Выселение из жилых помещений: обзор и комментарий правоприменительной (судебной) практики

(Шанхаев С. В.) («Право в Вооруженных Силах», 2011, N 2) Текст документа

ВЫСЕЛЕНИЕ ИЗ ЖИЛЫХ ПОМЕЩЕНИЙ: ОБЗОР И КОММЕНТАРИЙ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ (СУДЕБНОЙ) ПРАКТИКИ

С. В. ШАНХАЕВ

С. В. Шанхаев, кандидат юридических наук.

Рассмотрены различные аспекты выселения граждан из занимаемых ими жилых помещений.

Ключевые слова: военнослужащие, жилые помещения, выселение.

Eviction from the premises: review and commentary of law (judicial) practice S. V. Shanghaev

Various aspects of evictions from their premises.

Key words: military, homes, evictions.

Статьей 25 Всеобщей декларации прав человека в жизненный уровень человека, необходимый для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, включается такой обязательный компонент, как жилище. Неотъемлемое право каждого человека на жилище закреплено также в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (ст. 11). При этом, как следует из п. 1 ст. 12 Международного пакта о гражданских и политических правах, право на жилище должно реализовываться при условии свободы выбора человеком места жительства. Необходимость уважения жилища человека констатирована и в ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. С учетом положений международно-правовых актов в ст. 40 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого на жилище. Конституционное право граждан на жилище относится к основным правам человека и заключается в обеспечении государством стабильного, постоянного пользования жилым помещением лицами, занимающими его на законных основаниях, в предоставлении жилища из государственного, муниципального и других жилищных фондов малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, в оказании содействия гражданам в улучшении своих жилищных условий, а также в гарантированности неприкосновенности жилища, исключения случаев произвольного лишения граждан жилища (ст. ст. 25, 40 Конституции Российской Федерации) <1>. ——————————— <1> Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации».

По мнению А. В. Кудашкина, право на жилище означает возможность иметь жилище, пользоваться им на условиях, установленных законом, а также распоряжаться им в установленных законом случаях и порядке. Многоаспектность конституционного права на жилище проявляется в том, что оно является юридической основой возникновения многочисленных и разнообразных форм и способов осуществления права на жилище в тех или иных конкретных жилищных отношениях <2>. ——————————— <2> Кудашкин А. В. Жилищное право: Учеб. М., 2005; Он же. Справочник по жилищным вопросам для жилищных комиссий, военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей. М., 2009. С. 45, 47.

При этом хотелось бы отметить, что многоаспектность права на жилище также проявляется при выселении граждан из занимаемых ими жилых помещений. Так, согласно ст. 3 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее — ЖК РФ) никто не может быть выселен из занимаемого жилого помещения иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены законом. Часть 1 ст. 11 ЖК РФ также гарантирует, что защита нарушенных жилищных прав осуществляется судом в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством. Пунктом 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» предусмотрено, что жилищные споры (о признании права на жилое помещение, о выселении из жилого помещения, о прекращении права пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника этого жилого помещения, о сохранении права пользования жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения, об изъятии жилого помещения у собственника путем выкупа в связи с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд, о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, о признании недействительным решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма и заключенного на его основании договора социального найма, о принудительном обмене занимаемого жилого помещения, о признании обмена жилыми помещениями недействительным и др.) исходя из положений ст. ст. 23 и 24 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) рассматриваются по первой инстанции районным судом. При разрешении споров, связанных с защитой жилищных прав, судам необходимо иметь в виду, что принцип неприкосновенности жилища и недопустимости произвольного лишения жилища является одним из основных принципов не только конституционного, но и жилищного законодательства (ст. 25 Конституции Российской Федерации, ст. ст. 1, 3 ЖК РФ). Принцип недопустимости произвольного лишения жилища предполагает, что никто не может быть выселен из жилого помещения или ограничен в праве пользования им, в том числе в праве получения коммунальных услуг, иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ЖК РФ, другими федеральными законами (ч. 4 ст. 3 ЖК РФ). При этом судам следует учитывать, что положения ч. 4 ст. 3 ЖК РФ о недопустимости произвольного лишения жилища, под которым понимается лишение жилища во внесудебном порядке и по основаниям, не предусмотренным законом, действуют в отношении любых лиц, вселившихся в жилое помещение (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14). Как отмечает Д. В. Карпухин, необходимость правового исследования различных аспектов выселения из жилого помещения обусловливается социальной значимостью данного института отрасли, возросшим количеством судебных дел о выселении граждан из занимаемых жилых помещений, противоречивым характером правовых предписаний о выселении из жилого помещения, содержащихся в ЖК РФ <3>. ——————————— <3> Карпухин Д. В. Выселение из жилых помещений нанимателей по договору социального найма и членов их семей // Жилищное право. 2010. N 3.

В юридической литературе выселение фактически означает лишение жилища человека, проживающего в нем постоянно или временно, но не имеющего права на дальнейшее проживание в нем или утратившего это право. Выселение является правовым понятием. Однако на практике понятие «выселение» чаще всего употребляется, чтобы характеризовать процесс, порядок принудительного освобождения жилья. Выселение в последнем случае представляет собой определенный порядок действий, направленных на освобождение жилого помещения. Целью выселения всегда является освобождение жилого помещения. Вторичными целями могут быть: избежание несчастных случаев (например, в случае аварийности жилья); восстановление социальной справедливости (например, в случае самовольного захвата жилья); восстановление нарушенных прав третьих лиц (например, в случае систематического нарушения прав и законных интересов соседей); восполнение доходной части бюджета (например, в случае выселения за систематическое невнесение платы за пользование жилым помещением и за коммунальные услуги) и т. п. Жилищные правоотношения основываются на нескольких основополагающих принципах, которые влияют на все жилищные правоотношения, в том числе и на отношения по поводу выселения из жилых помещений: — на принципе необходимости обеспечения органами государственной власти и органами местного самоуправления условий для осуществления гражданами права на жилище; — на принципе безопасности жилища; — на принципе неприкосновенности и недопустимости произвольного лишения жилища; — на принципе необходимости беспрепятственного осуществления вытекающих из отношений, регулируемых жилищным законодательством, прав; — на принципе признания равенства участников регулируемых жилищным законодательством отношений по владению, пользованию и распоряжению жилыми помещениями. Бесспорно, что именно принцип неприкосновенности и недопустимости произвольного лишения жилища является основополагающим для правоотношений, связанных с выселением из жилых помещений <4>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Комментарий Е. В. Артемьева, О. В. Кузнецовой «Выселение из жилого помещения» включен в информационный банк. —————————————————————— <4> Артемьев Е. В., Кузнецова О. В. Выселение из жилого помещения: Практ. пособ. М., 2010.

Необходимо отметить, что вопросы, связанные с выселением военнослужащих (членов их семей), неоднократно рассматривались на страницах нашего журнала <5>. Однако в предыдущих публикациях авторами рассматривались лишь отдельные вопросы, связанные с выселением военнослужащих из занимаемых жилых помещений. В настоящей статье попытаемся раскрыть основные правоприменительные вопросы, связанные с выселением военнослужащих (членов их семей) из занимаемых жилых помещений. ——————————— <5> Дементьев В. Е. Выселение граждан из служебных жилых помещений и общежитий // Право в Вооруженных Силах. 1999. N 8; Зорин А. С. О некоторых аспектах выселения военнослужащих из служебных жилых помещений // Право в Вооруженных Силах. 2009. N 2; Он же. Применять виндикацию для выселения военнослужащих из занимаемых ими жилых помещений неправомерно // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 5; Шорин А. В. Некоторые вопросы, связанные с выселением граждан из жилых помещений // Право в Вооруженных Силах. 2007. N 6 и др.

1. Субъекты права, полномочные предъявлять иски о выселении граждан из занимаемых жилых помещений

Необходимо отметить, что ранее автором настоящей статьи указывалось, что в случае неподтверждения истцом прав (непредставления соответствующих свидетельств) на недвижимое имущество — жилое здание (квартиру) он не обладает полномочиями по предъявлению искового заявления о выселении военнослужащего из жилого помещения <6>. ——————————— <6> Нечипоренко М. Е., Шанхаев С. В. Кто полномочен выселить из жилого помещения военнослужащего и (или) членов его семьи? (процессуально-правовой аспект) // Право в Вооруженных Силах. 2007. N 8.

В настоящее время в Московском регионе практика складывается исходя из указанного довода, т. е. истцом по гражданскому делу о выселении из жилого помещения может быть лицо, обладающее какими-либо вещными правами на спорное жилое помещение. Например, в Определении судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 20 июля 2006 г. N 33-7926 указано следующее: Л. М.Н. обратилась в суд с иском к ответчикам о признании права пользования жилым помещением на условиях договора найма жилого помещения, ссылаясь на то, что спорное помещение, предоставленное ее супругу Л. С.А. в связи с прохождением военной службы, не является служебным помещением, поскольку статус служебного жилого помещения установлен после предоставления жилого помещения. Поскольку в добровольном порядке данный вопрос не был разрешен, просит обязать 198 КЭЧ заключить с ней договор найма жилого помещения, войсковую часть не препятствовать в подготовке документов для перевода служебного помещения в жилое, администрацию Ногинского района — перевести служебное жилое помещение в жилое помещение, выдать ордер. Ответчики в судебное заседание не явились, представили суду свои возражения. Представитель в/ч 43651 иск не признал. 3-е лицо — Министерство обороны Российской Федерации — обратилось в суд с иском к Л. М.Н. о расторжении договора найма служебного помещения, ссылаясь на то, что Л. С.А. в 2002 г. уволен с военной службы в связи с назначением наказания в виде лишения свободы условно и выехал со спорной площади. Л. М.Н. фактически с 2003 года в спорной квартире не проживает, использует квартиру не по назначению, нарушая требования ст. 83 ЖК Российской Федерации, сдавая квартиру в поднаем военнослужащему Б. А.С. По основаниям ч. 3 ст. 101 ЖК РФ договор найма в специализированном жилом помещении подлежит расторжению, ответчица с ребенком подлежит выселению со снятием с регистрационного учета. Решением Ногинского городского суда Московской области от 22 декабря 2005 года в удовлетворении иска Л. М.Н. отказано, иск Министерства обороны Российской Федерации удовлетворен. Не соглашаясь с решением суда первой инстанции, Л. М.Н. обжалует его в кассационном порядке и просит, отменив, направить дело на новое рассмотрение. Прокурором Ногинского района принесено кассационное представление на предмет отмены решения суда в части удовлетворения требований Министерства обороны Российской Федерации. Обсудив доводы кассационной жалобы, кассационного представления, проверив материалы дела, судебная коллегия находит обжалуемое решение в части удовлетворения требований Министерства обороны Российской Федерации подлежащим отмене с прекращением производства по делу. Отказывая в удовлетворении требований истицы, суд обоснованно руководствовался ст. 101 ЖК Российской Федерации, ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих», в соответствии с которыми военнослужащим, проходящим военную службу, предоставляются служебные помещения. Судом установлено, что в связи с прохождением военной службы военнослужащему Л. С.А. на состав семьи из трех человек предоставлено служебное помещение по адресу спорной квартиры. Довод истицы о том, что включение квартиры в состав служебного помещения имело место после распределения жилого помещения, суд находит необоснованным, поскольку решением жилищной комиссии от 31.07.00 Л. С.А. предоставлена служебная квартира. Постановлением главы Ногинского района от 28.08.00 данная квартира зачислена в разряд служебной, и 30.08.00 Л. С.А. был выдан служебный ордер на право занятия указанной квартиры. То обстоятельство, что постановление главы Ногинского района, установившее статус помещения в качестве служебного, было принято после распределения квартиры, не является юридически значимым, поскольку основанием для вселения в квартиру является ордер, который выдан на служебное помещение после утверждения правового статуса жилого помещения в качестве служебного. Таким образом, у истицы отсутствуют законные основания для изменения статуса жилого помещения, обязания заключить с ней договор социального найма. Решение суда в этой части является законным и обоснованным. Вместе с тем судебная коллегия не может согласиться с выводом суда в части удовлетворения заявленных 3-м лицом по делу — Министерством обороны Российской Федерации требований о расторжении договора найма на специализированное жилое помещение, поскольку по смыслу ч. 3 ст. 101 ЖК Российской Федерации данный договор может быть расторгнут по требованию наймодателя. Стороной по договору найма специализированного помещения является Ногинская КЭЧ, которая на основании свидетельства о внесении в реестр федерального имущества от 18.12.00 является хозяйствующим субъектом в отношении федерального имущества, закрепленного на праве оперативного управления. Таким образом, Министерство обороны Российской Федерации является ненадлежащим истцом по настоящему спору и в силу п. 1 ч. 1 ст. 220 ГПК РФ заявленные требования не подлежат удовлетворению. На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 361 ГПК Российской Федерации судебная коллегия определила: Решение Ногинского городского суда Московской области от 22 декабря 2005 года в части удовлетворения требований Министерства обороны Российской Федерации к Л. М.Н. о расторжении договора найма специализированного жилого помещения, снятии с регистрационного учета, выселении отменить и вынести в этой части новое решение, которым производство по делу в этой части прекратить. В остальной части решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу Л. М.Н. — без удовлетворения.

Комментарий. В связи с вышесказанным следует отметить, что в определенных ситуациях судами общей юрисдикции выносятся противоположные решения, в соответствии с которыми военные организации, не обладающие недвижимым имуществом на каком-либо вещном праве, все же вправе предъявлять исковые заявления о выселении военнослужащих и членов их семей из занимаемых жилых помещений. Например, в Обзоре судебной практики рассмотрения Ивановским областным судом гражданских дел в кассационном порядке в III квартале 2006 г. <7> приведено гражданское дело, из которого следует, что войсковая часть (не обладающая вещным правом), в отличие от предыдущего примера, вправе предъявлять исковые заявления о выселении военнослужащих из занимаемых жилых помещений: ——————————— <7> Документ опубликован не был. СПС «Гарант».

Так, войсковая часть 00000 обратилась в суд с иском к П. и П-й о выселении из квартиры N 10 дома N 10б Южного шоссе г. Шуи Ивановской области и снятии с регистрационного учета. Исковые требования были мотивированы тем, что между войсковой частью 00000 и военнослужащим этой части П. был заключен договор о предоставлении служебного жилого помещения на срок до апреля 2004 г. 14 января 2000 г. администрацией г. Шуи П. был выдан ордер N 1 на служебную квартиру N 10 дома N 10б по Южному шоссе г. Шуи. В октябре 2000 г. П. выехал к новому месту службы в войсковую часть 11111 в г. Володарск Нижегородской области, снявшись с регистрационного учета в спорной квартире. При этом служебная квартира войсковой части 00000 ответчиками не сдана, в ней остается зарегистрированной супруга П. Учитывая, что ответчики выехали на другое постоянное место жительства и срок действия договора о предоставлении служебной квартиры истек, войсковая часть просила выселить их из жилого помещения. Решением суда в удовлетворении исковых требований войсковой части отказано. Решение суда обжаловал командир войсковой части 00000, который в своей кассационной жалобе просил его отменить как незаконное. Выслушав объяснения представителя войсковой части 00000 Т., поддержавшего жалобу, представителя городского округа Шуя Б., заключение прокурора С., полагавшую решение подлежащим отмене, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия решение суда отменила по следующим основаниям. Отказывая в иске, суд исходил из того, что войсковая часть не имеет права обращаться в суд с требованием о выселении ответчиков, поскольку дом N 10б по Южному шоссе г. Шуи находится в муниципальной собственности и балансодержателем дома является МП ЖКХ г. Шуя. Однако указанные выводы суда первой инстанции основаны на неверном толковании норм материального права и не подтверждаются материалами дела. Из материалов дела следует, что квартира N 10, расположенная в доме муниципального жилищного фонда по адресу: дом N 10б по Южному шоссе г. Шуи, в соответствии с Приказом Министра обороны Российской Федерации от 15.02.2000 N 80 «О порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации» (п. п. 1, 23) закреплена по учету Ивановской КЭЧ МВО за войсковой частью 00000 Шуйского гарнизона. Указанная квартира была распределена П. войсковой частью 00000. По ходатайству войсковой части квартире придан статус служебной, и выдача ответчику ордера на эту квартиру производилась администрацией г. Шуи в соответствии с положениями главы 3 ЖК РСФСР. Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что спорная квартира является жилым фондом войсковой части 00000. В своем Определении от 25 января 2006 года судебная коллегия обращала внимание суда первой инстанции на эти обстоятельства. Однако доводы, содержащиеся в Определении судебной коллегии, судом первой инстанции при повторном рассмотрении дела проигнорированы. Ссылаясь на нормы главы 35 ГК Российской Федерации, суд пришел к выводу о том, что с П. был заключен договор найма жилого помещения, и о правомерности перезаключения этого договора с его супругой П. (ч. 2 ст. 686 ГК Российской Федерации). Однако судом не учтено, что предметом спора является служебная квартира, и в этом случае должны применяться специальные нормы, предусмотренные жилищным законодательством. Согласно ст. 106 ЖК РСФСР с гражданином, на имя которого выдан ордер на служебное жилое помещение, заключается письменный договор найма помещения на все время работы нанимателя, в связи с которой ему предоставлено это помещение. В соответствии с п. 4 Положения об условиях и порядке заключения жилищного договора между военнослужащими и Министерством обороны Российской Федерации или иным федеральным органом исполнительной власти, в котором законом предусмотрена военная служба, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 мая 1999 г. N 487, жилищный договор заключается на срок действия контракта о прохождении военной службы военнослужащими, для офицеров, призванных на военную службу в соответствии с указом Президента Российской Федерации, — до окончания военной службы по призыву. При окончании срока действия контракта о прохождении военной службы военнослужащими или увольнении с военной службы по призыву — для офицеров, призванных на военную службу в соответствии с указом Президента Российской Федерации, — жилищный договор прекращает свое действие. Из материалов дела видно, что в соответствии с указанным выше Положением войсковой частью 00000 с П. заключен жилищный договор на срок до апреля 2004 г. До истечения срока действия этого договора П. выехал на другое место службы в Нижегородскую область, снявшись с регистрационного учета в спорной квартире. С января 2001 г. его супруга получает денежную компенсацию за поднаем жилья. Вывод суда о правомерности перезаключения договора найма на служебное жилое помещение с П-й сделан без учета следующих обстоятельств. Брак супругов П. и П-й не расторгнут. Из материалов дела усматривается, что с 1 декабря 2000 г. П-ва работает в войсковой части 11111 г. Володарска в должности заместителя главного бухгалтера части, где проходит службу и ее супруг. Спорная квартира сдается П-й и ее матерью в поднаем различным лицам. Судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции дана ненадлежащая правовая оценка договору найма жилого помещения, заключенному 30 марта 2006 г. (в период нахождения дела в суде) между МПЖХ и П-й. Ни городской округ Шуя как собственник жилого фонда, ни войсковая часть 00000 как владелец спорной квартиры согласия на заключение такого договора не давали. Это обстоятельство судом при принятии решения не учтено. В связи с этим судебная коллегия приходит к выводу о том, что при рассмотрении дела суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и неправильно применил нормы материального права. При таких обстоятельствах решение суда подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение, поскольку истребование дополнительных доказательств и их всестороннее исследование в совокупности с другими обстоятельствами дела возможно только в суде первой инстанции. Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 26 июля 2006 г. решение Шуйского городского суда от 7 июня 2006 г. по иску войсковой части 00000 к П. и П-й о выселении отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

Комментарий. Как представляется, более верным является судебное постановление, согласно которому военные организации, не обладающие какими-либо вещными правами, не вправе предъявлять исковые заявления о выселении военнослужащих и членов их семей. Данный довод обусловлен следующим. В настоящее время в соответствии с гражданским законодательством по общему правилу права на недвижимое имущество, в том числе на жилые помещения, являются вещными. Вещные права называют правами на имущество. Они являются разновидностью субъективных гражданских прав и наделяют носителя полномочиями манипулировать вещами в силу господства над ними <8>. ——————————— <8> Гражданско-правовые способы защиты права собственности на недвижимость: Науч.-практ. пособ. по применению гражданского законодательства / А. В. Зарубин и др.; под общ. ред. В. Н. Соловьева; науч. ред. С. В. Потапенко. М., 2010. С. 31.

Вещные права обременяют вещь (имущество), обеспечивают их обладателям господство над соответствующей вещью (имуществом) и следуют за вещью <9>. ——————————— <9> Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена Советом при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 7 октября 2009 г.) // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2009. N 11.

В соответствии с гражданским законодательством субъекты права в отношении жилых помещений обладают следующими вещными правами: право собственности; право пожизненного наследуемого владения земельным участком; право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком; сервитут; право хозяйственного ведения имуществом; право оперативного управления имуществом; право пользования членов семьи собственника жилого помещения; право пользования жилым помещением по завещательному отказу; право пользования жилым помещением на основании договора пожизненного содержания с иждивением <10>. ——————————— <10> Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 1. / Е. Н. Абрамова и др.; под ред. А. П. Сергеева. М., 2010; Гражданское право: Учеб. Т. I / Под ред. д-ра юрид. наук, профессора О. Н. Садикова. М., 2006.

Однако анализ ЖК РФ (разд. II) позволяет прийти к выводу, что вещными правами на жилые помещения являются: право собственности; право пользования жилым помещением, предоставленным по завещательному отказу; право пользования жилым помещением на основании договора пожизненного содержания с иждивением <11>. ——————————— <11> В данном случае ЖК РФ предусматриваются вещные права непосредственно тех граждан, которые проживают в жилых помещениях (пользуются жилыми помещениями).

Анализ гражданского и жилищного законодательства позволяет сделать вывод о том, что вещные права наймодателя (по договору социального найма, найма специализированного жилого помещения) могут быть в форме права собственности, права хозяйственного ведения и права оперативного управления. При этом такими владельцами жилых помещений по общему правилу выступают публично-правовые образования, органы государственной власти, органы военного управления, частные физические и юридические лица. Статья 301 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), регулирующая способы защиты права собственности, устанавливает правило, согласно которому собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Права, предусмотренные ст. ст. 301 — 304 ГК РФ, принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором. Часть 1 ст. 35 ЖК РФ, являющаяся нормой права, имеющей более специальный характер по отношению к нормам ГК РФ, предусматривает, что в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным ЖК РФ, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им). Если данный гражданин в срок, установленный собственником соответствующего жилого помещения, не освобождает указанное жилое помещение, он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда. Системное толкование <12> указанных правовых норм (как гражданского, так и жилищного законодательства) позволяет прийти к выводу о том, что защита прав на жилое помещение, в том числе посредством выселения граждан из занимаемых жилых помещений, принадлежит собственнику, в связи с чем иное лицо, не являющееся собственником, не вправе предъявлять исковые заявления в суд о выселении граждан из занимаемых жилых помещений. ——————————— <12> Системное толкование — это осуществляемая субъектами права деятельность, состоящая в сопоставлении двух и более юридических норм друг с другом в целях установления смысла нормы, для ее точного применения, основанная на использовании ряда приемов системного способа толкования (Толстик В. А., Дворников Н. Л., Каргин К. В. Системное толкование норм права. М., 2010. С. 46).

Определенный интерес вызывает правоприменительная (судебная) практика рассмотрения гражданских дел о выселении военнослужащих и членов их семей по искам, предъявляемым органами прокуратуры Российской Федерации. Так, например, в Определении судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 18 мая 2006 г. N 33-5737 указано, в частности, что определением Железнодорожного городского суда Московской области от 14 апреля 2006 г. отказано в принятии искового заявления прокурора Московской области к администрации г. Железнодорожный и Ш-ным Е. А., Ю. А. и Д. Е. о признании недействительными протокола заседания жилищной комиссии, ордера на жилое помещение, договора найма жилого помещения, выселении без предоставления иного жилого помещения и снятии с регистрационного учета по месту жительства по основаниям, установленным ст. ст. 45 и пп. 1 п. 1 ст. 134 ГПК РФ. Не соглашаясь с указанным Определением суда первой инстанции, прокурор обжалует его в кассационном порядке и просит об отмене. Проверив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы, выслушав прокурора, судебная коллегия находит определение суда подлежащим отмене как постановленного в нарушение требований процессуального законодательства. Отказывая в принятия иска, суд исходил из того, что он предъявлен в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица лицом, которому такое право ГПК Российской Федерации или другими федеральными законами не предоставлено, сославшись на то обстоятельство, что в исковом заявлении конкретно не указано, в чьих интересах прокурор обращается в суд. Между тем отсутствие указания, в чьих интересах обращается прокурор в суд, является основанием для оставления иска без движения, но не для отказа в его принятии, что установлено положениями ч. 3 ст. 131 ГПК РФ. В связи с изложенным Определение суда является необоснованным и подлежит отмене. Руководствуясь ст. 374 ГПК РФ, судебная коллегия определила: Определение Железнодорожного городского суда Московской области от 14 апреля 2006 г. отменить и материал возвратить на новое рассмотрение в суд со стадии принятия. По другому гражданскому делу уже военный прокурор обратился в суд с иском о выселении из служебной квартиры. Рассмотрим обстоятельства дела. Военный прокурор Абаканского гарнизона обратился в интересах муниципального образования г. Абакана с иском к С. о расторжении договора найма и выселении их из служебной квартиры. Определением Абаканского городского суда от 13 декабря 2006 г. производство по делу прекращено в связи с тем, что военный прокурор не наделен полномочиями по обращению в суд с заявлением в защиту интересов муниципальных образований, поскольку на него возложены функции по надзору за исполнением законов в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях. Однако с таким выводом суда судебная коллегия не согласилась. В соответствии с п. 1 ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» прокуратура Российской Федерации — единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации. Прокуроры в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации участвуют в рассмотрении дел судами (п. 3 ст. 1 Федерального закона). В силу п. 1 ст. 45 ГПК Российской Федерации прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. В соответствии с п. 5 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в случае освобождения жилых помещений, занимаемых военнослужащими и совместно проживающими с ними членами их семей, за исключением жилых помещений, находящихся в их собственности, указанные помещения предоставляются другим военнослужащим и членам их семей. Содержание и использование муниципального жилищного фонда относится к вопросам местного значения, однако вопросы обеспечения жильем военнослужащих и членов их семей как граждан, проживающих на территории соответствующего муниципального образования, находятся в ведении Министерства обороны Российской Федерации и должны решаться совместно государственными органами и органами местного самоуправления. В судебном заседании прокурор и представитель администрации г. Абакана пояснили, что разрешение вопросов, связанных с распределением жилых помещений, занимаемых военнослужащими, находится в компетенции воинских должностных лиц, спорное жилое помещение находится в ведении Абаканской КЭЧ и предназначено для проживания военнослужащих и членов их семей. Военный прокурор осуществляет функции по надзору за соблюдением прав военнослужащих. При таких обстоятельствах вывод суда о том, что военный прокурор не вправе обращаться в суд с заявленными требованиями, нельзя признать правильным <13>. ——————————— <13> Определение N 33-161 (2007 г.) // Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Хакасия по рассмотрению гражданских дел в кассационном порядке за I полугодие 2007 года. Документ опубликован не был. СПС «Гарант».

Комментарий. Необходимо отметить, что указанные гражданские дела с участием органов прокуратуры рассматривались в 2006 г. Действовавшая в 2006 г. редакция ст. 45 ГПК РФ носила неоднозначный характер и четко не регулировала вопросы процессуального участия органов прокуратуры по защите тех или иных жилищных прав, в том числе по выселению граждан из занимаемых жилых помещений. Так, в 2006 г. действовала редакция ч. 1 ст. 45 ГПК РФ в соответствии с которой прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд. Однако Федеральным законом от 5 апреля 2009 г. N 43-ФЗ «О внесении изменений в статьи 45 и 131 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» ч. 1 ст. 45 ГПК РФ дополнена предложением, в соответствии с которым указанное ограничение не распространяется на заявление прокурора, основанием для которого является обращение к нему граждан о защите нарушенных или оспариваемых социальных прав, свобод и законных интересов в сфере трудовых (служебных) отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений; защиты семьи, материнства, отцовства и детства; социальной защиты, включая социальное обеспечение; обеспечения права на жилище в государственном и муниципальном жилищных фондах; охраны здоровья, включая медицинскую помощь; обеспечения права на благоприятную окружающую среду; образования. Таким образом, в настоящее время органам прокуратуры предоставлены достаточно широкие полномочия по защите жилищных прав.

2. Подсудность дел, связанных с выселением военнослужащих из занимаемых жилых помещений

Подсудность гражданских дел — разграничение компетенции по рассмотрению и разрешению гражданских дел в первой инстанции между судами, входящими в систему судов общей юрисдикции <14>. Подсудность — относимость юридического дела к ведению определенного суда <15>. ——————————— <14> Юридический энциклопедический словарь / М. О. Буянов и др.; отв. ред. М. Н. Марченко. М., 2006. С. 498. <15> Юридический энциклопедический словарь / Под общ. ред. В. Е. Крутских. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2003. С. 288.

Выселение граждан из занимаемых жилых помещений осуществляется в судебном порядке, при этом исковые заявления о выселении граждан, в том числе военнослужащих, рассматриваются судами общей юрисдикции, в частности районными (городскими) судами. Однако, как показывает судебная правоприменительная практика, имеются судебные ошибки при определении подсудности дел данной категории. Так, как следует из извлечения из Постановления президиума Санкт-Петербургского городского суда от 1 ноября 2006 г. N 44г-566, президиум Санкт-Петербургского городского суда рассмотрел в судебном заседании от 1 ноября 2006 г. гражданское дело по иску ГУ 1999-го ОМИС к Е. о выселении из жилого помещения специализированного фонда. На основании надзорной жалобы начальника ГУ 1999-го отделения морской инженерной службы Ленинградской военно-морской базы и определения судьи Санкт-Петербургского городского суда Н. о передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции, заслушав доклад судьи Н., мнение прокурора, полагавшего жалобу удовлетворить, президиум установил: Истец обратился в суд с иском к ответчику о выселении из жилого помещения специализированного фонда, ссылаясь на то, что Е. по увольнении в запас было предоставлено другое жилое помещение для постоянного проживания. Определением Кронштадтского районного суда Санкт-Петербурга от 30 марта 2006 года исковое заявление направлено по подсудности в Кронштадтский гарнизонный военный суд. В надзорной жалобе ГУ 1999-го ОМИС просит отменить Определение суда и дело направить в суд для рассмотрения по существу. Президиум, обсудив доводы надзорной жалобы и определения о передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции, находит определение суда подлежащим отмене. В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права. Направляя дело в Кронштадтский гарнизонный военный суд, районный суд руководствовался ст. 7 ФКЗ «О военных судах Российской Федерации» и исходил из того, что данный спор подсуден военному суду, так как 1999-е ОМИС относится к Министерству обороны Российской Федерации и является военной организацией, ответчик проходит военную службу в войсковой части 00000. Определение судом постановлено с нарушением норм процессуального права и требований ст. 7 ФКЗ «О военных судах Российской Федерации», согласно которой военным судам подсудны гражданские дела о защите нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, граждан, проходящих военные сборы, от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений. Иски о выселении военнослужащих к подсудности военных судов указанной нормой не отнесены. Кроме того, в соответствии со ст. 92 ЖК Российской Федерации специализированные жилые помещения относятся к государственному или муниципальному жилищным фондам, а органы военного управления в соответствии с законодательством об обороне осуществляют лишь оперативное управление. На основании изложенного, руководствуясь ст. 390 ГПК Российской Федерации, президиум постановил: Определение Кронштадтского районного суда Санкт-Петербурга от 30 марта 2006 года отменить и дело направить в тот же суд для рассмотрения по существу.

Комментарий. В соответствии с п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» защита нарушенных жилищных прав осуществляется судом общей юрисдикции в соответствии с подведомственностью дел, установленной ГПК РФ. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из жилищных правоотношений. Дела по жилищным спорам рассматриваются в судах на основании исковых заявлений (заявлений) заинтересованных лиц, по заявлению прокурора, поданному на основании и в порядке, которые предусмотрены ст. 45 ГПК РФ, либо по заявлению лиц, указанных в ст. 46 ГПК РФ. Действительно, ст. 7 Федерального конституционного закона от 23 июня 1999 г. N 1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации», устанавливая подсудность дел военным судам, не предусматривает в их числе гражданские дела о выселении военнослужащих из занимаемых жилых помещений. Однако автор настоящей статьи полагает, что, поскольку военные суды являются правоприменителями, специализирующимися на применении норм военного законодательства, в том числе связанных с реализацией военнослужащими (членами их семей) права на жилище, представляется, что органы военной юстиции наиболее компетентны по вопросам, связанным с порядком выселения военнослужащих и членов их семей из занимаемых жилых помещений, в связи с чем автором предлагается внести в Федеральный конституционный закон «О военных судах Российской Федерации» соответствующие изменения. Рассматривая вопросы, связанные с подсудностью гражданских дел о выселении граждан из жилых помещений, следует также указать следующее. Так, в п. 10 Обзора судебной практики Верховного Суда Республики Мордовия по гражданским делам (II полугодие 2005 г.) (вопросы применения норм процессуального права) указано следующее. Б. В. обратилась в суд с исковым заявлением о выселении Б. Г. из жилого помещения, расположенного в пос. Чамзинка, и снятии его с регистрационного учета. В обоснование требований она указала, что ответчик по указанному адресу длительное время не проживает, а в настоящее время проживает в с. Старые Найманы Больше-Березниковского района. Определением судьи Чамзинского районного суда Республики Мордовия от 1 апреля 2005 г. исковое заявление Б. В. возвращено в связи с неподсудностью дела Чамзинскому районному суду. Президиум Верховного Суда Республики Мордовия определение судьи отменил в связи с существенным нарушением норм процессуального права. Возвращая исковое заявление в связи с его неподсудностью Чамзинскому районному суду, судья исходил из того, что ответчик Б. Г., как следует из искового заявления, проживает в Больше-Березниковском районе и дело подлежит рассмотрению по месту его жительства. С таким выводом судьи нельзя согласиться по следующим основаниям. Заявленные истицей требования о выселении из жилого помещения и снятии с регистрационного учета по общим правилам территориальной подсудности, предусмотренным статьей 28 ГПК Российской Федерации, подлежат рассмотрению в суде по месту жительства ответчика. Согласно статье 20 Гражданского кодекса Российской Федерации местом жительства гражданина признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. При определении места жительства гражданина на стадии принятия искового заявления к производству следует учитывать, что статьей 3 Закона Российской Федерации «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» предусмотрен регистрационный учет граждан по месту их жительства. Исходя из принципа предположения добросовестности участников гражданских правоотношений, предусмотренного пунктом 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, формально регистрация гражданина является доказательством его места жительства. С учетом того что ответчик зарегистрирован в пос. Чамзинка, дело подлежит рассмотрению в Чамзинском районном суде. Таким образом, резюмировав изложенное гражданское дело, можно сделать вывод о том, что, поскольку заявлен иск по жилищному спору, при разрешении которого вопрос о месте жительства ответчика будет являться одним из обстоятельств, имеющих значение для дела, и предрешение этого вопроса на стадии принятия искового заявления к производству недопустимо, при определении территориальной подсудности дела следует исходить из места регистрации ответчика.

Комментарий. В соответствии с правилом, предусмотренным ст. 28 ГПК РФ, иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. В соответствии со ст. 2 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 г. N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» место жительства — жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких престарелых, дом-интернат для инвалидов, ветеранов и др.), а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Исходя из содержания Закона Российской Федерации «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» регистрация гражданина по месту жительства формально подтверждает место проживания гражданина. Таким образом, вывод, изложенный в п. 10 указанного Обзора, является вполне обоснованным.

(Окончание см. в следующем номере)

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *