Международно-правовые стандарты в области расторжения договоров найма жилья и выселения

(Цомартова Ф. В.) ("Журнал российского права", 2010, N 9) Текст документа

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ СТАНДАРТЫ В ОБЛАСТИ РАСТОРЖЕНИЯ ДОГОВОРОВ НАЙМА ЖИЛЬЯ И ВЫСЕЛЕНИЯ <*>

Ф. В. ЦОМАРТОВА

-------------------------------- <*> Tsomartova F. V. International legal standards in the field of termination of rental contracts and eviction: theoretical and practical aspects.

Цомартова Фатима Валерьевна - младший научный сотрудник отдела социального законодательства ИЗиСП.

В статье анализируется специфика источников международно-правовых стандартов в сфере расторжения договоров найма и выселения, определяется место и функциональное назначение института выселения в международно-правовой системе, выявляются принципы международно-правового регулирования соответствующих отношений, обозначаются проблемы доктринального и легального определения понятия "выселение", классификации выселений. Автор исследует концепции регулирования отношений по расторжению договоров найма и выселению в международном праве и тенденции их развития.

Ключевые слова: международно-правовые стандарты, право на достаточное жилище, расторжение договора найма жилья, выселение, основания выселения, процедура выселения.

The article analyses the specifics of international legal standards' sources in the field of termination of rental contracts and eviction, determines the place and functionality of the legal institute of eviction in the international legal system, identifies the problems of doctrinal and legal definition of eviction, classification of eviction. The author examines concepts of legal regulation of relations on termination of rental contracts and eviction in the international law and tendencies of their development.

Key words: international legal standards, the right to adequate housing, termination of rental contract, eviction, grounds of eviction, eviction procedure.

Всевозрастающая роль международно-правовых регуляций, обусловленная глобализацией социально-экономических процессов и сопровождающих их процессов государственно-правовых интеграций, акцентирует исследовательский интерес на международной компоненте в правовой организации тех или иных общественных отношений. Не являются исключением и отношения в сфере расторжения договоров найма жилых помещений и выселения, где международно-правовые стандарты расцениваются в качестве "глобального социального контракта, обеспечивающего проживание всех людей во всех странах" <1>. -------------------------------- <1> Housing rights legislation / Review of international and national legal instruments. United Nations Human Settlements Programme (UN-HABITAT), Office of the High Commissioner for Human Rights (OHCHR). Nairobi, 2002. P. III.

Кроме того, "человеческое измерение" как решающий фактор, составляющий глубинный смысл межнациональной интеграции и кооперации <2>, предопределяет наиболее активное влияние международного права на национальное именно в области прав человека: "В современную эпоху государства не могут не полагаться на разработанные в международной сфере стандарты прав человека при создании национально-правовых норм или в ходе правоприменительной деятельности" <3>. -------------------------------- <2> См.: Касьянов Р. А. Интегрирование России в европейское пространство: некоторые аспекты применения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод // Российская Федерация в Европе: правовое аспекты сотрудничества России с европейскими организациями. М., 2008. С. 98 - 109. <3> Ануфриева Л. П. Взаимодействие международного и внутригосударственного права // Международное публичное право / Отв. ред. К. А. Бекяшев. М., 2005. С. 110.

Характер влияния международно-правовых стандартов на национальную систему обусловливается их правовой природой: это либо "однозначное императивное регулирование" <4>, либо, как отмечает О. И. Тиунов <5>, некое масштабирование законодательного регулирования различных стран, которое имеет место в случае, если международно-правовые стандарты представляют собой некий нормативный минимум, определяющий уровень государственной регламентации с допустимыми отступлениями в том или ином государстве в форме его превышения или конкретизации. -------------------------------- <4> Влияние международного права на национальное законодательство / Отв. ред. Т. Я. Хабриева и Ю. А. Тихомиров. М., 2007. С. 19. <5> См.: Тиунов О. И. Международно-правовые стандарты как фактор глобализации правового пространства // Московский юридический форум "Глобализация, государство, право, XXI век" (по материалам выступлений). М., 2004. С. 156 - 166.

Источники международных стандартов в сфере расторжения наемных договоров и выселения многообразны: общепризнанные принципы международного права, международные договоры, международные обычаи, резолюции международных межправительственных и неправительственных организаций, судебные решения и т. д. Причем проведенный анализ показывает, что в настоящее время наиболее активной зоной роста стандартов в сфере расторжения договоров найма и выселения служат нормы так называемого мягкого права. Такие нормы, не обладая юридически обязательной силой, тем не менее имеют практический эффект, составляющий феномен эффективности правовой системы, не оснащенной инструментами принуждения <6>, и неизбежно занимают свое место в механизме международно-правового регулирования. Свойства необязательности исполнения и отсутствие сложных процедур принятия - одни из основных причин сложившейся тенденции распространения "мягкого права" в межгосударственных отношениях как наиболее удобного средства решения задач развития для государств с разными внешнеполитическими интересами, социально-культурными традициями и т. п. -------------------------------- <6> См.: Trubek D., Cottrell P., Nance M. "Soft Law", "Hard Law" and European Integration: Toward a Theory of Hybridity // Jean Monnet Working Paper. 2005. N 02/05. URL: jeanmonnetprogram. org/papers/05/050201.pdf.

Только за последние два десятилетия в исследуемой сфере приняты десятки резолюций рекомендательного характера <7>. Причем такие акты нередко предлагают и "мягкие" механизмы перенесения международно-правовых стандартов выселения на национальную правовую почву <8>. -------------------------------- <7> См., например: UN Docs. A/RES/1986/146; E/CN.4/RES/1987/22; E/CN.4/RES/1988/24; E/CN.4/RES/1993/77; E/CN.4/1995/RES/19; E/CN.4/RES/2000/9; E/CN.4/RES/2001/28; E/CN.4/RES/2002/28; UN-DOC A/48/8; UN-DOC A/52/8 и др. <8> См., например: Recommendation of the Commissioner for Human Rights on the implementation of the right to housing. Strasbourg. 30 June 2009. CommDH (2009)5.

Активными правотворческими единицами выступают и международные неправительственные организации, например Международный союз квартиросъемщиков (International Union of Tenants) - международная неправительственная организация, обладающая консультативным статусом в Экономическом и социальном совете ООН (ЭКОСОС), сферу интересов которой составляют права квартиросъемщиков. Международный союз квартиросъемщиков разработал и активно продвигает на международном и национальном уровнях ряд документов, многие положения которых стали ориентирами в нормативных разработках разных стран мира <9>. -------------------------------- <9> См.: Нильссон Н. Международный союз квартиросъемщиков как пример сотрудничества жителей на мировом уровне для организации социального и политического влияния на национальном уровне. 1998. Цит. по: Шомина Е. С. В защиту прав нанимателей жилья. Ярославль, 2008.

Со времени принятия Всеобщей декларации прав человека в 1948 г. право на достаточное жилище как элемент комплексного права на достаточный жизненный уровень нашло закрепление в многочисленных международных актах <10>. Сегодня право на достаточное жилище декларируется не менее чем в 12 различных актах ООН <11>, наиболее значимым из которых является Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1996 г. -------------------------------- <10> О международно-правовом закреплении права на жилище см., например: Литовкин В. Н. Жилищное законодательство: смена вех (конституционные основы жилищного законодательства). М., 2008. С. 4 - 7; Путило Н. В. Социальные права граждан: история и современность. М., 2007. С. 215 - 219. <11> См.: The Human Right to Adequate Housing. Fact Sheet No. 21. Права человека. Изложение фактов. N 21. Право человека на достаточное жилище. Женева, 1995. С. 27 - 34.

Признак достаточности жилища в конструкции данного права определяется социальными, экономическими, культурными, климатическими, экологическими и иными факторами. Наиболее авторитетный акт юридического толкования общепризнанного права на достаточное жилище - Замечания общего порядка N 4 о праве на достаточное жилище, принятые Комитетом ООН по экономическим, социальным и культурным правам <12>, - формулирует семь компонентов, которые в совокупности составляют достаточность жилища: правовое обеспечение проживания; наличие услуг, материалов, возможностей и инфраструктуры; доступность с точки зрения приобретения; доступность с точки зрения содержания; пригодность для проживания; местонахождение; адекватность с точки зрения культуры. -------------------------------- <12> The right to adequate housing (Art. 11(1)). 13/12/91. UN Committee on Economic, Social and Cultural Rights (UNCESCR). General Comment No. 4.

Из перечисленных компонентов доминантным условием достаточности жилища выступает условие о правовом обеспечении проживания, за которым признается каталитическая функция воздействия на все остальные процессы, протекающие в данной сфере <13>. Анализ документов ООН показывает, что концепция правового обеспечения проживания характеризует степень гарантированности правовой защиты от выселения независимо от юридического титула владения жилищем. Степень гарантированности выявляют исходя из установленных оснований, условий и процедур выселения. -------------------------------- <13> См.: Хартия квартиросъемщиков 2004 г. Принята Международным союзом квартиросъемщиков // URL: http://www. iut. nu/aboutiut. htm#TenantsCharter.

Таким образом, правовой режим выселения составляет в международном праве неотъемлемый компонент системы юридических гарантий права на достаточное жилище. Кроме того, правовое регулирование выселения, так или иначе, связывают с такими общепризнанными правами человека, как право на частную жизнь, право на неприкосновенность личности, право на неприкосновенность жилища, право на равное обращение и т. д. <14>. Право на неприкосновенность личности и право на неприкосновенность жилища как исходные начала идеи специального правового режима расторжения наемных договоров и выселения из жилых помещений исторически появляются раньше самого права на достаточное жилище, которое от них производно. -------------------------------- <14> См., например: Resolution 1993/77 of the UN Commission on Human Rights and U. N. Sub-Commission on the Protection and Promotion of Human Rights, Resolution 1998/9 on Forced Evictions, E/CN.4/SUB.2/RES/1998/9 (Aug. 20, 1998).

Вопросы правовой защиты арендаторов от досрочного расторжения договоров найма и последующего выселения из жилья находят специальное отражение в международных нормах не только в связи с правом на достаточное жилище, но еще и потому, что должное нормативное обеспечение этих отношений расценивается в качестве ключевого инструмента предотвращения бездомности. Именно поэтому аргументация о необходимости установления особого порядка расторжения договоров найма жилья по инициативе наймодателя и выселения при имплементации международно-правовых стандартов в сфере права на жилище амбивалентна: с одной стороны, такое правовое регулирование направлено на обеспечение реализации права на жилище, с другой - этот инструмент служит контрмерой, направленной на предупреждение бездомности <15>. -------------------------------- <15> См.: Recommendation of the Commissioner for Human Rights on the implementation of the right to housing. Strasbourg. 30 June 2009. CommDH (2009)5.

Исходя из приведенных направлений правового воздействия, презюмируется, что защита от принудительного выселения должна составлять основу целеполагания любой национальной жилищной стратегии <16>. -------------------------------- <16> См.: Recommendation of the Commissioner for Human Rights on the Implementation of the Right to Housing. Strasbourg. 30 June 2009. CommDH (2009)5.

Существующая практика применения норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод к случаям расторжения договоров найма и выселения носит спорадический характер и отнюдь не является определяющей на данном участке общественных отношений <17>. Примеры правовой позиции, занимаемой Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ), приведены в решениях по группе дел, касающихся чрезвычайно длительных периодов выселения в Италии, даже в тех случаях, когда наймодатель намеревался использовать сдаваемое жилье для собственного проживания. ЕСПЧ нашел такое положение нарушением права собственности, как оно закреплено в ст. 1 Протокола от 20 марта 1952 г. N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод <18>. -------------------------------- <17> См.: Matscher F. Wohnrechtsfragen und Europaische Menschenrechtskonvention // Mietrecht in Europa. Manz, 1996. S. 141. <18> См., например: c. 22774/93, Immobiliare Saffi v. Italy of 28/7/99; c. 22534/93, A. O. v. Italy of 30/5/00; c. 28272/95, Ghidotti v. Italy of 21/2/02.

Общий вывод исследователей о деятельности ЕСПЧ в данной сфере заключается в оценке его достаточно сдержанного отношения к правовому статусу нанимателей. Как следствие этого, до сих пор в решениях суда не нашло закрепления в качестве социального права право на защиту нанимателей <19>. -------------------------------- <19> См.: Daugareilh I. La Convention de europeenne auvegarde des droits de l'homme et des liberte's fondamentale et la protection sociale. Revue Trimestrielle du Droit Europeen. 2001. Vol. 37. No 1. P. 123.

В повестке дня специалистов в сфере международного права до сих пор стоит вопрос об определении понятия выселения и его разновидностей. Европейский комитет по социальным правам в своей прецедентной практике выработал следующую дефиницию выселения: лишение человека занимаемого им жилья на основании неплатежеспособности или незаконности владения <20>. -------------------------------- <20> См.: ECSR. Conclusions 2003. Sweden. P. 653.

В международно-правовых документах выделяют принудительное выселение; незаконное выселение; законное выселение; несправедливое выселение. Однако эти нормативные категории являются недостаточно разработанными, а потому в различных актах наполняются различным содержанием. Так, указывается на проблематичность употребления самого термина "принудительное выселение" в связи с его тавтологичностью. Денотацию термина "принудительное выселение" связывают с элементами произвольности и незаконности, но в таком случае остается неясным соотношение этого термина с термином "незаконное выселение". Подвергается критике и этот последний термин на том основании, что "незаконное выселение" предполагает наличие соответствующего закона, обеспечивающего адекватную защиту права на достаточное жилище, что не всегда соответствует действительности. Категория "несправедливое выселение" упречна еще большей субъективностью и, как справедливо отмечается, не вписывается ни в одну правовую структуру <21>. Поясняя значение употребляемого в рамках своей деятельности термина "принудительное выселение", Комиссия по правам человека ООН, которую в 2006 г. сменил Совет по правам человека ООН, специально уточнила, что запрещение принудительных выселений не относится к выселениям, осуществляемым в принудительном порядке в соответствии с законом и согласно положениям международных пактов в области прав человека <22>. -------------------------------- <21> См.: General Comment N. 7 (1997) of the Committee on Economic, Social and Cultural Rights. Para. 3. <22> См.: General Comment N 7 (1997) of the Committee on Economic, Social and Cultural Rights. Para. 3.

Таким образом, в специальной литературе отмечается необходимость более детального определения выселения <23> в доктрине и международных документах. Концептуальное решение этих теоретических проблем с прикладной точки зрения позволит выстроить международную, национальную и местную юридическую практику в сфере выселений. -------------------------------- <23> См.: Cabannes Y., Osorio L. Finding solutions to forced evictions worldwide: a priority to meet the MDGs and implement the Habitat Agenda. 2007. P. 9.

Главный принцип регулирования общественных отношений в сфере расторжения договоров найма жилых помещений и выселения в международно-правовой системе координат составляет всяческая защита нанимателей от выселения. Меры правовой защиты от выселений в зависимости от функционального назначения можно подразделить на профилактические и репаративные. К профилактическим правовым мерам относятся, в частности, предоставление материальной помощи для возмещения задолженностей по арендной плате за нанимаемое жилье, различные переговорные практики между наймодателем и нанимателем в целях достижения консенсуса, обязательные консультации с заинтересованными сторонами в поисках альтернативных решений по выселению. Среди прочих важнейшим правовым институтом превенции выселений, декларируемым на международном уровне, выступает принцип так называемой контрактной безопасности нанимателя. Этот принцип правового регулирования заключается в защите нанимателя как более слабой стороны в контракте. Социальный исток его заключается в природе жилищной потребности человека. Справедливость, разумность, соразмерность, добросовестность договорных условий о расторжении договора по инициативе наймодателя - предлагаемые международным сообществом критерии контрактной безопасности пользователя наемным жильем. Этот принцип является универсальным и, так или иначе, находит свое отражение в законодательстве большинства стран мира. В качестве репаративных квалифицируются меры по предоставлению различных компенсационных выплат выселяемым и меры по переселению в другие жилые помещения. В связи с этим отметим динамичное развитие теории концепции альтернативного жилья <24>. Ядро ее составляет тезис о том, что выселение по социальным причинам невозможно без предоставления квартиросъемщику другого адекватного жилья. Для инкорпорирования в правовую материю этого тезиса специалистами небезуспешно развивается категория права на альтернативное жилье как производного от права на жилище: она уже находит отражение в судебных решениях как результат толкования последнего. -------------------------------- <24> См., например: Budlender G. The Right to Alternative Accommodation in Forced Evictions // The Road to a Remedy: Current Issues in the Litigation of Economic, Social and Cultural Rights. Sydney, 2005. P. 127 - 139.

Обязательства государств, взятые на себя в отношении реализации жилищных прав граждан в аспекте выселения, доктрина делит на три типа. Первый тип - базовый - составляют обязательства государства по воздержанию от вмешательства в "спокойное" владение человеком своим жильем. В рамках данной группы обязательств государства в том числе должны обеспечивать людей средствами защиты от выселений, инициируемых органами публичной власти и местного самоуправления, которые могут иметь место в связи с реализацией проектов в области создания и развития инфраструктуры, модернизацией жилищного фонда, благоустройством городских районов, проведением крупных спортивных мероприятий и т. п. Второй тип обязательств охватывает обеспечение жилищных прав человека в отношении вмешательства со стороны других лиц. Обязательства данного типа отражают причастность государства к выселению, даже если оно осуществляется по инициативе частных лиц <25>. Сферу государственной ответственности за "частные" выселения составляют нормативные правовые акты, на основании которых осуществляется выселение, судебный порядок выселения, деятельность органов, принудительно исполняющих судебные решения о выселении. -------------------------------- <25> См.: Budlender G. Op. cit. P. 129.

Третий тип складывается из социальных обязательств государств, направленных на снижение социальных рисков выселения: предоставление материальной помощи для возмещения задолженностей по арендной плате за нанимаемое жилье, бесплатного жилья взамен изымаемого и т. п. Правовая природа вышеприведенных обязательств государств определяется таким признаком, как прогрессивность. Прогрессивность обязательства означает, что государства по мере своего развития с максимальной эффективностью должны обеспечивать все больший уровень защиты людей от выселения, вплоть до исключения выселения как легально допустимой меры <26>. -------------------------------- <26> См.: Housing Rights as Progressive Legal Obligations // Housing Rights Legislation: Review of International and National Legal Instruments. United Nations Human Settlements Programme (UN-HABITAT), Office of the High Commissioner for Human Rights (OHCHR). Nairobi, 2002. P. 13 - 14.

При этом конкретные формы и методы исполнения вышеприведенных обязательств в рамках национальных правовых систем государства избираются государствами самостоятельно. Проведенный анализ международно-правовых документов позволяет заключить, что рекомендуемую международным сообществом модель правовой организации общественных отношений в сфере расторжения договоров найма жилья и выселения составляют следующие нормативные минимумы. Правовое регулирование выселения должно: а) отвечать принципам разумности и пропорциональности конкретным обстоятельствам; б) детально оговаривать конкретные обстоятельства, при которых может разрешаться такое посягательство. Основания выселения должны быть установлены законом. Это положение было сформулировано Комитетом по правам человека <27> в Замечании общего порядка, относящемся к ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., в котором говорится, что посягательство на жилище того или иного лица может происходить только в случаях, предусмотренных законом. Таким образом, установление оснований для досрочного расторжения договора по инициативе наймодателя и выселения не может быть осуществлено на подзаконном уровне или в договоре. Вместе с тем предметом внимания пока не стало правовое регулирование соответствующих отношений, касающихся разграничения правотворческих полномочий в федеративных государствах. -------------------------------- <27> См.: General Comment N 7(1997) of the Committee on Economic, Social and Cultural Rights. Para. 14.

Допустимыми основаниями выселения могут считаться длительное невнесение арендной платы либо причинение ущерба арендуемой собственности без каких-либо разумных причин. Законодательно должны быть установлены условия, при которых выселение признается допустимым. Правовые стандарты процедуры выселения следующие: а) объективность, применимость ко всем независимо от правового статуса, дискуссионность процедуры выселения; б) исчерпывающая законодательная регламентация процедуры выселения; в) обязательность судебного порядка выселения; г) необходимость надлежащего и обоснованного уведомления всех заинтересованных лиц, сделанного в разумный срок до установленной даты выселения. В качестве достаточной защиты принято вручение уведомления не менее чем за два месяца до выселения <28>; -------------------------------- <28> См.: FEANTSA v. France, Complaint No 39/2006, Decision on the merits of 5 December 2007, § 88 and 89.

д) обязательность присутствия государственных должностных лиц или их представителей в момент выселения; е) обязательность надлежащего удостоверения личности всех лиц, осуществляющих выселение; ж) недопустимость осуществления выселения в ночное время, или в условиях непогоды, или в зимний период, или в период школьных экзаменов либо непосредственно перед ними <29>, за исключением случаев, когда на это получено согласие выселяемых. -------------------------------- <29> См.: Basic Principles and Guidelines on Development-Based Evictions and Displacement. Annex 1 to the Report of the Special Rapporteur on Adequate Housing as a Component of the Right to an Adequate Standard of Living. A/HRC/4/18, 5 February 2007.

Подводя итоги проведенного исследования международно-правовых стандартов в сфере расторжения договоров найма жилья и выселения, следует еще раз отметить, что правовой режим выселения развивается в системе координат прав на достаточное жилище, частную жизнь, неприкосновенность жилища, неприкосновенность частной жизни, равное обращение. Правовое регулирование выселения с точки зрения международного права входит в систему гарантий права на достаточное жилище. В качестве основополагающего принципа международно-правового регулирования отношений в сфере расторжения договоров найма жилых помещений и выселения последовательно проводится принцип всесторонней защиты нанимателей от выселения.

Библиографический список

Budlender G. The Right to Alternative Accommodation in Forced Evictions // The Road to a Remedy: Current Issues in the Litigation of Economic, Social and Cultural Rights. Sydney, 2005. Cabannes Y., Osorio L. Finding solutions to forced evictions worldwide: a priority to meet the MDGs and implement the Habitat Agenda. 2007. Daugareilh I. La Convention europeenne de sauvegarde des droits de l'homme et des libertes fondamentale et la protection sociale. Revue Trimestrielle du Droit Europeen. 2001. Vol. 37. No 1. Housing Rights as Progressive Legal Obligations // Housing Rights Legislation: Review of International and National Legal Instruments. United Nations Human Settlements Programme (UN-HABITAT), Office of the High Commissioner for Human Rights (OHCHR). Nairobi, 2002. Matscher F. Wohnrechtsfragen und Europaische Menschenrechtskonvention // Mietrecht in Europa. Manz, 1996. Trubek D. M., Cottrell P., Nance M. "Soft Law", "Hard Law" and European Integration: Toward a Theory of Hybridity / Jean Monnet Working Paper. 2005. N 02/05. URL: jeanmonnetprogram. org/papers/05/050201. pdf. Ануфриева Л. П. Взаимодействие международного и внутригосударственного права // Международное публичное право / Отв. ред. К. А. Бекяшев. М., 2005. Влияние международного права на национальное законодательство / Отв. ред. Т. Я. Хабриева и Ю. А. Тихомиров. М., 2007. Касьянов Р. А. Интегрирование России в европейское пространство: некоторые аспекты применения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод // Российская Федерация в Европе: правовые аспекты сотрудничества России с европейскими организациями. М., 2008. Литовкин В. Н. Жилищное законодательство: смена вех (конституционные основы жилищного законодательства). М., 2008. Путило Н. В. Социальные права граждан: история и современность. М., 2007. Тиунов О. И. Международно-правовые стандарты как фактор глобализации правового пространства // Московский юридический форум "Глобализация, государство, право, XXI век" (по материалам выступлений). М., 2004.

------------------------------------------------------------------

Название документа "Обзор практики рассмотрения федеральными арбитражными судами округов споров, касающихся взыскания убытков, причиненных госорганами (второй квартал 2010 года)" (Карасева С. Ю.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2010) Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫМИ АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ ОКРУГОВ СПОРОВ, КАСАЮЩИХСЯ ВЗЫСКАНИЯ УБЫТКОВ, ПРИЧИНЕННЫХ ГОСОРГАНАМИ (ВТОРОЙ КВАРТАЛ 2010 ГОДА)

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 30 августа 2010 года

С. Ю. КАРАСЕВА

1. Суд отказал в иске о взыскании убытков в виде реального ущерба и упущенной выгоды, поскольку истец не доказал наличие и размер убытков, а также то, что расходы, включенные в состав убытков, находятся в причинно-следственной связи с действиями ответчика (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 29.06.2010 по делу N А43-20224/2009).

ООО "ПСК" обратилось с иском о взыскании с администрации г. Дзержинска Нижегородской области убытков в размере 13 376 157 руб., составляющих 741 147 руб. реального ущерба и 12 635 010 руб. упущенной выгоды. Иск основан на ст. ст. 15, 16, 1064 и 1069 ГК РФ и мотивирован тем, что принятие администрацией ненормативных актов, противоречащих действующему законодательству, и их последующая отмена в судебном порядке привели истца к убыткам. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в иске отказано. Суды пришли к выводу, что истец не доказал наличие и размер убытков, а также то, что расходы, включенные в состав убытков, находятся в причинно-следственной связи с действиями ответчика. Истец не согласен с выводом суда о том, что в материалы дела не представлены доказательства, свидетельствующие о неполучении вознаграждения при заключении основных договоров. Суд не дал надлежащей правовой оценки предварительным договорам и претензиям по ним. Истец полагает, что именно администрация должна доказать, что, несмотря на нарушение сроков получения разрешения на строительство, истец не утратил права на вознаграждение. Администрация в Постановлении от 28.11.2007 предварительно согласовала с ООО "ПСК" место размещения объекта и разрешила проектирование строительства административно-торгового здания на земельном участке в соответствии с актом выбора земельного участка от 20.11.2007. Постановлением администрации от 07.04.2008 ООО "ПСК" предоставлен из земель населенных пунктов земельный участок. Во исполнение Постановления от 07.04.2008 стороны 11.04.2008 заключили договор аренды сроком на три года, участок передан по акту приема-передачи. Данный договор зарегистрирован в установленном законом порядке. Постановлениями администрации от 01.12.2008 отменено Постановление от 07.04.2008 и отменен п. 3 Постановления от 28.11.2007. Вступившим в законную силу решением арбитражного суда Постановления от 01.12.2008 признаны недействительными. ООО "ПСК" считает, что с момента издания спорных постановлений и до признания их судом недействительными работа по согласованию проекта строительства, получения разрешения на строительство и деятельность по строительству объекта были остановлены, в результате чего ему причинены убытки. Под убытками в силу ст. 15 ГК РФ понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нар ушено (упущенная выгода). Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. В соответствии со ст. 16 ГК РФ убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом РФ или муниципальным образованием. Согласно ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. При обращении в суд с иском о взыскании такого вреда истцу необходимо доказать факт причинения убытков, их размер, противоправность поведения виновного лица и причинную связь между его поведением и наступившим вредом. Недоказанность одного из этих условий влечет за собой отказ в удовлетворении иска. В силу ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. ООО "ПСК" указывает, что реальный ущерб в сумме 741 147 руб. состоит из внесенной им арендной платы за земельный участок, предоставленный по договору от 11.04.2008, а также расходов по содержанию данного участка (охране, освещению, вывозу строительного мусора, заработной платы сотрудникам истца и прочих расходов в период с 01.12.2008 по 08.06.2009). Суд пришел к выводу, что расходы не являются убытками истца, поскольку не находятся в причинно-следственной связи с действиями ответчика, кроме того, истцом не представлены доказательства того, что данные расходы возникли в связи с использованием арендованного участка. Суд установил, что участок не изымался из пользования ООО "ПСК", договор аренды участка действовал в соответствии с определенными в нем обязанностями арендатора, в том числе ежемесячным внесением ООО "ПСК" арендной платы, и счел, что включение в состав убытков арендной платы, оплаченной истцом ответчику, является неправомерным. Кроме того, ООО "ПСК" необоснованно включило в состав убытков заработную плату, выплаченную своим сотрудникам, которые приняты на работу в целях обслуживания земельного участка, поскольку из трудовых договоров не усматривается, что местом исполнения трудовых обязанностей данных сотрудников является именно земельный участок, предоставленный истцу по договору аренды от 11.04.2008. Также является неправомерным включение ООО "ПСК" в состав убытков арендной платы, оплаченной им третьему лицу на основании договора аренды от 10.11.2008 и коммунальных платежей за арендуемое помещение, в связи с отсутствием взаимосвязи отношений между указанными лицами и использованием спорного участка. ООО "ПСК" полагает, что упущенная выгода в сумме 12 635 010 руб. состоит из неполученного вознаграждения по предварительным договорам на долевое участие в строительстве от 22.09.2008 и от 25.09.2008. Суд пришел к выводу, что истец не доказал реальной возможности получения упущенной выгоды. Согласно условиям предварительных договоров ООО "ПСК" выразило намерение заключить в будущем с П. и С. договоры долевого участия в строительстве спорного объекта в течение одного месяца с момента получения истцом разрешения на строительство и опубликование проектной декларации до 22.03.2009 и 25.03.2009 соответственно. В случае нарушения указанного срока истец обязан оплатить контрагентам неустойку в размере 1% от суммы вознаграждения. В претензиях к этим договорам П. и С. предъявили требования о выплате неустойки и заключении основных договоров. При этом доказательств отказа П. и С. от заключения основных договоров, а также произведенной ООО "ПСК" оплаты по этим претензиям в материалы дела не представлено. Таким образом, суд счел, что у истца не утрачено право на заключение основных договоров на долевое участие в строительстве с П. и С. и получение соответствующего вознаграждения. Кроме того, вознаграждение он должен получить после заключения основных договоров на долевое участие в строительстве спорного объекта после получения разрешения на строительство и опубликование проектной документации. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

2. Суд удовлетворил иск городской администрации к Минфину РФ о взыскании убытков, поскольку расходы, понесенные администрацией в связи с предоставлением жилого помещения, не были возмещены; рыночная стоимость квартиры определена на момент ее предоставления (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 21.05.2010 по делу N А31-7390/2009).

Муниципальное образование "Городской округ "Город Кострома" в лице администрации обратилось с иском к Минфину РФ о взыскании 3 140 000 руб. убытков, возникших в результате предоставления на основании постановления главы г. Кострома и договора социального найма помещения и 2000 руб. расходов по оплате оценочных услуг. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен. Решением районного суда от 11.05.2004, оставленным без изменения областным судом, администрацию обязали предоставить Л. и членам его семьи благоустроенное жилое помещение на основании ФЗ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС". В соответствии с Постановлением главы г. Кострома от 30.07.2008 и договором социального найма от 14.08.2009 семье Л. предоставлено жилое помещение общей площадью 85,5 кв. м. На основании договора приватизации от 29.09.2008 администрация передала эту квартиру в собственность граждан. Расходы, понесенные администрацией в связи с предоставлением жилого помещения, не были возмещены. Представленный истцом расчет фактического размера понесенных убытков в сумме 3 140 000 руб. основан на отчете ООО "Региональный центр оценки" об оценке рыночной стоимости квартиры по состоянию на 29.09.2008. Этот расчет признан судом обоснованным. Экспертное заключение соответствует требованиям, предъявляемым к доказательствам данного вида. Довод Минфина о том, что рыночная стоимость квартиры должна определяться на день предъявления иска (2009 год), подлежит отклонению, поскольку истец понес расходы, связанные с передачей квартиры в 2008 году. С учетом этого суды правомерно приняли к рассмотрению в качестве относимого и допустимого доказательства размера убытков администрации отчет от 22.09.2009. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

3. Установив, что средств федерального бюджета, распределенных организациям, предоставляющим услуги по льготным ценам, оказалось недостаточно для компенсации расходов ЖСК, суд взыскал с Минфина убытки, понесенные ЖСК в результате предоставления отдельным категориям граждан льгот по оплате ремонта и содержания жилья (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 05.05.2010 по делу N А11-5510/2009).

ЖСК обратился с иском к Минфину РФ и к отделу социальной защиты населения о взыскании 1183,73 руб. убытков, понесенных в связи с предоставлением льгот отдельным категориям граждан на основании ФЗ от 24.11.1995 N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов Российской Федерации". Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен за счет Минфина, в иске к отделу соцзащиты отказано. Решение мотивировано тем, что реализация социальных гарантий, предусмотренных Законом N 181-ФЗ, относится к расходным обязательствам федерального бюджета. По мнению Минфина, ошибочными являются выводы суда о том, что убытки связаны с бездействием Российской Федерации, выразившимся в неисполнении государством своих обязательств по возмещению расходов, произведенных ЖСК в связи с реализацией установленных законом льгот. Минфин полагает, что суд не указал, каким федеральным законом на Российскую Федерацию возложена обязанность по возмещению расходов. Минфин исполнил свои обязательства в полном объеме, у отдела соцзащиты имелись финансовые средства для возмещения убытков ЖСК. Суд не учел порядок компенсации расходов по оплате жилых помещений, находящихся в частном жилищном фонде. Вступившим в законную силу решением городского суда от 12.05.2008 за Б. признано право на предоставление льготы по оплате услуг по содержанию и ремонту жилья с 01.11.2007 в соответствии с Законом N 181-ФЗ. На ЖСК возложена обязанность предоставления этой льготы и перерасчета платы с учетом 50% скидки начиная с 01.11.2007. ЖСК и отдел заключили договор от 09.01.2008 на возмещение затрат по предоставлению мер социальной поддержки гражданам. Отдел соцзащиты отказал истцу в возмещении затрат, ссылаясь на отсутствие финансирования льгот. Согласно ст. ст. 16 и 1069 ГК РФ убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издание не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом РФ или муниципальным образованием. Ст. 17 Закона N 181-ФЗ предусмотрено, что инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, предоставляется скидка не ниже 50% с квартирной платы (в домах государственного, муниципального и общественного жилищного фонда) и оплаты коммунальных услуг (независимо от принадлежности жилищного фонда), а в жилых домах, не имеющих центрального отопления, - со стоимости топлива, приобретаемого в пределах норм, установленных для продажи населению. В п. 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 23 "О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации" указано, что при решении вопроса об определении публично-правового образования, за счет казны которого подлежат удовлетворению требования о взыскании убытков в связи с осуществляемым после 01.01.2005 предоставлением потребителям бесплатно или по льготным ценам товаров (работ, услуг), судам необходимо иметь в виду положения ст. ст. 84, 85 Бюджетного кодекса РФ (в редакции, действующей после 01.01.2005), ст. 26.3 ФЗ от 06.10.1999 N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", разграничивающие полномочия Российской Федерации и субъектов РФ по предметам совместного ведения, в том числе по вопросам социальной защиты населения, и устанавливающие принципы финансового обеспечения осуществления данных полномочий. Ответчиком по таким делам выступает публично-правовое образование, к расходным обязательствам которого было отнесено финансирование соответствующих льгот. В силу пп. 24 п. 2 ст. 26.3 Закона N 184-ФЗ решение вопросов социальной поддержки и социального обслуживания отдельных категорий граждан относится к полномочиям органов государственной власти субъекта РФ по предметам совместного ведения, осуществляемым данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта РФ (за исключением субвенций из федерального бюджета). П. 7 этой статьи установлено, что полномочия органов государственной власти субъекта РФ по предметам совместного ведения, не предусмотренные п. 2 и установленные иными федеральными законами, осуществляются за счет субвенций из федерального бюджета. Учитывая это, а также принимая во внимание то, что п. 2 ст. 26.3 Закона N 184-ФЗ решение вопросов возмещения расходов организациям, предоставляющим льготы отдельным категориям граждан, в том числе по реализации вышеуказанных законов, не отнесено к полномочиям органов государственной власти субъекта РФ по предметам совместного ведения, осуществляемым данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта РФ, финансирование указанных расходов является бюджетным обязательством Российской Федерации. Суд установил, что средства федерального бюджета получены в полном объеме и полностью распределены организациям, предоставляющим услуги по льготным ценам. Однако этих средств оказалось недостаточно для компенсации расходов ЖСК. При таких обстоятельствах суд правомерно взыскал с Минфина убытки, понесенные истцом в результате предоставления отдельным категориям граждан льгот по оплате ремонта и содержания жилья на основании Закона N 181-ФЗ. Довод Минфина о том, что убытки истца, возникшие в результате предоставления льгот инвалиду, проживающему в квартире, принадлежащей ему на праве собственности, не подлежат возмещению, суд отклонил. Согласно п. 2 ст. 154 ЖК РФ плата за жилое помещение для собственника помещения в многоквартирном доме включает в себя плату за содержание и ремонт жилого помещения и плату за коммунальные услуги. Изменения в Закон N 181-ФЗ в соответствии со ст. 9 ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" от 29.12.2004 N 189-ФЗ не вносились. Поэтому введение в действие с 01.03.2005 ЖК РФ, определяющего порядок отнесения жилых помещений к видам жилищного фонда, не дает оснований для прекращения права инвалидов на получение 50% скидки на оплату за ремонт и содержание жилья без равноценной компенсации. В силу ст. 160 ЖК РФ отдельным категориям граждан в порядке и на условиях, которые установлены федеральными законами, законами субъектов РФ и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, могут предоставляться компенсации расходов на оплату жилых помещений и коммунальных услуг за счет средств соответствующих бюджетов. Согласно ст. 8 Закона N 189-ФЗ до внесения изменений в федеральные законы и иные нормативные правовые акты в части замены порядка предоставления гражданам льгот по оплате жилья и коммунальных услуг на порядок предоставления в соответствии со ст. 160 ЖК РФ компенсаций сохраняется прежний порядок предоставления льгот. Довод Минфина о том, что при рассмотрении дела городским судом Минфин к участию в деле не привлекался, не имеет отношения к рассматриваемому делу и судом отклонен. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

4. Финансовый орган при возмещении вреда за счет казны соответствующего публичного образования не несет убытков в смысле ст. 15 ГК РФ, а исполняет перед потерпевшим обязанность, возложенную на него законом (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 28.04.2010 по делу N А29-6771/2009).

Минфин Республики Коми обратился с иском к УВД по г. Сыктывкару и МВД Республики Коми о возмещении вреда в сумме 60 000 руб. (55 000 руб. материального вреда и 5000 руб. морального вреда). Решением суда в отношении МВД производство по делу прекращено на основании п. 4 ч. 1 ст. 150 АПК РФ; в удовлетворении иска к УВД отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. Минфин считает, что суды неправильно применили ст. 15, п. 1 ст. 1068 ГК РФ; УВД обязано возместить Минфину вред в виде убытков, понесенных в связи с исполнением решения городского суда, поскольку на основании ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Решением городского суда от 16.03.2009 с Минфина за счет казны Республики Коми в пользу В. взыскано 55 000 руб. материального ущерба и 5000 руб. компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц отдела дознания УВД; 27.03.2009 выдан исполнительный лист, который предъявлен взыскателем для исполнения Минфину. Минфин платежным поручением от 08.04.2009 перечислил эту сумму на счет В. и считает, что УВД должно возместить вред, причиненный его сотрудниками при исполнении служебных обязанностей. Суды руководствовались ст. 69 АПК РФ, ст. ст. 15, 1064, 1068, 1069, 1081 ГК РФ и пришли к выводам о том, что вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий должностных лиц государственных органов, в рассматриваемом случае возмещается за счет казны субъекта РФ; регрессные требования подлежат предъявлению к непосредственному причинителю вреда, которым УВД не является. В соответствии со ст. ст. 16 и 1069 ГК РФ убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежат возмещению за счет казны РФ, субъекта РФ или казны муниципального образования. При этом на основании ст. 1071 ГК РФ от имени казны выступают соответствующие финансовые органы. Таким образом, финансовый орган при возмещении вреда за счет казны соответствующего публичного образования не несет убытков в смысле ст. 15 ГК РФ, а исполняет перед потерпевшим обязанность, возложенную на него законом. Согласно п. 1 ст. 1081 ГК РФ лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом, имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом. При этом Российская Федерация, субъект РФ или муниципальное образование в случае возмещения ими вреда, причиненного должностным лицом органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры или суда (п. 1 ст. 1070 ГК РФ), имеют право регресса к этому лицу, если его вина установлена приговором суда, вступившим в законную силу (п. 3 ст. 1081 ГК РФ). С учетом этого у Минфина не возникло право требования к УВД. Ссылка Минфина на ст. 1068 ГК РФ отклоняется как основанная на неправильном толковании норм материального права, ибо порядок предъявления регрессного требования к должностному лицу, причинившему вред, регулируется специальной нормой - п. 3 ст. 1081 ГК РФ, а потому ст. 1068 ГК РФ к сложившимся правоотношениям не применим. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

5. Суд удовлетворил иск о взыскании убытков, причиненных незаконными действиями таможни, поскольку у таможни отсутствовали законные основания для перечисления в федеральный бюджет денежных средств, внесенных обществом на счет таможенного органа в качестве авансовых платежей (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 07.06.2010 N А74-3672/2009).

ООО "РУСАЛ Сервис Рент" обратилось к Федеральной таможенной службе и Хакасской таможне с иском о взыскании убытков в размере 140 899,72 руб., причиненных незаконными действиями таможни по перечислению в федеральный бюджет остатка авансовых платежей. Решением суда иск удовлетворен. Апелляционный суд решение отменил, в иске отказал. ООО "Рент-Сервис" зарегистрировано в качестве юридического лица 26.01.2005. Решением общего собрания участников от 16.08.2006 оно переименовано в ООО "РУСАЛ Сервис Рент". Платежным поручением от 27.06.2005 истец перечислил на счет таможни авансовые платежи за таможенное оформление экспортных и импортных грузов в сумме 1 400 000 руб. Путем подачи грузовой таможенной декларации общество распорядилось частью авансовых платежей в сумме 1 259 100,28 руб. Письмом от 18.05.2009 ООО "РУСАЛ Сервис Рент" обратилось в таможню с целью подписания акта выверки авансовых платежей по состоянию на 15.05.2009. 06.07.2009 в адрес таможни поступил акт выверки авансовых платежей, направленный ООО "РУСАЛ Сервис Рент", в котором остаток авансовых платежей на 30.06.2009 составляет 140 899,72 руб. Таможня в письмах от 27.05.2009 и от 14.07.2009 указала на невозможность подписания акта выверки, так как остаток на лицевом счете заявителя составляет 0 руб., вследствие того, что сумма авансовых платежей в размере 140 899,72 руб. перечислена в соответствии с п. 8.21 распоряжения ГТК РФ N 647-р от 27.11.2003 "Об утверждении Методических указаний о порядке применения таможенными органами положений Таможенного кодекса Российской Федерации, относящихся к таможенным платежам" в федеральный бюджет в январе 2009 года. ООО "РУСАЛ Сервис Рент" обратилось в таможню с заявлением от 13.07.2009 о возврате авансовых платежей. Письмом от 23.07.2009 в удовлетворении заявления отказано в связи с тем, что согласно п. 5 ст. 330 ТК РФ заявление подано по истечении трехгодичного срока. Суд первой инстанции исходил из того, что у таможни отсутствовали законные основания для перечисления в федеральный бюджет денежных средств, внесенных обществом на счет таможенного органа в качестве авансовых платежей. Апелляционный суд исходил из того, что такой элемент состава правонарушения, как незаконность (противоправность) действий, в действиях таможни отсутствует, поскольку ее действия совершены в связи с осуществлением административной процедуры, установленной таможенным законодательством. Списание в бюджет денежных средств (неиспользованного аванса) осуществлено в соответствии с бюджетным законодательством. Кроме того, по мнению суда апелляционной инстанции, суд первой инстанции неправильно квалифицировал перечисленные в федеральный бюджет авансовые платежи в качестве убытков (реального ущерба) как утрату права собственности на принадлежащее обществу имущество. В соответствии с иском и правовой квалификацией спорных правоотношений в предмет доказывания входит наличие убытков и их размер, противоправность действий ответчика, причинно-следственная связь между действиями ответчика и наступившими последствиями и вина ответчика. Из материалов дела следует, что авансовые платежи, перечисленные ООО "РУСАЛ Сервис Рент" на основании платежного поручения от 27.06.2005, поступили в федеральный бюджет до вступления в силу ст. 2 ФЗ N 58-ФЗ от 09.04.2009 "О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации", согласно которой по истечении трехгодичного срока на возврат авансовых платежей невостребованные суммы учитываются в составе прочих неналоговых доходов федерального бюджета и возврату не подлежат. В соответствии с п. 3 ст. 35 Конституции РФ никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что п. 8.21 распоряжения ГТК РФ, на основании которого таможней в федеральный бюджет перечислен не востребованный в течение трех лет остаток авансовых платежей, не соответствует ч. 3 ст. 35 Конституции РФ и ст. 330 ТК РФ, следовательно, в силу ч. 2 ст. 13 АПК РФ и п. 2 ст. 6 ТК РФ не подлежал применению при рассмотрении спора. Поскольку действующим законодательством на момент совершения оспариваемых действий таможне не было предоставлено право распоряжаться авансовыми платежами посредством перечисления их в федеральный бюджет, вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии незаконности (противоправности) действий таможни является неверным. Согласно п. 3 ст. 330 ТК РФ денежные средства, перечисленные на счет Федерального казначейства в качестве авансовых платежей, являются имуществом лица, внесшего авансовые платежи, и не могут рассматриваться в качестве таможенных платежей до тех пор, пока лицо, внесшее авансовые платежи, не сделает распоряжение об этом таможенному органу либо таможенный орган не обратит взыскание на авансовые платежи в соответствии со ст. 353 ТК РФ. В качестве распоряжения лица, внесшего авансовые платежи, рассматривается подача им или от его имени таможенной декларации либо совершение иных действий, свидетельствующих о намерении использовать свои денежные средства в качестве таможенных платежей. Из приведенной нормы следует, что авансовые платежи являются собственностью внесшего их лица, а истечение трехгодичного срока возврата авансовых платежей не изменяет правовой режим денежных средств, не является основанием прекращения права собственности на них и не препятствует распоряжению ими другими способами, в частности, путем подачи таможенной декларации. Выбытие денежных средств в размере 140 899,72 руб. из имущественной сферы ООО "РУСАЛ Сервис Рент" посредством перечисления этой суммы в федеральный бюджет по смыслу п. 2 ст. 15 ГК РФ правильно квалифицировано судом первой инстанции как утрата имущества, принадлежащего обществу на праве собственности, - убытки. ФАС округа отменил Постановление апелляционной инстанции, оставив в силе решение суда первой инстанции.

6. Суд удовлетворил иск о взыскании убытков, связанных с разработкой проектной документации, установив, что затраты истца по проектированию здания возникли в результате реализации распоряжением мэра города, то есть убытки причинены ему в результате издания органом местного самоуправления не соответствующего закону ненормативного акта (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 26.04.2010 N А78-3930/2009).

ООО "Читаэнергожилстрой" обратилось с иском к муниципальному образованию "Городской округ "Город Чита" в лице комитета по финансам о взыскании 5 134 284,56 руб. убытков, связанных с разработкой проектной документации. Решением суда иск удовлетворен. Апелляционный суд решение оставил без изменения. По мнению ответчика, истец не представил доказательств принятия им мер в порядке ст. 393 ГК РФ для уменьшения размера убытков, а также невозможности осуществления строительства на участке, получив согласие признанного судами собственника - Российской Федерации. Полученная истцом проектная документация остается в его пользовании и может быть применена в дальнейшем для строительства здания. Истец не доказал относимость и размер произведенных затрат. Распоряжением мэра г. Чита от 29.09.2005 предварительно согласован земельный участок площадью 0,33 га и утвержден акт выбора земельного участка для строительства здания. 30.09.2005 по распоряжению мэра ООО "Читаэнергожилстрой" предоставлен в аренду земельный участок площадью 1723 кв. м на один год для проектирования и строительства здания административно-торгово-офисного назначения. Во исполнение данного распоряжения между комитетом по управлению имуществом (арендодатель) и ООО "Читаэнергожилстрой" (арендатор) заключен договор аренды земельного участка от 20.10.2005 сроком до 28.08.2006. Решением арбитражного суда от 22.05.2009 распоряжение мэра от 29.09.2005 признано недействительным как не соответствующее Земельному кодексу РФ, ФЗ от 25.10.2001 N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации". Основанием для этого явилось отсутствие у городского округа "Город Чита" права собственности на спорный участок по причине нахождения участка площадью 2034 кв. м, в том числе и согласованного для ООО "Читаэнергожилстрой", в федеральной собственности как земли обороны. Решением арбитражного суда от 14.05.2009 договор аренды земельного участка от 20.10.2005 признан ничтожной сделкой, поскольку спорный земельный участок находился в федеральной собственности и правовых оснований для передачи его ООО "Читаэнергожилстрой" у органов местного самоуправления не имелось. ООО "Читаэнергожилстрой" для оформления разрешительной и проектной документации понесло расходы в размере 5 134 284,56 руб., которые являются для него убытками в связи с тем, что ответчик незаконно распорядился спорным земельным участком. Удовлетворяя иск со ссылкой на ст. ст. 15, 393, 612, 613, 1064, 1069, 1082 ГК РФ, ст. ст. 31, 45 ЗК РФ, суд исходил из доказанности истцом размера заявленных убытков и относимости их к спорному участку. Согласно ст. 16 ГК РФ убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу государственным органом или органом местного самоуправления, подлежат возмещению этим органом. Действующим земельным законодательством предусмотрена возможность возмещения гражданам или юридическим лицам расходов, понесенных ими в связи с подготовкой документов, необходимых для принятия решения о предварительном согласовании места размещения объекта, если в последующем такое решение в судебном порядке будет признано недействительным (п. 9 ст. 31 ЗК РФ). Обязанность выполнить работы по проектированию объекта была возложена на истца в результате издания ненормативного акта органа местного самоуправления. ООО "Читаэнергожилстрой" согласован акт выбора площадки для строительства объекта, получены заключения заинтересованных организаций и предварительные условия на подключение к инженерным сетям, выполнены инженерные изыскания, проведены государственные экспертизы, проведены и оплачены работы по межеванию. В обоснование выполненных ООО "Читаэнергожилстрой" работ, согласований и разрешений, необходимых для получения постановления о предоставлении земельного участка для строительства, истцом представлены следующие документы: акт выбора земельного участка для строительства, счета-фактуры, счета, платежные поручения, авансовые отчеты, договор от 07.04.2006 на создание (передачу) научно-технической продукции, акты приемки, акты сверок, договор от 10.05.2007 на выполнение экспертных работ, заключения комитета по охране окружающей среды администрации городского округа "Город Чита", экспертное заключение по выбору земельного участка под проектирование, архитектурно-планировочное задание на проектирование здания административно-торгово-офисного назначения, технические условия, выписки об адресной регистрации, приказ Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору Читинского межрегионального управления по технологическому и экологическому надзору "Об утверждении заключения экспертной комиссии государственной экологической экспертизы", разрешение на выброс загрязняющих веществ в атмосферу, государственная экологическая экспертиза, лимиты на размещение отходов, землеустроительное дело по межеванию земельного участка, техническое задание на межевание земельного участка, акт согласования границ земельного участка, план границ земельного участка ООО "Читаэнергожилстрой", экспертные заключения Федерального государственного учреждения здравоохранения "Центр гигиены и эпидемиологии в Читинской области", положительное заключение комитета инвестиционной политики и развития инфраструктуры госэкспертизы Читинской области, санитарно-эпидемиологическое заключение Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, архитектурно-строительные чертежи. Суды обоснованно признали, что затраты истца по проектированию здания административно-торгово-офисного назначения возникли в результате реализации распоряжением мэра от 29.09.2005. Таким образом, истец понес убытки, причиненные ему в результате издания органом местного самоуправления не соответствующего закону ненормативного акта. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

7. Суд отказал во взыскании убытков, возникших в связи с невозвращением госпошлины, уплаченной за выдачу неиспользованных разрешений на привлечение иностранной рабочей силы, поскольку оплаченные госпошлиной юридические действия - выдача разрешения - УФМС выполнены, а с отказом от совершения юридически значимого действия до его совершения истец не обращался (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 04.05.2010 N Ф03-2687/2010).

Индивидуальный предприниматель П. обратился с иском к Управлению Федеральной миграционной службы и Федеральной миграционной службе о взыскании 45 000 руб. убытков, возникших в связи с невозвращением госпошлины, уплаченной за выдачу неиспользованных разрешений на работу иностранной рабочей силы. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в иске отказано в связи с недоказанностью совокупности условий для применения ответственности, предусмотренной ст. ст. 15, 1069 ГК РФ. Обратившись в УФМС за выдачей разрешения на привлечение иностранной рабочей силы - 15 человек, П. платежным поручением от 06.09.2006 уплатил госпошлину в сумме 45 000 руб. Разрешение на привлечение иностранной рабочей силы на срок с 01.01.2007 по 31.12.2007 было выдано ему 14.09.2006. В связи с необходимостью получения разрешения на работу 15 иностранных работников П. платежным поручением от 22.02.2007 уплатил госпошлину в размере 15 000 руб. Поскольку разрешения на работу (индивидуальные пластиковые карточки) для 15 иностранных работников - граждан КНР он не получал, госпошлина за эти действия в сумме 15 000 руб. была возвращена ему УФМС. П. полагает, что в результате ненадлежащего исполнения ответчиками своих должностных обязанностей ему были причинены убытки, выразившиеся в отказе в выдаче разрешения на работу. Суды исходили из того, что ответственность государства за действия должностных лиц, предусмотренная ст. ст. 15, 16, 1069 ГК РФ, наступает только при совокупности таких условий, как противоправность действий (бездействия) должностного лица, наличие вреда и доказанность его размера, причинно-следственная связь между действиями причинителя вреда и наступившими у истца неблагоприятными последствиями. В соответствии со ст. 1064 ГК РФ с учетом ст. 65 АПК РФ о распределении бремени доказывания при разрешении таких споров истцом должна быть доказана вся совокупность названных условий, при этом недоказанность хотя бы одного из условий влечет за собой отказ в удовлетворении иска. Суды пришли к выводу об отсутствии оснований для применения ответственности. Поскольку разрешение на привлечение иностранной рабочей силы, за выдачу которого предпринимателем уплачена госпошлина в размере 45 000 руб., было им получено, суды не усмотрели наличия противоправности в действиях ответчиков и их вины в наступивших у истца убытках. В силу ст. 333.16 НК РФ госпошлина представляет собой сбор, взимаемый с плательщиков при их обращении, в том числе в уполномоченные государственные органы за совершением юридически значимых действий. За выдачу разрешений на привлечение и использование иностранных работников взимается госпошлина в размере 3000 руб. за каждого привлекаемого иностранного работника, за выдачу разрешения на работу иностранному гражданину или лицу без гражданства - 1000 руб. (п. п. 12, 13 ч. 1 ст. 333.28 НК РФ). Согласно ст. 333.40 НК РФ уплаченная госпошлина подлежит возврату частично или полностью в случае, если была произведена уплата госпошлины в большем размере, чем это предусмотрено гл. 25.3 НК РФ, и в случае отказа лиц, уплативших госпошлину, от совершения юридически значимого действия до обращения в уполномоченный орган (должностному лицу), совершающий данное действие. Поскольку госпошлина уплачена предпринимателем в установленном размере с учетом заявленного количества подлежащих трудоустройству иностранных граждан, оплаченные данной госпошлиной юридические действия - выдача разрешения УФМС выполнены, а с отказом от совершения юридически значимого действия до его совершения истец не обращался, поэтому суды обоснованно сочли, что у УФМС не имелось оснований для возврата уплаченной госпошлины. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

8. Если право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком зарегистрировано в установленном порядке, то при наличии регистрации факт продажи объектов не означает автоматического прекращения соответствующих прав на участок; факт перечисления в бюджет земельного налога не может являться доказательством причинения убытков (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 26.04.2010 N Ф03-2385/2010).

ОАО "Гурон" обратилось с иском к администрации Приморского края, Департаменту финансов и Департаменту земельных ресурсов и землеустройства о взыскании с Приморского края за счет казны субъекта РФ 714 765 руб. убытков. Решением суда в иске отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. Постановлением Главы администрации г. Владивостока от 10.04.2000 ОАО "Гурон" предоставлен на праве постоянного (бессрочного) пользования земельный участок площадью 20 730 кв. м для обслуживания и дальнейшей эксплуатации оптово-торговой базы. За ОАО "Гурон" зарегистрировано право постоянного (бессрочного) пользования данным участком. Находящиеся в границах данного участка восемь объектов недвижимости по договору от 13.04.2006 проданы ОАО "Гурон" ООО "Влад Риэлтер Сервис". 05.05.2008 ОАО "Гурон" обратилось с заявлением в Департамент земельных ресурсов и землеустройства об отказе от права постоянного (бессрочного) пользования. Кадастровый паспорт участка, который обязателен в качестве приложения к заявлению, направлен дополнительно 02.07.2008. Письмом от 26.05.2009 Департамент уведомил общество о принятии распоряжения от 24.02.2009 "О прекращении ОАО "Гурон" права постоянного (бессрочного) пользования названным земельным участком". ОАО "Гурон" ссылается на то, что было уведомлено об этом распоряжении в нарушение установленных сроков, в связи с чем понесло убытки в виде выплаты земельного налога в сумме 714 765 руб. В материалах дела представлен договор купли-продажи недвижимости от 13.04.2006, согласно которому ОАО "Гурон" продало, а ООО "Влад Риэлтер Сервис" купило восемь объектов недвижимости, в договоре имеется запись регистрирующего органа о прекращении права собственности ОАО "Гурон" на эти объекты 10.05.2006. Доказательств оформления прав на земельные участки, занятые объектами недвижимости, их новым собственником в материалах дела не представлено, как и не представлено доказательства необходимого размера земельных участков для эксплуатации объектов. Общая площадь земельного участка (20 730 кв. м), предоставленного ОАО "Гурон", значительно превышает размеры земельных участков, занятых объектами недвижимости - семь одноэтажных зданий общей площадью 3654,6 кв. м; одно двухэтажное здание, площадью 678,5 кв. м. Суды признали действия Департамента по принятию распоряжения от 24.02.2009, направлению его обществу, принятию мер для прекращения записи о государственной регистрации права не соответствующими ст. 53 ЗК РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Таким образом, ОАО "Гурон" должно доказать факт наступления вреда, противоправность поведения причинителя вреда, наличие прямой причинной связи между противоправным поведением и возникшими убытками, а также размер причиненных убытков. Сам по себе факт перечисления в бюджет земельного налога не может являться доказательством причинения убытков. Суды приняли во внимание то, что общество как лицо, заинтересованное в прекращении указанного права, не предприняло всех мер, связанных с защитой своих нарушенных прав, и указали на недоказанность причинно-следственной связи между бездействием Департамента и понесенными истцом расходами в виде уплаты земельного налога. Суд апелляционной инстанции отклонил довод ОАО "Гурон" о том, что с момента продажи объектов недвижимости оно не является пользователем земельного участка. Право постоянного (бессрочного) пользования участком зарегистрировано в установленном порядке, поэтому при наличии регистрации факт продажи объектов не означает автоматическое прекращение соответствующих прав на земельный участок. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

9. Суд отказал во взыскании убытков, причиненных незаконными действиями сотрудников РОВД, и в истребовании имущества из чужого незаконного владения, сделав вывод об отсутствии прямой причинно-следственной связи между действиями сотрудников РОВД и утратой истцом имущества (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.06.2010 по делу N А46-44/2004).

ООО "Энергия" обратилось с иском к Черлакскому РОВД Омской области о взыскании ущерба в размере 5 034 582,1 руб. и об истребовании имущества из чужого незаконного владения. К участию в деле в качестве ответчиков привлечены УВД Омской области и МВД РФ. Истец уточнил иск и просил взыскать с МВД РФ за счет казны РФ в счет возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями сотрудников Черлакского РОВД Омской области, стоимость утраченного имущества и учтенных затрат по перевозке имущества на общую сумму 3 200 372 руб. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен за счет МВД РФ, в иске к РОВД и УВД отказано. ФАС округа судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение, указав, что вывод суда первой инстанции о том, что незаконная передача техники сотрудниками РОВД конкурсному управляющему ТОО "СППТР" "Казсибствор" Д. находится в прямой причинной связи с причинением убытков ООО "Энергия", не мотивирован. При новом рассмотрении решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в иске отказано. Суд пришел к выводу об отсутствии прямой причинно-следственной связи между действиями сотрудников РОВД и утратой ООО "Энергия" имущества. 12.08.2002 в с. Ольховка судебный исполнитель Г. арестовала имущество ТОО "СППТР "Казсибствор", фактически принадлежащее истцу, указанное в Определении Павлодарского городского суда от 08.08.2002, и передала его на хранение конкурсному управляющему ТОО "СППТР "Казсибствор" - Д. Павлодарским городским судом от 18.10.2002 Определение от 08.08.2002 о наложении ареста на имущество ТОО "СППТР "Казсибствор" отменено как незаконное. По расписке от 15.08.2002 Д. получила от сотрудника РОВД К. 15 единиц спецтехники, принадлежащих истцу. Часть спецтехники Д. затем незаконно переместила на территорию Республики Казахстан. В результате истцу был причинен ущерб на общую сумму 3 200 372 руб. Суд исходил из того, что для возмещения причиненных убытков необходимо наличие совокупности следующих условий: факта причинения убытков, неправомерности поведения причинителя убытков, наличия его вины и причинной связи между неправомерными действиями и причинением убытков. При этом истец должен доказать факт причинения убытков и их размер, ответчик обязан доказать отсутствие в его действиях вины. Вопрос о наличии причинной связи решается судом. Истцом не представлено доказательств, позволяющих считать установленной причинную связь между действиями сотрудников РОВД по изъятию имущества и передаче его Д. с причиненными истцу убытками. Материалами дела подтверждается, что лицом, виновным в незаконном перемещении с территории РФ изъятой 15.08.2002 техники, является Д. Изъятое имущество было утрачено в результате действий этого лица. В Постановлении Черлакского районного суда от 30.05.2003 указано, что в действиях К. и Д. имеется состав правонарушения - перемещение товаров и транспортных средств через таможенную границу РФ помимо таможенного контроля. Из материалов проверки по уголовному делу по факту превышения должностных полномочий сотрудниками Черлакского РОВД по передаче техники ТОО, СППТР "Казсибствор" конкурсному управляющему Д. следует, что техника была перевезена в Республику Казахстан, после чего утрачена. Таким образом, суды сделали обоснованный вывод об отсутствии прямой причинно-следственной связи между действиями сотрудников РОВД и утратой ООО "Энергия" имущества. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

10. Суд отказал в иске о взыскании убытков, причиненных несвоевременным предоставлением в собственность земельного участка, придя к выводу об отсутствии факта незаконного бездействия ответчика в связи с непоследовательными действиями истца по реализации своих прав на земельный участок, недоказанности противоправных действий ответчика, причинно-следственной связи между причиненными истцу убытками и нарушением обязательств со стороны ответчика (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22.04.2010 по делу N А67-4013/2009).

ЗАО "Компания "Рост" обратилось с иском к муниципальному образованию "Город Томск" в лице Департамента финансов о взыскании 287 029,95 руб. убытков, причиненных несвоевременным предоставлением в собственность земельного участка. Определением суда произведена замена Департамента финансов на Департамент строительства и архитектуры (в настоящее время - Департамент экономического развития и управления муниципальной собственностью). Департамент финансов привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора. Позже Департамент финансов привлечен к участию в деле в качестве представителя ответчика - муниципального образования "Город Томск". Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в иске отказано. ЗАО "Компания "Рост" указывает, что убытки, составляющие разницу между взысканным судом неосновательным обогащением за пользование земельным участком и земельным налогом, возникли в результате незаконного бездействия ответчика. Истец считает, что суд не применил подлежащие применению ч. 5 ст. 36 ЗК РФ и Положение "О процедуре предоставления гражданам и юридическим лицам земельных участков на территории города Томска для целей, не связанных со строительством". ЗАО "Компания "Рост" на праве собственности принадлежат 12 объектов недвижимости. Реализуя предоставленное ст. 35 ЗК РФ преимущественное право покупки или аренды земельного участка, на котором находятся объекты недвижимости, истец обратился с заявлением об оформлении права аренды на земельный участок, по результатам рассмотрения которого 19.04.2006 мэром г. Томска было принято Постановление о предоставлении ЗАО "Компания "Рост" в аренду сроком на 5 лет земельного участка для эксплуатации помещений предприятия автотранспорта, административно-офисных помещений и водозаборной скважины. На основании данного Постановления 30.05.2006 между МО "Город Томск" в лице Департамента недвижимости (арендодатель) и ЗАО "Компания "Рост" (арендатор) был подписан договор аренды земельного участка сроком с 19.04.2006 по 19.04.2011. ЗАО "Компания "Рост" обратилось в Управление земельных отношений Департамента недвижимости с заявлением от 03.08.2006 о предоставлении этого участка в собственность. Мэром г. Томска 04.05.2007 принято Постановление о предоставлении истцу земельного участка в собственность, и 30.05.2007 ЗАО "Компания "Рост" был направлен договор купли-продажи. Истец полагает, что в результате незаконного, противоправного бездействия ответчика по предоставлению земельного участка в собственность он понес убытки в виде разницы между суммой земельного налога, который уплатил бы с момента оформления участка в собственность, и платой за фактическое пользование земельным участком. В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Возмещение убытков является мерой гражданско-правовой ответственности. По делу о взыскании убытков истец должен доказать ненадлежащее исполнение ответчиком обязательств, наличие причинно-следственной связи между причиненными истцу убытками и нарушением обязательств со стороны ответчика и размер понесенных убытков. Отсутствие хотя бы одного из этих условий исключает ответственность по требованию о возмещении убытков. Суд пришел к выводу об отсутствии факта незаконного бездействия ответчика в связи с непоследовательными действиями истца по реализации своих прав на земельный участок (подписание договора аренды участка и неисполнение обязанности по его регистрации), недоказанности противоправных действий ответчика, причинно-следственной связи между причиненными истцу убытками и нарушением обязательств со стороны ответчика. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

11. Суд отказал в иске о взыскании убытков, понесенных в результате незаконных действий судебного пристава-исполнителя, поскольку истец не обжаловал незаконно принятое постановление о снятии ареста и не доказал размер убытков (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 01.04.2010 по делу N А27-11245/2009).

ОАО "Банк "ЗЕНИТ" обратилось с иском к Федеральной службе судебных приставов о взыскании убытков в сумме 530 000 руб., понесенных в результате незаконных действий судебного пристава-исполнителя. Иск со ссылкой на ст. ст. 15, 16, 1064 и 1069 ГК РФ мотивирован тем, что судебный пристав-исполнитель снял арест с автомобиля, на который был наложен арест определением суда общей юрисдикции, в результате чего истец понес убытки в связи с невозможностью обратить взыскание на имущество, заложенное в обеспечение кредитного обязательства. Решением суда в иске отказано на том основании, что истец не обжаловал незаконно принятое постановление о снятии ареста и не доказал размер убытков. По кредитному договору от 03.08.2007 М. получил кредит в Банке в сумме 820 000 руб. сроком до 03.08.2012 для приобретения автомобиля марки Opel Vektra. В обеспечение кредитного обязательства стороны 03.08.2007 заключили договор залога автотранспортного средства, приобретаемого в будущем. В связи с неисполнением М. обязательств по кредитному договору Банк обратился в суд общей юрисдикции с иском о досрочном возврате кредита и обращении взыскания на заложенный автомобиль. В качестве меры обеспечения Определением суда от 19.10.2007 на автомобиль наложен арест, выдан исполнительный лист. Постановлением судебного пристава-исполнителя от 14.11.2007 органам ГИБДД было запрещено совершать регистрационные действия в отношении заложенного автомобиля. При этом собственником автомобиля на момент наложения ареста являлся В. При рассмотрении дела судом общей юрисдикции выяснилось, что в сентябре 2008 года в УГИБДД поступило Постановление судебного пристава-исполнителя от 14.11.2007 о снятии ареста со спорного автомобиля. Определение суда о снятии ареста со спорного автомобиля не принималось. Принятие постановления о снятии ареста позволило В. снять спорный автомобиль с учета с целью отчуждения, после чего автомобиль на учет в органы ГИБДД поставлен не был. Установить нового собственника автомобиля не представляется возможным. Вступившим в законную силу решением суда иск Банка о взыскании долга с М. был удовлетворен, выдан исполнительный лист и возбуждено исполнительное производство. Постановлением судебного пристава-исполнителя от 18.06.2009 данное исполнительное производство окончено, исполнительный документ возвращен взыскателю (Банку) в связи с отсутствием должника и его имущества. Банк полагает, что Постановление судебного пристава-исполнителя от 14.11.2007 о снятии ареста с заложенного автомобиля является незаконным и повлекло для него убытки. Обосновывая возникновение убытков, Банк ссылался на невозможность удовлетворения своих требований по взысканию задолженности по кредитному договору за счет имущества или доходов заемщика (М.), что установлено в ходе исполнительного производства, и отсутствием возможности обратить взыскание на заложенное имущество в результате незаконного снятия ареста по Постановлению судебного пристава-исполнителя от 14.11.2007. Размер убытков истец обосновал ссылкой на экспертный отчет о рыночной стоимости транспортного средства по состоянию на 20.06.2009, составленный ООО "Бизнес-Эксперт". Рыночная стоимость автомобиля на 20.06.2009, по мнению эксперта, составила 530 000 руб. По правилам ст. ст. 15, 16 и 1069 ГК РФ для возмещения вреда, причиненного юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) должностных лиц государственных органов, обязательным является доказанность совокупности следующих обстоятельств: противоправность поведения причинителя вреда, вина причинителя вреда, наступление вреда, размер причиненного вреда, а также наличие причинной связи между наступившим вредом и действиями виновного лица. Удовлетворение иска возможно при доказанности всей совокупности перечисленных фактов. Противоправность поведения ответчика не доказана материалами дела, поскольку Постановление о снятии ареста от 14.11.2007 не было обжаловано в установленном законом порядке. Довод истца о том, что незаконность поведения судебного пристава-исполнителя при вынесении оспариваемого постановления подлежит установлению в рамках настоящего дел, основан на неправильном толковании норм права и подлежит отклонению. В рамках настоящего дела судом рассматривалось заявленное требование о взыскании убытков, требование об оспаривании Постановления от 14.11.2007 истцом не заявлено, и в полномочия арбитражного суда при рассмотрении иска о взыскании убытков не входит установление факта незаконности действий должностного лица органа государственной власти. Довод Банка о том, что представленный им отчет от 25.06.2009 подтверждает размер понесенных убытков, также подлежит отклонению, поскольку из него не представляется возможным достоверно установить размер ущерба. Определение рыночной стоимости спорного автомобиля было произведено экспертом в июне 2009 года, в то время как в данный период времени автомобиль был снят с учета и не мог быть представлен эксперту для проведения такой оценки. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции без изменения.

12. Поскольку истец добровольно передал в муниципальную собственность принадлежащие ему социально-значимые объекты, не реализованные в порядке п. 4 ст. 132 Закона о банкротстве ввиду их неликвидности и невозможности реализации конкурсным управляющим, применение данной нормы нельзя рассматривать как принудительное обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности лица, признанного несостоятельным (банкротом) (Постановление ФАС Московского округа от 30.06.2010 N КГ-А40/6119-10).

Муниципальное предприятие "Сычевское районное производственное объединение жилищно-коммунального хозяйства" обратилось с иском к Российской Федерации в лице Минфина РФ о взыскании 11 338 700 руб. убытков. Иск заявлен в соответствии со ст. 35 Конституции РФ, ст. ст. 15, 16, 306, 1071 ГК РФ, ст. ст. 158, 165 Бюджетного кодекса РФ и мотивирован тем, что Российская Федерация, принимая ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" от 26.10.2002 N 127-ФЗ, не предусмотрела в п. 4 ст. 132 возмещение стоимости изымаемого у коммерческих предприятий имущества, чем причинила истцу убытки вследствие безвозмездной передачи имущества в муниципальную собственность. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в иске отказано. Суд исходил из того, что истцом не доказано наличие причинной связи между действиями ответчика и возникшими у истца убытками. Решением арбитражного суда от 26.12.2005 Сычевское РПО ЖКХ признано несостоятельным (банкротом), в отношении его открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утверждена Б. В собственности истца находились водозаборы с артскважинами, водонапорными башнями, водоводами, водосетями, водонасосной станцией, колодцами, гидрантами и водоколонками, баня с котельной, канализационной сетью, котлами и баками. В соответствии с п. 4 ст. 132 Закона N 127-ФЗ объекты коммунальной инфраструктуры, относящиеся к системам жизнеобеспечения, продаются в конкурсном производстве путем проведения торгов в форме аукциона. П. п. 5, 6 ст. 132 Закона N 127-ФЗ установлено, что социально значимые объекты, не проданные в порядке, предусмотренном п. 4 ст. 132, подлежат передаче в собственность соответствующего муниципального образования в лице органов местного самоуправления, о чем конкурсный управляющий уведомляет указанные органы. Передача социально значимых объектов в собственность муниципального образования осуществляется без каких-либо дополнительных условий. Суд установил, что истец добровольно передал в муниципальную собственность принадлежащие Сычевскому РПО ЖКХ социально-значимые объекты, не реализованные в порядке п. 4 ст. 132 ввиду их неликвидности и невозможности реализации конкурсным управляющим, то есть отсутствия рыночного спроса на это имущество. Принудительного изъятия данного имущества государством не было. Это имущество принято муниципальным образованием безвозмездно, что подтверждается Постановлением Главы Муниципального образования "Сычевский район" Смоленской области от 20.03.2008 и актом приема-передачи от 20.03.2008. В связи с тем, что передаче в муниципальную собственность подлежат только те объекты, реализация которых невозможна, суд указал на то, что положения ст. 132 Закона N 127-ФЗ нельзя рассматривать как принудительное обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности юридического лица, признанного судом несостоятельным (банкротом). Ст. ст. 15 и 16 ГК РФ устанавливают правовые основания возмещения убытков в случае нарушения прав граждан или юридических лиц, то есть деликтную ответственность. При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции правомерно сослался на положения ст. 1069 ГК РФ и указал, что на истце лежало бремя доказывания факта противоправного деяния государственного органа, наличие причинной связи между допущенными нарушениями и возникшими убытками, а также размер этих убытков. Довод истца о том, что он лишен своего имущества не по решению суда, а в соответствии с ФЗ от 30.12.2008 N 296-ФЗ в п. 6 ст. 132 Закона N 127-ФЗ внесены изменения, согласно которым передача имущества производится на основании акта арбитражного суда, отклонен судом по следующим причинам. В соответствии с п. п. 5, 6 ст. 132 Закона N 127-ФЗ (в редакции ФЗ от 22.08.2004 N 122-ФЗ) жилищный фонд социального использования, а также социально значимые объекты подлежат передаче в собственность соответствующего муниципального образования в лице органов местного самоуправления, о чем конкурсный управляющий уведомляет указанные органы. Такая передача осуществляется без каких-либо дополнительных условий. Согласно ст. 4 ФЗ от 30.12.2008 N 296-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" к делам о банкротстве, производство по которым возбуждено до дня вступления в силу настоящего Закона, до момента завершения процедуры, применяемой в деле о банкротстве (конкурсное производство) и введенной до дня вступления в силу настоящего Закона, применяются положения ФЗ 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" без учета изменений, внесенных настоящим Законом. Процедура конкурсного производства в отношении Сычевского РПО ЖКХ введена решением арбитражного суда от 26.12.2005, то есть в период действия Закона N 127-ФЗ. Следовательно, нормы Закона N 296-ФЗ неприменимы к данным правоотношениям. Кроме того, в п. 39 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 60 "О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" разъяснено, что судам при применении п. 6 ст. 132 Закона N 127-ФЗ следует учитывать, что определение принимается только при наличии разногласий между конкурсным управляющим и муниципальным образованием (собственником жилищного фонда) или при их отказе принять имущество. В отсутствие же таких разногласий для его передачи определение суда не требуется. Доводы истца о том, что спорное имущество могло быть продано в порядке ст. 139 Закона N 127-ФЗ, а также о том, что суд сделал необоснованный вывод об освобождении должника и его кредиторов от бремени несения расходов по содержанию социально значимых объектов, поскольку использование переданного имущества приносит доход, отклонены судом, поскольку не подтверждены документально. Довод о том, что суд необоснованно применил ст. 1069 ГК РФ и не применил ст. 35 Конституции РФ, ст. 306, ч. 3 ст. 1064 ГК РФ, поскольку иск был заявлен не о возмещении убытков в результате причинения вреда вследствие незаконных действий (бездействия), а о возмещении убытков, причиненных правомерными действиями, отклонен судом, поскольку основан на неправильном толковании норм права и противоречит материалам дела. Довод о том, что суд нарушил ст. 170 АПК РФ, поскольку в резолютивной части решения указано на отказ в удовлетворении иска в размере 12 500 руб., в то время как иск был заявлен на сумму 11 338 700 руб., отклонен судом, поскольку данное обстоятельство может служить основанием для исправления опечатки в решении в соответствии со ст. 179 АПК РФ, а не отмены судебного акта. Довод о том, что при принятии решения суд не учел Постановление Конституционного Суда РФ от 16.05.2000 N 8-П, отклонен судом, поскольку данным Постановлением была дана оценка конституционности положений ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" от 08.01.1998, который утратил силу в связи с принятием Закона N 127-ФЗ, регулирующим в данном случае спорные правоотношения. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

13. Суд взыскал с МВД РФ убытки, причиненные утерей изъятой продукции, поскольку ее изъятие произошло в связи с действиями органов внутренних дел; продукция подлежала возврату истцу на основании решения органов внутренних дел, а ее утрата произошла в период, когда ответственность за ее сохранность несло изъявшее лицо - органы МВД РФ (Постановление ФАС Московского округа от 04.05.2010 N КГ-А40/3702-10).

Предприниматель Р. обратилась с иском к Российской Федерации в лице МВД РФ, Московскому УВД на воздушном и водном транспорте и ЛОВД в аэропорту Домодедово о взыскании 1 046 500 руб. убытков. Решением суда в иске отказано в связи с тем, что между истцом и ответчиком (МВД РФ) нет гражданско-правовых отношений по хранению имущества, соответственно, к их отношениям не могут применяться нормы гл. 47 ГК РФ, в том числе ст. 895 ГК РФ. МВД РФ может нести ответственность перед истцом только при наличии и нарушении ответчиком договора хранения, заключенного между ними по основаниям, установленным статьями 1069, 1071 Гражданского кодекса РФ. Однако договора хранения между сторонами не заключалось, противоправными действия ответчика не признаны, материалы дела не содержат таких доказательств, поэтому отсутствовали правовые основания для взыскания с ответчика убытков, причиненных нарушением обязательств по хранению. Апелляционный суд решение отменил и иск удовлетворил. 15.09.2005 сотрудниками ЛОВД в аэропорту Домодедово проведена проверка воздушного судна ИЛ-76, на борту которого согласно авиаквитанции находилось 32 323 кг икры лососевой. В ходе проверки вся продукция была изъята, в том числе продукция, принадлежащая Р., и помещена на ответственное хранение ООО "Союрэ". Впоследствии органами внутренних дел было принято решение о возвращении изъятой продукции. Но ООО "Союрэ" продукция была утрачена. Апелляционный суд исходил из того, что изъятие продукции произошло в связи с действиями органов внутренних дел. Хранение ее производно от изъятия и осуществляется на основании правоотношений, возникших между органами внутренних дел и лицами, привлекаемыми ими для хранения, участником которых не является лицо, у которого имущество изъято. Имущество подлежало возврату заявителю на основании решения органов внутренних дел, утрата имущества произошла в период, когда ответственность за его сохранность несет изъявшее лицо - органы МВД РФ. ФАС округа оставил Постановление апелляционной инстанции без изменения.

14. Суд отказал во взыскании убытков в виде неполученных доходов по договору поставки, причиненных аннулированием лицензии, поскольку ФНС России действовала в соответствии с законом, и лицензия истца была аннулирована на основании вступившего в законную силу Постановления суда (Постановление ФАС Московского округа от 26.04.2010 N КГ-А40/3302-10).

ЗАО "Винелла" обратилось с иском к Минфину РФ о взыскании 17 598 360,64 руб. убытков. В качестве ответчика привлечена ФНС РФ. Решением суда в иске отказано. Суд исходил из отсутствия доказательств, свидетельствующих о совершении ответчиками противоправных действий, и отсутствия причинно-следственной связи между их действиями и возникновением в имущественной сфере ЗАО "Винелла" убытков в заявленном размере. 09.06.2007 ФНС России вынесено решение о направлении в суд заявления об аннулировании лицензии ЗАО "Винелла" от 22.05.2006 на производство, хранение и поставку произведенных вин без использования этилового спирта на основании п. 3 ст. 20 ФЗ от 22.11.1995 N 171-ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта алкоголя и спиртосодержащей продукции" в связи с повторным в течение одного года сообщением недостоверных сведений в декларациях об объеме производства и обороте этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. Решением арбитражного суда от 05.06.2008 в удовлетворении заявленных ФНС РФ требований отказано. ФАС округа это решение отменил, федеральную налоговую лицензию, выданную ЗАО "Винелла", аннулировал. Президиум ВАС РФ Постановление кассационной инстанции отменил, решение суда первой инстанции оставил в силе. Заявленные ЗАО "Винелла" требования мотивированы тем, что в период аннулирования лицензии истец был лишен возможности осуществлять деятельность по производству, хранению и поставке произведенных вин с целью извлечения прибыли. При этом истец сослался на то, что в период с 31.10.2008 по 12.05.2009 ему были причинены убытки в заявленном размере в виде неполученных доходов по договору поставки от 01.01.2007, заключенному с ООО "Ашан". Из содержания ст. ст. 15, 16 и 1069 ГК РФ следует, что на ЗАО "Винелла" лежало бремя доказывания факта возникновения в его имущественной сфере убытков в заявленном размере, а также наличия причинно-следственной связи между противоправными действиями ответчиков и возникновением убытков. Между тем п. 3 ст. 20 Закона N 171-ФЗ предусмотрено, что лицензия на производство и оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции может быть аннулирована решением суда на основании заявления лицензирующего органа. Из этого следует, что ФНС, вынося решение о направлении в суд заявления об аннулировании у ЗАО "Винелла" лицензии, действовала в соответствии с требованиями данного Закона и лицензия истца была аннулирована на основании вступившего в законную силу Постановления суда кассационной инстанции. При таких обстоятельствах при отсутствии в материалах дела доказательств, свидетельствующих о нарушении ответчиками требований законодательства РФ, обоснован вывод суда об отсутствии правовых оснований для взыскания с ответчиков убытков. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции без изменения.

15. Суд частично удовлетворил иск о взыскании убытков, связанных с предоставлением гражданам льгот по оплате коммунальных услуг, установив, что часть расходов, понесенных предприятием, была компенсирована за счет бюджета муниципального образования (Постановление ФАС Поволжского округа от 17.06.2010 по делу N А12-727/2009).

МП ЖКХ "Котлубанское" обратилось к Волгоградской области, администрации Городищенского муниципального района и комитету бюджетно-финансовой политики и казначейства с иском о взыскании солидарно убытков, связанных с предоставлением гражданам льгот по оплате коммунальных услуг в сумме 1 080 275,94 руб. Решением суда иск удовлетворен за счет муниципального района в лице администрации, в иске к комитету бюджетно-финансовой политики и казначейства отказано. Апелляционный суд решение изменил, взыскав с муниципального района в лице администрации за счет казны муниципального района 69 324,03 руб. убытков, в остальной части в иске отказал. МП ЖКХ "Котлубанское" является организацией, осуществляющей услуги по техническому обслуживанию, горячему и холодному водоснабжению, отоплению, приему сточных вод, вывозу твердых бытовых отходов населению, проживающему в поселке Котлубань Городищенского района Волгоградской области. Являясь обслуживающей организацией, МП ЖКХ "Котлубанское" в 2005 году производило реализацию услуг по утвержденным тарифам, предоставляла гражданам, проживающим в жилых домах на территории поселка Котлубань, льготы по оплате жилья и коммунальных услуг. В результате оказания таких услуг в 2005 году у истца возникли убытки в сумме 1 080 275,94 руб., которые представляют собой разницу между утвержденными тарифами и себестоимостью производства соответствующих услуг. Убытки причинены в результате несвоевременного и неполного финансирования Российской Федерацией предоставленных истцом льгот. В соответствии с Постановлением Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 23 "О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации" если установившим льготы федеральным законом или принятым в его исполнение иным нормативным правовым актом обязанность по возмещению платы, не полученной от льготных категорий потребителей, возлагается на субъект РФ или муниципальное образование, то при недостаточности выделенных на эти цели средств из федерального бюджета взыскание должно осуществляться с Российской Федерации, вне зависимости от того, были ли предусмотрены соответствующие расходы в бюджете субъекта РФ или муниципального образования. Возможность компенсации расходов, понесенных МП ЖКХ "Котлубанское", оказывающим услуги льготным категориям населения, предусмотрена законодательством РФ. Постановлением Правительства РФ от 07.03.1995 N 239 "О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)" утвержден Перечень продукции производственно-технического назначения, товаров народного потребления и услуг, на которые государственное регулирование цен (тарифов) на внутреннем рынке РФ осуществляют исполнительные органы власти субъектов РФ. В силу ст. 157 ЖК РФ размер платы за коммунальные услуги (плата за холодное и горячее водоснабжение, водоотведение, электроснабжение, газоснабжение, отопление) утверждается органами местного самоуправления. В силу этого орган местного самоуправления при утверждении для населения льготного тарифа обязан был обеспечить возмещение экономически обоснованных затрат организации (предприятию), предоставляющей населению такие услуги. Судом первой инстанции была назначена и проведена судебно-бухгалтерская экспертиза для определения суммы не возмещенных расходов МП ЖКХ "Котлубанское", возникших при предоставлении льгот и услуг, предусмотренных вышеуказанными законами. Эта сумма составила 1 080 275,94 руб. Суд счел эту сумму правомерной. Суд апелляционной инстанции установил, что суд первой инстанции не принял во внимание заключение экспертизы о том, что бюджет финансировал расходы предприятия в 2005 году в размере 1 010 951,91 руб., таким образом, разница между доходами по тарифам и финансированием расходов предприятия в 2005 году составляет 69 324,03 руб. Доводы истца о необходимости взыскания убытков в размере 562 275,94 руб. не нашли документального подтверждения. ФАС округа оставил Постановление апелляционной инстанции без изменения.

16. Суд взыскал убытки, причиненные таможней вследствие принятия незаконного решения о помещении теплохода под действие режима временного ввоза товаров, так как теплоход должен был оформляться по упрощенной схеме путем подачи въездной-выездной декларации, на основании предоставленного стандартного пакета перевозчика (Постановление ФАС Поволжского округа от 15.04.2010 по делу N А06-4196/2009).

ЗАО "Вагна-Шиппинг" обратилось с иском к ФТС России о взыскании убытков в размере 113 346,08 руб. и 47 541,12 долл. США, причиненных Астраханской таможней вследствие принятия незаконного решения о помещении принадлежащего истцу на условиях договора бербоут-чартера теплохода под действие режима временного ввоза товаров. Решением суда иск удовлетворен частично: с казны РФ в лице ФТС взысканы убытки в размере 1 430 512,30 руб., во взыскании 113 346,08 руб. отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. 03.02.2007 на таможенную территорию РФ (в порт Астрахань) из Ирана прибыл сухогрузный теплоход "Фили", зарегистрированный 22.09.2006 в судовом реестре морского торгового порта Махачкала. Судовладельцем судна согласно предоставленному стандартному бербоут-чартерному договору от 23.06.2004 и дополнению к нему является "ANI SERVICES LTD", Russia, Moscow. Бербоутный фрахтователь судна - ЗАО "Вагна-Шиппинг", Россия, Москва. Сухогрузный теплоход "Фили" был заявлен российским и продекларирован в упрощенном порядке путем подачи временной въездной-выездной декларации. Таможенным инспектором в таможенном оформлении было отказано, на генеральной декларации проставлена запись "Выпуск ТС запрещен". Судами установлено, что 08.02.2007 Астраханской таможней возбуждено дело по признакам правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, и в этот же день составлен протокол наложения ареста на теплоход "Фили". 19.02.2007 Астраханским транспортным прокурором принесен протест на протокол наложения ареста на теплоход "Фили". 21.02.2007 главным инспектором отдела административных расследований Астраханской таможни вынесено Постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении на основании п. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с отсутствием в действиях ЗАО "Вагна-Шиппинг" события правонарушения, арест снят. Однако в период с 22.02.2007 по 05.03.2007 теплоход удерживался таможенным органом под предлогом оформления грузовой таможенной декларации с пакетом документов. ЗАО "Вагна-Шиппинг" считает, что незаконное задержание теплохода в этот период причинило ему убытки. В соответствии со ст. 270 ТК РФ все транспортные средства перемещаются через таможенную границу в соответствии с таможенными режимами временного ввоза и временного вывоза в порядке, предусмотренном гл. 22 ТК РФ. При таможенном оформлении транспортных средств таможенный орган принимает в качестве соответственно въездной или выездной декларации стандартные документы перевозчика, предусмотренные международными договорами РФ в области транспорта, если в них содержатся сведения о транспортном средстве, его маршруте, грузе, припасах, об экипаже и о пассажирах, сведения о цели ввоза (вывоза) транспортного средства и (или) наименовании запасных частей, оборудования, которые перемещаются для ремонта или эксплуатации транспортного средства. Если в представленных стандартных документах перевозчика не содержатся все необходимые сведения, недостающие сведения сообщаются в таможенный орган путем представления соответственно въездной или выездной декларации по форме, определяемой федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области таможенного дела. При этом представленные стандартные документы перевозчика рассматриваются как неотъемлемая часть соответственно въездной и выездной декларации. Таможенный орган в данном случае не вправе требовать представления иных сведений. Въездная или выездная декларация представляется перевозчиком в таможенный орган соответственно при въезде транспортного средства на таможенную территорию РФ или его выезде за ее пределы. Помещение транспортных средств под таможенные режимы временного ввоза или временного вывоза в случаях, предусмотренных п. 1 ст. 271, ст. 274 и п. 1 ст. 276 ТК РФ, осуществляется при предъявлении соответственно въездной и выездной декларации. В остальных случаях декларирование транспортных средств производится по правилам, установленным ТК РФ для декларирования товаров (гл. 14). Судами установлено, что собственником судна "Фили" является "ANI SERVICES LTD", Кипр, Ларнака. Согласно стандартному бербоут-чартерному договору от 23.06.2004 и дополнению к нему судовладельцем является "ANI SERVICES LTD", Russia, Moscow, но основная регистрация произведена в Монголии, что подтверждено письмом судового реестра Монголии. Таким образом, согласно пп. 5 п. 1 ст. 11 ТК РФ теплоход "Фили" является транспортным средством, следовательно, независимо от его принадлежности он должен был оформляться по упрощенной схеме путем подачи въездной-выездной декларации, на основании предоставленного стандартного пакета перевозчика. Судами установлено, что все требования ст. 271 ТК РФ применительно к этому теплоходу соблюдены полностью для декларирования без взимания пошлин и налогов. Незаконность задержания судна в период с 8 по 21 февраля 2007 года подтверждена материалами административного производства. Арест с судна был снят на основании протеста прокурора, административное производство прекращено в связи с отсутствием в действиях ЗАО "Вагна-Шиппинг" состава правонарушения. Более того, наличие в распоряжении таможни генеральной декларации теплохода "Фили" делает незаконным его удержание и позже 12 февраля до самой даты выпуска. Согласно п. 1 ст. 153 ТК РФ, обнаружив обстоятельства, препятствующие выпуску товара, таможенный орган незамедлительно уведомляет декларанта о том, какие именно условия выпуска товаров не соблюдены и какие именно декларант должен совершить действия, достаточные для соблюдения условий выпуска товаров. Однако таможней ни в суд первой инстанции, ни в суд апелляционной инстанции доказательств направления такого уведомления не представлено. Из материалов дела следует, что 21.02.2007 арест с судна снят, однако теплоход не выпускался до 05.03.2007. Незаконность действий таможни по задержанию теплохода в период с 3 февраля по 5 марта 2007 г. установлена решением арбитражного суда от 09.07.2007, оставленным без изменения апелляционным судом. ФАС округа оставил судебные акты без изменения. Судами установлено, что в связи с простоем судна у ЗАО "Вагна-Шиппинг" возникли убытки в виде затрат на содержание судна, на содержание экипажа, на топливо и масло на стоянке, упущенной выгоды. В силу ч. ч. 1, 2 и 3 ст. 365 ТК РФ при проведении таможенного контроля не допускается причинение вреда перевозчику, декларанту, их представителям, владельцам складов временного хранения, владельцам таможенных складов, иным заинтересованным лицам, а также товарам и транспортным средствам. Убытки, причиненные неправомерными решениями, действиями (бездействием) таможенных органов либо их должностных лиц при проведении таможенного контроля, подлежат возмещению в полном объеме, включая упущенную выгоду (неполученный доход). За причинение лицам убытков таможенные органы либо их должностные лица несут ответственность, предусмотренную федеральными законами. В ч. 2 ст. 413 ТК РФ установлено, что таможенные органы возмещают вред, причиненный лицам и их имуществу вследствие неправомерных решений, действий (бездействия) своих должностных лиц и иных работников при исполнении ими служебных или трудовых обязанностей, в соответствии с гражданским и бюджетным законодательством РФ. Размер упущенной выгоды в связи с простоем теплохода рассчитан как разница между доходом, который получил бы истец при обычных условиях гражданского оборота, за минусом расходов, которые он несет при обычных условиях деятельности. За основу для расчета взяты контракты, заключенные истцом в максимально приближенный временной период к рассматриваемым событиям. Суды проверили расчет убытков и признали его правильным. Исходя из п. 3 ст. 158 Бюджетного кодекса РФ, от имени казны РФ по искам о возмещении вреда, причиненного в результате незаконных решений или действий (бездействия) соответствующих должностных лиц и органов, по ведомственной принадлежности в суде выступает главный распорядитель средств федерального бюджета. Согласно п. 5.9 Положения о Федеральной таможенной службе, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 26.07.2006 N 459, ФТС осуществляет функции главного распорядителя и получателя средств федерального бюджета, предусмотренных на содержание службы и реализацию возложенных на нее функций. Таким образом, взыскание убытков в сумме 1 430 512,30 руб. суд правомерно отнес на казну РФ в лице Федеральной таможенной службы. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

17. Суд удовлетворил иск о взыскании убытков, причиненных отказом в заключении муниципального контракта, установив, что истец является победителем аукциона, однако муниципальный контракт с ним не был подписан (Постановление ФАС Поволжского округа от 12.04.2010 по делу N А12-19465/2009).

ООО "БранДмауэР" обратилось с иском к комитету по обеспечению жизнедеятельности города администрации городского округа - город Волжский Волгоградской области, территориальному управлению комитета бюджетно-финансовой политики и казначейства о взыскании убытков в сумме 3 450 681 руб., причиненных отказом в заключении муниципального контракта. Решением суда иск удовлетворен. 26.05.2008 состоялся открытый аукцион на разработку проектно-сметной документации по капитальному ремонту сквера и инженерным сетям. Заказчиком аукциона был комитет по обеспечению жизнедеятельности города. В открытом аукционе на заключение муниципального контракта приняли участие четыре юридических лица. Победителем аукциона по лоту N 2 признано ООО "БранДмауэР", предложившее наименьшую цену контракта. В соответствии с протоколом открытого аукциона от 26.05.2008 заказчик в течение трех рабочих дней со дня подписания протокола передает победителю аукциона один экземпляр протокола и проект контракта. Однако по итогам аукциона муниципальный контракт с победителем аукциона не был подписан. Суды при рассмотрении другого дела признали отказ от заключения муниципального контракта незаконным. В качестве доказательств, подтверждающих размер убытков, истцом представлены в том числе смета на проектные работы и отчет независимого оценщика. Суд исходил из доказанности и правомерности требований, указав, что получение выгоды в размере 3 450 681 руб. возможно было только при заключении муниципального контракта с ответчиком, неправомерные действия которого, установленные судом в рамках другого дела, явились причиной, лишившей истца возможности получить прибыль. При этом суд руководствовался ст. ст. 15, 16, 393, 404, 445, 1069, 1071 ГК РФ, ст. 69 АПК РФ. В соответствии с п. 4 ст. 445 ГК РФ сторона, необоснованно уклоняющаяся от заключения договора, должна возместить другой стороне причиненные этим убытки. В силу ст. ст. 15, 16, 1064 и 1069 ГК РФ для применения ответственности в виде взыскания убытков необходимо наличие состава правонарушения, включающего наступление вреда, вину причинителя вреда, противоправность поведения причинителя вреда, наличие причинно-следственной связи между действиями причинителя вреда и наступившими у истца неблагоприятными последствиями, доказанность размера ущерба. Отсутствие одного из вышеназванных элементов состава правонарушения влечет за собой отказ судом в удовлетворении требования о возмещении вреда. По смыслу ст. 15 ГК РФ убытки представляют собой негативные имущественные последствия, возникшие у лица в связи с нарушением его личного неимущественного или имущественного права. Возмещение убытков является универсальным способом защиты нарушенных гражданских прав и может применяться как в договорных, так и во внедоговорных отношениях. Обязанность доказывания наличия и размера вреда, причинной связи между возникшим вредом (убытками) и противоправными действиями причинителя вреда лежит на истце. Суд установил, что присутствуют все элементы, необходимые для возложения на ответчика ответственности в виде убытков. Ответчик не представил доказательства, подтверждающие свои возражения. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции без изменения.

18. Суд удовлетворил иск о взыскании с таможни за счет казны РФ убытков, квалифицировав потерю истцом выручки от продажи лесоматериалов как убытки, возникшие в связи с незаконными действиями таможенного органа (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 28.06.2010 по делу N А13-5327/2009).

ООО "Ломоватка-Лес" обратилось с иском к Федеральной таможенной службе и Вологодской таможне о взыскании за счет казны РФ 284 264,90 руб. убытков, причиненных незаконными действиями таможенного органа. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен частично, с ФТС за счет казны РФ взысканы убытки в сумме 203 705,11 руб., в удовлетворении остальной части иска отказано. ЗАО "Австрофор" на основании договора комиссии от 11.01.2005 осуществляло реализацию принадлежащей ООО "Ломоватка-Лес" на праве собственности продукции на внешнем и внутреннем рынках, являясь одновременно грузоотправителем. В целях оформления вывоза с таможенной территории РФ товара (баланс осиновый в объеме без коры 227,41 куб. м, с корой 251,79 куб. м, цена 54,0 евро/куб. м, стоимостью 441 951,19 руб.) ЗАО "Австрофор" как отправитель и декларант подало в таможню грузовую таможенную декларацию. Таможня 29.01.2008 провела досмотр товара, по результатам которого сделала вывод о необходимости назначения экспертизы, поскольку "визуально часть товара по качеству выше, чем баланс, и может быть отнесена к пиловочнику" (акт таможенного досмотра). Результаты экспертного исследования, проведенного в тот же день, что и досмотр товара (акт экспертизы от 29.01.2008), послужили таможне основанием для направления декларанту требования от 31.01.2008 о корректировке сведений об описании товара и сумме подлежащих уплате таможенных платежей, а также для возбуждения дела об административном правонарушении (Определение от 31.01.2008). Решением арбитражного суда от 14.03.2008 требование таможни от 31.01.2008 признано недействительным, суд обязал таможню устранить допущенные нарушения прав и законных интересов ЗАО "Австрофор". В рамках административного расследования таможенный орган наложил арест на принадлежащие ООО "Ломоватка-Лес" лесоматериалы, передал их на ответственное хранение К. (генеральный директор ООО "Ломоватка-Лес"), определив местом хранения товара нижний склад ООО "Ломоватка-Лес", ж/д станция "Ломоватка", ж/д путь N 6, 7 (протокол наложения ареста на товары от 06.02.2008). По результатам административного расследования таможня составила в отношении ЗАО "Австрофор" протокол об административном правонарушении от 29.04.2008 по признакам деяния, ответственность за которое установлена ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, направив материалы дела об административном правонарушении в суд общей юрисдикции. Вологодский городской суд Постановлением от 05.09.2008 прекратил производство по делу в отношении ЗАО "Австрофор" за отсутствием события правонарушения. Кроме того, решением арбитражного суда от 02.09.2008 действия таможни по аресту и передаче на ответственное хранение осиновых лесоматериалов, принадлежащих ООО "Ломоватка-Лес", признаны незаконными. Решением арбитражного суда от 20.10.2008 бездействие таможни, выразившееся в непринятии решения о выпуске товара, признано незаконным. В связи с отзывом декларантом ГТД таможенный орган 25.09.2008 снял арест с товара. По инициативе ЗАО "Австрофор" в отношении спорных осиновых лесоматериалов проведено экспертное исследование, в результате которого установлено, что вследствие длительного хранения лесоматериалов торцы бревен приобрели темный цвет, лесоматериалы потеряли товарный вид деловой древесины, поражены гнилью, на торцах имеются грибки, по своему качеству исследованная партия осиновых лесоматериалов соответствует дровяной древесине (акт экспертизы испытательной лаборатории "МБ-ЭКС" Лесные экспертизы" от 28.10.2008). При этом эксперт установил, что по ГОСТ 9014.0-75 Вологодская область отнесена ко второй климатической зоне, для которой теплый период времени года определен со второй половины мая до первой половины сентября. Продолжительность хранения исследуемых лесоматериалов с момента выгрузки составила 8,5 месяцев, включая весь теплый период времени. Осиновые лесоматериалы относятся к породам древесины, не стойким к поражению грибами (таблица 1 ГОСТ 9014.0-75). Впоследствии на основании договора комиссии от 01.09.2008, договора на поставку лесопродукции от 19.12.2008, товарной накладной от 12.01.2009 партия лесоматериалов в количестве 224,43 куб. м в качестве технологического сырья продана на внутреннем рынке ООО "Торговый дом "Бумпром" за 100 993,53 руб. ООО "Ломоватка-Лес" полагает, что незаконными действиями таможенного органа ему причинен вред, выразившийся в потере выручки от продажи лесоматериалов. Суды установили причинно-следственную связь между причиненным истцу вредом и действиями таможни, применили ст. ст. 15, 16, 1069 и 1083 ГК РФ и частично удовлетворили иск исходя из расчета, который не оспаривается ни истцом, ни ответчиками. При проведении таможенного контроля не допускается причинение вреда перевозчику, декларанту, их представителям, владельцам складов временного хранения, владельцам таможенных складов, иным заинтересованным лицам, а также товарам и транспортным средствам. Убытки, причиненные неправомерными решениями, действиями (бездействием) таможенных органов либо их должностных лиц при проведении таможенного контроля, подлежат возмещению в полном объеме, включая упущенную выгоду (неполученный доход). За причинение убытков таможенные органы либо их должностные лица несут ответственность, предусмотренную федеральными законами (ст. 365 ТК РФ). В соответствии с ч. 2 ст. 413 ТК РФ таможенные органы возмещают вред, причиненный лицам и их имуществу вследствие неправомерных решений, действий (бездействия) своих должностных лиц и иных работников при исполнении ими служебных или трудовых обязанностей, в соответствии с гражданским и бюджетным законодательством РФ. Лицо, требующее возмещения причиненных ему убытков, должно доказать факт нарушения другим лицом возложенных на него обязанностей (совершения незаконных действий или бездействия), наличие причинно-следственной связи между допущенным нарушением и возникшими у заявителя убытками, а также размер убытков. Кроме того, оно должно доказать, что принимало все зависящие от него меры для предотвращения (уменьшения) убытков. Суды квалифицировали потерю ООО "Ломоватка-Лес" выручки от продажи лесоматериалов как убытки, возникшие в связи с незаконными действиями таможенного органа, признали их разумность и адекватность с учетом сложившейся ситуации, фактические обстоятельства которой неоднократно и детально установлены и оценены судами ранее (при наличии вступивших в законную силу судебных актов по другим делам). Довод таможни об отсутствии доказательств принятия истцом мер для предотвращения убытков суд счел несостоятельным, поскольку в данном случае убытки возникли в рамках публичных правоотношений и явились результатом определенных властных распоряжений в адрес юридического лица со стороны государственного органа, вследствие чего властно-распорядительный характер отношений между ООО "Ломоватка-Лес" и таможней ограничивает круг возможных правомерных действий истца для предотвращения возникновения этих убытков или уменьшения их размера. Ссылка таможенного органа на ненадлежащее хранение ООО "Ломоватка-Лес" арестованных лесоматериалов на своем складе противоречит имеющимся в деле доказательствам, а потому не может быть принята во внимание. Из акта экспертизы испытательной лаборатории "МБ-ЭКС" Лесные экспертизы" от 28.10.2008 усматривается, что потеря продукцией товарного вида деловой древесины произошла вследствие длительного хранения пород нестойкой древесины в климатической зоне, для которой теплый период времени года определен со второй половины мая до первой половины сентября. При этом в результате экспертного исследования не установлены факты ненадлежащего хранения арестованного таможней в рамках административного производства товара. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

19. Суд отказал в иске о взыскании убытков, составляющих стоимость изъятого и уничтоженного имущества, причиненных в результате принятия незаконного судебного акта, установив, что предусмотренные законом условия ответственности за вред, причиненный действиями судьи в результате неправильно принятого в материально-правовом отношении судебного акта, отсутствуют (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 17.06.2010 по делу N А56-7374/2008).

ООО "Автосервис" обратилось с иском к Минюсту РФ о взыскании 101 445 руб. убытков, составляющих стоимость изъятого и уничтоженного имущества. Решением суда иск удовлетворен. Апелляционный суд по ходатайству истца произвел замену ненадлежащего ответчика на Российскую Федерацию в лице Минфина РФ и Судебного департамента при Верховном Суде РФ, решение отменил, в иске отказал. ООО "Автосервис" осуществляло реализацию автомобильных запасных частей в магазине. На основании Постановления и. о. заместителя начальника РУВД от 08.07.2004 в помещении магазина 13.07.2004 проведена проверка соблюдения законодательства в сфере торговли, выполнения работ, оказания услуг, в ходе которой сотрудниками РУВД обнаружено, что часть реализуемого товара не имеет сертификатов соответствия. В этот же день оперуполномоченный ОБЭП КМ РУВД вынес определение о возбуждении дела об административном правонарушении и составил протокол об изъятии товара, на который не были представлены сертификаты соответствия, и передаче его на ответственное хранение ООО "Торговый дом "Держава". Постановлением оперуполномоченного ОБЭП КМ РУВД от 13.09.2004 в связи с истечением срока административного расследования и невозможностью установить владельца автозапчастей, реализуемых без сертификатов соответствия, производство по делу об административном правонарушении прекращено; ООО "Торговый дом "Держава" предписано решить вопрос о передаче конфискованного товара в собственность РФ. Дело об административном правонарушении в связи с фактом реализации товара без сертификатов соответствия было также возбуждено и в отношении продавца М. Материалы этого дела переданы для рассмотрения в районный суд. Постановлением судьи от 05.03.2005 М. признан виновным в совершении правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 2 ст. 14.4 КоАП РФ, ему назначено наказание в виде штрафа в размере 2000 руб. с конфискацией товара; изъятый товар конфискован и обращен в доход государства. По истечении срока на обжалование этого Постановления в рамках исполнительного производства, возбужденного 11.05.2005, судебный пристав-исполнитель в связи с невозможностью обращения автозапчастей в доход государства произвел их уничтожение, о чем 22.06.2005 в присутствии представителей ООО "Торговый дом "Держава" и понятых составил акт. Городской суд, рассмотрев кассационную жалобу М., 30.11.2005 отменил Постановление районного суда от 05.03.2005 и прекратил производство по делу в связи с истечением срока для привлечения к административной ответственности. ООО "Автосервис" полагает, что в результате принятия незаконного судебного акта ему был причинен реальный ущерб, выразившийся в уничтожении изъятых сотрудником РУВД автозапчастей. В обоснование своего требования истец сослался на п. 2 ст. 1070 ГК РФ и Постановление Конституционного Суда РФ от 25.01.2001 N 1-П. П. 2 ст. 1070 ГК РФ предусмотрено, что вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных п. 1 данной статьи, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ст. 1069 ГК РФ. Вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу. Постановлением N 1-П признано не противоречащим Конституции РФ положение, содержащееся в п. 2 ст. 1070 ГК РФ, согласно которому вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу, поскольку на основании этого положения подлежит возмещению государством вред, причиненный при осуществлении правосудия посредством гражданского судопроизводства в результате принятия незаконных судебных актов, разрешающих спор по существу. При этом отмечено, что данное положение в его конституционно-правовом смысле, выявленном в Постановлении N 1-П, и во взаимосвязи со ст. ст. 6 и 41 Конвенции по защите прав человека и основных свобод не может служить основанием для отказа в возмещении государством вреда, причиненного при осуществлении гражданского судопроизводства в иных случаях (а именно когда спор не разрешается по существу) в результате незаконных действий (или бездействия) суда (судьи), в том числе при нарушении разумных сроков судебного разбирательства, - если вина судьи установлена не приговором суда, а иным соответствующим судебным решением. Конституционно-правовой смысл положения п. 2 ст. 1070 ГК РФ, выявленный в Постановлении N 1-П, является общеобязательным и исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике. Согласно Постановлению N 1-П применение ответственности за причинение вреда при осуществлении правосудия связывается с наличием вины как гражданско-правовой категории (не соответствующие закону действия (бездействие) судьи) исключительно в процессуальных (процедурных) вопросах. Из материалов дела следует, что Постановление районного суда от 05.03.2005 отменено вышестоящим судом в связи с допущенными при его принятии нарушениями норм материального права в части определения субъекта административной ответственности, а также в связи с неполнотой исследования обстоятельств дела и представленных доказательств. Принимая во внимание, что Постановлением от 05.03.2005 были разрешены по существу вопросы о привлечении к административной ответственности М. и судьбе изъятого товара, а также то, что вина судьи в принятии этого незаконного Постановления не подтверждена вступившим в законную силу приговором суда, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что предусмотренные законом условия ответственности за вред, причиненный действиями судьи в результате неправильно принятого в материально-правовом отношении судебного акта, отсутствуют. ФАС округа оставил Постановление апелляционной инстанции без изменения.

20. Суд отказал в иске о взыскании расходов, связанных с обеспечением льготного проезда физических лиц, поскольку срок исковой давности по данному требованию истек, а доказательств признания долга ответчиком, что могло свидетельствовать о перерыве его течения, не представлено (Постановление ФАС Центрального округа от 04.05.2010 N Ф10-1469/10).

Предприниматель С. обратился с заявлением к Смоленской области и муниципальному образованию "Город Смоленск" о взыскании расходов, связанных с обеспечением льготного проезда физических лиц на пригородных маршрутах автомобильного транспорта. К участию в деле в качестве ответчика привлечен Минфин РФ. Решением суда в иске отказано. В 2003 - 2004 годах С., осуществляя деятельность по перевозке пассажиров, предоставлял льготы категориям граждан, определенных нормами ФЗ от 12.01.1995 N 5-ФЗ "О ветеранах", от 24.11.1995 N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации", уменьшая стоимость проезда. При этом администрацией города с ним были заключены договоры на возмещение расходов по предоставленным льготам от 05.08.2003 и от 16.02.2004, однако денежные средства в размере 28 547,27 руб., составляющие такие расходы в 2003 - 2004 годах, ему не уплачены. По состоянию на 01.01.2009 между С. и администрацией подписан акт сверки, подтверждающий сумму непогашенных расходов. Суд исходил из того, что для предъявления данного требования истек срок исковой давности, и указал на отсутствие доказательств признания долга надлежащим ответчиком - Российской Федерацией. П. 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 23 разъяснено, что при решении вопроса об определении публично-правового образования, за счет казны которого подлежат удовлетворению требования о взыскании убытков в связи с осуществленным до 01.01.2005 предоставлением потребителям бесплатно или по льготным ценам товаров (работ, услуг), судам надлежит учитывать следующее. При применении ст. 72 Конституции РФ, абз. 6 п. 1 ст. 85 Бюджетного кодекса РФ (в редакции, действовавшей до 01.01.2005) судам необходимо исходить из того, что отнесение вопросов социальной защиты, включая социальное обеспечение, к совместному ведению Российской Федерации и субъектов РФ означает право субъекта РФ установить меры социальной поддержки дополнительно к мерам, предусмотренным федеральным законодательством, с принятием обязательств по их финансированию за счет средств бюджета субъекта РФ. Положения БК РФ о совместном финансировании расходов на эти цели не могут быть расценены как допускающие установление Российской Федерацией льгот с возложением обязанности по их финансированию на субъект РФ за счет его собственных доходов. Возложение обязанности по финансированию льгот означает передачу осуществления отдельных государственных полномочий на другой уровень власти, что в силу п. 4 ст. 130, ст. 133 и ст. 136 БК РФ (в редакции, действовавшей до 01.01.2005), раздела 4 Программы развития бюджетного федерализма в РФ на период до 2005 года, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 15.08.2001 N 584, должно сопровождаться одновременной передачей необходимых финансовых средств нижестоящим бюджетам в форме субвенций. Если установившим льготы федеральным законом или принятым в его исполнение иным нормативным правовым актом обязанность по возмещению платы, не полученной от льготных категорий потребителей, возлагается на субъект РФ или муниципальное образование, то при недостаточности выделенных на эти цели средств из федерального бюджета взыскание должно осуществляться с Российской Федерации независимо от того, были ли предусмотрены соответствующие расходы в бюджете субъекта РФ или муниципального образования. Следует также учитывать, что факт заключения между организацией, предоставляющей потребителям бесплатно или по льготным ценам товары (работы, услуги) в рамках реализации установленных законом льгот, и соответствующим органом государственной власти субъекта РФ (муниципального образования) соглашения, регламентирующего порядок определения объема и оплаты неполученных доходов, подлежащих возмещению в связи с реализаций установленных федеральным законом льгот, не является сам по себе основанием для удовлетворения требования о взыскании неполученных доходов с субъекта РФ (муниципального образования). Российская Федерация, установив ФЗ "О ветеранах", "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" льготы по оплате проезда на пригородных маршрутах автомобильного транспорта, приняла на себя и обязанность полного возмещения расходов по предоставлению этих льгот за счет средств федерального бюджета. Материалами дела подтверждается, что средств из федерального бюджета на возмещение спорных расходов по выполнению этих Законов не было выделено в достаточном количестве. При этом при разрешении данного спора не имеет правового значения, в какой мере те или иные федеральные либо областные государственные или муниципальные органы исполнительной власти не исполнили своих обязанностей в рамках переданных им государственных полномочий Российской Федерации. Таким образом, вывод суда о том, что возникшие у истца убытки подлежат возмещению за счет средств казны РФ, а Смоленская область и муниципальное образование "Город Смоленск" в данном случае не являются надлежащими ответчиками, обоснован. Вместе с тем суд, руководствуясь положениями ст. ст. 196, 200 ГК РФ и Постановления Президиума ВАС РФ от 12.05.2009 N 514/09, пришел к выводу о пропуске С. срока исковой давности, указав, что доказательств признания долга надлежащим ответчиком, что в силу ст. 203 ГК РФ могло свидетельствовать о перерыве его течения, в материалы дела не представлено. Согласно ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске. Учитывая, что на момент обращения истца в арбитражный суд срок исковой давности истек и доказательства его перерыва отсутствуют, суд пришел к выводу об отказе в иске. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции без изменения.

------------------------------------------------------------------

Название документа Вопрос: Я являюсь нанимателем по договору соцнайма. Вместе со мной в двухкомнатной квартире прописаны и проживают еще 2 человека. Дом признан аварийным, и нас собираются расселять. Предлагают однокомнатную квартиру большей площади. Мы отказались, так как нам нужна двухкомнатная. Нам сказали, что тогда будут расселять принудительно. Законно ли это и на какое жилье мы имеем право? ("ЭЖ-Юрист", 2010, N 34) Текст документа

Вопрос: Я являюсь нанимателем по договору соцнайма. Вместе со мной в двухкомнатной квартире прописаны и проживают еще 2 человека. Дом признан аварийным, и нас собираются расселять. Предлагают однокомнатную квартиру большей площади. Мы отказались, так как нам нужна двухкомнатная. Нам сказали, что тогда будут расселять принудительно. Законно ли это и на какое жилье мы имеем право? В. Малькова, г. Нижний Новгород

Ответ: Согласно ст. 86 ЖК РФ, если дом, в котором находится жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит сносу, выселяемым из него гражданам органом государственной власти или органом местного самоуправления, принявшими решение о сносе такого дома, предоставляются другие благоустроенные жилые помещения по договорам социального найма. Под благоустроенным жилым помещением с учетом положений ЖК РФ, а также позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 02.07.2009 N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" понимается помещение, которое: - соответствует общим требованиям, закрепленным в Положении о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утв. Постановлением Правительства РФ от 28.01.2006 N 47; - равнозначно по общей площади ранее занимаемому жилому помещению; - благоустроено применительно к условиям соответствующего населенного пункта; - находится в черте данного населенного пункта; - равнозначно по количеству комнат ранее занимаемой квартиры. Таким образом, требование о предоставлении жилого помещения, равного по количеству комнат ранее занимаемому, является законным. Это неоднократно подтверждалось и в судебной практике (см., например, Определения Верховного Суда РФ от 09.02.2010 N 83-В09-11, от 22.06.2010 N 69-В10-8). Предоставление квартиры, где количество комнат меньше, чем в ранее занимаемой, признается судами нарушением жилищных прав граждан.

Юлия Терешко Газета "ЭЖ-Юрист"

------------------------------------------------------------------

Название документа