К вопросу о критериях отнесения населенного пункта к категории близлежащего при предоставлении военнослужащим служебных жилых помещений

(Глухов Е. А.) («Право в Вооруженных Силах», 2010, N 8) Текст документа

К ВОПРОСУ О КРИТЕРИЯХ ОТНЕСЕНИЯ НАСЕЛЕННОГО ПУНКТА К КАТЕГОРИИ БЛИЗЛЕЖАЩЕГО ПРИ ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ВОЕННОСЛУЖАЩИМ СЛУЖЕБНЫХ ЖИЛЫХ ПОМЕЩЕНИЙ

Е. А. ГЛУХОВ

Глухов Е. А., адъюнкт Военного университета, подполковник юстиции.

В свое время Верховный Суд Российской Федерации высказал правовую позицию, согласно которой требования военнослужащих о предоставлении им жилых помещений не по месту их военной службы могут являться обоснованными в тех случаях, когда соответствующие органы военного управления участвуют в строительстве жилых домов или покупают квартиры в населенных пунктах и местностях, избранных военнослужащими для постоянного проживания после увольнения с военной службы <1>. С 2007 г. вышеприведенное высказывание в тексте Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. N 9 исключено. Однако в течение семи лет все военные суды обязаны были придерживаться именно такой правовой позиции. ——————————— <1> Пункт 22 действовавшего в период с февраля 2000 г. по февраль 2007 г. Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. N 9 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих».

Право на обеспечение жильем увольняемых по «льготным основаниям» военнослужащих было поставлено в зависимость от возможностей военного ведомства вести по избранному месту жительства увольняемого военнослужащего жилищное строительство или покупку жилья. И хотя военнослужащий, как это продекларировано в п. 3 ст. 6 Федерального закона «О статусе военнослужащих», при увольнении с военной службы имеет право на выбор постоянного места жительства в любом населенном пункте Российской Федерации, оно ограничивалось финансовыми возможностями государства. Видимо, в интересах экономии бюджетных трат в абз. 2 п. 1 ст. 15 Федерального закона 27 мая 1998 г. «О статусе военнослужащих» было внесено изменение <2>, согласно которому при отсутствии возможности предоставить служебные жилые помещения военнослужащим по месту расположения воинской части, где они проходят военную службу, они (служебные жилые помещения) могут быть предоставлены им в других близлежащих населенных пунктах. ——————————— <2> Федеральный закон от 20 июля 2004 г. N 71-ФЗ «О внесении изменений в статьи 14 и 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и статью 108 Жилищного кодекса РСФСР».

Как видно из указанной формулировки, реализация права на обеспечение жильем (а именно по месту прохождения службы или в ином населенном пункте) снова поставлена в зависимость от военного командования. Из анализа паспорта проекта федерального закона N 397049-3 «О внесении изменений в статьи 14 и 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и статью 108 Жилищного кодекса РСФСР» (в части вопросов владения, пользования и распоряжения военнослужащими вещевым имуществом, а также выселения граждан из служебных жилых помещений, закрепленных за Минобороны России) <3> следует, что правовая норма о возможности предоставления служебного жилья не по месту прохождения военнослужащим военной службы изначально отсутствовала в проекте закона, а появилась уже после его первого чтения в Государственной Думе. Соответственно, данный вопрос в большей степени был «скрыт» от широкого обсуждения, поскольку ни в заключении Комитета Государственной Думы по обороне <4>, ни в заключении Правового управления аппарата Государственной Думы <5> вопрос о возможности предоставления военнослужащим жилья в близлежащих населенных пунктах не отражен. ——————————— <3> Именно этот законопроект впоследствии был принят и реализован в виде Федерального закона от 20 июля 2004 г. N 71-ФЗ. <4> Решение Комитета по обороне ГД ФС Российской Федерации от 25 марта 2004 г. N 8/8.4. <5> Заключение Правового управления Аппарата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 20 февраля 2004 г. N 2.2-1/509.

Не касаясь порядка и целесообразности внесения указанных изменений в законодательство, в настоящей статье рассмотрим вопрос о предоставлении военнослужащему и членам его семьи жилья не по месту прохождения им военной службы. Данная проблема уже была предметом рассмотрения на страницах журнала «Право в Вооруженных Силах», а также других юридических и публицистических изданий. Все авторы публикаций единодушно критикуют подход законодателя к установлению нового порядка обеспечения жильем военнослужащих без определения четких критериев понятия близлежащего населенного пункта <6>. ——————————— <6> См., напр.: Борисевич А. Н. Место предоставления военнослужащим жилых помещений. Проблемы были и остались // Рос. военно-правовой сб. 2005. N 4; Гаврюшенко П. И. Где военнослужащий имеет право получить жилье? // Там же; Молодых А. В. Гарантии выполнения государством своих обязательств по обеспечению военнослужащих жильем как фактор обеспечения боеспособности воинских частей // Там же. 2006. N 5; Корякин В. М. К вопросу о местонахождении жилого помещения, предоставляемого военнослужащему по договору социального найма // Право в Вооруженных Силах. 2005. N 5.

Так, П. И. Гаврюшенко описывает предпринятые им действия по направлению запроса в Государственную Думу Российской Федерации с просьбой разъяснить понятие «близлежащие населенные пункты». В полученном им ответе председателя Комитета по обороне В. М. Заварзина (исх. N 3.14-32120 от 13 января 2005 г.) сообщалось: «…Что касается нормативов отнесения населенных пунктов к категории «близлежащих», то таких нормативов нет, а порядок учета, распределения и предоставления жилья военнослужащим определен соответствующим Приказом министра обороны Российской Федерации» <7>. ——————————— <7> Гаврюшенко П. И. Указ. соч.

В прессе вопрос с определением критериев понятия близлежащего населенного пункта также поднимался не один раз. Вот как описывает заседание круглого стола, посвященного нормативно-правовым аспектам обеспечения жильем военнослужащих, корреспондент «Красной звезды»: «Одним из самых интересных стало выступление заместителя начальника жилищного управления ГлавКЭУ полковника Михаила Савина. Начал он с казуса. Так, ни в одном словаре нет количественного (в километрах) определения слова «близлежащие». Об этом парламентарии не подумали, когда внесли в Закон «О статусе военнослужащих» поправку, согласно которой при отсутствии жилья по месту службы оно предоставляется «в других близлежащих населенных пунктах»… Валерий Трушников как сенатор, обладающий правом законодательной инициативы, сразу же предложил совместно с Савиным подготовить поправки в законодательство» <8>. ——————————— <8> Гафутулин Н. С кого спросить? // Красная звезда. 2004. 20 нояб.

Через несколько месяцев на вопрос о том, что такое «близлежащий населенный пункт», заместитель начальника ГлавКЭУ генерал-майор В. Никольский ответил следующим образом: «…четкого юридического толкования термина «близлежащий» нет, да и, наверное, быть не может. Тут все должно решаться из соображений логики и здравого смысла. К тому же нельзя забывать и о поддержании необходимой боевой готовности частей, учреждений, организаций. То есть мы должны обеспечить такие условия, когда при необходимости военнослужащий должен прибывать на свое служебное место в достаточно короткие сроки. Так что, естественно, при выборе места строительства или покупки жилья в обязательном порядке учитываются все аспекты — наличие транспортных артерий, инфраструктуры, объектов соцкультбыта и так далее. Так что если говорить, к примеру, относительно Москвы, то в понятие «близлежащий населенный пункт» входят, прежде всего, города и поселки так называемой зеленой зоны — районы Подмосковья, непосредственно граничащие со столицей. Причем в большинстве случаев это те районы, где не сразу и разберешь, где кончаются московские дома и начинаются уже областные. Возьмите Жулебино и Люберцы, Новокосино и Реутов, Южное Бутово и Щербинку. Какой-либо заметной разницы с точки зрения развития транспорта или обеспечения товарами там практически не видно» <9>. ——————————— <9> Юрьев И. Чтобы жилья стало больше // Красная звезда. 2005. 16 февр.

Автор категорически не согласен с позицией В. Никольского о том, что юридического толкования термина «близлежащий населенный пункт» быть не должно, а вопрос об отнесении того или иного населенного пункта к категории близлежащих должен решаться исключительно из соображений логики и здравого смысла. Даже благие намерения государства по решению жилищной проблемы военнослужащих зачастую остаются декларативными из-за чиновничьего усмотрения. А в данном вопросе одними лишь критериями логики и здравого смысла не обойтись ввиду различных целеустремлений военнослужащего и органов военного управления. Естественно, желание военнослужащего будет направлено на получение жилья в более крупном населенном пункте, с развитой инфраструктурой, большим выбором учебных заведений и рабочих мест для себя и членов своей семьи, тогда как военному ведомству выгоднее затратить меньше денежных средств на выполнение своих обязательств по жилищному обеспечению как можно большего количества военнослужащих. Поэтому жилье Минобороны России выгоднее предоставлять не в больших городах, где стоимость жилья очень высока, а в районных центрах либо в сельской местности. Сложившееся противоречие нельзя «отдавать на откуп» ни военному чиновнику, ни жилищным комиссиям. Ведь использование в военном праве оценочных понятий и категорий неминуемо выступает предпосылкой усмотрения. А. А. Малиновский под усмотрением в праве предлагает понимать интеллектуально-волевую деятельность управомоченного лица по выбору субъективного права и способа его осуществления, совершаемую в целях удовлетворения своих потребностей (интересов). Чем шире предоставленное субъекту усмотрение, указывает данный автор, тем многообразнее могут быть и различные злоупотребления правом <10>. ——————————— <10> Малиновский А. А. Злоупотребление субъективным правом как юридический феномен: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 2008.

На совещании в Правительстве Российской Федерации 7 декабря 2006 г., посвященном проблеме борьбы с коррупцией, было прямо указано, что коррупционноемкие решения принимаются чиновником тогда, когда его деятельность осуществляется в режиме «по усмотрению» <11>. ——————————— <11> Российская газета. 2006. 8 дек.

В рассматриваемом вопросе предметом коррупционных сделок может быть не только количество социальных благ (квартир или квадратных метров жилья), подлежащих распределению военнослужащим, но и их качество, стоимостное выражение. Как справедливо замечает В. М. Корякин, главным образом это касается местонахождения предоставляемой военнослужащему квартиры. Каждый заинтересован в получении жилого помещения, например, не на далекой окраине г. Москвы, а поближе к центру города или не в дальнем, а в ближнем Подмосковье. Этот интерес зачастую и используют должностные лица квартирно-эксплуатационных органов: предметом взяток в данном случае становится уже не сам факт предоставления квартиры, а ее предоставление в наиболее престижном районе <12>. Поэтому в целях исключения из сферы обеспечения служебными жилыми помещениями коррупционных отношений необходимо определить четкие критерии поведения участников данных правоотношений, в том числе и относительно близлежащего населенного пункта. Именно этот вопрос будет рассмотрен ниже. ——————————— <12> Корякин В. М. Коррупция в Вооруженных Силах: теория и практика противодействия. М., 2009. С. 117.

Толковый словарь русского языка Д. Н. Ушакова определяет термин «близлежащий» как расположенный вблизи, по соседству, смежный <13>. Подобные определения приведены в словарях русского языка В. И. Даля и С. И. Ожегова. Однако никаких конкретных критериев близлежащего пункта эти словари не дают. ——————————— <13> Ушаков Д. Н. Толковый словарь современного русского языка. М., 2005.

Для признания одного населенного пункта близлежащим по отношению к другому необходимо оценивать их в совокупности, неразрывно один от другого. С местом прохождения военнослужащим военной службы вопросов возникает не так много, хотя и здесь они имеют место. Автор согласен с мнением С. В. Корнишина о том, что место военной службы военнослужащего — это либо воинская часть, расположенная в пункте постоянной дислокации, в штате которой он состоит (в распоряжении командира которой находится), либо место исполнения военнослужащим обязанностей военной службы на постоянной основе вне пункта постоянной дислокации воинской части, в штате которой он состоит. И жилье военнослужащему должно предоставляться по месту фактического исполнения обязанностей военной службы, а не по юридическому адресу военной организации (иногда эти места «разнесены» по расстоянию). Гораздо сложнее однозначно сказать, относится ли какой-либо иной, отличный от места службы военнослужащего, населенный пункт к категории близлежащего. Какие же критерии необходимо принять во внимание для признания населенного пункта близлежащим? 1. Критерий отдаленности. 1.1. Расстояние от одного пункта до другого можно измерить в километрах, метрах и других единицах измерения. Однако на вполне обоснованный вопрос, на каком удалении должен располагаться близлежащий населенный пункт от места службы, однозначного ответа просто не существует. Для разных населенных пунктов и местностей этот критерий должен быть разным. 1.2. Вернемся к этимологии слова «близлежащий». Должны ли близлежащие пункты соседствовать, иметь общую границу? По мнению автора, нет, так как в данном случае законодателю следовало бы использовать слово «соседний» населенный пункт, а не близлежащий. Понятие же «близлежащий населенный пункт» шире и включает, помимо соседних населенных пунктов, и иные находящиеся поблизости. 1.3. Должны ли близлежащие населенные пункты располагаться в пределах одного субъекта Российской Федерации? Представляется, что должны. В Российской Федерации в настоящее время насчитывается всего лишь 83 субъекта, которые обладают самостоятельными полномочиями по регулированию вопросов, отнесенных Конституцией Российской Федерации (ст. 76) к их ведению, в том числе в вопросах жилищной сферы. Предоставление служебного жилья в отличных от места службы регионах Российской Федерации непременно усложнит решение вопросов ведения учета нуждаемости в жилых помещениях и их предоставления, заставит семью военнослужащего жить по законодательству сразу двух субъектов Российской Федерации. Конечно, для городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга, которые являются одновременно и населенными пунктами, и субъектами Российской Федерации, близлежащие населенные пункты должны находиться за пределами этих городов, иначе сам населенный пункт и близлежащий к нему населенный пункт просто бы совпали. 1.4. Кроме деления территории России по административно-территориальному принципу, ее территория поделена еще и на гарнизоны. И если ранее границы всех гарнизонов устанавливали командующие войсками военных округов своими приказами, то с введением с 1 января 2008 г. новых общевоинских уставов данный порядок изменился. В соответствии со ст. 1 УГ и КС ВС РФ гарнизоны могут быть территориальными и местными. Территориальный гарнизон — это воинские части, в том числе входящие в местные гарнизоны, расположенные, как правило, на территории одного субъекта Российской Федерации, а в отдельных случаях — на территории одной административно-территориальной единицы или на территориях нескольких его административно-территориальных единиц. Перечень территориальных гарнизонов и их границы утверждаются министром обороны Российской Федерации по представлению командующего войсками военного округа. По данным автора, на момент написания настоящей статьи перечень территориальных гарнизонов министром обороны Российской Федерации был утвержден исходя из границ одного-двух субъектов Российской Федерации. Представитель Управления службы войск Главного управления боевой подготовки и службы войск Вооруженных Сил Российской Федерации полковник С. Марахов в одном из интервью сказал: «В рамках реорганизации военных гарнизонов по территориальному принципу планируется создание 70 территориальных гарнизонов, которые, как правило, будут совпадать с границами субъектов Федерации, и 109 местных гарнизонов» <14>. ——————————— <14> URL: http:// www. pravda. ru/ news/ society/ 01-07-2008/ 274038-garnizon-0.

Таким образом, если исходить из позиции о том, что границы территориальных гарнизонов и регионов Российской Федерации будут практически совпадать, то, естественно, близлежащие населенные пункты должны быть в границах одного территориального гарнизона. Однако не любой населенный пункт в пределах региона Российской Федерации (территориального гарнизона) будет являться близлежащим по отношению к другому населенному пункту, расположенному в этом же регионе (территориальном гарнизоне). Так, например, от г. Хабаровска до г. Комсомольска-на-Амуре расстояние почти 400 км, и они находятся в границах одного субъекта Российской Федерации. Здесь явно видно, что эти населенные пункты не могут быть близлежащими. По мнению автора, границами близлежащего населенного пункта могут быть границы местного гарнизона. Местный гарнизон — это воинские части, расположенные в одном населенном пункте или нескольких близлежащих населенных пунктах и в ограниченном районе вокруг них. Перечень местных гарнизонов и их границы утверждаются командующим войсками военного округа. Границы местного гарнизона должны быть хорошо известны всему личному составу гарнизона (ст. 1 УГ и КС ВС РФ). Как видно, воинские части и подразделения конкретного местного гарнизона также располагаются в близко расположенных населенных пунктах. В границах местного гарнизона организуется гарнизонная служба, в том числе и патрулирование, все здания и сооружения на территории местного гарнизона закрепляются за воинскими частями гарнизона (п. 47 Положения о квартирно-эксплуатационной службе и квартирном довольствии Советской Армии и Военно-Морского Флота <15>). Как правило, на территории одного местного гарнизона функционирует одна КЭЧ района (гарнизона), которая в ряде документов Минобороны России именуется довольствующей, т. е. предоставляющей жилье. ——————————— <15> Введено в действие Приказом министра обороны СССР от 22 февраля 1977 г. N 75 «О введении в действие Положения о квартирно-эксплуатационной службе и квартирном довольствии Советской Армии и Военно-Морского Флота».

Вышеизложенное дает основание полагать, что только в границах местного гарнизона является законным предоставление военнослужащему служебного жилья при отсутствии возможности обеспечить его жильем по месту прохождения военной службы. Однако нахождение служебной квартиры в пределах границ местного гарнизона, по мнению автора, не является единственным критерием для отнесения населенного пункта к категории близлежащего в целях обеспечения военнослужащих жильем. 2. Еще одним важным критерием близлежащего населенного пункта, где военнослужащему могут предложить служебное жилье, является время, необходимое для прибытия его на службу ежедневно, по вызовам старшего начальника и по тревоге. Однако если предположить, что военнослужащий будет добираться до службы в течение трех часов и столько же тратить на обратную дорогу, то вне зависимости от удаленности населенного пункта, где командование предоставило служебное жилье военнослужащему, теряется сам смысл предоставления служебного жилья. Ведь общей целью любого вида материального обеспечения военнослужащих (в том числе и жилищного) является снабжение чем-либо в нужном количестве для поддержания боеготовности и обороноспособности страны. Предназначение служебных жилых помещений — обеспечение необходимых жилищно-бытовых условий в период прохождения военной службы. Однако вряд ли можно считать нормальными такие бытовые условия, когда военнослужащий по шесть часов в сутки находится в передвижении от места службы домой и обратно. Между тем при следовании к месту военной службы и обратно военнослужащий считается исполняющим обязанности военной службы (подп. «и» п. 1 ст. 37 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»). По мнению автора, государство не должно принуждать военнослужащего к ежедневному 15-часовому исполнению обязанностей. Поэтому представляется целесообразным установить, что для отнесения населенного пункта к категории близлежащих (в вопросе жилищного обеспечения военнослужащих) необходимо, чтобы время в пути между этими пунктами занимало не более одного часа. 3. Здесь мы логически подошли к следующему критерию — наличию развитой системы общественного транспортного сообщения между двумя близлежащими населенными пунктами. В жизни возможны ситуации, когда два населенных пункта расположены поблизости и даже в пределах видимости, но разделены, например, рекой или иным труднопреодолимым препятствием. В этом случае даже при наличии всех остальных критериев такой соседний населенный пункт не должен признаваться близлежащим применительно к сфере жилищного обеспечения военнослужащих. Причем именно на общественном, а не на личном транспорте военнослужащий должен иметь возможность регулярно перемещаться от места службы к месту жительства и обратно. Кроме того, целесообразно при предоставлении военнослужащему жилья не по месту прохождения им военной службы предусмотреть выплату ему компенсации за проезд на транспорте от дома до места службы и обратно. Это предложение обусловлено тем, что военнослужащие, получившие жилье непосредственно вблизи места службы, и военнослужащие, получившие служебное жилье на расстоянии от места своей службы, будут поставлены в неравное положение не только в вопросе потери личного времени, но и в финансовом вопросе. Покупка военнослужащим билета на транспорт за 200 руб. в одну сторону означает, что в месяц только на проезд такой военнослужащий будет тратить минимум 4,5 тыс. руб., что при нынешнем размере денежного довольствия для обычного офицера недопустимо. Хотя выплату компенсации за проезд можно заменить предоставлением служебного транспорта воинских частей и учреждений для доставки военнослужащих к месту службы и обратно. 4. Важно не забывать, что право на свободу передвижения реализуется военнослужащими с учетом необходимости поддержания ими боевой готовности воинских частей и обеспечения своевременности прибытия к месту военной службы (п. 1 ст. 6 Федерального закона «О статусе военнослужащих»). Таким образом, возможность удаления военнослужащего от места службы взаимосвязана с вопросами боевой готовности военной организации, где он проходит военную службу. Конкретизируя это правило, ст. 239 УВС ВС РФ определяет, что порядок выезда военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, за пределы гарнизона, на территории которого они проходят военную службу, определяется командиром воинской части исходя из необходимости поддержания боевой готовности и обеспечения своевременности прибытия указанных военнослужащих к месту службы. Напомним, что до 2008 г. согласно требованию ст. 243 ранее действовавшего УВС ВС РФ выезд указанной категории военнослужащих за пределы гарнизонов осуществлялся лишь с разрешения командира воинской части, а зачастую только с отпускным билетом. И многие командиры воинских частей определяют выезд за пределы гарнизона в таком же порядке и в настоящее время. Согласно ст. 219 УВС ВС РФ распределение времени в воинской части осуществляется так, чтобы обеспечивалась ее постоянная боевая готовность. Боевая готовность воинской части напрямую зависит от времени прибытия военнослужащего к месту, определенному документами по приведению воинской части в высшие степени боевой готовности. Но, как правило, военнослужащий должен прибыть именно в свою воинскую часть и немедленно уточнить задачу у своего непосредственного командира (начальника). В ряде случаев предусмотрено выведение частей и подразделений из пунктов постоянной дислокации в запасные районы сосредоточения уже через полтора часа после объявления сигнала о переводе воинской части в высшие степени боевой готовности <16>. За это время военнослужащий должен успеть не только прибыть в расположение своей воинской части, но и провести еще множество мероприятий боевой готовности. Причем сначала он должен быть оповещен о начале таких мероприятий, и не по мобильному телефону, а посредством средств скрытого управления или посыльными <17>. Естественно, что при проживании военнослужащего не по месту дислокации воинской части и его оповещение, и прибытие занимают слишком много времени, ставя под угрозу срыва перевод воинской части с мирного на военное время. ——————————— <16> URL: http://www. nsu. ru/vk/unprotected/lectures/t4.htm. <17> Здесь следует отметить, что в соответствии со ст. 239 УВС ВС РФ военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, в том числе и посыльным, выезд за пределы местного гарнизона (за исключением случаев убытия в отпуск или командировку) запрещен.

В каждой воинской части срок прибытия военнослужащего по тревоге на службу устанавливается по-разному. Но из заявлений руководства Вооруженных Сил Российской Федерации о том, что в скором времени большинство воинских частей станут частями постоянной боевой готовности, следует, что для военнослужащих таких частей предоставление жилья в иных населенных пунктах наносит вред боеготовности. С учетом изложенного еще одним критерием предоставления служебного жилья в близлежащем населенном пункте является отнесение органа военного управления, где военнослужащий исполняет свои служебные обязанности, к категории организаций постоянной боевой готовности. Представляется, что жилье в близлежащих населенных пунктах должно предоставляться только военнослужащим, проходящим военную службу не в воинских частях постоянной боевой готовности. Подобная логика, по мнению автора, должна применяться и к военнослужащим в зависимости от занимаемых ими воинских должностей. Чем выше и ответственнее занимаемая военнослужащим воинская должность, тем меньше времени он должен тратить на путь от места жительства на службу. Поэтому предоставление жилья в близлежащих населенных пунктах командирам воинских частей, их заместителям, офицерам штабов, командирам подразделений нецелесообразно. Кроме вышеприведенных критериев, для определения возможности и законности предоставления военнослужащему жилья вне пункта постоянной дислокации воинской части, необходимо учитывать также и социальную инфраструктуру того населенного пункта, где военнослужащему предоставляется жилье. Военная служба связана с частыми переездами и сменой места жительства. И если для военнослужащего его право на труд реализуется посредством прохождения военной службы и от переезда не нарушается, то для членов его семьи переезд военнослужащего связан с дополнительными трудностями. К ним можно отнести проблемы с трудоустройством, проблемы с поступлением в учебные заведения, детские сады, проблемы с новым оформлением социальных пособий и т. д. Поэтому предоставление военнослужащему жилья вдали от населенных пунктов с развитой инфраструктурой с большой вероятностью повлечет возникновение у военнослужащего и его семьи личных проблем, снижение привлекательности военной службы и желание уволиться. Согласно п. 12 ст. 74 законопроекта «О военной службе Российской Федерации» <18> критерии отнесения населенных пунктов к близлежащим по отношению к месту прохождения военнослужащим военной службы в целях предоставления жилого помещения по договору социального найма или служебного жилого помещения военнослужащему и совместно проживающим с ним членам его семьи устанавливаются Правительством Российской Федерации. ——————————— <18> URL: http://www. mil. ru/ (дата обращения — 26.06.2009).

Однако в настоящее время Закон «О воинской обязанности и военной службе» не принят, в действующем же Федеральном законе «О статусе военнослужащих» не указан государственный орган, который должен разработать вышеуказанные критерии. Поэтому такого нормативного правового акта до настоящего времени не принято. Однако практика и увеличение количества жилищных споров с участием военнослужащих в судах ставят справедливый вопрос о скорейшей разработке такого нормативного акта. По имеющейся у автора информации, в настоящее время органы военного управления не могут надлежащим образом доказать невозможность предоставления служебного жилья военнослужащему по месту прохождения им военной службы, а исходя из требований п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» обеспечение военнослужащего жильем в ином населенном пункте допускается только при невозможности обеспечить его жильем по месту службы. А так как бремя доказывания этих обстоятельств возложено законом на воинских должностных лиц, то военнослужащий с большой вероятностью сможет требовать признания незаконными действий командования по предоставлению ему жилья не по месту военной службы. Кроме того, действующее законодательство не содержит запрета на отказ от получения предлагаемой военнослужащему квартиры; при этом нет правовых оснований и для снятия его с учета лиц, нуждающихся в получении жилых помещений (ст. 56 ЖК РФ). Автор надеется, что высказанные в настоящей статье рекомендации послужат источником для разработки Правительством Российской Федерации указанных критериев, а также приглашает к диалогу по данному вопросу всех заинтересованных лиц.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *