Соблюдение прав несовершеннолетних при направлении средств материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий

(Харламова М. Л.) («Законность», 2013, N 6) Текст документа

СОБЛЮДЕНИЕ ПРАВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ПРИ НАПРАВЛЕНИИ СРЕДСТВ МАТЕРИНСКОГО (СЕМЕЙНОГО) КАПИТАЛА НА УЛУЧШЕНИЕ ЖИЛИЩНЫХ УСЛОВИЙ

М. Л. ХАРЛАМОВА

Харламова Марина Леонидовна, старший научный сотрудник отдела проблем прокурорского надзора и укрепления законности в сфере охраны прав несовершеннолетних НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ.

В статье освещены проблемы, связанные с применением Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей».

Ключевые слова: прокурорский надзор, материнский (семейный) капитал, улучшение жилищных условий.

Observance of the minors’ rights in case of allocating of funds from maternity (family) capital to improve housing conditions M. L. Kharlamova

The article touches upon the problems, connected with the application of the Federal Law of 29.12.2006 N 256 «About additional measures of the state support to the families, which have children».

Key words: prosecutor’s supervision, maternity (family) capital, improvement of housing conditions.

Дополнительные меры государственной поддержки семей, имеющих детей, были введены Федеральным законом от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» (далее — Закон) в качестве ключевого элемента государственной политики в области охраны семьи, материнства, отцовства и детства с целью создания условий, обеспечивающих достойную жизнь граждан Российской Федерации. Основные цели Закона — стимулирование рождения в семье второго ребенка, а также устройство в семьи детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, что находит свое подтверждение в определениях Конституционного Суда РФ <1>. Закон предусматривает материальные гарантии семьям, имеющим детей, в комплексе с другими организационными, экономическими и правовыми мерами государственной поддержки семей, чем создает условия для улучшения демографической ситуации в стране. ——————————— <1> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 16 февраля 2012 г. N 281-О-О.

Вместе с тем анализ практики прокурорского надзора и правоприменения свидетельствует о существенных недостатках действующего Закона. Несовершенство используемой юридической терминологии и пробелы в Законе, на наш взгляд, препятствуют в полной мере защите прав семьи и детей. Такая позиция находит подтверждение и в научных дискуссиях <2>. ——————————— <2> См.: Макеева О. А. Регулирование семейных отношений в России: исторические уроки и современные проблемы // История государства и права. 2012. N 3. С. 14; Костылева Н. В., Костылев В. М. Закон о материнском капитале: три года спустя. Иронический комментарий // Нотариус. 2011. N 4. С. 36.

Необходимо обратить внимание на основные недостатки правового регулирования в вопросе о направлении средств материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий семей и связанные с этим проблемы правоприменительной практики, а также на проблемы в организации прокурорского надзора. В настоящее время с учетом позиции руководства страны особую актуальность приобретает проблематика борьбы с коррупцией, в том числе профилактика коррупционных проявлений в процессе разработки и принятия нормативных правовых актов, регулирующих определенные сферы общественных отношений. С этой целью полагаем необходимым проанализировать положения Закона на предмет наличия коррупциогенных факторов. Так, в соответствии с п. п. 3, 4 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 26 февраля 2010 г. N 96, коррупциогенными факторами являются в том числе определение компетенции по формуле «вправе», т. е. диспозитивное установление возможности совершения органами государственной власти или местного самоуправления (их должностными лицами) действий; отсутствие или неполнота административных процедур, т. е. отсутствие порядка совершения органами государственной власти или местного самоуправления (их должностными лицами) определенных действий; юридико-лингвистическая неопределенность — употребление неустоявшихся, двусмысленных терминов и категорий оценочного характера. В качестве примера определения компетенции по формуле «вправе» можно привести ч. 4 ст. 5 Закона, согласно которой при рассмотрении заявления о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал территориальный орган Пенсионного фонда РФ (ПФР) вправе проверять достоверность сведений, содержащихся в представленных документах, и в случае необходимости запрашивать дополнительные сведения в соответствующих органах, в том числе сведения о фактах лишения родительских прав, об отмене усыновления, о совершении в отношении ребенка (детей) умышленного преступления, относящегося к преступлениям против личности, а также иные сведения, необходимые для формирования и ведения регистра. Например, прокуратурой Камызякского района Астраханской области было установлено, что гражданка У. в заявлении о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал не сообщила о вынесенном в отношении ее решении суда о лишении родительских прав. В связи с непринятием со стороны управления ПФР достаточных мер к проверке достоверности представленных сведений прокуратурой начальнику управления ПФР было внесено представление. Кроме того, материал проверки был направлен прокурором в порядке ст. 37 УПК в отдел полиции для проведения процессуальной проверки. По результатам проверки в отношении гражданки У. было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК (мошенничество, совершенное в крупном размере). Еще одним примером диспозитивной нормы является ч. 1.1 ст. 10 Закона, которая устанавливает, что часть средств материнского (семейного) капитала в сумме, не превышающей 50 процентов размера средств материнского (семейного) капитала, может быть выдана лицу, получившему государственный сертификат на материнский (семейный) капитал, на строительство (реконструкцию) объекта индивидуального жилищного строительства. Примером неполноты административной процедуры является отсутствие в Законе предусмотренного механизма контроля за целевым расходованием средств материнского (семейного) капитала, за выполнением обязанности лица, получившего государственный сертификат на материнский (семейный) капитал, оформить жилое помещение в общую собственность этого лица, его супруга, детей после перечисления ПФР средств материнского (семейного) капитала, а именно не определен контролирующий орган с соответствующими полномочиями, не установлены форма отчетности об использовании денежных средств и ответственность за неисполнение требований Закона. На необходимость внесения соответствующих изменений в Закон обращается внимание в докладных записках прокуратур субъектов Федерации, а также в научных публикациях <3>. ——————————— <3> См., например: Тоноян М. Капитал материнский, а заботы общие // ЭЖ-Юрист. 2011. N 39. С. 11.

Например, прокуратурой Мамонтовского района Алтайского края было установлено, что гражданка Х., получив средства материнского (семейного) капитала, оформила приобретенный жилой дом в свою личную собственность, чем нарушила жилищные права несовершеннолетней дочери. По иску прокурора за малолетней признано право собственности на жилой дом. Также в Законе употребляются неустоявшиеся термины. Например, согласно ч. 4 ст. 10 Закона жилое помещение, приобретенное (построенное, реконструированное) с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, оформляется в общую собственность родителей, детей. При этом действующим гражданским законодательством это понятие не предусмотрено. В этом случае уместнее было бы использовать термин «государственная регистрация права общей собственности на жилое помещение», под которым согласно п. 1 ст. 2 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» понимается юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом РФ. Примером юридико-лингвистической неопределенности также является положение ч. 1 ст. 10 Закона, согласно которому средства материнского (семейного) капитала могут направляться на приобретение жилого помещения путем безналичного перечисления указанных средств физическому лицу, осуществляющему отчуждение приобретаемого жилого помещения. Буквальное толкование нормы приводит к невозможности использовать средства материнского капитала в том случае, когда на стороне продавца выступают несколько лиц. Кроме того, полагаем необходимым обратить особое внимание на вопрос целесообразности расширения перечня благ, на которые можно направить средства материнского (семейного) капитала. В целях защиты жилищных прав несовершеннолетних предлагается в том числе рассмотреть вопрос об использовании средств материнского капитала на капитальный ремонт жилого помещения, приобретение земельного участка под строительство индивидуального жилого дома. Также следует отметить, что процедура распоряжения средствами материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий не в полной мере защищает жилищные права несовершеннолетних. Так, в соответствии с ч. 6 ст. 7 Закона заявление о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала может быть подано в любое время по истечении трех лет со дня рождения (усыновления) второго, третьего ребенка или последующих детей, за исключением использования средств материнского (семейного) капитала на погашение основного долга и уплаты процентов по кредитам или займам. При этом установление в Законе срока подачи заявления не отвечает целям Закона и не позволяет обеспечить своевременную государственную поддержку семьям, имеющим детей. В связи с этим предлагается внести изменения в Закон, позволив использовать средства материнского капитала для направления на приобретение (строительство) жилого помещения независимо от срока, истекшего со дня рождения (усыновления) второго и последующего детей. Еще недостатками Закона, на наш взгляд, является отсутствие в нем определения понятия «улучшение жилищных условий», а также нормы, содержащей требование о соответствии жилого помещения, приобретенного (построенного, реконструированного) с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, установленным санитарным, техническим требованиям и иным требованиям законодательства. Например, проверкой прокуратуры Биробиджанского района Еврейской автономной области было установлено, что С. ввел Ш. в заблуждение относительно состояния дома, фактически являющегося непригодным для проживания, который последняя приобрела с использованием средств материнского (семейного) капитала. Прокуратурой области в порядке п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК было вынесено постановление о направлении материалов проверки в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании, по результатам рассмотрения которого в отношении С. было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 159 УК (мошенничество, совершенное в крупном размере). Также Законом не установлен минимальный размер доли несовершеннолетних в праве общей собственности на жилое помещение, приобретенное (построенное, реконструированное) с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, что, в свою очередь, не исключает установления доли несовершеннолетнего в размере, не обеспечивающем защиту жилищных прав. Кроме того, ч. 1.3 ст. 10 Закона не предусмотрена возможность использования средств материнского (семейного) капитала на строительство объекта индивидуального жилищного строительства на земельном участке, принадлежащем ребенку. При этом необходимо учитывать, что Федеральным законом от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», а также законодательством некоторых субъектов Федерации <4> предусмотрено право на первоочередное (в некоторых случаях бесплатное) получение в собственность земельных участков для отдельных категорий граждан, в том числе и детей-инвалидов. ——————————— <4> Например: Закон Республики Мордовия от 12 марта 2009 г. N 23-З «О регулировании земельных отношений на территории Республики Мордовия»; Закон Забайкальского края от 1 апреля 2009 г. N 152-ЗЗК «О регулировании земельных отношений на территории Забайкальского края»; Закон Астраханской области от 4 марта 2008 г. N 7/2008-ОЗ «Об отдельных вопросах правового регулирования земельных отношений в Астраханской области».

В связи с этим считаем необходимым внести изменения в ст. 10 Закона в части предоставления копий документов, подтверждающих право собственности или другие права на земельный участок детей, для получения средств материнского (семейного) капитала. Кроме того, Законом не урегулирован вопрос о возврате средств материнского (семейного) капитала в бюджет ПФР в случае расторжения договоров купли-продажи, долевого участия в строительстве жилья по инициативе лица, получившего сертификат на материнский (семейный) капитал. В настоящее время в случае прекращения таких сделок другая сторона обязана будет вернуть полученные денежные средства лицу, получившему сертификат, а не в бюджет Пенсионного фонда РФ. Полагаем необходимым также обратить внимание на неточности и пробелы, содержащиеся в нормах, устанавливающих круг лиц, имеющих право на дополнительные меры государственной поддержки и участвующих в оформлении права общей собственности на жилое помещение. Так, ч. ч. 3 и 4 ст. 3 Закона предусмотрено, что право женщин и мужчин на дополнительные меры государственной поддержки прекращается в случае лишения их родительских прав в отношении ребенка, в связи с рождением которого возникло право на дополнительные меры государственной поддержки. В эту статью целесообразно внести изменения, предусмотрев прекращение права на дополнительные меры государственной поддержки в случае лишения родительских прав в отношении детей, учтенных при определении права на материнский (семейный) капитал. Здесь же предусмотрено, что право женщин и мужчин на дополнительные меры государственной поддержки прекращается в случае совершения в отношении своего ребенка (детей) умышленного преступления, относящегося к преступлениям против личности. Использование термина «совершение преступления» создает неопределенность в его применении в части наличия или отсутствия правоограничений на пользование мерами государственной поддержки, связанных с судимостью, которая в установленном законом порядке снята или погашена. Кроме того, закрепление в статье ограничений на пользование таким правом только в связи с совершением преступлений против личности не в полной мере способствует защите прав несовершеннолетних. Также серьезную опасность представляют собой преступления против несовершеннолетних, предусмотренные ст. 230 (склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов), ст. 240 (вовлечение в занятие проституцией или принуждение к продолжению занятия проституцией), ст. 241 (организация занятия проституцией), ст. 242 (незаконные изготовление и оборот порнографических материалов или предметов), ст. 242.1 (изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних), ст. 242.2 (использование несовершеннолетнего в целях изготовления порнографических материалов или предметов) УК. Для устранения имеющихся неточностей в терминологии предлагается внести изменения в указанную статью, предусмотрев прекращение права на дополнительные меры государственной поддержки в случае наличия неснятой или непогашенной судимости за совершение преступлений в отношении несовершеннолетних (без указания их вида). Кроме того, согласно ст. 10 Закона жилое помещение, приобретенное (построенное, реконструированное) с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, оформляется в общую собственность родителей, детей. При этом в статье также упоминается об оформлении жилого помещения в общую собственность супругов, детей. С учетом норм семейного и гражданского законодательства супругами считаются лица, состоящие в браке, родителями — отец и мать ребенка, которые могут не состоять в браке и не проживать совместно. Употребление в тексте Закона двух различных понятий «родители» и «супруги» не способствует единообразному применению нормы, в связи с чем требуется внесение соответствующих изменений в статью, оставив указание на понятие «супруги». Также в Законе не решен вопрос о возникновении у мужчины права на дополнительные меры государственной поддержки при определении места жительства ребенка с отцом. В заключение можно сделать вывод об отсутствии в настоящее время достаточных правовых гарантий реализации семьями, имеющими детей, прав на дополнительные меры государственной поддержки. Для обеспечения надлежащего уровня защиты прав семей, имеющих детей, и повышения эффективности деятельности прокурора требуется внесение соответствующих изменений в законодательство, регулирующее вопросы дополнительной государственной поддержки семей, имеющих детей.

Пристатейный библиографический список

1. Костылева Н. В., Костылев В. М. Закон о материнском капитале: три года спустя. Иронический комментарий // Нотариус. 2011. N 4. 2. Макеева О. А. Регулирование семейных отношений в России: исторические уроки и современные проблемы // История государства и права. 2012. N 3. 3. Тоноян М. Капитал материнский, а заботы общие // ЭЖ-Юрист. 2011. N 39.

——————————————————————

Название документа