Субъекты реализации правоохранительных функций в жилищной сфере

(Позднякова Р. Б.) ("Административное право и процесс", 2011, N 3) Текст документа

СУБЪЕКТЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ФУНКЦИЙ В ЖИЛИЩНОЙ СФЕРЕ

Р. Б. ПОЗДНЯКОВА

Позднякова Радмила Борисовна, доцент кафедры административного и финансового права Российского университета дружбы народов, кандидат юридических наук.

Субъектами механизма административно-правового регулирования охраны права собственности на жилые помещения являются органы исполнительной власти, физические и юридические лица. В настоящей статье обосновывается необходимость распределения правоохранительных функций между указанными субъектами на непрерывные и дискретные (прерываемые).

Ключевые слова: право собственности, жилые помещения, функции субъектов, пользование жилыми помещениями, общее имущество многоквартирного дома.

Subjects of realization of law-enforcement functions in housing sphere R. B. Pozdnyakova

The subjects of the mechanism of administrative and legal regulation of housing property protection are executive bodies, individuals and legal entities. In this article, the distribution of property rights protection functions among these subjects into the groups of discrete and continuous is substantiated.

Key words: ownership right, living accommodations, functions of subjects, use of living accommodations, joint property of block of flats.

На сегодняшний день в российском законодательстве наблюдается необоснованное ограничение административно-правового регулирования в жилищной сфере. Это, в свою очередь, снижает возможность полноценного функционирования институционального механизма - механизма административно-правового регулирования охраны права собственности на жилые помещения. Данный механизм представляет собой устойчивую систему, состоящую из следующих элементов: нормы административного права, гарантирующие осуществление права собственности на жилые помещения; административно-правовые отношения, складывающиеся по поводу осуществления права собственности на жилые помещения; акты применения норм права, принимаемые в целях охраны права собственности на жилые помещения; объект охраны - право собственности на жилые помещения; субъекты - органы исполнительной власти, физические и юридические лица <1>. -------------------------------- <1> См. подробнее: Позднякова Р. Б. Административно-правовое регулирование в области охраны права собственности на жилые помещения по законодательству России: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 15 - 17.

По своему содержанию действия указанных субъектов направлены непосредственно на обеспечение права собственности и права на жилище. Эти действия не носят единого характера и различаются с учетом вида собственности (государственной, муниципальной, частной и др.), а также по ее относимости к физическим и юридическим лицам. На наш взгляд, необходимо обосновать, что основным и обязательным субъектом в рассматриваемом механизме являются именно органы исполнительной власти, которые с позиций государства призваны обеспечивать и осуществлять охрану права собственности и права на жилище. Комплексный анализ законодательства позволяет нам говорить о содержании данной охраны, включающей в себя следующие действия органов исполнительной власти: признание и подтверждение перехода прав собственности на жилые помещения (регистрация права); решение вопроса о возможности перевода жилого помещения в нежилое помещение и нежилого помещения в жилое помещение; согласование переустройства и перепланировки жилого помещения; проведение открытого конкурса по отбору управляющей организации; признание жилого помещения пригодным (непригодным) для проживания и многоквартирного дома аварийным, подлежащим сносу или реконструкции; согласование с собственниками помещений в многоквартирном доме вопросов, относящихся к реализации права собственности на жилые помещения; определение состава общего имущества в многоквартирном доме. Более того, в целях необходимого совершенствования правового регулирования к содержанию охраны права собственности на жилые помещения должны быть отнесены такие действия органов исполнительной власти, как: информирование собственников жилых помещений о дате проведения открытого конкурса по отбору управляющей организации; сотрудничество (взаимодействие) с собственниками жилья и их объединениями. В свою очередь, собственники жилых помещений - физические и юридические лица как субъекты механизма должны своевременно и в полном объеме представлять уполномоченным на то органам, в соответствии с законом, необходимую документацию (информацию); соблюдать установленные в исследуемой сфере правила <2>. -------------------------------- <2> Об утверждении Правил пользования жилыми помещениями: Постановление Правительства РФ от 21 января 2006 г. N 25 // СЗ РФ. 2006. N 5. Ст. 546; Об утверждении Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме и Правил изменения размера платы за содержание и ремонт жилого помещения в случае оказания услуг и выполнения работ по управлению, содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность: Постановление Правительства РФ от 13 августа 2006 г. N 491 // СЗ РФ. 2006. N 34. Ст. 3680.

Так, в соответствии с Правилами пользования жилыми помещениями, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 21 января 2006 г. N 25 <3>, собственник жилого помещения обязан обеспечивать его сохранность. Но Правила не раскрывают содержание данной обязанности, не определена она и другими нормативными актами. Однако непосредственная связь обязанности собственника по сохранности жилого помещения с составом административного правонарушения "Нарушение правил пользования жилыми помещениями" (ст. 7.21 КоАП РФ) обосновывает целесообразность нормативного закрепления ее содержания. -------------------------------- <3> СЗ РФ. 2006. N 5. Ст. 546.

Содержание обязанности собственника - физического или юридического лица - по сохранности жилого помещения включает: выявление несоответствия жилого помещения требованиям законодательства Российской Федерации (данный элемент находится в непосредственной связи с категорией "пригодность жилого помещения для проживания"); своевременное представление информации соответствующим органам и (или) организациям о действиях, предпринимаемых в процессе осуществления права собственности на жилое помещение (например, о перепланировке и (или) переустройстве); запрет на выполнение в жилом помещении работ или совершение действий, приводящих к его порче <4>; действия по содержанию общего имущества многоквартирного дома. -------------------------------- <4> Следует отметить, что данный элемент установлен как обязанность нанимателя жилого помещения, у собственника жилого помещения подобной обязанности нет. Об утверждении Правил пользования жилыми помещениями: Постановление Правительства РФ от 21 января 2006 г. N 25 // СЗ РФ. 2006. N 5.

Особо следует акцентировать внимание на требованиях к содержанию общего имущества многоквартирного дома <5>, в соответствии с которыми для осуществления функции по охране права собственности собственникам помещений необходимо определить состав такого имущества. В то же время процедура определения состава общего имущества многоквартирного дома законодателем не определена. Данный вопрос должен решаться на общем собрании собственников жилых помещений. Однако Жилищный кодекс РФ от 29 декабря 2004 г. не включает в перечень компетенции общего собрания подобное полномочие (ст. 44). Более того, данный нормативный акт относит к компетенции общего собрания лишь решение вопроса о передаче общего имущества в пользование иным лицам (п. 4 ст. 36). Следует отметить и тот факт, что юридический статус общего собрания собственников помещений многоквартирного дома не определен. -------------------------------- <5> Об утверждении Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме и Правил изменения размера платы за содержание и ремонт жилого помещения в случае оказания услуг и выполнения работ по управлению, содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность: Постановление Правительства РФ от 13 августа 2006 г. N 491 // СЗ РФ. 2006. N 34. Ст. 3680.

На наш взгляд, ярким примером несогласованности полномочий субъектов рассматриваемого механизма является следующее. Содержание общего имущества в многоквартирном доме включает в себя осмотр такого имущества, который осуществляется собственниками помещений, с целью своевременного выявления несоответствия состояния общего имущества требованиям законодательства РФ. Однако каким образом можно будет подтвердить проведение соответствующего осмотра? Если предположить, что осмотр общего имущества многоквартирного дома будут проводить органы исполнительной власти, в отношении имущества (жилых помещений), находящегося в государственной или муниципальной собственности, то логичным завершением осмотра должно быть составление соответствующего акта. Но если данный осмотр осуществляет собственник жилого помещения - физическое или юридическое лицо, то вопрос о подтверждении его проведения остается неурегулированным. Указанным собственникам в данной ситуации целесообразно использовать отдельные средства административно-правовой охраны. В частности, институт административной жалобы. Именно с помощью этого института собственник сможет доказать, что предпринял необходимые меры по обеспечению сохранности жилого помещения и тем самым с его стороны были соблюдены соответствующие Правила <6>. -------------------------------- <6> СЗ РФ. 2006. N 5. Ст. 546, N 34. Ст. 3680.

Таким образом, специфика обязанности собственника - физического или юридического лица по обеспечению сохранности жилого помещения заключается в его (собственника) непосредственном контроле за использованием и сохранностью жилищного фонда <7> в части обеспечения прав и законных интересов, как своих, так и других собственников, предотвращении правонарушений в жилищной сфере, а также повышении уровня жилищно-коммунального обслуживания. Следует отметить, что подобный контроль могут осуществлять только органы исполнительной власти. -------------------------------- <7> Жилищный фонд представляет собой совокупность всех жилых помещений. Жилищный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 2004 г. N 188-ФЗ // СЗ РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 14.

Итак, функции субъектов исследуемого механизма понимаются разрозненно. Основной причиной такого понимания, по нашему мнению, является установление различных видов собственности на жилье. Так, например, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации в лице соответствующих органов являются собственниками определенной доли жилых помещений, совокупность которых составляет государственный и муниципальный жилищный фонд. Следовательно, статус собственника жилых помещений возлагает на органы исполнительной власти обязанность по соблюдению установленных Правил. В то же время за государством сохраняется обязанность обеспечения государственного регулирования и контроля за правоотношениями в жилищной сфере. Правоохранительные функции субъектов рассматриваемого механизма, на наш взгляд, должны быть классифицированы как непрерывные и дискретные (прерываемые). Органы исполнительной власти являются носителями непрерывных функций, поскольку в рассматриваемых правоотношениях они одновременно являются непосредственными собственниками с соответствующими полномочиями и субъектами, обеспечивающими государственное регулирование и контроль за жилищными правоотношениями. Исполнение данной функции не зависит от уменьшения или увеличения доли государственного жилищного фонда. В свою очередь, физические и юридические лица в сфере охраны права собственности на жилые помещения являются носителями дискретных функций, так как исполнение этих функций ставится в прямую зависимость от обладания правом собственности. Таким образом, обязательными и основными субъектами в рассматриваемом механизме являются органы исполнительной власти. Безусловно, важнейшим требованием механизма административно-правового регулирования охраны права собственности на жилые помещения является то, что вся система действий участников процесса охраны права собственности в жилищной сфере должна осуществляться не по принципу анархии, а в строгом соответствии с их полномочиями, установленными нормами права. Четкое определение и понимание сущности полномочий субъектов позволит обеспечить реализацию функций государства как регулятора жилищных отношений, а также максимальную защиту прав и законных интересов субъектов частного права, являющихся собственниками жилья.

------------------------------------------------------------------

Название документа "Обзор практики рассмотрения Федеральными арбитражными судами округов споров, связанных с защитой прав на землю (четвертый квартал 2010 года)" (Карасева С. Ю.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2011) Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫМИ АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ ОКРУГОВ СПОРОВ, СВЯЗАННЫХ С ЗАЩИТОЙ ПРАВ НА ЗЕМЛЮ (ЧЕТВЕРТЫЙ КВАРТАЛ 2010 ГОДА)

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 28 января 2011 года

С. Ю. КАРАСЕВА

1. Суд удовлетворил иск об обязании ОАО "РЖД" демонтировать подъездные железнодорожные пути, расположенные на принадлежащем истцу земельном участке, установив, что возведенный ответчиком железнодорожный путь является самовольной постройкой и нарушает права и законные интересы истца (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20.10.2010 по делу N А43-26904/2009).

Предприниматель Г. обратился с иском об обязании ОАО "РЖД" демонтировать подъездные железнодорожные пути, расположенные на принадлежащем истцу земельном участке, об обязании ответчика освободить данный участок и о взыскании 367227 руб. неосновательного обогащения в виде платы за пользование участком. Иск основан на ст. ст. 222, 304, 1102 и 1107 ГК РФ и мотивирован самовольным возведением ответчиком на территории участка, принадлежащего истцу, подъездных железнодорожных путей. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен. Суд руководствовался ст. ст. 222, 1102 и 1105 ГК РФ, ст. ст. 60 и 62 ЗК РФ, ст. ст. 51 и 55 Градостроительного кодекса РФ и ст. 16 ФЗ от 10.01.2003 N 17-ФЗ "О железнодорожном транспорте в РФ". Суд исходил из того, что железнодорожный путь, расположенный на земельном участке истца, является самовольной постройкой и нарушает его права и законные интересы как собственника участка, а также из доказанности факта незаконного использования участка ответчиком. Доводы ответчика сводятся к тому, что реконструкция РСП-17 проходила на законных основаниях в соответствии с согласованной проектной и разрешительной документацией, поэтому вывод судов о самовольном строительстве отдельно взятого железнодорожного пути является ошибочным. Суды не учли того, что право собственности ОАО "РЖД" на проложенный железнодорожный путь зарегистрировано в установленном законом порядке (свидетельство о государственной регистрации права от 18.07.2005) и не оспаривается истцом. По мнению ОАО "РЖД", участок земли, занятый путями сообщения в связи с распоряжением Правительства Нижегородской области от 05.02.2009 N 178-р "О переводе земельного участка из категории земель сельскохозяйственного назначения в категорию земель промышленности и иного специального назначения" на основании п. 4 ст. 87 ЗК РФ является объектом федеральной собственности. Суды в нарушение п. 3 ст. 64 АПК РФ приняли в качестве доказательства принадлежности земельного участка на праве собственности Г. свидетельство о государственной регистрации права от 20.02.2009, полученное с нарушением действующего законодательства, поскольку в документах, послуживших основанием для регистрации (в кадастровом паспорте земельного участка от 11.02.2009), отсутствуют сведения о наличии железнодорожного пути, возведенного ОАО "РЖД" в 2005 - 2006 годах в связи с реконструкцией РСП-17, в нарушение ст. ст. 7, 13 и 14 ФЗ от 24.07.2007 N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости". Законность возведения железнодорожного пути подтверждается тем, что его возведение разрешено крестьянско-фермерскими хозяйствами. Г. является собственником земельного участка площадью 79600 кв. м (свидетельство от 14.07.2008), который в 2008 году был разделен на два участка - площадью 19600 кв. м и 60000 кв. м. На основании распоряжения правительства Нижегородской области от 05.02.2009 N 178-р участок площадью 60000 кв. м переведен из категории земель сельскохозяйственного назначения в категорию земель промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земель для обеспечения космической деятельности, земель обороны, безопасности и земель иного специального назначения для размещения промышленного цеха по производству гофрированной тары и упаковки совместно со складским комплексом сырья (бумаги) и готовой продукции (изделий из гофрокартона). На земельный участок 60000 кв. м в установленном законом порядке 20.02.2009 за Г. зарегистрировано право собственности. С 2003 по 2006 годы в период проведения ОАО "РЖД" реконструкции РСП-17 им были проложены подъездные железнодорожные пути, частично расположенные на участке, принадлежащем истцу. В соответствии с п. 1 ст. 222 ГК РФ самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Отсюда следует, что для признания строения самовольной постройкой требуется установить, что постройка является недвижимым имуществом, возведена на не предназначенном для этих целей земельном участке при отсутствии разрешения на строительство и при несоблюдении градостроительных и строительных норм и правил. Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Оно не вправе распоряжаться ею: продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки. Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет (п. 2 ст. 222 ГК РФ). Согласно п. 2 ч. 1 и п. 4 ч. 2 ст. 60 ЗК РФ нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению в случае его самовольного занятия, а действия, нарушающие права на землю, могут быть пресечены путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права. В силу п. 2 ст. 62 ЗК РФ на основании решения суда лицо, виновное в нарушении прав собственников земельных участков, может быть принуждено к исполнению обязанности в натуре, а именно сносу незаконно возведенных зданий, строений, сооружений, и освобождению земельного участка. ОАО "РЖД" не отрицает, что земельный участок, принадлежащий ранее крестьянско-фермерским хозяйствам, по которому проходит железнодорожный путь, ему не выделялся для строительства подъездного пути и никогда не принадлежал. Суды пришли к выводу, что возведенный ОАО "РЖД" железнодорожный путь, расположенный на принадлежащем на праве собственности Г. участке, является самовольной постройкой и нарушает права и законные интересы истца. В соответствии со ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ. В силу п. 2 ст. 1105 ГК РФ лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило. При определении суммы неосновательного обогащения с 29.07.2008 по 29.09.2009 истец исходил из площади занимаемого земельного участка и рыночной величины арендной платы на один квадратный метр. Суды сделали вывод, что доказательствами подтверждается факт неосновательного сбережения ОАО "РЖД" денежных средств за пользование земельным участком в заявленный период. Отнесение участка площадью 60000 кв. м к объектам федеральной собственности не нашло документального подтверждения. Утверждение ответчика о законности возведения спорного железнодорожного пути является ошибочным, поскольку представленная им разрешительная документация выдана на реконструкцию объектов в пределах земельного участка, не входящего в предмет исследования по настоящему спору. Аргумент ответчика о незаконности государственной регистрации права собственности истца на участок площадью 60000 кв. м является несостоятельным и не нашел подтверждения. Кроме того, свидетельство о государственной регистрации права от 20.02.2009 в установленном законом порядке никем не оспорено и не признано недействительным. Ссылка ОАО "РЖД" на наличие у него зарегистрированного права на проложенный им путь не принята во внимание, поскольку согласно п. 23 Постановления Пленумов ВАС РФ и Верховного Суда РФ от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" в случае, когда недвижимое имущество, право на которое зарегистрировано, имеет признаки самовольной постройки, наличие такой регистрации не исключает возможности предъявления требования о его сносе. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

2. Суд удовлетворил иск об освобождении самовольно занимаемого земельного участка и сносе расположенной на нем самовольной постройки, поскольку договор аренды участка не заключался и у ответчика не возникло право на его использование (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 15.10.2010 по делу N А43-43110/2009).

Министерство государственного имущества и земельных ресурсов Нижегородской области обратилось с иском к ООО "Сидоровы и К" об обязании освободить самовольно занимаемый земельный участок и снести расположенную на нем самовольную постройку. Иск основан на ст. ст. 12 и 301 ГК РФ, ст. 60 ЗК РФ и мотивирован тем, что ответчик неправомерно использует участок, расположив на нем сборно-разборный павильон. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен. Ответчик ссылается на то, что при наличии действующего распоряжения главы администрации района от 26.10.2005 Министерство не издало распорядительный акт, который должен стать основанием для заключения договора аренды земельного участка, тем самым оно бездействовало и нарушило право ответчика на заключение такого договора. Ссылка суда на ст. 222 ГК РФ неправомерна, поскольку возведенный на спорном участке объект не является недвижимым имуществом. Администрацией района 26.10.2005 издано распоряжение, согласно которому ООО "Сидоровы и К" предоставлен в аренду на один год земельный участок площадью 51 кв. м из категории земель поселений, занимаемый временным сборно-разборным торговым павильоном. Копия распоряжения направлена в Комитет по управлению городским имуществом и земельными ресурсами для заключения в установленном законом порядке договора аренды земельного участка с ООО "Сидоровы и К". Договор аренды земельного участка не заключался. Несмотря на отсутствие договорных отношений, ООО "Сидоровы и К" использовало участок для размещения кафе-закусочной, что подтверждается актом обследования земельного участка от 10.07.2008. Согласно п. 3 ст. 3 ЗК РФ имущественные отношения по владению, пользованию и распоряжению земельными участками, а также по совершению сделок с ними регулируются гражданским законодательством, если иное не предусмотрено земельным, лесным, водным законодательством, законодательством о недрах, об охране окружающей среды, специальными федеральными законами. По смыслу ст. ст. 260 и 261 ГК РФ правом владения, пользования и распоряжения земельными участками обладают собственники данных участков. Собственники могут предоставлять их другим лицам на условиях и в порядке, предусмотренным гражданским и земельным законодательством. В этом случае лицо, не являющееся собственником участка, осуществляет принадлежащие ему права владения и пользования участком на условиях и в пределах, установленных законом или договором с собственником (ст. 264 ГК РФ). Одним из способов защиты гражданских прав является восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения (ст. 12 ГК РФ). Ст. 60 ЗК РФ предусмотрено, что нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению, в том числе и в случае самовольного занятия участка. При этом действия, нарушающие права на землю граждан и юридических лиц или создающие угрозу их нарушения, могут быть пресечены путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. В соответствии с п. 2 ст. 62 ЗК РФ на основании решения суда лицо, виновное в нарушении прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков, может быть принуждено к исполнению обязанности в натуре (восстановлению плодородия почв, восстановлению земельных участков в прежних границах, возведению снесенных зданий, строений, сооружений или сносу незаконно возведенных зданий, строений, сооружений, восстановлению межевых и информационных знаков, устранению других земельных правонарушений и исполнению возникших обязательств). Из приведенных норм следует, что собственник земельного участка или его иной законный владелец вправе защищать свои права путем предъявления к нарушителю (лицу, самовольно занявшему участок) требования о пресечении правонарушения и восстановления положения, существовавшего до нарушения права. Из материалов дела следует, что земельный участок, на котором расположен сборно-разборный павильон, принадлежащий ООО "Сидоровы и К", не сформирован в качестве объекта гражданских прав и не разграничен в собственности. В соответствии с п. 10 ст. 3 ФЗ от 25.10.2001 N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса РФ" распоряжение земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена, в поселениях, являющихся административными центрами (столицами) субъектов РФ, осуществляется органами местного самоуправления указанных поселений, если законами соответствующих субъектов РФ не установлено, что распоряжение такими земельными участками осуществляется исполнительными органами государственной власти субъектов РФ. Согласно Закону Нижегородской области от 13.12.2005 N 192-З "О регулировании земельных отношений в Нижегородской области" полномочия по управлению и распоряжению земельными участками, собственность на которые не разграничена, на которых расположены здания, строения, сооружения и временные объекты, осуществляет Министерство государственного имущества и земельных ресурсов области. Из материалов дела следует, что договор аренды земельного участка не заключался, следовательно, у ООО "Сидоровы и К" не возникло право на его использование. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

3. Суд удовлетворил иск об освобождении земельного участка путем сноса расположенных на нем самовольных строений, установив, что при отсутствии правовых оснований для занятия спорного участка в связи с истечением срока действия договора аренды ответчик самовольно возвел на нем строения (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24.11.2010 N А33-19359/2009).

Управление градостроительства, имущественных и земельных отношений обратилось с иском к ООО "Экспресс-Авто" об обязании освободить земельный участок путем сноса расположенных на нем самовольных строений и передать участок истцу. Решением суда иск удовлетворен. Апелляционный суд решение оставил без изменения. Ответчик считает, что спорные постройки не являются самовольными, поскольку возведены в соответствии с выданным разрешением на строительство на земельном участке, предоставленном для целей размещения комплекса автоуслуг, нарушений градостроительных и строительных норм и правил в ходе строительства выявлено не было. Он не имел возможности оформить сдачу объектов недвижимости в эксплуатацию и право собственности на комплекс автоуслуг в связи с отказом администрации города от оформления правоустанавливающих документов на земельный участок. 16.01.2002 года между администрацией г. Сосновоборска (арендодатель) и ООО "Экспресс-Авто" (арендатор) сроком на 3 года заключен договор аренды земельного участка площадью 4050 кв. м для размещения автокомплекса. Дополнительным соглашением от 24.05.2005 срок договора продлен до 16.12.2005. ООО "Экспресс-Авто" инспекцией Государственного архитектурно-строительного контроля выдано разрешение на производство строительно-монтажных работ по комплексу автоуслуг от 18.01.2002 сроком действия до декабря 2002 года. В связи с истечением срока действия договора аренды 26.10.2005 КУМИ направил ответчику уведомление о его расторжении. Между тем из акта проверки от 27.02.2009, составленного комиссией администрации г. Сосновоборска в присутствии директора ООО "Экспресс-Авто", следует, что данный участок используется без правоустанавливающих документов. Суд пришел к выводу об отсутствии у ответчика правовых оснований для занятия спорного участка и наличии признаков самовольности возведенных на нем строений. Иск основан на ст. ст. 301, 304, 305 ГК РФ, ст. 60 ЗК РФ и мотивирован тем, что ответчик занимает спорный участок по истечении срока действия договора аренды в отсутствие законных оснований. В соответствии со ст. 60 ЗК РФ нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению в случае его самовольного занятия. Согласно ст. ст. 304, 305 ГК РФ собственник или иной владелец имущества может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения. В предмет судебного исследования включены обстоятельства наличия у истца правовых оснований для обращения с настоящим иском, владения ответчиком имуществом в отсутствие законных оснований, возведения ответчиком на земельном участке строений, носящих самовольный характер. Наличие у истца права на обращение за судебной защитой по спорам, связанным с земельными участками, собственность на которые не разграничена, вытекает из ст. ст. 125, 214 ГК РФ, ст. 29 ЗК РФ, п. 10 ст. 3 ФЗ от 25.10.2001 N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса РФ". До 2005 года владение ответчика спорным участком основывалось на наличии между ним и администрацией договорных отношений по аренде участка, в декабре 2005 года действие договора аренды прекращено в соответствии со ст. 610 ГК РФ в связи с истечением срока его действия. Суд пришел к выводу, что, несмотря на прекращение действия договора аренды спорный участок ответчиком освобожден не был, на нем возведены строения, в отношении которых отсутствуют доказательства возведения их в соответствии с разрешением на строительство и с соблюдением норм и правил строительной деятельности, документы, подтверждающие ввод их в установленном законом порядке в эксплуатацию, регистрацию их на каком-либо праве за истцом. Пунктом 2 ст. 62 ЗК РФ предусмотрено, что на основании решения суда лицо, виновное в нарушении прав собственников земельных участков, может быть принуждено к исполнению обязанности в натуре, а именно сносу незаконно возведенных зданий, строений, сооружений и освобождению земельного участка. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения иска. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

4. Суд удовлетворил иск об освобождении земельных участков, поскольку ответчик на спорном участке, входящем в состав участка, принадлежащего истцу, на основании лицензии на пользование недрами, полученной без предварительного согласия собственника земли, выполнял работы по разработке карьера (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 06.10.2010 N Ф03-6574/2010).

ООО "КАС Трэйд" обратилось с иском об обязании ООО "Гидрокомплекс" освободить земельные участки в течение 10 дней с момента вступления решения суда в законную силу. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен. Ответчик ссылается на необоснованный отказ суда в удовлетворении ходатайства о назначении геодезической экспертизы, а также считает неправомерным отклонение его довода о том, что спорные участки являются смежными с участками истца, так как при производстве земельных работ не были учтены земли посторонних землепользователей, права которых отражены в техническом паспорте. Обращает внимание, что истец препятствовал дальнейшему оформлению (постановке на кадастровый учет) участка, уклоняясь от согласования границ участка, в отношении которого ответчику была выдана лицензия. По мнению ответчика, суд не дал обоснования отклонению его ссылки на необходимость исключения из площади земельного участка истца карьеров. Также ответчик ссылается на то, что ООО "КАС Трэйд" не обладает предусмотренным законом оформленным правом пользования земельным участком с недрами, и считает, что истец не мог заявить требование об истребовании земель карьеров - соответственно, он не является надлежащим истцом. Распоряжением от 27.02.2001 администрация Надеждинского района Приморского края предоставила ООО "КАС Трэйд" в постоянное (бессрочное) пользование земельные участки, в том числе участок из земель сельскохозяйственного назначения в бассейне рек Большая, Малая и Левая Клепочные, правобережная часть нижнего течения реки Кедровка у поселка Оленевод, общей площадью 6168 га для сельскохозяйственного использования. Согласно свидетельству от 24.09.2002 за ООО "КАС Трэйд" зарегистрировано право постоянного (бессрочного) пользования на данный участок. Поскольку ООО "Гидрокомплекс" на спорном участке, входящем в состав участка, принадлежащего истцу, на основании лицензии на пользование недрами, полученной без предварительного согласия собственника земли, выполняет работы по разработке карьера, ООО "КАС Трэйд" обратилось в суд. В соответствии со ст. ст. 301, 304, 305 ГК РФ собственник, а также лицо, владеющее имуществом на вещном праве либо по иному основанию, предусмотренному законом либо договором, может истребовать свое имущество из чужого незаконного владения; требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. В силу ст. 60 ЗК РФ нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению в случае самовольного его занятия. Действия, нарушающие права на землю граждан и юридических лиц или создающие угрозу их нарушения, могут быть пресечены путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Суд, установив, что истребуемые участки являются составной частью участка, принадлежащего истцу на праве постоянного (бессрочного) пользования, а также факт использования ответчиком спорных участков без законных оснований, удовлетворил иск. Довод о неправомерном отказе в удовлетворении ходатайства о назначении геодезической экспертизы отклонен, поскольку ответчик не указал, для разрешения каких вопросов необходимо ее назначение. Ссылка на то, что истец препятствовал дальнейшему оформлению участка, уклоняясь от согласования его границ, является несостоятельной. Суд апелляционной инстанции принял во внимание решение Управления Роснедвижимости по Приморскому краю от 26.08.2009, которым ответчику отказано в постановке на кадастровый учет земельного участка ввиду отсутствия права на участки для добычи песка, поскольку они входят в состав участка, принадлежащего истцу. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

5. Суд удовлетворил иск об освобождении земельного участка и взыскании неосновательного обогащения в виде сбереженной арендной платы, поскольку ответчик самовольно занял спорный участок, разместив фундамент гаражных боксов и стройматериалы (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15.10.2010 по делу N А46-23211/2009).

Управление по земельным ресурсам обратилось с иском к объединению граждан в качестве застройщика по малому коммунальному строительству "Мотор-88" об обязании освободить от фундаментов гаражных боксов, не завершенных строительством гаражных боксов, складированных строительных материалов и привести эту часть участка в первоначальное состояние, о взыскании неосновательного обогащения в размере 108011,61 руб. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен. Согласно Постановлению главы администрации Ленинского района города Омска от 03.04.1997 N 566 "О дополнении к Постановлению от 15.07.1993 N 485 "О предоставлении земельного участка товариществу "Мотор-88" под проектирование и строительство боксовых кирпичных гаражей по ул. Молодова" гаражно-потребительскому кооперативу "Мотор-88" предоставлен в бессрочное пользование земельный участок площадью 1,2 га под строительство боксовых кирпичных гаражей на землях городской застройки с выносом металлических гаражей и самовольно устроенных погребов. При проверке 29.07.2009 администрацией было установлено, что в западной части земельного участка на площади 5989 кв. м, не отведенной в бессрочное пользование, товарищество "Мотор-88" разместило элементы фундамента 6 гаражных боксов, не завершенные строительством 4 гаражных бокса, складировало строительные материалы (железобетонные плиты, песок, щебень). Результаты проверки отражены в акте обследования земельного участка от 29.07.2009. Предписанием от 03.09.2009 товарищество "Мотор-88" обязывалось в срок до 17.04.2010 устранить допущенное нарушение. Товарищество предписание не выполнило и продолжает использовать спорный участок для размещения элементов фундамента 6 гаражных боксов, незавершенных строительством 4 гаражных боксов, складирования строительных материалов без внесения платы. Согласно ч. 1 ст. 60 ЗК РФ нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению в случае его самовольного занятия. В соответствии с ч. ч. 2 и 3 ст. 76 ЗК РФ самовольно занятые участки возвращаются их собственникам, землепользователям, землевладельцам, арендаторам без возмещения затрат, произведенных лицами, виновными в нарушении земельного законодательства, за время незаконного пользования этими участками. Приведение земельных участков в пригодное для использования состояние при их захламлении, других видах порчи, самовольном занятии, снос зданий, строений, сооружений при самовольном занятии участков или самовольном строительстве, а также восстановление уничтоженных межевых знаков осуществляется юридическими лицами и гражданами, виновными в указанных земельных правонарушениях, или за их счет. Спорный участок площадью 5989 кв. м, находящийся в западной части земельного участка площадью 20145 кв. м, относится к землям, находящимся в государственной собственности, собственность на которые не разграничена. В соответствии с п. 1 ст. 25 ЗК РФ права на земельные участки, предусмотренные главами III и IV ЗК РФ, возникают по основаниям, установленным гражданским законодательством, федеральными законами, и подлежат государственной регистрации в соответствии с ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним". Согласно п. 1 ст. 28 ЗК РФ земельные участки из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, предоставляются гражданам и юридическим лицам в собственность или в аренду, а также юридическим лицам в постоянное (бессрочное) пользование в случаях, предусмотренных п. 1 ст. 20 ЗК РФ, и гражданам и юридическим лицам в безвозмездное срочное пользование в случаях, предусмотренных п. 1 ст. 24 ЗК РФ. Ответчик самовольно занял спорный участок, разместив фундамент гаражных боксов, в том числе не завершенных строительством, и строительный материал. Доказательств того, что участок в установленном порядке сформирован и предоставлен ответчику, в материалах дела нет. Факт пользования товариществом "Мотор-88" спорным участком подтверждается совокупностью имеющихся в деле доказательств; каких-либо доказательств использования участка иными лицами, в том числе доказательств нахождения на нем объектов недвижимости, принадлежащих иным лицам, в деле не имеется. В силу ч. 1 ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение). Согласно п. 1 ст. 65 ЗК РФ использование земли в Российской Федерации является платным. Формами платы за использование земли являются земельный налог (до введения в действие налога на недвижимость) и арендная плата. Пункт 1 ст. 388 НК РФ установлено, что плательщиками земельного налога признаются организации и физические лица, обладающие земельными участками на праве собственности, праве постоянного (бессрочного) пользования или праве пожизненного наследуемого владения. В силу этих норм и с учетом отсутствия правовых оснований для использования спорного участка суды пришли к выводу о наличии на стороне товарищества "Мотор-88" неосновательного обогащения в виде сбереженной арендной платы. Расчет неосновательного обогащения признан обоснованным. Судом отклонен довод ответчика об отсутствии оснований для взыскания неосновательного обогащения в связи с уплатой земельного налога из расчета площади участка 1,495 га. Представленное в материалы дела платежное поручение от 19.10.2009 не является надлежащим доказательством, позволяющим достоверно определить факт уплаты земельного налога в отношении спорного участка, а также площадь, из которой рассчитана сумма земельного налога и период его оплаты. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

6. Суд отказал в иске о взыскании ущерба, понесенного Российской Федерацией при строительстве жилого дома по договору о совместной деятельности без согласования с собственником земельного участка, поскольку земельный участок был правомерно внесен в качестве вклада в совместную деятельность до момента государственной регистрации этого имущества в качестве федеральной собственности (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 12.10.2010 по делу N А70-909/2010).

Управление Росимущества обратилось с иском к ООО "Многопрофильная фирма "Сибкомплектстрой" о взыскании 6380000 руб. ущерба, понесенного Российской Федерацией при строительстве без согласования жилого дома по договору о совместной деятельности. Решением суда в иске отказано в связи с отсутствием нарушения прав истца, поскольку действия ответчика не являются противоправными и не причиняют убытков Российской Федерации. Апелляционный суд решение оставил в силе, отклонив довод истца о несоответствии договора о совместной деятельности закону и указав, что жилой дом возведен на свободном участке, не занятом объектами противопожарной службы. Истец считает, что передача Управлением МЧС права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком в качестве вклада в общее имущество совершена в нарушение п. 4 ст. 20 ЗК РФ, а также настаивает на ничтожности договора о совместной деятельности как заключенного с нарушением п. 2 ст. 1041 ГК РФ. По утверждению истца, спорный участок с 1995 года является федеральной собственностью, так как был предоставлен в постоянное (бессрочное) пользование пожарной части. Поэтому у администрации города нет полномочий собственника при издании актов о выдаче разрешения на строительство и о вводе объекта в эксплуатацию, выбытие участка помимо воли собственника связано с незаконными действиями ООО "МФ "Сибкомплектстрой". Истец считает, что причиненные убытки составляют полученную ответчиком прибыль от продажи участка собственникам жилых помещений в многоквартирном доме в размере стоимости доли в праве на общее имущество, которые подлежат компенсации согласно ст. 62 ЗК РФ. По заключенному с Управлением МЧС договору о совместной деятельности от 20.03.2002 с дополнительным соглашением от 02.04.2007 ООО "МФ "Сибкомплектстрой" осуществило строительство 9-этажного жилого дома с поликлиникой. В качестве вклада в совместную деятельность Управление МЧС предоставило принадлежащий ему на праве постоянного (бессрочного) пользования земельный участок площадью 0,33 га. Для проведения строительства жилого дома актами уполномоченных органов в 2003 году было дано разрешение на его проектирование, в 2004 году - разрешение на строительство, в 2007 году выдано разрешение на ввод объекта в эксплуатацию. Впоследствии 17.12.2004 на данный участок, относящийся к землям поселений с целевым использованием для существующих зданий и сооружений пожарной части, зарегистрировано право собственности Российской Федерации. Управление Росимущества предъявило требование о взыскании с ООО "МФ "Сибкомплектстрой" 6380000 руб. ущерба в связи с утратой Российской Федерацией части земельного участка площадью 2000 кв. м без выплаты денежной компенсации, определенной в отчете ЗАО "Ассоциация Алко" от 02.09.2009. Суд первой инстанции установил, что вклад (земельный участок) правомерно был внесен в совместную деятельность до момента государственной регистрации этого имущества в качестве федеральной собственности. Действовавшая до 10.07.2003 редакция п. 10 ст. 3 ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса РФ" предусматривала, что правом распоряжения земельным участком обладал соответствующий орган местного самоуправления, уполномоченный на тот период времени собственником. Кроме того, требование о признании договора совместной деятельности от 20.03.2002 недействительным было отклонено вступившим в законную силу решением суда от 21.04.2008 по другому делу. Суд сделал вывод об отсутствии причинно-следственной связи между действиями застройщика и утратой Российской Федерации прав на земельный участок. Поскольку ООО "МФ "Сибкомплектстрой" не совершало виновных действий, которые могли бы повлечь негативные для собственника земельного участка последствия, суд на основании ст. ст. 15, 1064 ГК РФ отклонил иск. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

7. Суд удовлетворил иск об устранении нарушения прав собственника и арендатора, не связанные с лишением владения, поскольку бездействие ответчика, выразившееся в неоформлении прекращения права собственности на несуществующие сооружения направлено на причинение вреда истцу, лишенному реализации своего права на приватизацию земельного участка при наличии на нем обременений в виде зарегистрированного за ответчиком права собственности на несуществующие объекты (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 01.10.2010 по делу N А70-11135/2009).

ООО "Агат" обратилось с иском об обязании ООО "Стройснаб" устранить нарушения прав собственника и арендатора ООО "Агат", не связанные с лишением владения, путем оформления в регистрирующем органе прекращения права собственности ООО "Стройснаб" на площадки для складирования площадью 5794,10 кв. м, 232,30 кв. м и 293,60 кв. м. Иск мотивирован тем, что ООО "Стройснаб", злоупотребляя своим правом, не оформляет прекращение права собственности на несуществующие объекты недвижимости, зарегистрированные за ним на праве собственности. Это препятствуют ООО "Агат" в реализации исключительного права на приобретение в собственность земельного участка, находящегося под объектами недвижимости, принадлежащими истцу на праве собственности. Решением суда иск удовлетворен. Суд сослался на преюдициальное значение вступивших в законную силу судебных актов по ранее рассмотренным делам и посчитал установленным, что площадки складирования, зарегистрированные за ООО "Стройснаб" на праве собственности, не существуют в натуре (снесены). Апелляционный суд решение отменил и в иске отказал, исходя из того что суд первой инстанции не удовлетворил ходатайство ООО "Стройснаб" о выходе на место для установления факта наличия или отсутствия спорных объектов. Собственник не может быть лишен права собственности на остатки имущества и возможности восстановления поврежденных или разрушенных строений, также собственник не лишается права пользования частью участка, необходимой для обслуживания и восстановления объекта; по смыслу ст. ст. 36 и 39 ЗК РФ нахождение объекта недвижимости в разрушенном состоянии означает, что его собственник в силу прямого указания закона сохраняет за собой в целях восстановления разрушенного объекта ранее предоставленный правовой титул на землю, на которой расположен этот объект. По договору купли-продажи от 08.06.2005 ООО "Стройснаб" продало ООО "Элит" недвижимое имущество: железнодорожный подъездной путь протяженностью 715,4 кв. м, нежилые одноэтажные строения (склады) общей площадью 598,3 кв. м и 1412,9 кв. м, забор протяженностью 1220 м. Для использования ООО "Элит" этих объектов сформирован земельный участок площадью 67998 кв. м, который предоставлен ему в аренду по договору от 12.12.2006. Впоследствии ООО "Элит" продало объекты О., который, в свою очередь, продал их ООО "Агат" по договору купли-продажи от 26.01.2007. Право собственности ООО "Агат" на купленные объекты зарегистрировано в установленном законом порядке (свидетельство от 08.02.2007). В связи с переходом права собственности на нежилые строения и железнодорожный подъездной путь к ООО "Агат" перешли также права и обязанности арендатора по договору аренды земельного участка от 12.12.2006. В письме ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" от 30.11.2007 указано, что актом обследования от 07.11.2007 зафиксирован снос инженерных сооружений N 1, 2, 3, в связи с чем БТИ изданы приказы об аннулировании адресов. Полагая, что на земельном участке площадью 67998 кв. м отсутствуют объекты ООО "Стройснаб", ООО "Агат" обратилось в Департамент имущественных отношений с заявлением о предоставлении этого участка в собственность ООО "Агат". Департамент в предоставлении участка отказал в связи с тем, что государственная регистрация права ООО "Стройснаб" на объекты, расположенные в границах испрашиваемого участка, не прекращена. ООО "Агат" обратилось к ООО "Стройснаб" с просьбой подать заявление в регистрирующий орган о государственной регистрации прекращения права собственности на несуществующие объекты. ООО "Стройснаб" на обращение не ответило. В соответствии с п. 1 ст. 235 ГК РФ право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом. Судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждается, что сооружения, зарегистрированные за ООО "Стройснаб" на праве собственности, не существуют в натуре (снесены). Это подтверждается вступившими в законную силу решениями арбитражного суда, которые в силу п. 1 ст. 16 АПК РФ являются обязательными для всех органов и лиц. Таким образом, суд пришел к выводу, что право собственности ООО "Стройснаб" на объект недвижимости прекратилось. Согласно п. 1 ст. 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. В соответствии с п. 1 ст. 2 ФЗ от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ. В силу п. 1 ст. 16 Закона N 122-ФЗ регистрация прав проводится на основании заявления правообладателя, сторон договора или уполномоченного им (ими) на то лица при наличии у него нотариально удостоверенной доверенности, если иное не установлено федеральным законом. Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что бездействие ответчика, выразившееся в неоформлении в установленном порядке прекращения права собственности на несуществующие сооружения направлено на причинение вреда истцу, лишенному беспрепятственной реализации своего права на приватизацию земельного участка при наличии на нем обременений в виде зарегистрированного за ответчиком права собственности на несуществующие объекты. ФАС округа отменил Постановление апелляционной инстанции, оставив в силе решение суда первой инстанции.

8. Суд удовлетворил иск об освобождении земельного участка от размещенных на нем двух металлических строений к капитальному зданию, поскольку предписание о возведении спорных объектов и договоры о передаче их в аренду в отсутствие доказательств отведения земельного участка под такие цели в установленном законом порядке не свидетельствуют о правомерности занятия спорного участка ответчиками (Постановление ФАС Московского округа от 11.10.2010 N КГ-А40/11805-10).

Департамент земельных ресурсов г. Москвы и Префектура ЦАО обратились к ООО "МОТО-Скат", ООО "Центр Экономических Связей" с иском об освобождении земельного участка от размещенных на нем двух металлических строений к капитальному зданию путем их демонтажа в двухнедельный срок со дня вступления в силу решения суда. В случае неисполнения ответчиками решения суда в установленный срок истцы просили предоставить Префектуре право освободить спорный участок с дальнейшим взысканием расходов за счет ответчиков. Иск предъявлен со ссылкой на ст. ст. 12, 125, 301, 304 ГК РФ, ст. ст. 60, 62, 76 ЗК РФ и мотивирован занятием ответчиками спорного участка в отсутствие предусмотренных законом оснований. Решением суда в иске отказано. Апелляционный суд решение отменил и иск удовлетворил. К зданию, принадлежащему на праве собственности городу Москве, пристроены два металлических строения, используемые ООО "Центр Экономических Связей" и ООО "МОТО-Скат" под автомойку и шиномонтаж, что подтверждается протоколом Окружной комиссии по пресечению самовольного строительства на территории ЦАО г. Москвы от 08.02.2008 и актом проверки Госинспекции по недвижимости от 12.03.2009. Утвержденная в установленном порядке проектно-разрешительная документация в отношении данных построек суду не представлена, в Комитете по архитектуре и градостроительству г. Москвы, Мосгорэкспертизе, Москомнаследии данная документация отсутствует. Спорные строения на технический учет в БТИ не поставлены. Права пользования земельным участком, на котором расположены спорные объекты, ответчиками и иными лицами не оформлены. Доказательства, в том числе вступившие в законную силу судебные акты, подтверждающие право собственности ответчиков, третьего лица А. или иных лиц, в отношении спорных строений в материалах дела отсутствуют, а представленные ответчиками договор аренды от 01.02.2009 о том, что ООО "Центр Экономических Связей" передало ООО "МОТО-Скат" во временное владение и пользование спорные постройки, и договор от 30.09.1997 между А. и ООО "Центр Экономический Связей" о передаче в пользование последнему спорных сооружений, а также предписание начальника ПРЭО от 20.08.1987 начальнику производства кооператива "Протон" о возведении временных сооружений для хранения строительных материалов и оборудования по данному адресу и акт от 17.10.1987 о приеме в эксплуатацию сооружения, прилегающего к зданию, подписанный гл. инженером ПРЭО и председателем кооператива "Протон", в отсутствие доказательств отведения земельного участка под указанные цели в установленном законом порядке не свидетельствуют о правомерности занятия спорного участка ответчиками. Согласно п. 1 ст. 60 ЗК РФ нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению в случаях его самовольного занятия. В силу п. п. 2 и 3 ст. 76 ЗК РФ самовольно занятые земельные участки возвращаются их собственникам, землепользователям, землевладельцам, арендаторам земельных участков без возмещения затрат, произведенных лицами, виновными в нарушении земельного законодательства, за время незаконного пользования этими земельными участками. Приведение земельных участков в пригодное для использования состояние при их захламлении, других видах порчи, самовольном занятии, снос зданий, строений, сооружений при самовольном занятии земельных участков или самовольном строительстве, а также восстановление уничтоженных межевых знаков осуществляется юридическими лицами и гражданами, виновными в указанных земельных правонарушениях, или за их счет. На основании данной нормы ЗК РФ суд апелляционной инстанции признал правомерными требования Департамента. Правильным является вывод суда апелляционной инстанции о том, что требования истцов предъявлены к надлежащим ответчикам как к фактическим владельцам и пользователям металлических конструкций, поскольку права иных лиц, в том числе А., на данные сооружения документально не подтверждены. ФАС округа оставил Постановление апелляционной инстанции без изменения.

9. Суд признал незаконным привлечение к ответственности по ст. 7.1 КоАП РФ за использование земельного участка без оформленных в установленном порядке правоустанавливающих документов, поскольку закон не возлагает на собственников помещений в многоквартирном доме обязанности по оформлению правоустанавливающих документов на долю в земельном участке, на котором находится этот дом, равно как и государственной регистрации права на нее (Постановление ФАС Поволжского округа от 30.11.2010 по делу N А55-8869/2010).

ООО "Новая инициатива" обратилось с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Управления Росреестра о привлечении к административной ответственности по ст. 7.1 КоАП РФ за использование земельного участка без оформленных в установленном порядке правоустанавливающих документов. Решением суда требование удовлетворено. Апелляционный суд решение оставил без изменения. На основании распоряжения заместителя главного государственного инспектора по использованию и охране земель городского округа Самара от 17.02.2010 Управлением Росреестра была проведена внеплановая документальная проверка соблюдения ООО "Новая инициатива" требований земельного законодательства. В ходе проверки было выявлено, что земельный участок используется ООО "Новая инициатива" под размещение нежилого помещения без оформленных в установленном порядке правоустанавливающих документов на землю, о чем 22.03.2010 составлены акт и протокол об административном правонарушении. Постановлением от 19.04.2010 общество было привлечено к административной ответственности по ст. 7.1 КоАП РФ в виде штрафа в размере 10000 руб. Согласно ст. 7.1 КоАП РФ самовольное занятие земельного участка или использование земельного участка без оформленных в установленном порядке правоустанавливающих документов на землю, а в случае необходимости без документов, разрешающих осуществление хозяйственной деятельности, - влечет наложение административного штрафа на юридических лиц - в размере от 10000 до 20000 руб. ООО "Новая инициатива" принадлежит нежилое помещение площадью 137,4 кв. м, состоящее из 4-х комнат, расположенное на 1 этаже жилого дома. Согласно ст. ст. 25, 26 ЗК РФ права на земельные участки возникают по основаниям, установленным гражданским законодательством, федеральными законами, и подлежат государственной регистрации в соответствии с ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним". Права на земельные участки удостоверяются документами в соответствии с данным Законом. Частью 1 ст. 23 ФЗ от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" предусмотрено, что государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним в многоквартирных домах проводится в соответствии с данным Законом и Жилищным кодексом РФ. Согласно ч. 1 ст. 36 ЖК РФ собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства и иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома объекты, расположенные на указанном земельном участке. Границы и размер земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом, определяются в соответствии с требованиями земельного законодательства и законодательства о градостроительной деятельности. В силу ст. 16 ФЗ от 29.12.2004 N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса РФ" с момента формирования земельного участка и проведения его государственного кадастрового учета земельный участок, на котором расположены многоквартирный дом и иные входящие в состав такого дома объекты недвижимого имущества, переходит бесплатно в общую долевую собственность собственников помещений в многоквартирном доме. Земельный участок, на котором расположены многоквартирный дом и иные входящие в состав такого дома объекты недвижимого имущества, который сформирован до введения в действие ЖК РФ, в отношении которого проведен государственный кадастровый учет, переходит бесплатно в общую долевую собственность собственников помещений в многоквартирном доме. На основании ч. 2 ст. 23 Закона N 122-ФЗ государственная регистрация возникновения, перехода, ограничения (обременения) или прекращения права на жилое или нежилое помещение в многоквартирных домах одновременно является государственной регистрацией неразрывно связанного с ним права общей долевой собственности на общее имущество. Исходя из этих норм, суд первой инстанции сделал вывод, что публичная обязанность по оформлению правоустанавливающих документов на земельный участок, находящийся под многоквартирным домом, у отдельного собственника жилого или нежилого помещения в доме отсутствует. Государственная регистрация возникновения, перехода права на нежилое помещение в таком доме одновременно является государственной регистрацией неразрывно связанного с ним права общей долевой собственности на общее имущество, включая земельный участок, на котором расположен данный дом и объекты, предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома. Таким образом, на основании договора купли-продажи от 25.10.2005, являющегося в данном случае правоустанавливающим документом, общество правомерно использует земельный участок, в том числе и под принадлежащим ему нежилым помещением. Ссылку Управления Росреестра на то, что Постановлением Конституционного Суда РФ от 28.05.2010 N 12-П ч. 3 ст. 16 ФЗ от 29.12.2004 N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса РФ" признана в той мере, в какой она препятствует собственнику помещения в многоквартирном доме, не уполномоченному на то общим собранием собственников помещений в данном доме, обратиться в органы государственной власти или органы местного самоуправления с заявлением о формировании земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом, признана не соответствующей Конституции РФ, суды отклонили. Указанный в этом Постановлении вывод о противоречии данной нормы Конституции РФ связан лишь с возможностью реализации права собственника помещения в многоквартирном доме обратиться в уполномоченный орган с заявлением о формировании земельного участка. При этом Конституционный Суд РФ не делал вывода о наличии у собственника помещения в многоквартирном доме обязанности обратиться за формированием соответствующего земельного участка. Конституционный Суд РФ разъяснил, что в отличие от порядка приобретения гражданами и юридическими лицами прав на земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, который установлен ЗК РФ, - для бесплатного перехода земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом и иные входящие в состав такого дома объекты недвижимого имущества, в общую долевую собственность собственников помещений в таком доме необходимо и достаточно осуществления органами государственной власти или органами местного самоуправления формирования данного земельного участка в соответствии с требованиями земельного законодательства и законодательства о градостроительной деятельности и проведения его государственного кадастрового учета, при том что ни специального решения органов публичной власти о предоставлении земельного участка, ни государственной регистрации права общей долевой собственности на данный земельный участок в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним не требуется. Конституционный Суд также указал, что признание конкретного земельного участка, не имеющего, как правило, естественных границ, объектом гражданских прав, равно как и объектом налогообложения невозможно без точного определения его границ в соответствии с федеральными законами, как того требует ст. 11.1 ЗК РФ во взаимосвязи со ст. ст. 11 и 389 НК РФ. Именно поэтому федеральный законодатель обусловил переход земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом и иные входящие в его состав объекты недвижимого имущества, в общую долевую собственность собственников помещений в таком доме необходимостью формирования данного земельного участка по правилам земельного законодательства и законодательства о градостроительной деятельности, возложив его осуществление на органы государственной власти или органы местного самоуправления. Таким образом, обязанность по формированию земельного участка и осуществлению кадастрового учета лежит на соответствующих органах государственной власти или органах местного самоуправления. В связи с этим не может быть возложено выполнение указанной обязанности на общество. При таких обстоятельствах привлечение к ответственности по ст. 7.1 КоАП РФ, по сути, за непроведение формирования земельного участка и кадастрового учета земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом, в котором общество является одним из собственников, является безосновательным. Законодательством на собственников помещений в многоквартирном доме не возложено оформление каких бы то ни было правоустанавливающих документов на долю в земельном участке, на котором находится этот дом, равно как и государственная регистрация права на нее. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

10. Суд удовлетворил иск об освобождении земельного участка путем сноса самовольной постройки, установив, что истец является арендатором участка, а ответчику не было предоставлено право на строительство спорного объекта (Постановление ФАС Поволжского округа от 24.11.2010 по делу N А49-2652/2008).

Предприниматель Г. обратился с иском к ООО "Оникс" об освобождении земельного участка путем сноса самовольной постройки. ООО "Оникс" заявило встречный иск к Управлению по имущественным и градостроительным отношениям, некоммерческой организации "Фонд социальной защиты населения" и Г. о признании недействительным договора уступки прав и обязанностей по договору аренды земельного участка. Решением суда иск Г. удовлетворен, в удовлетворении встречного иска отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. На основании постановления главы администрации г. Пензы от 29.06.2001 между Комитетом по управлению муниципальным имуществом и Фондом социальной защиты населения заключен договор аренды земельного участка от 20.08.2001, согласно которому Фонду в аренду сроком на два года передан участок площадью 450 кв. м для проектирования и строительства автостоянки. Договор зарегистрирован. По истечении срока аренды от арендодателя не поступило предложений о его расторжении. При таких обстоятельствах договор считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок (п. 2 ст. 621 ГК РФ). 09.02.2007 между Комитетом, Фондом и Г. заключен договор уступки прав и обязанностей по договору от 20.08.2001, к Г. перешло право аренды земельного участка площадью 4507 кв. м, о чем в ЕГРП 03.04.2007 сделана запись. 14.01.2002 Фонд и ООО "Оникс" подписали договор о совместной деятельности, согласно которому они обязуются сотрудничать в области строительства автостоянки. В пункте 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.07.2000 N 56 "Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с договорами на участие в строительстве" разъяснено, что учреждения и некоммерческие организации не могут быть участниками договора о совместной деятельности только в случае, когда такой договор заключен для осуществления предпринимательской деятельности. Суд сделал вывод о том, что эта сделка совершена сторонами в нарушение п. 2 ст. 1041 ГК РФ. В соответствии со ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Согласно ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Суд признал, что подписанные между ответчиком и Фондом дополнительные соглашения от 27.02.2002, от 28.02.2002, от 01.04.2002 и от 04.06.2002 к договору простого товарищества также являются недействительными в силу их ничтожности. Как следует из свидетельства о государственной регистрации права, ООО "Оникс" на праве собственности принадлежит не завершенная строительством автостоянка, степень готовности 90%, о чем в ЕГРП 19.05.2008 сделана запись. Основанием для регистрации за ответчиком права собственности на автостоянку явились договор аренды земельного участка от 20.08.2001, договор о совместной деятельности от 14.01.2002, дополнительные соглашения к нему, а также разрешение Инспекции государственного архитектурно-строительного надзора от 10.06.2002 и проект автостоянки. В силу п. 2 ст. 264 ГК РФ лицо, не являющееся собственником земельного участка, осуществляет принадлежащие ему права владения и пользования участком на условиях и в пределах, установленных законом или договором с собственником. Судом установлено, что право аренды земельного участка, на котором расположена не завершенная строительством автостоянка, ответчику передано не было, кроме того, договор простого товарищества и дополнительные соглашения к нему являются недействительными сделками в силу их ничтожности. На момент регистрации за ответчиком права собственности на автостоянку право аренды земельного участка, на котором она расположена, было уступлено Г. В качестве разрешения на строительство ООО "Оникс" представлено разрешение, выданное Фондом только лишь для производства подготовительных работ, устройства наружных коммуникаций и фундамента. В соответствии с п. 11 ст. 62 Градостроительного кодекса РФ при переходе прав собственности на объекты недвижимости действие разрешения на их строительство сохраняется. Данное разрешение подлежит повторной регистрации. Судом отмечено, что регистрация разрешения на строительство за ответчиком произведена не была, кроме того, разрешением предусматривалось проведение лишь работ по устройству наружных коммуникаций и фундамента, разрешения на производство основных работ по надземной части строения не выдавалось. Суд установил, что предусмотренных законом оснований для возведения объекта недвижимости у ответчика не имелось: регистрация (повторная регистрация) разрешения на строительство не произведена; разрешение на производство основных работ по надземной части строения не выдавалось. Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что автостоянка является самовольной постройкой, признание на нее права собственности было возможно лишь в судебном порядке, который ответчиком не соблюден. Все эти обстоятельства в совокупности и каждое в отдельности свидетельствуют об отсутствии у Управления Росреестра оснований для регистрации права собственности ответчика на не завершенный строительством объект. Вместе с тем судом установлено, что Управление Росреестра в нарушение ст. 13 Закона N 122-ФЗ не провело надлежащую правовую экспертизу представленных ООО "Оникс" документов и зарегистрировало право собственности на самовольно возведенный объект недвижимости временного назначения при отсутствии решения компетентного суда о признании права собственности на него. Суд сделал вывод, что Г., являясь законным владельцем земельного участка на праве аренды, вправе предъявить заявленные им требования на основании ст. ст. 301, 304, 305 ГК РФ и ст. 60 ЗК РФ. Суд отказал в удовлетворении встречного иска ООО "Оникс", поскольку договор уступки прав и обязанностей от 09.02.2007 между Комитетом, Фондом и Г. был заключен ранее, 03.04.2007 была проведена его регистрация. Суд указал, что у ООО "Оникс" не возникло права пользования земельным участком, а зарегистрированное за ним право собственности на не завершенную строительством автостоянку не основано на законе, поэтому он является ненадлежащим истцом по заявленным им требованиям, его права оспариваемой сделкой нарушены быть не могут. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

11. Суд отказал в иске об устранении препятствий в пользовании земельным участком, поскольку истец не доказал, что ответчик чинит ему препятствия в пользовании принадлежащим ему недвижимым имуществом и участком, а доводы о том, что для реконструкции здания ему необходим свободный проход именно на спорном участке, ничем не подтвержден (Постановление ФАС Поволжского округа от 11.10.2010 по делу N А55-35558/2009).

ЗАО "Системы менеджмента и производства" обратилось с иском об обязании ООО фирма "Кода" устранить препятствия в пользовании земельным участком общего пользования путем демонтажа металлических ворот и жалюзи, установленных в арке, ссылаясь на ст. ст. 12, 264, 304 ГК РФ, ст. 60 ЗК РФ. Решением суда в иске отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. Истец является собственником нежилого здания (свидетельство о государственной регистрации права от 27.10.1999, свидетельство о праве собственности от 28.04.1993, договор от 25.03.1992) и земельного участка под ним площадью 558,50 кв. м (договор купли-продажи от 02.04.2002, свидетельство о государственной регистрации права от 27.05.2008). Как указывает истец, к части этого здания имеется проход через земельный участок площадью 101,9 кв. м под аркой дома. Данный проход является единственным к этой части здания и согласован с надзорными и контролирующими организациями, а также на открытых слушаниях в качестве главного входа в здание. В проекте границ земельного участка под нежилое здание со встроенными нежилыми помещениями участок под аркой обозначен как "S4 арка". Согласно письму Департамента строительства и архитектуры от 28.08.2008 земельный участок площадью 101,9 кв. м расположен на территории общего пользования. Согласно письму Минимущества Самарской области от 18.06.2009 объекты недвижимого имущества, расположенные по данному адресу, относятся к собственности Российской Федерации. Согласно ответу главы городского округа Самара от 16.10.2009 спорный объект не состоит в реестре муниципального имущества. Как указывает истец, весной 2008 года ответчик, не имея на то никаких законных оснований, загородил наземное пространство арки, установив на входе и выходе в арке металлические ворота, а также жалюзи ("ролл-ставни"). Ворота, а также жалюзи постоянно закрыты на замки, ключи от них имеются только у ответчика, открывать ворота и поднимать "ролл-ставни" он отказывается. Истец, руководствуясь ст. 262 ГК РФ, считает, что ООО фирма "Кода" незаконно препятствует ему в доступе и проходе через земельный участок под аркой к части принадлежащего ему нежилого здания и земельному участку под ним, в осуществлении реконструкции здания - в соответствии с проектом проход к главному входу в реконструируемое здание запланирован через арку, проведению работ по прокладке водопровода и других коммуникаций, проведению технического освидетельствования строительных конструкций здания для оценки состояния фасада, фундамента здания и имеющихся разрушений, кроме того, нарушает пожарную безопасность здания и квартала в целом. Также истец указал, что своими действиями ответчик нарушает права Российской Федерации в лице Управления Росимущества, являющегося собственником нежилого здания, частью которого является арка и земельный участок под ней. Суды исходили из того, что спорный участок является застроенной территорией, на которой находится капитальное строение, принадлежащее ООО фирма "Кода" на праве аренды на основании договора от 01.07.1996; по земельному участку под помещением - аркой отсутствует проход к помещению истца, так как он полностью закрыт стеной здания. Из помещений, принадлежащих истцу, отсутствует выход на земельный участок под аркой, а имеется только выход из помещений, принадлежащих ООО фирма "Кода", что подтверждается техпаспортом от 2002 г. и техническими заключениями. Согласно акту осмотра здания и прилегающей территории от 22.01.2010 к зданию, истцу, имеется пять действующих входов со стороны двух улиц, в связи с чем у него нет необходимости для прорубания прохода в стене ресторана и прохода через помещения ООО фирма "Кода". Суды указали, что согласно письму Департамента строительства и архитектуры от 25.01.2010 земельный участок, расположенный под аркой, является входом только к помещениям, принадлежащим ООО фирма "Кода", и не является территорией общего пользования, а ранее подготовленные ответы Департамента от 28.08.2008 и от 24.02.2009 считаются недействительными. Таким образом, помещения, которые находятся в собственности истца, не имеют отношения к спорному участку под аркой и из них у истца нет выхода на этот участок. Из представленной истцом копии проекта границ участка не следует, что он имеет выход на спорный участок. Ссылка истца на письмо от 16.02.2010, которым отменено письмо Департамента строительства и архитектуры от 25.01.2010, и то, что суды не дали ему оценку, отклонен. В силу ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. При этом иск об устранении таких нарушений подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение. Суд пришел к выводу, что вопреки требованиям ст. 65 АПК РФ истец не доказал, что ответчик чинит ему препятствия в пользовании принадлежащим ему недвижимым имуществом и земельным участком. Доводы истца, что для реконструкции здания ему необходим свободный проход (проезд) именно на спорном участке, ничем не подтвержден; проектная документация в материалы дела не представлена. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

12. Суд отказал в иске местной администрации об освобождении земельного участка, на котором оборудована цветочная клумба, поскольку спорный участок не является муниципальной собственностью, а также объектом, в отношении которого орган местного самоуправления осуществляет полномочия собственника, недвижимые объекты самовольного строительства на участке отсутствуют (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 03.12.2010 по делу N А32-56636/2009).

Администрация города-курорта Сочи обратилась с иском к ПГСК "Дружба" об освобождении земельного участка от самовольно возведенных строений и приведении его в первоначальное состояние. Решением суда в иске отказано в связи с тем, что законом не предусмотрено обращение органа местного самоуправления в рамках осуществления земельного контроля в суд с иском об освобождении участка, на котором оборудована цветочная клумба. Спорный участок не является муниципальной собственностью, а также объектом, в отношении которого орган местного самоуправления осуществляет полномочия собственника. Недвижимые объекты самовольного строительства на участке отсутствуют. Администрация указывает, что контроль за строительством движимых и недвижимых объектов и соблюдением порядка их размещения осуществляет администрация муниципального образования, в границах которого находится застраиваемый участок. Факт возведения объектов капитального строительства на спорном участке подтверждается актом обследования участка и фотоматериалами. Согласно акту обследования от 29.10.2009, составленному специалистами земельной инспекции, и приобщенным к делу фотоматериалам на части участка кооператив соорудил навес из поликарбоната размером 12 x 2 м и обустроил цветочный палисадник с декоративным ограждением высотой 50 см размером 12 x 3 м. Документы, подтверждающие право кооператива в отношении спорного участка, на котором выполнены элементы благоустройства, в материалах дела отсутствуют. Согласно кадастровому паспорту от 12.03.2009 спорный участок сформирован для эксплуатации многоквартирного жилого дома. Администрация считает, что палисадник и навес на спорном участке размещены незаконно, без получения соответствующего разрешения, поэтому в силу ст. 222 ГК РФ и ст. 60 ЗК РФ должен освободить участок путем сноса названных объектов. Согласно пп. 2 п. 1 ст. 60 ЗК РФ нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению в случае его самовольного занятия. В соответствии с пп. 4 п. 2 этой статьи действия, нарушающие права на землю граждан и юридических лиц или создающие угрозу их нарушения, могут быть пресечены путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. На основании решения суда лицо, виновное в нарушении прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков, может быть принуждено к исполнению обязанности в натуре, в том числе и к сносу незаконно возведенных зданий, строений, сооружений (п. 2 ст. 62 ЗК РФ). В соответствии с пп. 20 п. 1 ст. 14 ФЗ от 06.10.2003 N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ" к вопросам местного значения поселения относится осуществление земельного контроля за использованием земель поселения. Пункт 1 ст. 72 ЗК РФ предоставляет органу местного самоуправления право осуществлять муниципальный земельный контроль за использованием земель на территории муниципального образования, не ограничивая его только и исключительно землями, находящимися в муниципальной собственности. Из приведенных норм следует, что в границах муниципального образования, независимо от форм собственности и целевого назначения земель, контроль за строительством движимых и недвижимых объектов и соблюдением порядка размещения данных объектов осуществляет соответствующая администрация как орган местного самоуправления. Поэтому органы местного самоуправления не лишены права на обращение с иском о сносе самовольных построек при наличии к тому оснований. В пункте 66 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" разъяснено: если земельный участок под многоквартирным домом был сформирован после введения в действие ЖК РФ и в отношении него проведен государственный кадастровый учет, право общей долевой собственности на него у собственников помещений в многоквартирном доме возникает в силу закона с момента проведения государственного кадастрового учета (ч. 5 ст. 16 Вводного закона). Суд пришел к выводу, что спорный участок, на котором расположены возведенные кооперативом объекты, в силу ч. 1 ст. 16 ФЗ от 29.12.2004 N 189-ФЗ "О введении в действие ЖК РФ", ч. 1 ст. 36 ЖК РФ находится в совместной собственности лиц, являющихся собственниками помещений в многоквартирном доме. Согласно п. п. 2, 3 ст. 76 ЗК РФ самовольно занятые земельные участки возвращаются их собственникам, землепользователям, землевладельцам, арендаторам земельных участков без возмещения затрат, произведенных лицами, виновными в нарушении земельного законодательства, за время незаконного пользования этими земельными участками. Вместе с тем незаконное занятие земельного участка вопреки воле его собственников материалами дела не подтверждено. Суд отклонил довод администрации о том, что возведенные кооперативом объекты являются недвижимым имуществом, поскольку не представлены доказательства возможности отнесения их к объектам капитального строительства. Поэтому суд указал, что оснований для применения ст. 222 ГК РФ не имеется. Доказательства размещения спорных элементов озеленения и благоустройства территории с нарушением закона либо иных правовых актов истец также не представил. Довод ТСЖ о том, что жильцы дома возражают против нахождения спорных объектов на придомовой территории, документально не подтвержден (протокол собрания членов ТСЖ не представлен). Напротив, 47 из 48 собственников квартир дома, опрошенных в июне 2009 года, не возражали против нахождения обустроенной кооперативом клумбы на территории спорного участка. Кроме того, собственники квартир как собственники спорного участка или товарищество как их представитель вправе обратиться в суд с соответствующим иском. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции без изменения.

13. Суд отказал в иске об устранении препятствий в пользовании земельным участком путем сноса самовольных построек, поскольку ответчик является владельцем спорного участка и расположенного на нем недвижимого имущества; этот участок не входит в площадь и границы участка истца; истец избрал ненадлежащий способ защиты права, поскольку спорная недвижимость не может быть признана самовольными постройками (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 07.10.2010 по делу N А32-19538/2008-28/327).

ООО "Центр-Актив" обратилось с иском к ООО "Крестьянское хозяйство - Урожай", Россельхозакадемии, Управлению Федеральной регистрационной службы об устранении препятствий в пользовании земельным участком путем сноса самовольных построек, зарегистрированных на праве собственности за хозяйством; о признании недействительным зарегистрированного права собственности хозяйства на здания и об аннулировании соответствующих записей в ЕГРП. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в иске отказано. ФАС округа судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение. Суды пришли к выводу, что хозяйство является владельцем спорного участка и расположенного на нем недвижимого имущества; этот участок не входит в площадь и границы участка, переданного истцу на праве аренды. Истец избрал ненадлежащий способ защиты права, поскольку спорное недвижимое имущество не может быть признано самовольными постройками. Суд апелляционной инстанции установил, что согласно кадастровому плану разрешенное использование спорного участка - "для сельскохозяйственного назначения". Право аренды получено истцом в порядке перенайма от хозяйства "Колос", которому участок предоставлен распоряжением Росимущества от 26.10.2007 и с которым на основании данного распоряжения заключен договор. Этим же распоряжением прекращено право постоянного (бессрочного) пользования данного хозяйства. На следующий день после заключения с ним договора хозяйство "Колос" совершило перенаем в пользу истца, что зарегистрировано в ЕГРП. Суды исходили из того, что участок, на котором расположены принадлежащие ответчику на праве собственности объекты недвижимости, не входит в границы участка, правообладателем которого считает себя истец. К материалам дела приобщено землеустроительное дело по межеванию земельного участка хозяйства "Колос" площадью 978587 кв. м. Из землеустроительного дела следует, что территориально в границах данного участка расположены земли, обозначенные на схеме границ земельного участка как земли хозяйства "Урожай". При межевании земельного участка хозяйства "Колос" площадью 978587 кв. м извещался глава хозяйства "Урожай", что соответствует положениям законодательства о межевании, устанавливающим обязанность уведомления лиц, права которых могут быть затронуты при проведении межевания (п. 4 ст. 69 ЗК РФ, п. 10 Постановления Правительства РФ от 07.06.2002 N 396 "Об утверждении положения о проведении территориального землеустройства", п. п. 14.1 - 14.3 Методических рекомендаций по проведению межевания объектов землеустройства, утвержденных руководителем Федеральной службы земельного кадастра 17.02.2003). Хозяйство "Урожай" указано в акте согласования границ земельного участка. Согласно ответу Управления Роснедвижимости от 24.08.2009 земельный участок хозяйства "Урожай" расположен в границах хозяйства "Колос" и назван в описании смежеств на схеме границ участка 9 землеустроительного дела по установлению границ земельного участка хозяйства "Колос" - "от Л до Л" как посторонний землепользователь. В этом же ответе Управление Роснедвижимости указывает на то, что хозяйство "Колос" (предшественник истца в отношении прав на участок) не является землепользователем указанного на схеме границ земельного участка 9 "от Л до Л". В письме от 27.11.2009 Управление Роснедвижимости на основе материалов землеустроительного дела хозяйства "Колос" и кадастровой карты сделало вывод, что земли "от Л до Л" не входят в площадь и границы участка, переданного истцу. Согласно письму Управления Роснедвижимости от 01.02.2010 по сведениям государственного кадастра недвижимости участок земель, занимаемый хозяйством "Урожай", граничит с обособленными участками единого землепользования. Сопоставив представленные Управлением Роснедвижимости схемы размещения обособленных земельных участков, входящих в состав единого землепользования, и формы В.3 кадастрового плана земельного участка, апелляционный суд пришел к выводу, что участок земли, указанный на схеме границ участка землеустроительного дела как смежество "от Л до Л", не входит в состав землепользования истца. Данные выводы истец не опроверг, доказательства, подтверждающие, что спорный участок входит в площадь и границы участка, переданного ему в аренду, не представил. По сведениям государственного кадастра, спорный участок, указанный на схеме как смежество "от Л до Л", окружен с разных сторон обособленными земельными участками с самостоятельными кадастровыми номерами, входящими в состав единого землепользования, в том числе граничит с земельным участком площадью 6871 кв. м. Участку земель, занимаемому хозяйством "Урожай", кадастровый или учетный номер не присвоен. Судами также установлено, что спорные объекты расположены на участке земли, указанном на схеме как смежество "от Л до Л" (конфигурация данного участка земли совпадает с конфигурацией земельного участка, на котором расположены объекты согласно плану усадебного участка хозяйства "Колос" в техническом паспорте животноводческой фермы, составленному в 1995 году; на плане усадебного участка отражены все спорные объекты). Спорные постройки приобретены ответчиком у ООО "Комп-Ника-94" по договору купли-продажи от 30.12.1999, которое приобрело животноводческую ферму у хозяйства "Колос". Кроме того, ответчик представил материалы топографической съемки и космический снимок, подготовленные ООО "Земельно-Архитектурная Правовая Служба", имеющим лицензии на картографическую и геодезическую деятельность, а также ответ данной организации, из которых следует, что спорные объекты находятся в границах участка земли, указанного как земли смежеств "от Л до Л" на схеме границ земельного участка N 9 землеустроительного дела 2006 года по межеванию земельного участка хозяйства "Колос"; ни один из объектов или часть не находятся на земельном участке, переданном истцу. Из ст. ст. 222, 304 ГК РФ, пп. 2 п. 1 ст. 60 ЗК РФ следует, что лицо, требующее защиты в связи с наличием постройки, которую оно считает самовольной, но при этом не являющееся собственником земельного участка, должно обосновать свой статус законного владельца участка, на котором расположена постройка. Суды отказали в иске ввиду отсутствия у истца прав на спорный участок. Кроме того, суд первой инстанции сделал вывод, что негаторный иск является ненадлежащим способом защиты права. Спорное недвижимое имущество не может быть признано самовольными постройками, так как возведено госпредприятиями в 1953 - 1970 годах. Истец не владеет этим имуществом. Хозяйство "Урожай" владеет спорным имуществом и использует его в своей деятельности с 1999 года. При таких обстоятельствах оспаривание прав хозяйства "Урожай" возможно только путем предъявления виндикационного иска, подлежащего рассмотрению в соответствии с положениями ст. ст. 302 и 305 ГК РФ. В случае ничтожности либо незаключенности сделок, на основании которых приобретено спорное имущество, рассмотрением виндикационного иска обеспечивается возможность фактического владения, а также защита владельца правилами об исковой давности, что гарантирует стабильность гражданского оборота и защиту всем участникам спора их прав и законных интересов (Постановление Президиума ВАС РФ от 15.09.2009 N 5429/09). Вместе с тем заинтересованными лицами (собственник имущества, сторона в сделке) заключенные в отношении спорных объектов договоры купли-продажи не оспорены, иски о признании сделок незаключенными, применении последствий недействительности сделок не предъявлялись. Кроме того, по виндикационному и реституционному искам пропущен срок исковой давности. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

14. Суд отказал в иске об обязании восстановить положение земельного участка, существовавшее до момента возведения не согласованных с сособственниками участка сооружений, путем их сноса, поскольку ответчик возвел спорные сооружения в пределах своей доли участка, не нарушив права других сособственников (Постановление ФАС Уральского округа от 02.11.2010 N Ф09-9164/10-С6).

ООО "Кронус" обратилось с иском об обязании предпринимателя Л. восстановить положение земельного участка, существовавшее до момента возведения Л. несогласованных с другими сособственниками участка сооружений, путем сноса этих сооружений, в т. ч. металлического забора и металлического сооружения ангарного типа в срок не позднее 14 календарных дней с момента вступления судебного акта в законную силу. Истец также просил указать в решении суда на то, что в случае неисполнения Л. данного решения в течение установленного срока ООО "Кронус" вправе осуществить снос возведенных без согласования с сособственниками участка сооружений с привлечением судебных приставов и взысканием с ответчика необходимых расходов. Решением суда иск удовлетворен. В порядке ч. 3 ст. 174 АПК РФ ООО "Кронус" предоставлено право снести спорные сооружения в случае, если ответчик не исполнит решение в течение установленного срока, с взысканием с него необходимых расходов. Апелляционный суд решение отменил, в иске отказал. Истец указал, что за ним в установленном законом порядке зарегистрировано право общей долевой собственности на земельный участок, на котором без его согласия ответчиком возведены спорные сооружения, наличие которых нарушает его права, ограничивая возможность свободно пользоваться участком. Между Министерством земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан (продавец) и ООО "Кронус", предпринимателями Л. и А. (покупатели) заключен договор купли-продажи от 16.06.2008, согласно которому покупатели приобрели в общую долевую собственность земельный участок площадью 14042 кв. м для эксплуатации производственно-административной базы в границах, указанных в кадастровом плане участка, являющегося неотъемлемой частью договора. Участок передан покупателям по акту приема-передачи. По условиям договора ООО "Кронус" принадлежит доля в общей долевой собственности на земельный участок в размере 18956/140360, Л. - 118292/140360, А. - 3112/140360. Право общей долевой собственности ООО "Кронус" зарегистрировано в установленном порядке 25.12.2008, о чем УФРС выдано свидетельство. ООО "Кронус", Л. и А. 24.12.2008 подписано соглашение о порядке пользования общей долевой собственностью (земельным участком), согласно которому схема зонирования участка на подучастки (с привязкой к местным ориентирам) приводятся в приложении N 1 к соглашению, однако это приложение участниками общей долевой собственности не подписано. Л. на земельном участке, находящемся в общей долевой собственности, без согласования с сособственниками был установлен металлический забор и сооружение ангарного типа, что подтверждается материалами дела и не оспаривается Л. ООО "Кронус" направило Л. письмо от 20.12.2009, в котором просило в срок до 28.12.2009 привести земельный участок в состояние, существовавшее до момента нарушения прав сособственников, путем демонтажа несогласованных сооружений. Л. требование исполнила. Суд первой инстанции пришел к выводу о наличии у ООО "Кронус" права требовать восстановления положения земельного участка, существовавшего до момента возведения ответчиком спорных сооружений, поскольку право общей долевой собственности истца на участок зарегистрировано, а факт возведения Л. спорных объектов без согласования с сособственниками участка подтверждается материалами дела и Л. не оспаривается. Суд апелляционной инстанции исходил из следующего. В соответствии с п. п. 1, 2 ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Он вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц. Имущество, находящееся в собственности двух или нескольких лиц, принадлежит им на праве общей собственности. Владение и пользование таким имуществом осуществляется по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия в порядке, установленном судом (п. 1 ст. 244, п. 1 ст. 247 ГК РФ). В силу ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Условием удовлетворения такого иска является совокупность доказанных юридических фактов, которые свидетельствуют о том, что собственник претерпевает нарушение своего права. Негаторный иск может быть удовлетворен при доказанности истцом наличия у него права собственности или иного вещного права, наличия препятствий в осуществлении права собственности и обстоятельств, свидетельствующих о том, что именно ответчиком чинятся препятствия в использовании собственником имущества, не соединенные с лишением владения. Чинимые препятствия должны носить реальный, а не мнимый характер. Факт возведения Л. металлического забора и сооружения ангарного типа без согласования с сособственниками участка подтверждается также письмом Комитета по управлению муниципальной собственностью от 08.10.2009. Между тем вступившими в законную силу судебными актами по делу, в рамках которого ООО "Кронус" отказано в удовлетворении требований к Л. об установлении порядка пользования земельным участком путем утверждения предлагаемой ООО "Кронус" схемы распределения внутренних границ и об обязании Л. устранить препятствия в пользовании данным участком путем перемещения металлического забора, установлено, что спорный участок фактически поделен на участки, которые находятся во владении и пользовании каждого из сособственников. Этими же судебными актами установлено, что возведенный Л. забор не препятствует истцу в использовании его доли в праве общей долевой собственности на участок. Суд сделал вывод, что ООО "Кронус" также не представлены доказательства, свидетельствующие об отсутствии у него возможности беспрепятственно пользоваться принадлежащей ему долей в связи с наличием на участке возведенных Л. объектов. Напротив, в материалах дела имеется письмо заместителя главы местной администрации от 08.10.2009, из которого следует, что Комитетом с выездом на место и с участием сторон проведен осмотр участка, в ходе которого установлено, что временный объект в виде металлического ангара Л. возводит на своей доле участка, нарушений земельного законодательства не выявлено. Таким образом, суд апелляционной инстанции сделал вывод, что истец не представил доказательств, из которых бы следовало, что наличие на земельном участке возведенных ответчиком объектов препятствует истцу использовать его в пределах принадлежащей ему доли. ФАС округа оставил постановление апелляционной инстанции без изменения.

15. Суд удовлетворил иск о взыскании ущерба, причиненного государственному лесному фонду, поскольку самовольное использование участка лесного фонда без оформления прав на него является основанием для возмещения вреда, причиненный лесам таким использованием (Постановление ФАС Уральского округа от 12.10.2010 N Ф09-8183/10-С6).

Лесничество обратилось с иском к ООО "Строительные инвестиции" о взыскании 8488831 руб. ущерба, причиненного государственному лесному фонду. Решением суда иск удовлетворен частично, взыскано 6723454 руб. Апелляционный суд решение оставил без изменения. Ответчик считает, что земельный участок, отведенный под базу отдыха, был предоставлен прежнему владельцу базы (ОАО "КПД") в постоянное (бессрочное) пользование, в последующем это право перешло в порядке ст. 35 ЗК РФ и ст. 552 ГК РФ к ООО "Строительные инвестиции" в связи с приобретением в собственность недвижимого имущества базы отдыха. В соответствии со ст. 71 Лесного кодекса РФ, ст. 20 ЗК РФ и п. 2 ст. 3 ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса РФ" он обязан переоформить право постоянного (бессрочного) пользования до 01.01.2012. Спорный лесной участок в нарушение ст. 72 Лесного кодекса РФ не прошел государственный кадастровый учет, в связи с чем не может являться объектом аренды. Представленные в материалы дела документы не доказывают факт вхождения земельного участка, занимаемого базой отдыха, в состав земельного участка площадью 68270000 кв. м, находящегося в федеральной собственности. Ответчик также не согласен с выводами судов о наличии оснований для взыскания ущерба за самовольное использование участка лесного фонда, так как рекреационной деятельности на спорном участке им не велось, ущерб лесным насаждениям, а также деревьям, кустарникам и лианам не наносился, т. е. противоправные действия со стороны ответчика, а также причинно-следственная связь и вина ответчика отсутствуют. По его мнению, размер ущерба не соразмерен арендной плате за спорный участок за год, которая определяется в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 22.05.2007 N 310 "О ставках платы за единицу объема лесных ресурсов и ставках платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности". На основании распоряжения от 27.05.2009 Отделом госконтроля и надзора по лесничеству с 27.05.2009 по 24.06.2009 проведена плановая проверка соблюдения лесного законодательства ООО "Строительные инвестиции" при использовании базы отдыха, расположенной на лесном участке площадью 22,6 га. В ходе проверки установлено, что данный участок относится к государственному лесному фонду, на момент проверки договор аренды этого участка у ООО "Строительные инвестиции" отсутствует, плата за пользование участком не производилась. По результатам проверки 24.06.2009 составлены акт и протокол об административном правонарушении по факту нарушения ст. ст. 71, 74, 94 Лесного кодекса РФ. Суды исходили из того, что отсутствие заключенного в соответствии с лесным законодательством договора аренды лесного участка, занимаемого базой отдыха, свидетельствует о самовольном использовании земель лесного фонда и причинении ущерба лесному хозяйству. Согласно п. 1 ст. 8 Лесного кодекса РФ лесные участки в составе земель лесного фонда находятся в федеральной собственности. В ст. ст. 1 и 94 Лесного кодекса РФ закреплен принцип платности использования лесов. В соответствии со ст. 99 Лесного кодекса РФ лица, виновные в нарушении лесного законодательства, несут административную, уголовную ответственность в порядке, установленном законодательством РФ. Привлечение к ответственности за нарушение лесного законодательства не освобождает виновных лиц от обязанности устранить выявленное нарушение и возместить причиненный этими лицами вред. В силу п. 2 ст. 100 Лесного кодекса РФ таксы и методики исчисления размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства, утверждаются Правительством РФ. В соответствии с п. 1 Методики, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 08.05.2007 N 273, вред, причиненный лесам, в том числе лесным насаждениям, или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам вследствие нарушения лесного законодательства, представляет собой ущерб и упущенную выгоду. Под упущенной выгодой понимаются не полученные в результате нарушения лесного законодательства доходы от использования лесов. Пунктом 4 приложения N 4 к данному Постановлению установлена такса для исчисления размера ущерба, причиненного лесам вследствие их самовольного использования, равная пятикратному размеру годовой арендной платы, исчисленной по ставке платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности, при соответствующем виде использования и размер затрат, связанных с очисткой территории и приведением ее в состояние, пригодное для дальнейшего использования. Постановлением Правительства РФ от 22.05.2007 N 310 "О ставках платы за единицу объема лесных ресурсов и ставках платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности" по Республике Башкортостан установлена ставка арендной платы в размере 11080 руб., а также установлены применяемые коэффициенты, в том числе коэффициенты, учитывающие категорию защитности лесов, приближенность лесного участка к автомобильным дорогам общего пользования, площадь лесного участка. В соответствии со ст. 71 Лесного кодекса РФ лесные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, предоставляются юридическим лицам в постоянное (бессрочное) пользование, аренду, безвозмездное срочное пользование, в аренду, гражданам - в безвозмездное срочное пользование. Как установлено судами, спорный участок входит в состав участка для лесоразведения общей площадью 68270000 кв. м, на который на основании ФЗ от 17.07.2001 N 101-ФЗ "О разграничении государственной собственности на землю", Лесного кодекса РФ, ЗК РФ зарегистрировано право Российской Федерации, что подтверждается свидетельством от 23.08.2004. Факт отнесения спорного участка к землям государственного лесного фонда подтверждается также Лесохозяйственным регламентом Уфимского лесничества Минлесхоза Республики Башкортостан, утвержденным Приказом от 15.09.2008 N 18, согласно которому спорный участок имеет целевое назначение - защитные леса, категория защитности - зеленые зоны и лесопарки. Из материалов дела следует, что у собственника базы отдыха (ООО "Строительные инвестиции") отсутствуют правоустанавливающие документы на владение и пользование лесным участком, занятым базой. Факт самовольного использования им спорного участка установлен судебными актами по делу о признании незаконным и отмене Постановления Минлесхоза Республики Башкортостан от 02.07.2009 N 101 о назначении административного наказания, предусмотренного ст. 7.1 КоАП РФ. Это обстоятельство признано судами имеющим преюдициальное значение для рассматриваемого спора. Суды пришли к выводу, что использование ответчиком спорного участка государственного лесного фонда самовольно, без соответствующего оформления прав на него, является основанием для возложения на него обязанности возместить вред, причиненный лесам таким использованием. Расчет суммы ущерба произведен судами на основании Постановлений Правительства РФ от 08.05.2007 N 273, от 22.05.2007 N 310 и ФЗ "О федеральном бюджете на 2009 год и на плановый период 2010 и 2011 годов" от 24.11.2008 N 204-ФЗ с учетом площади участка (17,9 га), установленной в соответствии с кадастровым паспортом от 23.10.2008. Суды отклонили ссылки ответчика на то, что спорный участок исключен из состава государственного лесного фонда и передан в постоянное (бессрочное) пользование ПСО "КПД" для базы отдыха, и в последующем это право перешло в порядке ст. 35 ЗК РФ, ст. 552 ГК РФ к ООО "Строительные инвестиции" в связи с приобретением в собственность базы отдыха. Суды указали, что надлежащих доказательств перевода данного участка из состава земель государственного лесного фонда, а также возникновения у ответчика права постоянного (бессрочного) пользования на него до вступления в действие ЗК РФ не представлено. Не могут быть приняты доводы ответчика о том, что оснований для взыскания с него ущерба, причиненного лесам, не имеется, поскольку отсутствует фактический состав, подлежащий установлению при рассмотрении спора о взыскании ущерба, а именно не доказана противоправность его действий, причинная связь между его действиями и наступившим вредом, а также ведение ответчиком рекреационной деятельности на спорном участке. Возложение на ответчика обязанности по возмещению вреда, причиненного лесам, обусловлено самовольным использованием участка. Довод ответчика об отсутствии доказательств вхождения спорного участка в состав участка государственного лесного фонда площадью 68270000 кв. м отклонен как не соответствующий материалам дела. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

16. Суд обязал освободить земельный участок, используемый для размещения летнего кафе, путем сноса деревянного ограждения и бетонной декоративной плитки, покрывающей участок, поскольку благоустройство территории, прилегающей к торговому павильону, должно осуществляться в границах земельного участка, права на который оформлены надлежащим образом (Постановление ФАС Уральского округа от 04.10.2010 N Ф09-7228/10-С6).

Администрация г. Оренбурга обратилась с иском к предпринимателю К. об обязании освободить земельный участок, используемый для размещения летнего кафе, путем сноса деревянного ограждения и бетонной декоративной плитки, которой этот участок покрыт. Решением суда в иске отказано. Апелляционный суд решение отменил, иск удовлетворил. Ответчик указывает, что замощение участка произведено им в соответствии с договорами о размещении летнего кафе, заключенного с местной администрацией, и в границах земельного участка, предоставленного для строительства торгового павильона и летнего кафе; полагает, что замощение относится к благоустройству прилегающей к кафе территории и выполнено им правомерно. Согласно распоряжению главы г. Оренбурга от 05.12.2003 К. на основании акта выбора от 01.08.2002 предоставлен земельный участок на условиях договора аренды площадью 1238 кв. м, с разрешенным использованием: строительство торгового павильона с летним кафе, категория земель - земли поселений; К. также разрешено строительство торгового павильона с летним кафе. На основании данного распоряжения между Комитетом по управлению имуществом (арендодатель) и К. (арендатор) заключен договор аренды от 06.12.2004 земельного участка площадью 1238 кв. м. Разрешением от 26.01.2005 на участке К. согласовано выполнение строительно-монтажных работ по возведению павильона с кафе. В соответствии с архитектурно-планировочным заданием при возведении павильона необходимо предусмотреть твердое покрытие бетонной фигурной тротуарной плиткой пешеходных подходов, площадок, асфальтирование проездов, наружное освещение территории, установку бордюр, устройство съездов для инвалидов-колясочников, максимальное озеленение территории деревьями, кустарниками, цветочное оформление, размещение светильников, скамеек, урн и так далее. К. выдано заключение от 02.03.2005 о соответствии завершенного строительством объекта законодательству, действующим стандартам, нормам и правилам. Распоряжением главы г. Оренбурга от 05.04.2005 торговому павильону присвоен адрес. На основании распоряжения главы г. Оренбурга от 04.05.2007 К. на условиях аренды на срок с 01.05.2007 до 01.11.2007 предоставлен земельный участок площадью 58,18 кв. м, с разрешенным использованием: земли под объектами общественного питания для размещения летнего кафе. Решением арбитражного суда по другому делу от 17.10.2007 за К. признано право собственности на одноэтажное здание торгового павильона общей площадью 57,1 кв. м. Право собственности К. на него зарегистрировано в установленном порядке. На основании договоров от 23.03.2006, от 03.07.2009 на размещение и функционирование кафе летнего типа, заключенных К. с местной администрацией, перед лицевым фасадом здания торгового павильона и слева от павильона К. смонтированы объекты и бетонная площадка, используемые для размещения летнего кафе. Согласно акту проверки соблюдения земельного законодательства от 14.05.2009, составленного в присутствии представителя К., земельный участок общей площадью 176 кв. м, используемый К., состоит из трех участков, два из которых предоставлены администрацией на праве аренды: участок площадью 64 кв. м для размещения торгового павильона (распоряжение главы г. Оренбурга от 10.06.2005, договор аренды), участок площадью 58,18 кв. м для размещения летнего кафе (распоряжение главы г. Оренбурга от 04.05.2007, договор аренды от 14.05.2007). Администрация ссылается на то, что К. самовольно занят третий участок площадью 50 кв. м под размещение летнего кафе, который используется ею с 18.04.2008 без оформленных в установленном порядке правоустанавливающих документов. Суд первой инстанции исходил из недоказанности использования ответчиком под размещение летнего кафе спорного участка площадью 50 кв. м. Суд указал, что возведение бетонной фигурной тротуарной плитки произведено К. на основании архитектурно-планировочного задания и проектной документации, утвержденной органом местного самоуправления, как элемент благоустройства объекта недвижимости, принадлежащего К. на праве собственности, и возведено во исполнение требований самого истца. Кроме того, участок не сформирован в установленном законом порядке, что не позволяет установить его границы. Суд апелляционной инстанции исходил из того, что участок площадью 50 кв. м подлежит освобождению в связи с отсутствием у К. установленных законом или договором оснований его использования. Согласно п. 1 ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. В соответствии с пп. 2 п. 1 и пп. 4 п. 2 ст. 60 ЗК РФ нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению в случаях его самовольного занятия, а действия, нарушающие права на землю, могут быть пресечены путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права. Из пункта 2 ст. 62 ЗК РФ следует, что на основании решения суда лицо, виновное в нарушении прав собственников земельных участков, может быть принуждено к исполнению обязанности в натуре, а именно к освобождению земельного участка. Согласно п. п. 2, 3 ст. 76 ЗК РФ самовольно занятые участки возвращаются их собственникам, землепользователям, землевладельцам, арендаторам без возмещения затрат, произведенных лицами, виновными в нарушении земельного законодательства, за время незаконного пользования этими участками. Приведение земельных участков в пригодное для использования состояние при их захламлении, других видах порчи, самовольном занятии, снос зданий, строений, сооружений при самовольном занятии земельных участков или самовольном строительстве, а также восстановление уничтоженных межевых знаков осуществляется юридическими лицами и гражданами, виновными в указанных земельных правонарушениях, или за их счет. Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что спорным является участок площадью 50 кв. м, расположенный с тыльной (дворовой части) здания торгового павильона, используемый К. путем его замощения декоративной тротуарной плиткой и ограждения декоративным деревянным ограждением со светильниками. Суд отклонил ссылки ответчика на правомерное использование этого участка как элемента благоустройства территории площадью 1238 кв. м, предоставленной для целей строительства торгового павильона. Как указал суд, строительство торгового павильона закончено и данный участок прекратил свое существование в результате его разделения и предоставления одного из полученных участков площадью 64 кв. м ответчику по договору аренды. При этом суд отметил, что благоустройство территории, прилегающей к торговому павильону ответчика, должно осуществляться в границах земельного участка, отношения по поводу которого оформлены в соответствии с требованиями ЗК РФ. Поскольку доказательств такого оформления не представлено, при этом судами установлено, что разногласий между сторонами спора относительного месторасположения и идентификации спорного участка не имеется, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о правомерности требований администрации. Довод ответчика о том, что замощение спорного участка произведено на основании договоров о размещении летнего кафе, заключенных с местной администрацией, отклонен, поскольку из содержания указанных договоров невозможно установить территорию размещения летнего кафе. Кроме того, из материалов дела следует, что для данной цели К. по договору аренды от 14.05.2007 предоставлен участок площадью 58,18 кв. м, который не является предметом настоящего спора. ФАС округа оставил Постановление апелляционной инстанции без изменения.

17. Суд признал недействительным постановление местной администрации об изъятии имущества для муниципальных нужд, придя к выводу, что генпланом городского поселения не предусмотрено такое строительство объекта местного значения, которое требовало бы изъятия всех используемых собственником объектов недвижимости земельных участков и самих объектов недвижимости на них (Постановление ФАС Центрального округа от 07.10.2010 по делу N А08-8103/2009-17).

Предприниматель Г. Л. обратилась с заявлением о признании недействительным постановления администрации муниципального района об изъятии имущества для муниципальных нужд. Решением суда в удовлетворении требования отказано. Апелляционный суд решение отменил в части отказа в удовлетворении требований о признании недействительным постановления по изъятию принадлежащих Г. 60 объектов недвижимого имущества и земельных участков, на которых они расположены, и признал постановление недействительным в этой части. Г. Л. и Г. Д. на праве собственности принадлежат 89 объектов недвижимости, из них Г. Л. принадлежат 60 объектов. В ЕГРП записи о регистрации прав на земельные участки под этими объектами отсутствуют. 27.03.2009 решением поселкового собрания городского поселения "Поселок Чернянка" утвержден генеральный план городского поселения, которым предложено развивать элеваторы и рассмотреть вопрос о строительстве на этих территориях перерабатывающих производств. Согласно выписке от 18.06.2009 из реестра земельных участков района земельные участки, на которых размещены объекты недвижимости, составлявшие ранее единый производственный комплекс элеватора, внесены в реестр земельных участков района. Поскольку на территории района не представляется возможным сформировать новый участок для целей размещения крупного перерабатывающего предприятия в связи с отсутствием свободных участков с предъявляемыми требованиями, 17.07.2009 администрацией вынесено постановление, согласно которому для муниципальных нужд предусмотрено изъятие земельных участков с расположенными на них объектами недвижимости, находящимися на территории поселка Чернянка и ранее входившими в производственный комплекс элеватора. Изъятие в соответствии со ст. 239 ГК РФ, Закона Белгородской области от 10.07.2007 N 135 "Об установлении случаев изъятия, в том числе путем выкупа, земельных участков для государственных или муниципальных нужд из земель, находящихся в собственности Белгородской области или муниципальной собственности" производится для размещения объектов перерабатывающих производств сельскохозяйственной продукции в связи с аварийным состоянием зданий, строений, сооружений, входящих ранее в производственный комплекс элеватора, в целях реализации концепции генерального плана застройки п. Чернянка. В приложении N 1 к постановлению перечислены 89 объектов недвижимости, принадлежащих Г. Л. и Г. Д. на праве собственности, и земельные участки, на которых они расположены. Письмом от 17.07.2009 администрация уведомила Г. Л. и Г. Д. о принятии решения об изъятии для муниципальных нужд 77 земельных участков путем выкупа с возмещением стоимости 87 размещенных на них объектов недвижимости в размере 15925796 руб. Суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии нарушений оспариваемым постановлением прав заявителя, поскольку в установленном законом порядке оспариваемое постановление не прошло государственную регистрацию. Апелляционный суд не согласился с таким выводом, исходя из следующего. В соответствии с п. 1 ст. 271 ГК РФ, п. 1 ст. 35 ЗК РФ собственник здания, сооружения или иной недвижимости, находящейся на земельном участке, принадлежащем другому лицу, пользуется соответствующей частью земельного участка, занятой зданием, строением, сооружением и необходимой для их использования. В силу п. 1 ст. 11 ЗК РФ изъятие, в том числе путем выкупа земельных участков для муниципальных нужд отнесено к полномочиям органов местного самоуправления в области земельных отношений. Согласно п. 1 ст. 49 ЗК РФ такое изъятие осуществляется в исключительных случаях. Законом Белгородской области от 10.07.2007 N 135 предусмотрено, что изъятие, в том числе путем выкупа земельных участков для государственных или муниципальных нужд из земель, находящихся в собственности области или муниципальной собственности, осуществляется в исключительных случаях, к числу которых отнесены: строительство объектов областного или местного значения, строительство которых предусмотрено документами территориального планирования области или муниципальных образований, при отсутствии других вариантов размещения этих объектов; сохранение и использование объектов культурного наследия (памятников истории и культуры), находящихся в собственности области или муниципальных образований; необходимость обеспечения безопасности граждан при признании объектов недвижимости, за исключением многоквартирных жилых домов, аварийными и подлежащими сносу; выполнение обязательств области, муниципальных образований перед Российской Федерацией, субъектами РФ, муниципальными образованиями. Таким образом, изъятие земельного участка из земель, находящихся в муниципальной собственности, с прекращением права пользования этим участком иных лиц возможно в случае возникновения у соответствующего муниципального образования необходимости в данном участке, обусловленной наличием одного из оснований, которые предусмотрены федеральным законодательством или законом субъекта РФ. Кроме того, в силу п. 2 ст. 235 ГК РФ принудительное изъятие у собственника имущества не допускается, кроме случаев, когда по основаниям, предусмотренным законом, производится одно из указанных в этой статье действий, в том числе отчуждение недвижимого имущества в связи с изъятием участка (ст. 239). В случаях, когда изъятие участка для государственных или муниципальных нужд невозможно без прекращения права собственности на здания, сооружения или другое недвижимое имущество, находящиеся на данном участке, это имущество в силу п. 1 ст. 239 ГК РФ может быть изъято у собственника путем выкупа государством или продажи с публичных торгов в порядке, предусмотренном ст. ст. 279 - 282 и 284 - 286 ГК РФ. При этом требование об изъятии недвижимого имущества не подлежит удовлетворению, если государственный орган или орган местного самоуправления, обратившийся с этим требованием в суд, не докажет, что использование участка в целях, для которых он изымается, невозможно без прекращения права собственности на данное недвижимое имущество. В связи с тем, что собственником земельных участков, на которых расположены принадлежащие Г. Л. объекты недвижимости, Г. Л. не является, действие ст. ст. 279 - 282 ГК РФ на производимое администрацией изъятие участков не распространяется, однако апелляционная инстанция обоснованно указала, что данные нормы в силу ст. 239 ГК РФ подлежат применению при изъятии принадлежащего лицу на праве собственности недвижимого имущества, расположенного на изымаемых для муниципальных нужд земельных участках. Учитывая положения ст. ст. 279 - 282 ГК РФ, ст. 32 ЖК РФ, апелляционный суд пришел к выводу, что в случае, когда производится изъятие участка для муниципальных нужд, расположенный на этом участке и принадлежащий субъекту на праве собственности объект недвижимости также может быть изъят соответствующим органом местного самоуправления, чьи нужды обеспечиваются изъятием имущества, в случае, если изъятие участка невозможно без прекращения права собственности на находящиеся на нем объекты недвижимости. Апелляционным судом принято во внимание, что Закон Белгородской области от 10.07.2007 N 135 в п. 1 ст. 1 предусматривает основания изъятия земельных участков для государственных или муниципальных нужд из земель, находящихся в собственности области или муниципальной собственности, в том числе и для строительства объектов областного или местного значения, строительство которых предусмотрено документами территориального планирования области или муниципальных образований, при отсутствии других вариантов размещения этих объектов. Анализируя представленные администрацией генеральный план застройки, выкопировку из генерального плана, проектную документацию по строительству мельничного комплекса, суд пришел к выводу, что этими документами не предусматривается такое строительство объекта местного значения, которое требовало бы изъятия всех используемых собственником объектов недвижимости земельных участков и самих объектов недвижимости на них. Из текста пояснительной записки к генплану суд не усмотрел необходимости освобождения этих участков от уже существующих объектов недвижимости для осуществления строительства новых. Данным документом предлагается развивать уже действующие на территории поселка элеваторы и рассмотреть вопрос о строительстве на их территории перерабатывающих производств, например, хлебозавода, кондитерского цеха, выпуска полуфабрикатов изделий из муки. Кроме того, суд исходил из того, что копией выкопировки из генплана подтверждается расположение в промзоне N 1 двух элеваторов, то есть объектов с тем же самым назначением, которое имеет комплекс изымаемого оспариваемым постановлением имущества. Из проектной документации по строительству мельничного комплекса следует, что общая площадь образующих первый этаж комплекса зерноочистительного отделения, размольного отделения и отделения витаминизации составляет 594 кв. м, что значительно меньше суммарной площади изымаемых земельных участков. Администрация исходила из аварийного состояния объектов недвижимости, принадлежащих Г. Л. и входящих в производственный комплекс элеватора, существующего на подлежащих изъятию земельных участках. Между тем суд указал, что сам по себе факт аварийности объектов недвижимости, входящих в состав имущественного комплекса элеватора, не может свидетельствовать о возникновении потребности муниципального образования в строительстве нового сельскохозяйственного производственного комплекса. Доказательств того, что деятельность элеватором не осуществляется, материалы дела не содержат. Кроме того, суд не признал надлежащим доказательством аварийности 68 объектов недвижимости заключение от 16.06.2009, так как оно не содержит сведений о степени аварийности объектов, их износе, возможности функционирования как единого комплекса элеватора. Учитывая, что права землепользователя и собственника объектов недвижимости, расположенных на изымаемых участках, следует считать нарушенными с момента получения уведомления о предстоящем изъятии, поскольку в силу п. 3 ст. 63 ЗК РФ риск отнесения на лицо, у которого изымается имущество, расходов на проведение мероприятий, существенно повышающих стоимость земли, возникает именно с момента получения уведомления, апелляционный суд усмотрел нарушение прав и законных интересов Г. Л. При этом суд принял во внимание, что, обращаясь с требованием и уточняя его в дальнейшем, Г. Л. не заявляла таких требований от имени несовершеннолетнего лица - Г. Д., в связи с чем удовлетворил заявленное требование только в части изъятия у Г. Л. принадлежащих именно ей объектов и земельных участков под ними. ФАС округа оставил Постановление апелляционной инстанции без изменения.

18. Суд отказал в иске о взыскании убытков, причиненных в результате уборки ответчиком урожая ячменя, принадлежащего истцу, поскольку не представлены доказательства фактического владения и пользования земельным участком по истечении срока договора аренды и не подтверждена обработка спорного земельного участка истцом (Постановление ФАС Центрального округа от 05.10.2010 по делу N А35-4107/2009).

Крестьянское фермерское хозяйство М. обратилось с иском к ООО "Колос" о взыскании убытков, причиненных в результате уборки ответчиком урожая ячменя, принадлежащего истцу. Решением суда в иске отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. 16.05.2001 между администрацией района (арендодатель) и главой КФХ М. (арендатор) заключен договор аренды (согласован в комитете по земельным ресурсам и землеустройству), по условиям которого арендатору во временное владение и пользование передано 115 га для сельскохозяйственного производства. В 2008 году арендованный земельный участок был засеян культурой ячменя. 24.07.2008 ООО "Колос" на поле была выставлена охрана, его работниками убран урожай ячменя, посеянный хозяйством, чем причинено 1604415 руб. убытков. Убытки, причиненные нарушением прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков, подлежат возмещению в полном объеме, в том числе упущенная выгода, в порядке, предусмотренном гражданским законодательством (п. 1 ст. 62 ЗК РФ). Нарушенное право подлежит защите одним из способов, указанных в ст. 12 ГК РФ. Формулирование предмета и основания иска обусловливается избранным истцом способом защиты. Возможно использование одного из способов либо нескольких из них. Однако, если нормы права предусматривают для конкретного спорного правоотношения только определенный способ защиты, лицо, обращающееся в суд, вправе применить лишь этот способ. К одному из способов защиты гражданских прав относится возмещение убытков. Статьей 15 ГК РФ предусмотрено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). В силу норм п. 4 ст. 393 ГК РФ размер упущенной выгоды должен определяться с учетом мер, предпринятых кредитором для ее получения, а также сделанных с этой целью приготовлений разумных затрат, которые должен был понести кредитор, если бы обязательство было исполнено. При этом ст. 1064 ГК РФ устанавливает, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Обязанность возместить вред при отсутствии вины причинителя может быть возложена на последнего исключительно законом. Таким образом, убытки представляют собой негативные имущественные последствия, возникающие у лица вследствие нарушения его неимущественного или имущественного права. Реализация такого способа защиты, как возмещение убытков, возможна лишь при наличии общих условий гражданско-правовой ответственности: совершение причинителем вреда незаконных действий (бездействия); наличие у субъектов гражданского оборота убытков с указанием их размера; наличие причинной связи между неправомерным поведением и возникшими убытками; наличие вины лица, допустившего правонарушение. Поэтому лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать наличие состава правонарушения и размер подлежащих возмещению убытков. Хозяйство сослалось на наличие заключенного 16.05.2001 между администрацией и главой КФХ М. договора аренды 115 га земли сроком на 15 лет. Согласно заключению эксперта на представленном экземпляре договора имеется подчистка в пункте, устанавливающем срок договора. Установить первоначальную цифру не представляется возможным. В аналогичном договоре аренды, представленном МТО N 1 по Большесолдатскому району Курской области Управления Федерального агентства кадастра и объектов недвижимости в данном пункте срок аренды не указан. В свою очередь, из представленной УФРС копии договора видно, что его срок его составляет 5 лет. Таким образом, на момент заявления хозяйством иска установленный в договоре срок истек. Как следует из материалов регистрационного дела, спорный договор прошел государственную регистрацию, срок действия права аренды истца составляет 5 лет, запись о регистрации договора не погашена. Вместе с тем сама по себе запись о государственной регистрации договора лишь подтверждает регистрацию соответствующего право, но не порождает само право. Таким образом, в данном случае запись о государственной регистрации лишь подтверждает факт заключения договора от 16.05.2001 и передачу прав аренды истцу сроком на 5 лет, но не может свидетельствовать о фактическом владении и пользовании им земельным участком по истечении срока договора аренды, и тем более подтверждать обработку спорного земельного участка истцом. Вместе с тем, как видно из справки администрации района от 12.08.2009, земельный участок сельхозназначения (фонд перераспределения) площадью 158 га не обрабатывался с 2001 по 2007 год, в связи с чем 29.05.2007 заключен договор аренды с ООО "Колос", осуществляющем обработку этих земель. Инвентаризационной комиссией при проверке факта использования земель в районе также выявлено, что спорный участок КФХ М. не обрабатывался, арендная плата за весь период аренды им за данные земли не уплачивалась. Истцом не представлены надлежащие доказательства, свидетельствующие о факте использования спорного участка в 2008 году, а также сева именно хозяйством культуры ячменя в 2008 году. Кроме того, в Постановлении Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" указано, что при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т. п. Размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. При исчислении размера неполученных доходов первостепенное значение имеет определение достоверности (реальности) тех доходов, которые потерпевшее лицо предполагало получить при обычных условиях гражданского оборота. При определении размера упущенной выгоды должны учитываться данные, которые, бесспорно, подтверждают реальную возможность получения денежных сумм или иного имущества. Ничем не подтвержденные расчеты о предполагаемых доходах не должны приниматься во внимание. Подтверждением реальности получения упущенной выгоды, в частности, могут служить предыдущие договорные отношения сторон. Между тем представленные в качестве подтверждения доказательства размера упущенной выгоды содержат предположительные сведения о себестоимости посева, в связи с чем не могут однозначно подтверждать размер неполученного дохода (упущенной выгоды). ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

------------------------------------------------------------------

Название документа "Обзор практики рассмотрения дел Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ" (Карасева С. Ю.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2011) Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ ПРЕЗИДИУМОМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РФ

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 28 января 2011 года

С. Ю. КАРАСЕВА

Постановление от 30 ноября 2010 г. N 10521/10

ООО "К" обратилось с иском к предпринимателю В. о взыскании 200000 руб. компенсации за незаконное использование 20 музыкальных произведений и фонограмм автора-исполнителя К., содержащихся на компакт-диске формата MP3, продажу которого осуществил ответчик. Решением суда иск удовлетворен. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ФАС округа судебные акты изменил, взыскав компенсацию в сумме 10000 руб. ООО "К" на основании договора от 10.06.1999, лицензионных договоров от 30.04.2008 и от 17.12.2008 является правообладателем исключительных прав на музыкальные произведения (песни) и фонограммы автора-исполнителя К. 10.07.2009 представителем ООО "К" в торговой точке, принадлежащей на праве аренды В. (договор аренды от 01.07.2009), был приобретен компакт-диск формата MP3, на котором помимо иных произведений и фонограмм содержались спорные музыкальные произведения и фонограммы. Факт заключения с В. договора розничной купли-продажи, предметом которого явился данный компакт-диск, подтвержден кассовым и товарным чеками, видеозаписями, а также зафиксированными судом показаниями двух свидетелей. Суды признали, что компакт-диск является контрафактным, поскольку как В., так и лицу, обозначенному на компакт-диске в качестве правообладателя, права на выпуск и распространение этих музыкальных произведений и фонограмм правообладателем не передавались. Кроме того, вкладыш диска (буклет) отличается от оригинальных вкладышей, используемых правообладателем, корпус (защитный кожух) и компакт-диск не соответствуют требованиям п. "г" ч. 4 Положения о лицензировании деятельности по воспроизведению (изготовлению экземпляров) аудиовизуальных произведений и фонограмм на любых видах носителей, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 28.04.2006 N 252. В силу ст. 1270 ГК РФ автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со ст. 1229 ГК РФ в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение). Использованием произведения независимо от того, совершаются ли соответствующие действия в целях извлечения прибыли или без такой цели, считается в том числе распространение произведения путем продажи или иного отчуждения его оригинала или экземпляров. Согласно п. 1 ст. 1229 ГК РФ другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается ГК РФ. Согласно ст. ст. 1252, 1301, 1311 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных ГК РФ, вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от 10000 до 5000000 руб. Суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что истец доказал факт принадлежности ему исключительных прав на спорные произведения и фонограммы и нарушения их ответчиком. При этом суды учли, что каждое из произведений и фонограмм, содержащихся на спорном диске, является самостоятельным объектом исключительных прав, подлежащим защите, поэтому взыскали компенсацию из расчета 10000 руб. (минимальный размер компенсации, установленный ст. ст. 1252, 1301, 1311 ГК РФ) за неправомерное использование каждого из 20 произведений и фонограмм. Суд кассационной инстанции признал компакт-диск новым единым сложным самостоятельным произведением, поэтому минимальный размер компенсации определил, исходя из нарушения ответчиком прав на один сложный объект. Однако этот вывод не соответствует п. 1 ст. 1240 ГК РФ, содержащему исчерпывающий перечень сложных объектов (кинофильмы, иные аудиовизуальные произведения, театрально-зрелищные представления, мультимедийные продукты, единые технологии), право использования которых принадлежит лицу, организовавшему создание сложного объекта. Компакт-диск, содержащий музыкальные произведения и фонограммы, представляет собой материальный носитель, используемый для их воспроизведения, и не является самостоятельным объектом авторского права. Суд кассационной инстанции взыскал компенсацию за нарушение исключительных прав в размере ниже низшего предела, установленного п. 3 ст. 1252, ст. ст. 1301 и 1311 ГК РФ, что не соответствует разъяснениям, содержащимся в п. 43.3 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой ГК РФ". Правообладатель требовал взыскания компенсации за каждый случай неправомерного использования произведений, при этом суд вопрос о возможности взыскания компенсации за правонарушение в целом не рассматривал. Президиум ВАС РФ отменил постановление кассационной инстанции, оставив в силе решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции.

Постановление от 23 ноября 2010 г. N 10430/10

Минфин Амурской области обратился с иском к Российской Федерации в лице Минфина РФ и Управлению Федерального казначейства о взыскании 3235781,92 руб. расходов, связанных с реализацией мер социальной поддержки работников, проживающих в сельской местности, на основании Закона РФ от 10.07.1992 N 3266-1 "Об образовании". Решением суда в иске отказано. ФАС округа решение оставил без изменения. Суды исходили из того, что согласно п. 5 ст. 55 Закона N 3266-1 педагогические работники, проживающие в сельской местности, имеют право на бесплатную жилую площадь с отоплением и освещением. Эта норма регулирует вопросы предоставления именно жилого помещения с подведенными к нему соответствующими коммуникациями, а не меру социальной поддержки педагогических работников в виде бесплатного пользования отоплением и освещением. На органы местного самоуправления возложена обязанность предоставлять таким работникам льготу в виде бесплатного жилья с отоплением и освещением, то есть предоставлять благоустроенное помещение, а не льготы по оплате коммунальных услуг. В силу ст. 1 Закона Амурской области от 05.12.2005 N 99-ОЗ "О социальной поддержке граждан отдельных категорий" право на получение социальной поддержки имеют граждане, являющиеся специалистами государственных и муниципальных организаций, учреждений, финансируемых за счет средств областного и местных бюджетов, проживающие и работающие в сельской местности, поселках городского типа (рабочих поселках). Финансирование расходов на предоставление мер социальной поддержки осуществляется за счет средств областного бюджета. Суды пришли к выводу, что взыскание спорных расходов за счет бюджета области соответствует федеральному законодательству и законодательству субъекта РФ. В 2008, 2009 годах на основании судебных актов за счет казны области осуществлялась оплата исполнительных листов о взыскании в пользу физических и юридических лиц расходов, связанных с предоставлением педагогическим работникам мер социальной поддержки, предусмотренных п. 5 ст. 55 Закона N 3266-1. Обращение Минфина области к Минфину РФ о компенсации за счет средств федерального бюджета расходов областного бюджета, связанных с предоставлением льгот по оплате жилищно-коммунальных услуг педагогическим работникам, работающим и проживающим в сельской местности, оставлено без удовлетворения в связи с тем, что данная мера социальной поддержки относится к компетенции органов государственной власти субъектов РФ и муниципальных образований. В силу п. 5 ст. 55 Закона N 3266-1 педагогические работники образовательных учреждений имеют право на бесплатную жилую площадь с отоплением и освещением в сельской местности, рабочих поселках (поселках городского типа). Согласно ст. 2 ФЗ от 06.05.2003 N 52-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон РФ "Об основах жилищной политики" и другие законодательные акты РФ в части совершенствования системы оплаты жилья и коммунальных услуг" размер, условия и порядок возмещения расходов на предоставление льгот по оплате жилья и коммунальных услуг, определенных абз. 3 п. 5 ст. 55 Закона N 3266-1, устанавливаются законодательными актами субъектов РФ и учитываются в межбюджетных отношениях. В соответствии с п. 1 ст. 85 Бюджетного кодекса РФ (в редакции, действующей с 01.01.2005) расходные обязательства субъектов РФ возникают в результате принятия законов и (или) иных нормативных правовых актов субъектов РФ при осуществлении органами государственной власти субъектов РФ полномочий по предметам ведения субъектов РФ и по предметам совместного ведения, указанных в п. п. 2 и 5 ст. 26.3 ФЗ от 06.10.1999 N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ". В силу п. 7 ст. 26.3 Закона N 184-ФЗ полномочия Российской Федерации по предметам ведения Российской Федерации, а также полномочия Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ, не предусмотренные п. 2 данной статьи, могут передаваться для осуществления органам государственной власти субъектов РФ федеральными законами. Финансовое обеспечение реализации отдельных полномочий, переданных органам государственной власти субъектов РФ, осуществляется за счет субвенций из федерального бюджета. Между тем ст. 26.3 Закона N 184-ФЗ не относит к полномочиям субъекта РФ, подлежащим финансированию за счет собственных средств бюджета субъекта РФ, финансирование расходов в связи с предоставлением педагогическим работникам, проживающим и работающим в сельской местности, льгот по оплате жилья и коммунальных услуг. Исходя из положений ст. 84 Бюджетного кодекса РФ финансирование рассматриваемых льгот относится к расходным обязательствам Российской Федерации. Конституционный Суд РФ в Определении от 08.02.2007 N 322-О-П указал, что норма абз. 3 п. 5 ст. 55 Закона N 3266-1 (в редакции ФЗ от 22.08.2004 N 122-ФЗ) не привнесла каких-либо изменений в порядок реализации закрепленной в ней меры социальной поддержки, предусмотренной для педагогических работников образовательных учреждений, работающих и проживающих в сельской местности, рабочих поселках (поселках городского типа), и, по сути, воспроизвела правовое регулирование, содержащееся в Законе N 52-ФЗ. Российская Федерация не устранялась до 01.01.2005 и не устраняется после этой даты, когда вступил в силу Закон от 22.08.2004 N 122-ФЗ, от обязанности по финансовому обеспечению предоставления установленного абз. 3 п. 5 ст. 55 Закона N 3266-1 уровня мер социальной поддержки. Президиум ВАС РФ отменил все судебные акты по делу и иск удовлетворил.

Постановление от 23 ноября 2010 г. N 6530/10

МУП обратилось с иском к ТСЖ о взыскании 93482,03 руб. задолженности по оплате тепловой энергии (отопления) и горячего водоснабжения и 8954,37 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами. Решением суда иск удовлетворен. Апелляционный суд решение изменил, удовлетворив иск частично и взыскав 3040,79 руб. задолженности и 500 руб. в возмещение расходов по оплате госпошлины. С МУП в пользу ТСЖ взыскано 17759,70 руб. в возмещение судебных издержек на оплату услуг представителя и проведение судебной экспертизы, а также 970 руб. в возмещение расходов по оплате госпошлины. ФАС округа оставил постановление апелляционной инстанции без изменения. Суд первой инстанции согласился с представленным МУП расчетом, произведенным согласно договору - исходя из нормативов потребления горячей воды и количества жильцов за период, когда общедомовой прибор учета горячей воды был неисправен. Суд апелляционной инстанции, установив факт неисправности общедомового прибора учета горячей воды в спорный период, исследовав и оценив заключение комплексной судебно-бухгалтерской и технологической экспертизы, пришел к выводу, что размер платы за горячее водоснабжение правомерно определен экспертом на основании показаний индивидуальных приборов учета, установленных в квартирах граждан. Суды апелляционной и кассационной инстанций руководствовались ст. ст. 161, 162 ЖК РФ, п. 2 ст. 539, п. 2 ст. 676 ГК РФ, п. 7 Правил установления и определения нормативов потребления коммунальных услуг, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 N 306, п. п. 4 и 16 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 N 307. Между тем при расчете размера платы за коммунальные услуги в отсутствие коллективных (общедомовых) приборов учета в многоквартирном доме суды не учли следующего. В соответствии с п. 2 ст. 548 ГК РФ к отношениям, связанным со снабжением через присоединенную сеть водой, правила о договоре энергоснабжения (ст. ст. 539 - 547 ГК РФ) применяются, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не вытекает из существа обязательства. В силу п. 1 ст. 544 ГК РФ оплата производится за фактически принятое абонентом количество горячей воды в соответствии с данными учета горячей воды, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. Согласно п. 2 ст. 539 ГК РФ, разделу 9 Правил учета тепловой энергии и теплоносителя, утвержденных Минтопэнерго РФ 12.09.1995 N Вк-493, абонент обеспечивает учет горячей воды. Исходя из п. 1.3, абз. 2 пп. 2.1.1 Правил N Вк-4936, средства измерения устанавливаются у потребителя (абонента) на оборудованном узле учета тепловой энергии воды, который должен размещаться на границе эксплуатационной ответственности между теплоснабжающей организацией и абонентом. В силу п. 8 Правил N 307 условия договора о приобретении коммунальных ресурсов, заключаемого с ресурсоснабжающими организациями с целью обеспечения потребителя коммунальными услугами, не должны противоречить этим Правилам и иным нормативным правовым актам РФ при определении условий договора энергоснабжения, заключаемого между ресурсоснабжающей и управляющей организациями. Согласно п. 1 ст. 157 ЖК РФ размер платы за коммунальные услуги рассчитывается исходя из объема потребляемых коммунальных услуг, определяемого по показаниям приборов учета, а при их отсутствии - исходя из нормативов потребления коммунальных услуг, утверждаемых органами государственной власти субъектов РФ в порядке, установленном Правительством РФ. Следовательно, при отсутствии средств измерения, предусмотренных Правилами N Вк-4936, объем отпущенной горячей воды должен определяться ресурсоснабжающей организацией на основании нормативов потребления коммунальных ресурсов, которые устанавливаются для домов определенной группы независимо от наличия у их жителей индивидуальных приборов учета горячей воды (пп. "а" п. 5, п. 10, пп. "в" п. 39 Правил N 306). При установлении указанных нормативов показания индивидуальных приборов учета воды не принимаются во внимание. Таким образом, действующее нормативное регулирование отношений по горячему водоснабжению допускает учет фактического потребления горячей воды одним из двух способов: либо по показаниям приборов учета воды, размещенных на сетях абонента на границе эксплуатационной ответственности между теплоснабжающей организацией и абонентом, либо расчетным путем исходя из количества жителей и утвержденных нормативов потребления горячего водоснабжения. Выводы об отсутствии оснований для взыскания в пользу МУП разницы между платой за отпуск горячей воды, исчисленной исходя из нормативов потребления горячего водоснабжения и количества жителей, и платой, исчисленной на основании показаний индивидуальных приборов учета воды, противоречат этому регулированию. Суды апелляционной и кассационной инстанций, делая вывод о применимости к отношениям сторон п. 16 Правил N 307, предусматривающего исчисление платы за коммунальные услуги при неисправности (отсутствии) общедомовых приборов учета воды исходя из показаний индивидуальных приборов учета, установленных в квартирах граждан, не приняли во внимание, что при отсутствии общедомовых приборов учета, размещенных на сетях товарищества на границе эксплуатационной ответственности между теплоснабжающей организацией (предприятием) и абонентом (товариществом), объем отпущенной воды рассчитывается ресурсоснабжающей организацией (предприятием) по нормативам, которые установлены для домов определенной группы независимо от наличия у их жителей индивидуальных приборов учета воды. Кроме того, согласно п. 27 Правил N 306 в норматив горячего водоснабжения включается расход воды исходя из расчета расхода горячей воды на одного потребителя, необходимого для удовлетворения его физиологических, санитарно-гигиенических, хозяйственных потребностей и содержания общего имущества многоквартирного дома, с учетом требований к качеству соответствующих коммунальных услуг. Применение к отношениям между МУП и ТСЖ п. 16 Правил N 307 означало бы, по существу, перемещение границы эксплуатационной ответственности и, следовательно, возложение на МУП ответственности за потери в сетях, находящихся в управлении ТСЖ. Кроме того, данный подход лишает смысла установку общедомовых приборов учета воды, по показаниям которых должны осуществляться расчеты. Президиум ВАС РФ отменил постановления апелляционной и кассационной инстанций, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Постановление от 9 ноября 2010 г. N 7552/10

Между ООО "П" и ООО "А." 01.03.2005 был заключен договор о продаже/покупке исключительной лицензии на использование промышленного образца (бутылка для водки с этикетками и пробкой). В соответствии с договором лицензиар обязался передать лицензиату за вознаграждение исключительное право на использование промышленного образца, защищенного патентом, на срок действия договора. 20.09.2006 договор зарегистрирован в Роспатенте. В момент заключения договора права на защищенный патентом промышленный образец принадлежали ЗАО "П" (первоначальному правообладателю), которое уступило их ООО "П" на основании договора об уступке от 16.03.2005. Запись об изменении правообладателя была внесена в Государственный реестр промышленных образцов РФ 14.06.2005. ООО "А" использовало промышленный образец в производстве водки в период с апреля 2005 по май 2007 года. За этот период ООО "А" перечислило ООО "П" в качестве оплаты лицензионного вознаграждения по договору 10660800 руб. ООО "П", считая, что ООО "А" ненадлежащим образом исполнило свои договорные обязательства и обязано уплатить вознаграждение за пользование промышленным образцом с момента заключения договора (01.03.2005), обратилось с иском о взыскании 5150205,50 руб. задолженности. Решением суда иск удовлетворен частично - взыскана задолженность в размере 4037080,30 руб. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ФАС округа судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение с целью установления даты вступления договора в силу. При новом рассмотрении решением суда иск удовлетворен. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ФАС округа оставил судебные акты без изменения. В соответствии с п. 1 ст. 13 Патентного закона по лицензионному договору патентообладатель (лицензиар) обязуется предоставить право на использование промышленного образца в объеме, предусмотренном договором, другому лицу (лицензиату), а последний принимает на себя обязанность вносить лицензиару обусловленные договором платежи и (или) осуществлять другие действия, предусмотренные договором. Согласно п. 5 ст. 13 Патентного закона лицензионный договор на использование запатентованных изобретения, полезной модели или промышленного образца подлежит регистрации в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности. Исходя из положений п. 3 ст. 433 и п. 2 ст. 425 ГК РФ в случае, если использование промышленного образца лицензиатом началось до государственной регистрации лицензионного договора (момент заключения), стороны вправе распространить действие договора на отношения, возникшие до его заключения. Между тем действие договора с обратной силой не может распространяться на тот период, когда у лицензиара отсутствовало право на соответствующий промышленный образец ввиду того, что таким правом обладало другое юридическое лицо. В момент заключения договора ООО "П" не обладало правами на защищенный патентом промышленный образец. Оно получило права на патент лишь после заключения с ЗАО "П" договора об уступке от 16.03.2005, а именно с момента внесения записи в реестр (14.06.2005). Следовательно, договор ООО "П" и ООО "А" не мог содержать условия о выплате лицензиару лицензионного вознаграждения за период, когда права на защищенный патентом промышленный образец принадлежали другому лицу. Помимо этого, из договора не следует, что его действие распространяется и на период с момента получения права на патент до его регистрации в Роспатенте. Кроме того, действие патента на промышленный образец было досрочно прекращено 21.10.2006 на основании ст. 30 Патентного закона из-за неуплаты ООО "П" в установленный срок патентной пошлины за поддержание патента в силе и восстановлено лишь 16.01.2008. В случае прекращения исключительного права действие лицензионного договора прекращается. Суды не учли, что действие договора не распространяется на период отсутствия у лицензиара прав на промышленный образец вследствие досрочного прекращения действия патента. Поскольку ООО "П" не доказало наличия задолженности по лицензионному договору, не было оснований для удовлетворения иска. Президиум ВАС РФ отменил все судебные акты по делу и в иске отказал.

Постановление от 9 ноября 2010 г. N 7454/10

ООО "Ю" обратилось с заявлением о признании незаконным отказа Росимущества в заключении договора купли-продажи земельного участка и обязании заключить договор. Решением суда требования удовлетворены. ФАС округа решение оставил без изменения. Согласно договору купли-продажи от 09.10.2001, заключенному с П., ООО "Ю" приобрело в собственность не завершенный строительством жилой дом (свидетельство о государственной регистрации права от 10.10.2001). ООО "Ю", считая, что оно как собственник объекта недвижимости в силу ст. 36 ЗК РФ имеет право на приобретение в собственность земельного участка, находящегося в государственной собственности и необходимого для эксплуатации этого объекта, обратилось с соответствующим заявлением в Управление Росимущества. Согласно распоряжению Управления от 17.04.2009 участок был предоставлен в собственность ООО "Ю". Во исполнение распоряжения пакет документов был направлен в Росимущество для заключения договора купли-продажи участка. Росимущество письмом от 30.06.2009 отказало в предоставлении данного участка в собственность. Суды посчитали, что ООО "Ю" имеет право на выкуп участка в собственность, поскольку на нем находится объект недвижимости, принадлежащий ему на праве собственности. Однако суды неправомерно применили к взаимоотношениям сторон п. 1 ст. 36 ЗК РФ, в соответствии с которым исключительное право на приватизацию земельных участков имеют граждане и юридические лица, являющиеся собственниками зданий, строений, сооружений, расположенных на этих участках, поскольку с заявлением о выкупе участка обратилось лицо, имеющее в собственности не завершенный строительством жилой дом. Данной нормой определен круг обладателей прав лишь на здания, строения, сооружения, которые могут приобрести в собственность земельный участок; к их числу не отнесены собственники не завершенных строительством зданий, строений или сооружений, так как эти объекты не могут быть использованы в соответствии с их назначением до завершения строительства и ввода в эксплуатацию. Суды не применили толкование ст. 36 ЗК РФ, содержащееся в Постановлении Президиума ВАС РФ от 23.12.2008 N 8985/08. Президиум ВАС РФ отменил судебные акты по делу и в удовлетворении требований отказал.

------------------------------------------------------------------

Название документа