Следовательно, как отметил Верховный Суд РФ в своем Определении, решение суда о взыскании алиментов на несовершеннолетнего ребенка само по себе не свидетельствует о наличии соглашения между родителями этого ребенка о месте его жительства <10>. Но, дав оценку судебному постановлению суда надзорной инстанции, Верховный Суд РФ не высказал своей позиции о надлежащей форме договора между родителями ребенка о его месте жительства. В этой связи мы можем лишь предположить, что даже устная форма договора о месте жительства ребенка, предшествующего иску о взыскании алиментов, вряд ли может быть принята судом во внимание как доказательство достигнутой договоренности о месте жительства ребенка. ——————————— <9> Нечаева А. М. Семейное право: Курс лекций. М.: Юристъ, 2000. С. 176. <10> Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 апр. 2004 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 9. С. 15 — 16.

Предлагая расширить круг неимущественных соглашений за счет соглашений об общении с ребенком дедушки, бабушки, братьев, сестер и других родственников, заключаемых ими с законными представителями ребенка, С. Ю. Чашкова считает необходимым введение нотариального удостоверения неимущественных соглашений о детях в качестве дополнительной гарантии соблюдения их прав <11>. По мнению М. В. Антокольской, соответствующему позиции законодателя, «не обязательно совершение в государственных органах такого семейно-правового акта, как соглашение супругов о порядке участия отдельно проживающего родителя в воспитании ребенка» <12>. ——————————— <11> Чашкова С. Ю. Система договорных обязательств в российском семейном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 9. <12> Антокольская М. В. Семейное право: Учеб. Изд. 2-е, перераб. и доп. М., 2003. С. 91.

Однако представляется, что все же законодателем в СК предполагается письменная форма соглашений о воспитании детей. Такой вывод позволяет сделать систематическое толкование норм права. Законодатель использует следующие формулировки: «Супруги вправе представить на рассмотрение суда соглашение о детях…» (п. 1 ст. 23 СК); «Если отсутствует соглашение между супругами…» (п. 2 ст. 24 СК); «Место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей. При отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом» (п. 3 ст. 65 СК). Они не указывают прямо предполагаемую форму договоров о воспитании детей, но их следует толковать в пользу установления простой письменной формы этих договоров, которая явится гарантом обеспечения прав и законных интересов не только ребенка, но и его родителей как субъектов договорного родительского правоотношения. Усложнять ее нотариальным удостоверением, регистрацией в органах опеки и попечительства на сегодня представляется излишним, т. к. это будет связано с дополнительными финансовыми затратами родителей, бюрократизацией договорного процесса, усложнением функций органов опеки и попечительства, а возможность защиты прав детей в административном или судебном порядке в случае их нарушения семейным законодательством гарантирована. Поэтому для избежания различного толкования законодательства предлагается установление письменной формы договоров о воспитании детей путем изменения редакции п. 3 ст. 65 и п. 2 ст. 66 СК, в которых следует указать, что такие договоры заключаются в простой письменной форме.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *