Правовое значение общей воли сособственников жилого помещения на вселение в жилое помещение членов семьи и прекращение права пользования жилым помещением членами семьи одного собственника в случае прекращения семейных отношений между сособственниками жилого помещения (к вопросу применения ст. 31 ЖК РФ)

(Уруков В. Н., Урукова А. В.) («Нотариус», 2011, N 2) Текст документа

ПРАВОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ ОБЩЕЙ ВОЛИ СОСОБСТВЕННИКОВ ЖИЛОГО ПОМЕЩЕНИЯ НА ВСЕЛЕНИЕ В ЖИЛОЕ ПОМЕЩЕНИЕ ЧЛЕНОВ СЕМЬИ И ПРЕКРАЩЕНИЕ ПРАВА ПОЛЬЗОВАНИЯ ЖИЛЫМ ПОМЕЩЕНИЕМ ЧЛЕНАМИ СЕМЬИ ОДНОГО СОБСТВЕННИКА В СЛУЧАЕ ПРЕКРАЩЕНИЯ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ СОСОБСТВЕННИКАМИ ЖИЛОГО ПОМЕЩЕНИЯ (К ВОПРОСУ ПРИМЕНЕНИЯ СТ. 31 ЖК РФ) <*>

В. Н. УРУКОВ, А. В. УРУКОВА

——————————— <*> Urukov V. N., Urukova A. V. Legal importance of joint will of owners of living accommodation to squatting into living accommodation of members of the family and termination of right to use relations between the co-owners of living accommodation (on the issue of application of article 31 of the Housing Code of the RF).

Уруков Владислав Николаевич, заслуженный юрист ЧР, профессор.

Урукова Алла Владиславовна, ген. директор ООО «Юридическая фирма «Фабий», г. Чебоксары.

В настоящей статье рассматривается правовое значение общей воли сособственников жилого помещения на вселение в жилое помещение членов семьи и прекращение права пользования жилым помещением членами семьи одного собственника в случае прекращения семейных отношений между сособственниками жилого помещения.

Ключевые слова: жилое помещение, право пользования, спорное помещение.

The present article considers legal importance of joint will of co-owners of living accommodation to squatting into living accommodation of members of the family and termination of right to use living accommodation by members of the family of one owner in case of termination of family relations between the co-owners of living accommodation.

Key words: living accommodation, right of use, disputable accommodation.

Нормы ст. 31 ЖК РФ определяют порядок вселения в качестве члена семьи собственника квартиры и пользования жилым помещением члена семьи собственника принадлежащего ему жилого помещения. Согласно п. 1 данной статьи к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи. Правилами п. 2 этой же статьи ЖК РФ установлено, что члены семьи собственника жилого помещения имеют право пользования данным жилым помещением наравне с его собственником, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи. Члены семьи собственника жилого помещения обязаны использовать данное жилое помещение по назначению, обеспечивать его сохранность. Пунктами 4 и 5 ст. 31 ЖК РФ предусмотрено, что в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. Если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда. При этом суд вправе обязать собственника жилого помещения обеспечить иным жилым помещением бывшего супруга и других членов его семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства, по их требованию. (Действие положений ч. 4 ст. 31 не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором (Федеральный закон от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ).) По истечении срока пользования жилым помещением, установленного решением суда, соответствующее право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника прекращается, если иное не установлено соглашением между собственником и данным бывшим членом его семьи. До истечения указанного срока право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника прекращается одновременно с прекращением права собственности на данное жилое помещение этого собственника или, если отпали обстоятельства, послужившие основанием для сохранения такого права, на основании решения суда. Буквальное толкование норм ст. 31 ЖК РФ указывает на то, что эти правила установлены для случаев, когда собственником жилого помещения является одно лицо. Авторы настоящей статьи замечают, что законодатель, к большому сожалению, упустил такой факт, что в России весьма большое количество квартир, домов и других жилых помещений находятся в собственности не одного лица, а двух и более лиц. Последнее обстоятельство вызывает определенные трудности у судов при разрешении жилищных споров в связи с утратой статуса члена семьи одного из сособственников квартиры или другого жилого помещения. Это можно проиллюстрировать на одном из интересных примеров судебной практики. Решением Новочебоксарского городского суда ЧР от 7 декабря 2010 г. отказом в удовлетворении требований М. и ее мужа о признании за ними права пользования квартирой требование Ц. о прекращении права пользования жилым помещением М. и ее мужа и их выселении фактически удовлетворено с отсрочкой выселения до 7 марта 2011 г. Обстоятельства по делу следующие. М. и ее муж являются родителями бывшей жены Ц. Бывшая жена Ц. является собственником спорной квартиры (доля в праве 1/3). Кроме этого, 1/3 долю в праве собственности на квартиру имеет несовершеннолетний сын Ц., в интересах которого действует его бывшая жена. Ц. и его жена состояли в браке с 25 сентября 2004 г. по 29 июня 2009 г. На семейном совете в 2004 г., после регистрации брака, было решено совместными усилиями купить квартиру в общую собственность. Ц. оформил ипотечный кредит для покупки квартиры, а М. и ее муж продали свою квартиру и 26 декабря 2005 г. внесли на лицевой счет в отделение Сбербанка РФ 730 000 рублей в счет погашения ипотечного кредита Ц. с согласия Ц. и его жены, М. и ее муж были вселены для постоянного проживания в спорную квартиру в качестве члена семьи собственника квартиры. В спорной квартире М. и ее муж проживают и пользуются ею с 26 декабря 2005 г. как члены семьи жены Ц., собственника 1/3 доли в праве собственности на квартиру. Вселение в квартиру М. и ее мужа, их проживание в квартире были осуществлены также с согласия Ц., собственника 1/3 доли в праве собственности на квартиру. В соответствии с п. 2 ст. 31 ЖК РФ члены семьи собственника жилого помещения имеют право пользования данным жилым помещением наравне с его собственником, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи. После развода Ц., М. и ее муж продолжают оставаться членами семьи собственника спорной квартиры, дочери (бывшей жены Ц.), которая изъявляет волю на дальнейшее пользование квартирой ее родителями — М. Суд мотивировал свое решение следующим образом: «…Как следует из материалов дела, предметом спора является помещение частного жилищного фонда (абз. 1 ч. 2 ст. 19 ЖК РФ). Отношения, связанные с правом собственности на жилое помещение, урегулированы нормами главы 5 Жилищного кодекса РФ и главы 18 Гражданского кодекса РФ. Порядок пользования общим имуществом определяется положениями гражданского законодательства, в частности, ст. 247 ГК РФ предусмотрено, что пользование имуществом находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия — в порядке, устанавливаемом судом. Следовательно, из содержания данной правовой нормы следует, что участник общей долевой собственности на жилое помещение не обладает безусловным правом на вселение либо предоставление в пользование жилого помещения, находящегося в общей собственности, иным лицам без согласия других сособственников. При таких обстоятельствах отнесение М. и М. (ее муж. — Прим. авт.) к членам семьи Ц., участника общей долевой собственности и действующей в том числе и от имени несовершеннолетнего Ц., не имеет правового значения для разрешения данного спора. Согласно ст. 288 ГК РФ собственник осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением в соответствии с его назначением и пределами использования. В соответствии со ст. 30 ЖК РФ собственник жилого помещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением в соответствии с его назначением и пределами его использования. Согласно ст. 292 ГК РФ равное с собственником право по пользованию жилым помещением имеют лишь члены семьи собственника, проживающие в принадлежащем ему жилом помещении. Круг членов семьи собственника определяется по правилам ст. 31 ЖК РФ. Положениями ч. 1 ст. 31 ЖК РФ предусмотрено, что к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи. Согласно ч. 2 ст. 31 ЖК РФ члены семьи собственника жилого помещения имеют право пользования данным жилым помещением наравне с его собственником, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи. Из материалов дела видно, что брак между Ц. и Ц. прекращен 10.07.2009 на основании решения мирового судьи судебного участка N 5 гор. Новочебоксарск от 29 июня 2009 года. Ц. ссылается на то, что после расторжения брака с Ц. ее родители М. и М. перестали быть членами его семьи — участника общей долевой собственности спорной квартиры. В соответствии с п. 4 ст. 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. Если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда. Таким образом, из содержания названных правовых норм следует, что в основе права пользования жилым помещением лиц, проживающих в принадлежащем гражданину на праве собственности жилом помещении, лежат их семейные отношения с собственником. Поэтому в случае прекращения семейных отношений прекращается право пользования жилым помещением. Следовательно, по данному делу являются юридически значимыми обстоятельствами: установление оснований возникновения права собственности на спорное жилое помещение у Ц., наличие семейных отношений с Ц. (с бывшим зятем. — Прим. авт.), а также иных обстоятельств, свидетельствующих о возможности сохранения за М. … права пользования спорным жилым помещением на определенный срок. Судом установлено, что данным договором не предусмотрено право ответчиков М. пользования спорной жилплощадью. На момент рассмотрения дела, как пояснили стороны, членами одной семьи они не являются, общего хозяйства не ведут, договорных отношений по пользованию жилым помещением между ними нет. Таким образом, суд пришел к выводу, что у ответчиков-истцов прекратилось предусмотренное ч. 2 ст. 31 ЖК РФ право пользования спорным жилым помещением, т. е. на ранее возникших основаниях. В силу положений ст. 247 ГК РФ Ц. без согласия Ц. (бывшего супруга. — Прим. авт.) не вправе предоставлять своим родителям М. и М. в пользование спорную квартиру… Пункт 1 ст. 35 ЖК РФ устанавливает, что в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими федеральными законами, договором или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им). Если данный гражданин в срок, установленный собственником соответствующего жилого помещения, не освобождает указанное жилое помещение, он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда…» По нашему мнению, решение суда в части признания прекращенным права пользования жилым помещением и выселения М. и ее мужа является ошибочным исходя из нижеследующего. В спорной квартире семья М. вселена, проживает и пользуется жилым помещением с 26 декабря 2005 г. как члены семьи Ц., собственника 1/3 доли в праве собственности на квартиру. Вселение и их проживание в квартире были осуществлены с согласия Ц., собственника 1/3 доли в праве собственности на квартиру и его жены, дочери М., собственника 1/3 доли в праве собственности на квартиру. Представляется, суд должен был дать оценку и установить общую волю и общее волеизъявление сособственников спорного жилого помещения (Ц. и его жены), в результате которых возникли жилищные правоотношения по вселению и пользованию спорной квартирой членами одного из сособственников жилого помещения. В соответствии со ст. 247 ГК РФ владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия — в порядке, устанавливаемом судом. Следовательно, в соответствии со ст. 247 ГК РФ право на вселение и пользование спорной квартирой М. и ее мужа возникло на основании общей воли и общего волеизъявления всех собственников квартиры. Следовательно, и прекращение этого права (права пользования квартирой) на основании ст. 247 ГК РФ возможно только на основании общей воли и общего волеизъявления всех собственников квартиры. Думается, до тех пор, пока не будет единая воля и волеизъявление Ц. и его бывшей жены, сособственников квартиры, на прекращение права пользования и выселение членов семьи одного из сособственников, М. и ее мужа, из жилого помещения, они, как члены семьи сособственника жилого помещения, вселенные на основании ст. 31 ЖК РФ, имеют права пользования данным жилым помещением наравне с его собственником. М. и ее муж продолжают оставаться членами семьи сособственника спорной квартиры, бывшей жены Ц., которая изъявляет волю на дальнейшее пользование квартирой ее родителями — М. Значит, ее родители — М. имеют право пользования данным жилым помещением наравне с его собственником, и они не могут быть выселены из квартиры, пока сособственником квартиры будет оставаться дочь (разумеется, при условии, если она не выразит волеизъявление против проживания родителей в спорной квартире). Вышесказанное утверждение согласуется с нашим предложением (которое согласуется с нормами ст. 247 ГК РФ) о том, что однажды возникшее субъективное вещное право на основании согласованной общей (единой) воли нескольких субъектов может быть прекращено только на основании общей (единой) воли этих субъектов.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *