Правосубъектность управляющей жилищной организации

(Савицкая О. Г.) («Гражданское право», 2010, N 4) Текст документа

ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ УПРАВЛЯЮЩЕЙ ЖИЛИЩНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ <*>

О. Г. САВИЦКАЯ

——————————— <*> Savickaya O. G. Legal personality of managing housing organization.

Савицкая Ольга Геннадьевна, соискатель кафедры гражданского права и процесса Рязанского государственного университета.

В статье на основе существующих в доктрине гражданского права подходов к определению понятия «правосубъектность юридического лица» и его составляющих — правоспособности и дееспособности — рассматриваются понятие и сущность правосубъектности управляющей жилищной организации. В рамках данной темы приводятся различные подходы к определению правосубъектности юридического лица, видам правоспособности и дееспособности. Особое внимание уделяется видам правоспособности в зависимости от организационно-правовой формы юридического лица.

Ключевые слова: управляющая жилищная организация, правосубъектность юридического лица, общая и специальная правоспособность юридического лица, дееспособность, субъективные права и обязанности.

In article on the basis of existing in the doctrine of civil law of approaches to concept definition law capacity the legal person the concept and essence lawcapacity the operating housing organisation are considered. Within the limits of the given theme various approaches to definition lawcapacity the legal person are led. The special attention is given to kinds lawcapacity depending on the organizational-legal form of the legal person.

Key words: the operating housing organisation, lawcapacity the legal person, the general and special lawcapacity the legal person, capacity, the subjective rights and duties.

Управляющие жилищные организации работают на рынке жилищно-коммунальных услуг вот уже более пяти лет, вступают в гражданско-правовые отношения как с гражданами — собственниками помещений в многоквартирных домах, так и с юридическими лицами, публично-правовыми образованиями, однако в юридической литературе вопрос о правосубъектности указанных структур по-прежнему остается открытым. В рамках настоящей статьи предпримем попытку сформулировать определение правосубъектности управляющей организации с учетом подходов, сложившихся на сегодняшний день в науке гражданского права. Термин «правосубъектность юридического лица» впервые появился в первой четверти двадцатого века и занял ключевое место в научно-правовой доктрине. В зависимости от того, насколько полно данная научная категория отражает реальные общественные отношения, настолько она теоретически богата и может быть использована в качестве одного из инструментов в познании гражданско-правовых отношений. На сегодняшний день можно выделить три основных направления в определении данного понятия. Классическим является определение категории правосубъектности юридического лица как совокупности его право — и дееспособности. Правосубъектность выступает в виде общей основы, определяющей характер и объем прав, которые могут находиться в обладании данного субъекта <1>. С данным подходом нельзя не согласиться, так как согласно п. 3 ст. 49, п. 2 ст. 51 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) правоспособность и дееспособность юридического лица возникают одновременно в момент его государственной регистрации. ——————————— <1> См.: Красавчиков О. А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958. С. 37 — 39.

В ряде гражданско-правовых доктрин зарубежных стран понятия правоспособности и дееспособности терминологически не различаются. В Гражданском кодексе Франции оба понятия обозначаются словом «capacite», в гражданском праве Англии и США словами «legal capacity». В правовой литературе и в судебных решения Англии и США эти понятия иногда обозначаются как активная и пассивная правоспособность. Согласно второму подходу к раскрытию понятия правосубъектности юридического лица необходимым элементом любого правоотношения являются его участники. Еще П. И. Стучка в 1927 г. писал, что лицо должно быть правоспособно, т. е. иметь законное право быть субъектом права <2>. Третье направление в трактовке понятия правосубъектности носит расширенный характер — правосубъектность не только правоспособность и дееспособность или праводееспособность, но и субъективные права и обязанности, предусмотренные действующим законодательством. Под субъективными правами цивилисты понимают определенную законом меру дозволенного (возможного) поведения лица, включающую в себя возможность требовать определенного поведения от обязанных лиц. ——————————— <2> См.: Стучка П. И. Курс советского гражданского права. Т. 1. М., 1927. С. 183.

Не менее интересными представляются позиции современных исследователей. Так, по мнению В. С. Ем, правосубъектность юридического лица представляет собой право общего типа, обеспеченное государством материальными и юридическими гарантиями. Наделение субъекта правосубъектностью есть следствие существования длящихся связей субъекта и государства <3>. В. К. Андреев отмечает, что содержание правосубъектности складывается из двух элементов — компетенции и реализации компетенции. Под компетенцией он понимает аналог гражданской правоспособности, отличие между компетенцией и гражданской правоспособностью усматривается в том, что компетенция включает способность иметь не только хозяйственные права и обязанности, предусмотренные законом, но и наличные права и обязанности, обусловленные зарегистрированными документами организации <4>. Проведя анализ рассматриваемой категории, И. А. Михайлова приходит к выводу, что из множества имеющихся в современной литературе концепций содержания гражданской правосубъектности наиболее обоснованной и логичной представляется позиция, в соответствии с которой правосубъектность следует понимать как особое гражданско-правовое явление, представляющее собой взаимосвязанную совокупность общих (основных) и специальных (модифицирующих) элементов. При этом к общим элементам правосубъектности относятся право — и дееспособность, а к специальным — факторы, оказывающие то или иное воздействие на правосубъектность <5>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник «Гражданское право: В 4 т. Общая часть» (том 1) (под ред. Е. А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <3> См.: Гражданское право: Учебник: В 4 т. Т. 1 / Отв. ред. А. Е. Суханов. М., 2004. С. 125 — 126 (автор главы — В. С. Ем). <4> См.: Андреев В. К. Предпринимательское законодательство России: Научные очерки. М., 2008 // СПС «КонсультантПлюс». <5> См.: Михайлова И. А. Соотношение гражданской правосубъектности со смежными правовыми категориями // Гражданское право. 2008. N 1; СПС «КонсультантПлюс».

Следует отметить, что до введения понятия правосубъектности юридическое лицо признавалось субъектом права, если обладало правоспособностью <6>. В течение длительного времени в доктрине советского гражданского права считалось, что все юридические лица обладают специальной правоспособностью, в основе которой рассматривалась цель их деятельности <7>. Данная позиция обосновывалась прежде всего тем, что юридические лица создаются для реализации конкретных целей, определенных учредителями, и не могут использовать свою правосубъектность в противоречие с этими целями. Сложившаяся ситуация получила свое разрешение лишь с момента вступления в силу части первой ГК РФ, закрепляющей наличие как общей, так и специальной правоспособности юридических лиц. Правоспособность коммерческих организаций, согласно п. 1 ст. 49, п. 2 ст. 52 ГК РФ, стала рассматриваться в качестве общей. Правоспособность некоммерческих организаций, унитарных предприятий, а в некоторых случаях и других коммерческих организаций по-прежнему принято считать специальной. ——————————— <6> См.: Стучка П. И. Введение в теорию гражданского права. М., 1933. С. 196. <7> См.: Иоффе О. С., Толстой Ю. К. Основы советского гражданского права. Казань, 1962. С. 35; Советское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. 1 / Под ред. В. А. Рясенцева. М., 1986. С. 120.

Наличие общей правоспособности позволяет юридическим лицам заниматься любой деятельностью, не противоречащей закону, приобретая в связи с ней любые гражданские права и возлагая на себя любые гражданские обязанности. Специальная же правоспособность предполагает, что юридическое лицо способно к приобретению прав и принятию обязанностей, соответствующих цели его создания, и лишь в пределах, указанных в его учредительных документах. Наличие общей правоспособности у коммерческих организаций признается М. И. Брагинским, В. В. Витрянским, И. В. Елисеевым, М. Ю. Тихомировым, С. В. Соловьевым, В. В. Лаптевым, Г. Е. Авиловым, Ф. С. Хейфец, Н. В. Козловой. В то же время ряд авторов высказывают мнение, что правоспособность коммерческих организаций не стала общей от того, что в ГК РФ включена соответствующая норма ст. 49. В частности, на это указывает В. К. Андреев, по мнению которого то, что юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности, есть не что иное, как специальная правоспособность <8>. ——————————— <8> См.: Андреев В. К. Предпринимательское законодательство России: Научные очерки. М., 2008 // СПС «КонсультантПлюс».

Кроме того, с момента принятия части первой ГК РФ в юридической литературе, наряду с общей и специальной правоспособностью юридических лиц, стали выделять и иные виды правоспособности — ограниченную, исключительную и дополнительную. По мнению М. И. Брагинского, В. В. Кудашкина, ограничение правоспособности имеет место в случаях: установления учредителями (участниками) запрета на осуществление отдельных видов деятельности в учредительных документах юридического лица, на которое не распространяется правило о специальной правоспособности; осуществления отдельных видов деятельности определенными юридическими лицами (например, деятельность, которая составляет государственную монополию); запрета на осуществление отдельных видов деятельности, содержащегося в соответствующем акте <9>. В. В. Безбах, В. К. Пучинский полагают, что ограничение правоспособности юридического лица может иметь место независимо от наличия у них общей или специальной правоспособности и связано прежде всего с необходимостью получения лицензии на осуществляемый данным юридическим лицом определенный вид деятельности <10>. Ж. А. Ионов высказывает суждение, что получение юридическим лицом лицензии на осуществление предпринимательской деятельности влечет возникновение специальной правоспособности <11>. В то же время К. Ю. Тотьев <12>, А. В. Барков, Е. П. Лихотникова <13> правоспособность юридического лица в аналогичной ситуации называют дополнительной. ——————————— <9> См.: Брагинский М. И., Ярошенко К. Б. Граждане (физические лица). Юридические лица (Комментарий ГК РФ) // Хозяйство и право. 1995. N 2. С. 10 — 13; Кудашкин В. В. Специальная правоспособность субъектов гражданского права в сфере общего запрета // Государство и право. 1999. N 5. С. 46. <10> См.: Безбах В. В., Пучинский В. К. Основы российского гражданского права. М., 1995. С. 32. <11> См.: Ионов Ж. А. Правовые проблемы легитимации предпринимательства // Государство и право. 1997. N 5. С. 46. <12> См.: Тотьев К. Ю. Лицензирование по новым правилам: необходимость и перспективы реформ // Хозяйство и право. 2001. N 12. <13> См.: Барков А. В., Лихотникова Е. П. Гражданская правосубъектность и право собственности некоммерческих организаций. М., 2004. С. 89.

Итак, проанализировав приведенные подходы к определению видов правоспособности юридического лица, можно прийти к выводу, что выделение «исключительной», «дополнительной», «ограниченной» правоспособности не имеет четкой теоретической обоснованности, при этом ряд авторов подменяют одно определение вида правоспособности юридического лица другим. Полагаем, что введение в гражданское право понятий «исключительная», «дополнительная», «ограниченная» правоспособность, не вполне ясных с теоретической точки зрения, запутает правоприменительную практику, создаст условия для злоупотреблений законодательством. Следует отметить, что вопрос о видах правоспособности имеет как теоретическое, так и практическое значение. От правильного ее определения зависит решение вопроса о характере совершенной юридическим лицом недействительной сделки (ничтожной или оспоримой). Вторым неотъемлемым элементом категории «правосубъектность юридического лица» является понятие «дееспособность юридического лица». По общему правилу дееспособность определяется как способность лица своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, а также создавать и создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их. Однако некоторые авторы сводят содержание дееспособности юридического лица к осуществлению прав <14> или считают способностью совершать действия юридического характера <15>. Интересно отметить, что в зарубежной литературе наличие дееспособности юридического лица было подвергнуто сомнению на том основании, что дееспособность — качество, свойственное лишь живым людям. В связи с этим появилось учение о дееспособности органов, а не самих юридических лиц. ——————————— <14> См.: Курс советского хозяйственного права / Под ред. Л. Гинцбурга, Е. Пашуканиса. Т. 1. М., 1935. С. 241. <15> См.: Виткявичюс П. П. Гражданская правосубъектность Советского государства. Вильнюс, 1978. С. 28.

Таким образом, проведенный анализ показывает, что в юридической литературе категория правосубъектности юридического лица означает, какими качествами должны обладать субъекты права для того, чтобы приобретать и осуществлять гражданские права и исполнять обязанности, предусмотренные действующим законодательством. Причина столь многих мнений в отношении определения понятия, содержания, видов правосубъектности юридического лица, с нашей точки зрения, объясняется все еще недостаточной исследованностью данной категории, отсутствием ее законодательного закрепления, а также наличием различных организационно-правовых форм создания юридического лица. На сегодняшний день ни в действующем законодательстве, ни на страницах юридической литературы не выражено единой четкой позиции в отношении правосубъектности управляющей жилищной организации. С точки зрения гражданского права субъектами данной отрасли являются только те лица, которые указаны в ГК РФ и Федеральном законе «О некоммерческих организациях». Все объединения, которые не обладают статусом юридического лица, соответственно являются неправосубъектными. Подобную позицию занимает и судебная практика <16>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник «Гражданское право: В 4 т. Общая часть» (том 1) (под ред. Е. А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <16> См.: Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Отв. ред. Е. А. Суханов. М., 2002. С. 96.

Правосубъектность организации, оказывающей услуги по управлению многоквартирными домами, возникает с момента ее государственной регистрации и определяется прежде всего организационно-правовой формой создания данной организации. Согласно Правилам предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 23 мая 2006 г. N 307 <17>, управляющая организация — юридическое лицо независимо от организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, управляющие многоквартирным домом на основании договора управления многоквартирным домом. Из данного определения следует, что управляющая организация может быть создана как в форме коммерческой организации, в том числе государственного или муниципального предприятия, так и в форме некоммерческой организации. Управляющие жилищные организации, созданные в форме открытых акционерных обществ, обществ с ограниченной ответственностью, других предусмотренных законом формах коммерческих организаций, обладают общей (универсальной) правоспособностью, имеют права и несут обязанности в полном объеме в соответствии с действующим законодательством. В свою очередь, некоммерческие организации, как правило, — это фонды и учреждения, а также коммерческие — государственные и муниципальные унитарные предприятия, которые оказывают услуги по управлению многоквартирным домом, обладают специальной правоспособностью. Круг сделок, совершаемых данной категорией управляющих компаний, значительно уже в отличие от управляющих компаний, созданных в форме коммерческой организации и обладающих общей правоспособностью. ——————————— <17> Российская газета. N 115. 2006. 1 июня.

Выбрав ту или иную организационно-правовую форму юридического лица, учредители (участники) получают возможность устанавливать особенности своего правового положения (права и обязанности), но только в тех пределах, которые предусмотрены законом для такой организационно-правовой формы. Объем правосубъектности является значимым элементом и для контрагентов организации, которые, достаточно установив статус организации, получают наиболее важную информацию о ее правосубъектности. Обратим внимание, что управляющая организация становится правосубъектной, т. е. субъектом права, только при наличии всех предусмотренных законом признаков, среди которых наличие минимально установленного уставного капитала; материально-техническая обособленность; наличие учредительных документов; прохождение процедур сертификации и аккредитации; членство в саморегулируемой организации в сфере управления многоквартирным жилищным фондом; наличие договорных отношений с основными контрагентами — собственниками помещений в многоквартирном доме и ресурсоснабжающими организациями. Также следует отметить, что исходя из определения управляющей организации предоставлять услуги по управлению многоквартирными домами вправе также и индивидуальные предприниматели. Однако в условиях становления рыночных отношений по содержанию и обслуживанию жилищного фонда предоставление услуг по управлению многоквартирными домами индивидуальным предпринимателем не может гарантировать надлежащую защиту прав и имущественных интересов собственников помещений в многоквартирном доме, ресурсоснабжающих организаций, иных контрагентов, что объясняется следующими факторами: отсутствием обособленного имущества для участия в гражданском обороте, учредительных документов, возможности обеспечения интересов кредиторов за счет установления минимального размера уставного капитала, отсутствием требований к созданию резервного фонда. В связи с изложенным полагаем целесообразным на законодательном уровне исключить индивидуальных предпринимателей из числа субъектов, оказывающих услуги по управлению многоквартирными домами. Управление управляющей организацией предусмотрено Жилищным кодексом РФ (далее — ЖК РФ) как один из способов управления многоквартирным домом. В ст. 161 ЖК РФ законодателем определены цели управления многоквартирным домом: оно должно обеспечивать благоприятные и безопасные условия проживания граждан; надлежащее содержание общего имущества в многоквартирном доме; решение вопросов пользования указанным имуществом, а также предоставление коммунальных услуг гражданам, проживающим в таком доме. В связи с изложенным следует отметить, что правоспособность управляющей организации носит прежде всего целевой характер. Исходя из содержания положений ЖК РФ, данная организация призвана осуществлять виды деятельности, направленные на управление общим имуществом собственников помещений в многоквартирном доме. Запрет на осуществление управляющей организацией иных видов деятельности законодательством не предусмотрен, однако полагаем, что иные виды деятельности не должны подменять собой деятельность по управлению многоквартирным домом. Итак, на основании проведенного анализа предлагаем следующее определение правосубъектности управляющей организации: под правосубъектностью управляющей организации следует понимать возникшую с момента государственной регистрации способность данной организации выступать субъектом гражданско-правовых отношений, осуществлять права и нести обязанности в рамках деятельности, направленной на управление многоквартирными домами.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *