О форме служебно-жилищного обеспечения военнослужащих

(Воробьев Е. Г.) ("Военно-юридический журнал", 2011, N 6) Текст документа

О ФОРМЕ СЛУЖЕБНО-ЖИЛИЩНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

Е. Г. ВОРОБЬЕВ

Воробьев Е. Г., полковник юстиции, доцент, кандидат юридических наук.

В рамках реализации государственной политики кардинального решения давно назревшей жилищной проблемы военнослужащих и членов их семей государство продолжает прилагать значительные усилия. Вот что по этому поводу недавно сказал Председатель Правительства РФ В. В. Путин в отчете о деятельности Правительства за 2010 г. в Государственной Думе РФ: "Никогда прежде в прошлые годы, я хочу это подчеркнуть, никогда столько жилья для военнослужащих не выделялось. В 2009 г. было выделено 45,6 тыс. квартир, в 2010 г. - 51,9 тыс. квартир. Однако полностью жилищная проблема военнослужащих пока не решена. Согласно нашим планам в период с 2011 по 2013 г. для военнослужащих будет приобретено еще порядка 77 тыс. квартир. Фактически это означает, что жилищная очередь в Вооруженных Силах будет полностью ликвидирована. После того как мы закроем все текущие жилищные долги и проблемы, квартиры в Вооруженных Силах будут предоставляться в плановом порядке. Людям больше не придется, надеюсь, годами ждать положенную им квартиру" <1>. -------------------------------- <1> Председатель Правительства России В. В. Путин представил в Государственной Думе отчет о деятельности Правительства Российской Федерации за 2010 год. 2011. 20 апр. URL: http:// premier. gov. ru/ events/ news/ 14898.

Как можно судить из данного утверждения, в настоящее время государство "закрывает долги", десятилетиями копившиеся в данной области общественных отношений. И лишь в определенной отдаленной перспективе (следует полагать, через 3 - 4 года) начнется процесс работы не в авральном, а в нормальном режиме. Вот тогда-то с новой остротой вновь встанет вопрос о служебно-жилищном обеспечении военнослужащих, пока что "подавляемый" проблемами предоставления постоянного жилья. И вот почему. Напомним читателю о том, что относительно недавно руководство страны планировало всего за 3 года (с 2009 до 2012) существенно сократить общую численность Вооруженных Сил Российской Федерации <2>, причем в основном за счет профессиональных военнослужащих: число офицеров уменьшить с 350 тыс. до 150 тыс. человек, ликвидировать должности 140 тыс. прапорщиков, но при этом увеличить до 150 тыс. (в перспективе - до 200 - 250 тыс. <3>) человек число военнослужащих контрактной службы и удвоить число военнослужащих по призыву. В итоге такой модернизации, согласно первоначальным планам реформы, общая численность ВС РФ к 2012 г. должна была реально составить 1 млн. человек, в том числе: 150 тыс. офицеров, 150 тыс. военнослужащих-контрактников, 700 тыс. военнослужащих по призыву <4>. Вполне естественно, что подобная пропорция в кадрах существенным образом "сглаживала" бы нехватку служебного жилья и при существующих объемах государственного финансирования позволяла бы надеяться на успешное решение и этой жилищной проблемы. -------------------------------- <2> Далее - ВС РФ. <3> Петров В. Сенаторы подали сигнал // Рос. газ. 2010. 6 июня. <4> Гаврилов Ю. Выйти из строя! Российскую армию сократят и сделают постоянно готовой // Рос. газ. 2008. 23 окт.; Состоялось заседание Коллегии Министерства обороны РФ. Офиц. сайт Минобороны России. URL: http:// www. mil. ru/ info/ 53270/ 53287/index. shtml; Генштаб приступает к реорганизации Российской армии // Вести. РУ. 2008. 1 нояб. URL: http:// www. vesti. ru/ doc. html? id=2 20247.

Однако в приведенные замыслы военной реформы жизнь внесла существенные коррективы. Как и планировалось, по результатам проведенных организационно-штатных изменений на начало 2011 г. численность офицерского корпуса была действительно уменьшена до 150 тыс. человек. Институт прапорщиков в количестве 140 тыс. прекратил служебную деятельность. Однако численность контрактников так и не достигла планируемого уровня и составила всего 120 тыс. человек при устойчивой тенденции к ее уменьшению <5>. Более того, такое уменьшение шло и за счет их активного увольнения по решению командования. О. Божьева указывает, что только осенью 2010 г. из войск было уволено до 70% контрактников <6>. А число призывников вместо плановых 700 тыс. насчитывало около 500 тыс., причем осенью 2010 г., по признанию заместителя начальника Генерального штаба ВС РФ генерал-полковника В. Смирнова, почти половина призывного контингента (более 200 тыс. граждан) уклонилась от призыва <7>. -------------------------------- <5> Мухин В. Ненужные щенки Российской армии. Некомплект войск сказывается на их боеготовности // Независимое военное обозрение. 2011. 12 янв. <6> Божьева О. Армия объявила призыв контрактников // Московский комсомолец. 2011. 29 марта. <7> Генштаб: в России от призыва уклоняются более 200 тыс. человек. URL: http:// www. bbc. co. uk/ russian/ rolling_news/ 2011/ 01/ 110120_ m_ russian_ army. shtml.

Очевидная невозможность укомплектовать ВС РФ в нужном количестве и призывниками заставила руководство вновь "дать отбой" первоначальным расчетам в отношении всех категорий личного состава. Уже в феврале 2011 г., после сокращения на 200 тыс. офицеров, было официально объявлено о введении (следует полагать, о восстановлении) 70 тыс. штатных единиц офицерского состава <8>. Примечательно, что приблизительно столько же офицеров (на конец 2010 г. это более 70 тыс. человек) находились за штатом в распоряжении командования. Из этих 70 тыс. "распоряженцев" около 10 тыс. составляли выпускники военных вузов двух последних лет, а остальные, примерно 60 тыс., в основном те, кого нельзя уволить без предоставления жилых помещений <9>. -------------------------------- <8> Непродуманная военная реформа вынуждена делать неожиданные пируэты // Независимое военное обозрение. 2011. 11 фев. <9> Соловьев В. Военная реформа 2009 - 2012 годов. Полное собрание сочинений Минобороны на заданную тему // Независимое военное обозрение. 2008. 12 дек.

Призывников вновь решено в значительной мере заменить контрактниками. "Вы знаете, что последние решения Верховного главнокомандующего - это иметь 425 тыс. контрактников и 220 тыс. офицеров. Этот вопрос мы будем реализовывать уже буквально с сегодняшнего дня", - сказал в конце марта текущего года начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии Н. Макаров <10>. -------------------------------- <10> Литовкин В. Начальник генштаба поставил диагноз // Независимое военное обозрение. 2011. 1 апр.

Получается, что новые кадровые решения, объявленные в начале текущего года, фактически направлены на восстановление прежнего положения, существовавшего до сокращения ВС РФ. Иными словами, уже "новые" военные профессионалы, которыми надлежит укомплектовать образовавшиеся вакантные должности, должны составить все те же 60 - 80% личного состава ВС РФ. А комплектование преимущественно на профессиональной основе предполагает и соответствующее служебно-жилищное обеспечение в установленной законом форме. К ее освещению и обратимся. В действующем военном законодательстве вопрос о форме служебно-жилищного обеспечения военнослужащих по контракту урегулирован вполне определенно. Согласно правилам, закрепленным в ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" <11>, военнослужащие по контракту на весь период военной службы обеспечиваются служебными жилыми помещениями, располагающимися преимущественно в военных городках в местах дислокации их воинских частей. При этом при отсутствии такого жилья, до его предоставления по договорам найма служебного жилого помещения, военнослужащие временно размещаются в иных помещениях (пригодных для временного проживания в служебных жилых помещениях, в общежитиях, в арендованных воинской частью или взятых в наем (поднаем) самими военнослужащими). -------------------------------- <11> Далее - Закон о статусе.

Данные правоустановления позволяют утверждать о том, что из разнообразных способов возможного жилищного обеспечения военнослужащих законодатель избрал лишь одну форму, а именно предоставление служебного жилья из специализированного жилищного фонда Российской Федерации. В то же время есть необходимость напомнить о том важном факте, что у государства в настоящее время именно такого фонда практически нет. Некогда обширный и вполне "работоспособный" жилищный фонд, специально закрепляемый за государственными органами территорий, в которых граждане проходили военную службу, был безвозвратно утрачен в 90-х годах прошлого века. В советский и постсоветский переходный периоды служебно-жилищное обеспечение военнослужащих заключалось в следующем. Государством строились или приобретались жилые помещения, которые предоставлялись военнослужащим и членам их семей по месту военной службы. По общему правилу такие помещения обладали обычным правовым режимом и в совокупности формировали военные городки (как закрытые, так и открытые). В то же время лишь незначительная часть таких помещений с правовой точки зрения считалась чисто служебной жилплощадью (она именовалась служебно-должностной). Это были помещения, юридически (формально) закрепляемые властью (государством) именно в качестве служебных. Данные помещения предназначались только для обеспечения условий работы (службы), требующей оперативного решения военно-служебных задач. Соответственно, этим целям устанавливались и категории военнослужащих - адресатов права на такое жилье. Предоставление служебного жилья не зависело от наличия или отсутствия постоянного жилья, ибо считалось обеспечением ненадлежащим (временным, на период работы, службы). Поэтому лица, обеспечиваемые служебными жилыми помещениями, обеспечивались также и жильем постоянным, как все прочие военнослужащие. Замена военнослужащего на конкретной должности в военно-служебных правоотношениях вела к смене и нанимателя конкретного служебного жилья. В некоторых случаях, предусмотренных законом в качестве уважительных оснований (ст. 108 Жилищного кодекса РСФСР), служебно-жилищное обеспечение "перерастало" в обеспечение постоянным жильем, право на которое, впрочем, распространялось на все категории граждан советского и раннего постсоветского периодов. Данные сущностные признаки служебно-жилищного обеспечения в отношении всех жилых помещений военных организаций нашли адекватное отражение в нормах военного законодательства того времени. Следовательно, в 20-х - 70-х годах прошлого века для большинства советских военнослужащих жилищное обеспечение совпадало с обеспечением постоянным жильем (как и для всех советских граждан), но реализовывалось оно в специально закрепляемом в качестве ведомственного жилищном фонде, с целевым предназначением для проживания по месту службы только военнослужащих и членов их семей. Эту особенность обеспечения данной категории граждан правовед Л. М. Пчелинцева охарактеризовала как особую жилищную систему, основанную на специально-целевом закреплении жилья, в котором проживали военнослужащие. Вопросами учета и распределения такого жилья ведала не местная власть (Советы народных депутатов), а военная администрация в лице начальников гарнизонов. Органы государственной власти только санкционировали соответствующие военно-административные решения. Подобное управление гарантировало и более короткие сроки его предоставления (по сравнению с гражданскими лицами), и последующее заселение такого жилья при его освобождении опять-таки только военнослужащими. По мнению Л. М. Пчелинцевой, данная практика "активно применялась в течение длительного времени в СССР в интересах решения жилищной проблемы военнослужащих" <12>. -------------------------------- <12> Пчелинцева Л. М. Право военнослужащих на жилище: Теоретические аспекты и проблемы реализации. М., 2004. С. 36 - 37.

Представляется, что по всем сущностным юридическим признакам (наличию прямой связи между службой и правом на такое жилье, обособлению части государственного жилищного фонда специально для данной категории служащих, административному характеру распределения по решению органов военного управления) это и была та жилищная система, которая ныне именуется "служебной", хотя по формальным юридическим соображениям в тот период она и не подпадала под категорию служебно-жилищного обеспечения, специально выделяемую законодательством советского времени, о чем указывалось выше. Однако в результате изменившейся государственной жилищной политики имевшийся фонд жилья, предназначавшийся для проживания военнослужащих в период военной службы, был постепенно "размыт". Это произошло в процессе массовой приватизации жилых помещений, системного отсутствия финансирования для поддержания жилищного фонда и отселения бывших военнослужащих из военных городков, активного отчуждения жилищных фондов военных организаций в собственность органов местного самоуправления как пути экономии выделяемых средств по статьям военной и правоохранительной части бюджета. Как следствие, государство утратило правовые рычаги управления имевшимся жилищным фондом, но нового пока так и не создало. Из данного факта следует весьма важное научное предположение. Несмотря на то что в действующем законодательстве прямо закреплена лишь единственная форма служебно-жилищного обеспечения, при фактическом отсутствии объективных условий для ее реализации государство вполне способно избрать (с последующим нормативным закреплением) и иные формы служебно-жилищного обеспечения, нежели только предоставление служебного жилья. В качестве таковых могут выступить все известные формы, но с соответствующей их юридической "адаптацией" под новые условия правового регулирования. Значимым направлением расширения вариативности служебно-жилищного обеспечения может стать дополнение "классической" служебной формы жилищного обеспечения предоставлением жилья для постоянного проживания. Ведь закон не исключает этого, и военнослужащим в период военной службы вполне может быть предоставлено постоянное жилье как по договорам социального найма, так и путем приобретения жилья в собственность военнослужащих по месту их службы. Знающий читатель укажет на то, что в таком случае, согласно действующему законодательству, при переводе военнослужащих к новому месту военной службы все равно возникает их право на получение служебного жилого помещения с сохранением права на уже приобретенное за счет государства постоянное жилье, причем как у самих военнослужащих, так и у членов их семьи. И будет прав. Однако, как говаривал небезызвестный литературный философ Козьма Прутков, "кто мешает тебе выдумать порох непромокаемый?" <13>. Государство вполне способно создать такие правовые конструкции, которые позволили бы адекватно "нейтрализовать" приоритет лишь частного эгоистического начала со стороны граждан, создать правила, балансирующие и частные, и публичные интересы, что вполне удавалось законодателю в советское время. -------------------------------- <13> Сочинения Козьмы Пруткова. М., 1982. С. 105.

В связи с этим необходимо отметить два интересных момента, частично подтверждающих предложенные выше подходы как вполне реальные. Взять, к примеру, вариант обеспечения военнослужащих по месту службы в форме предоставления социального жилья. В настоящее время депутатами Государственной Думы РФ инициирован и находится в стадии прохождения законопроект, предусматривающий восстановление права военнослужащих, заключивших первый контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 г., получать жилое помещение по договору социального найма именно в период военной службы и по месту ее прохождения <14>. -------------------------------- <14> Госдума приняла закон о соцжилье для военных // Рос. газ. 2011. 11 марта.

Другим вариантом решения служебно-жилищного обеспечения военнослужащих - участников накопительно-ипотечной системы <15> рассматриваются случаи приобретения ими жилья в рамках данной системы. Учитывая, что реализация своего права участниками НИС на использование накоплений (как досрочно, так и при приобретении прав на такие накопления) путем приобретения в собственность жилых помещений по месту службы освобождает государство от обязанности предоставить таким военнослужащим служебное жилье, подобные варианты уже просчитываются государством при определении потребностей в служебном жилищном фонде. Так, еще в бытность нахождения на посту Министра обороны страны в 2005 г. С. Иванов докладывал Верховному главнокомандующему следующее. "На будущий год по служебному жилью мы запланировали получение 23 тыс. квартир, что позволит нам иметь их в количестве 225 тыс. Я назвал численность общую - 480 тыс. квартир под всех офицеров и прапорщиков. Но здесь должен оговориться: начиная с 2007 - 2008 годов у нас уже молодые офицеры начнут... покупать квартиры по накопительно-ипотечной системе. В этом случае, если они будут иметь квартиру и служить в этом же городе, служебное жилье им практически уже не понадобится... По нашим подсчетам, общий фонд через несколько лет, нужный Министерству обороны по служебному жилью, - примерно 420 тысяч квартир за счет вот этого" <16>. -------------------------------- <15> Далее - НИС. <16> Владимир Путин: Надувательство прекратить немедленно. Из стенограммы совещания в Кремле 28 ноября 2005 г. URL: http:// www. rg. ru/ 2005/ 11/ 29/ putin-voenie. html.

Иными словами, предоставление (приобретение) за счет государства постоянного жилья в период военной службы в местах ее прохождения вполне может стать полноценной альтернативой служебно-жилищному обеспечению, о чем государство хорошо знает и на что, по большому счету, рассчитывает. Не меньшего внимания заслуживают и обязательственно-правовые формы решения задачи служебно-жилищного обеспечения. В данном случае можно говорить, например, о создании долгосрочных стабильных арендных отношений между государством и частными лицами - собственниками жилья с целью договорного размещения в таких жилых помещениях граждан в погонах по местам их службы. В настоящее время согласно норме п. 3 ст. 15 Закона о статусе аренда жилых помещений предусмотрена лишь как суррогатная форма, временно заменяющая нормальное служебно-жилищное обеспечение. Однако в ряде государств данная договорная форма применяется как существенное дополнение к иным способам решения задач размещения военнослужащих. Например, в соответствии с французским законодательством профессиональные военнослужащие, за исключением проходящих службу за пределами национальной территории и личного состава жандармерии, государственным жильем не обеспечиваются. Решение жилищного вопроса этими военнослужащими осуществляется за счет аренды или покупки жилья. На эти цели ими расходуется до 50% месячного денежного содержания. С целью создания нормальных жилищных условий для личного состава создан жилищный отдел административного управления Министерства обороны Франции. Главной задачей отдела является разработка и осуществление жилищных программ, позволяющих военнослужащим арендовать жилье на льготных условиях. Эта работа ведется по двум направлениям: долевое участие Министерства обороны в строительстве жилья и оказание военнослужащим финансовой помощи по оплате расходов за коммунальные услуги. В первом случае Министерство обороны заключает контракт с частной строительной фирмой на участие в финансировании строительства. В соответствии с контрактом часть построенного жилья, оставаясь собственностью фирмы, передается в распоряжение военного ведомства. Сдача этих квартир в аренду военнослужащим и гражданскому персоналу организуется жилищными бюро гарнизона. Осуществление таких проектов позволяет значительно (до 50%) уменьшить арендную плату за жилье. Однако строительство квартир таким способом ведется в основном в Парижском военном районе, где цены на рынке жилья гораздо выше его стоимости в других регионах страны. Военнослужащим, арендующим или имеющим собственное жилье, выплачивается ежемесячная дотация на оплату коммунальных услуг, которая может достигать 50% расходов на эти цели. В некоторых случаях эта дотация может быть значительно увеличена <17>. -------------------------------- <17> Струговец Д. В. Достойная оценка ратного труда. Государства Западной Европы проявляют всестороннюю заботу о своих военнослужащих // Независимое военное обозрение. 2003. 17 окт.

Следует также напомнить о том, что в истории России, до образования Союза ССР, основной формой решения задачи служебно-жилищного обеспечения офицеров и унтер-офицеров была выплата им так называемых квартирных денег. По данным Л. М. Пчелинцевой, квартирные деньги входили в офицерское денежное содержание и составляли довольно значительную ее часть <18>. В наши дни военное законодательство предусматривает выплату денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений у частных лиц самими военнослужащими лишь как временную меру, реализуемую до предоставления им служебных жилых помещений (п. 3 ст. 15 Закона о статусе), т. е. не рассматривается как самостоятельная форма их жилищного обеспечения. -------------------------------- <18> Пчелинцева Л. М. Право военнослужащих на жилище. Теоретические аспекты и проблемы реализации. М., 2004. С. 19.

В то же время практика государственного финансирования найма жилья самими военнослужащими активно используется в ряде иностранных армий. Например, согласно информации Т. Завацкой в армии США применяется смешанная модель служебно-жилищного обеспечения военнослужащих. Она характеризуется тем, что наряду с предоставлением ведомственного жилья на территориях частей или военных баз им разрешается самостоятельный наем жилья за пределами воинской части или военной базы с выплатой адекватной денежной компенсации. Причем данная форма жилищного обеспечения во время службы является наиболее распространенной для офицеров и семейных военнослужащих <19>. -------------------------------- <19> Завацкая Т. Жилищное обеспечение военнослужащих США // Вестник границы России. 2010. N 5. С. 63 - 64.

Следовательно, в долгосрочной перспективе решения жилищной проблемы действующих военнослужащих по контракту не исключается и такая форма, как наем (поднаем) жилых помещений у частных лиц самими военнослужащими в период прохождения военной службы с постоянным дотированием такого найма за счет средств федерального бюджета вместо предоставления служебных жилых помещений. О допустимости именно такого подхода свидетельствуют и последние намерения нашего военного ведомства, заявленные в связи с резким изменением курса военной реформы в виде отказа от комплектования Вооруженных Сил РФ преимущественно призывниками в пользу профессиональных кадров, о чем указывалось ранее. Еще в сентябре 2010 г. Министр обороны утверждал, что "у Министерства нет средств содержать контрактников в том объеме, в каком бы им хотелось. Поэтому количество призываемых на военную службу срочников в связи с этим увеличивается, а контрактниками в Российской армии будут комплектоваться более 100 тыс. солдатских и сержантских должностей. Общее число служащих в армии по контракту не будет превышать 20 процентов" <20>. -------------------------------- <20> Министерство обороны России сокращает число контрактников. URL: http://rusnovosti. ru/news/111882.

Но уже в начале 2011 г. былая формула желаемой структуры постоянного состава армии была скорректирована в обратном направлении: именно офицеры и военнослужащие по контракту вновь должны составить ее основную часть. Об этом, в частности, относительно недавно заявил начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии Н. Макаров, обозначив, что в перспективе количество солдат по призыву сократится до 10 - 15% от общей численности личного состава. Поэтому их служебно-жилищное обеспечение в значительной степени может быть решено путем увеличения денежных выплат за наем (поднаем) жилья как самостоятельной формы. По этому поводу Н. Макаров сказал следующее: "Вариант выплаты достойных денег за поднаем жилья рассматривается как один из вариантов обеспечения военнослужащих жильем" <21>. -------------------------------- <21> Божьева О. Армия объявила призыв контрактников // Московский комсомолец. 2011. 29 марта.

К слову, в некоторых регионах России, где военнослужащие дислоцируются по месту службы в населенных пунктах, даже существующий уровень временных денежных компенсаций вполне соизмерим с нормальными жилищно-коммунальными затратами тех военнослужащих, которые уже обеспечены служебным или социальным жильем. Кроме того, при таком подходе государством решаются и иные важные для военнослужащих социальные проблемы, в частности, вопросы занятости членов семей, обучения детей, доступа к очагам культуры и проч. Не эти ли соображения стали лейтмотивом нового веянья, о котором обмолвился один из заместителей Министра обороны Г. М. Нагинский, заявивший, что в перспективе вынашивается идея отказа от понятия "жилищный городок" для военнослужащих. "Почему семьи военнослужащих должны обитать как индейцы - в закрытых резервациях? Если рядом с гарнизоном есть населенный пункт с подходящей транспортной и социальной инфраструктурой, для офицеров там можно построить квартиры. Главное, чтобы расположение населенного пункта позволяло человеку быстро добраться в воинскую часть. Поставили три дома - все, служебное жилье есть. Офицерские жены устроены на работу, дети ходят в школу. Утром за военными пришел автобус, загрузились, поехали на службу" <22>. -------------------------------- <22> Гаврилов Ю. Стройся! Адреса новых квартир военные новоселы смогут выбрать на сайте Минобороны // Рос. газ. 2010. 22 дек.

Мысль о том, что профессиональные военные в период военной службы вполне могут размещаться в гражданских населениях, высказал и Н. Макаров. Начальник Генерального штаба ВС РФ также подтвердил, что в ведомстве "командирские семьи планируют расселить в городах, в том числе - в областных центрах". При этом такой подход становится и обоснованием политики массового сокращения былых военных городков. "У нас их было 22 тыс., осталось примерно 5,5 тыс., а в итоге мы доведем количество военных городков до 180", - пообещал Н. Макаров <23>. -------------------------------- <23> Гаврилов Ю. Военные меняют прописку. Офицерские семьи расселят по городам // Рос. газ. 2010. 15 дек.

Конечно, нужно понимать, что вся представленная выше избирательность возможного решения жилищных проблем военнослужащих должна быть оправданной и справедливой для всех субъектов, чьи права затрагиваются при этом. Важно, чтобы государственные устремления разумно расходовать средства на служебно-жилищное обеспечение за счет тех или иных экономически обоснованных решений не выливались в очевидное ущемление прав самих военнослужащих и иных граждан, о чем так много говорится и пишется военными правоведами и самими военнослужащими. Адекватной правовой охраны требуют и интересы военнослужащих и гражданских лиц (в т. ч. из числа бывших военнослужащих и членов их семей) в муниципальных образованиях. Ведь отказ Минобороны от "ненужных" более военных городков с передачей их местным властям зачастую сопряжен с неприкрытым стремлением во что бы то ни стало избавиться от забот по их жилищно-коммунальному содержанию и восстановлению, а намерение построить федеральное служебное или постоянное жилье на землях муниципалитетов - сэкономить на социальной и коммунальной инфраструктуре <24>. -------------------------------- <24> Воробьев Е. Г. Современная государственная политика в отношении военных городков: о жилищных правах военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и не только // Военное право: сетевой журн. 2010. N 3. URL: http:// www. voennoepravo. ru/ magazinepravo.

Итак, общие выводы из наших рассуждений можно сформулировать следующим образом. В настоящее время действующее законодательство в качестве формы обеспечения жилыми помещениями военнослужащих и членов их семей в период военной службы предусматривает лишь одну - создание специализированного федерального жилищного фонда, из которого гражданам предоставляются служебные жилые помещения. Однако в условиях отсутствия в необходимом количестве и качестве такого жилищного фонда, исходя из исторического российского опыта и современного опыта зарубежных стран, существует возможность избрать иной более адекватный подход: служебно-жилищное обеспечение военнослужащих может и должно стать вариативным, комплексным, сочетать в себе элементы вещно-правовых и обязательственно-правовых форм, дополняющих друг друга в зависимости от конкретных условий прохождения военной службы и задач, решаемых военнослужащими разных категорий. Это может быть предоставление жилья не только по договору найма служебных жилых помещений, но и по договору социального найма федерального жилья, приобретение военнослужащими жилья в собственность с помощью государства, предоставление военнослужащим арендованных государством жилых помещений, перевод жилищного обеспечения в форму денежно-компенсационных выплат за их наем (поднаем) у частных лиц на весь период военной службы в урбанизированной местности. Выбор тех или иных форм должен зависеть как от воли и возможностей государства, так и от волеизъявления и возможностей самих военнослужащих, что в перспективе должно получить соответствующее нормативно-правовое закрепление в военном и жилищном законодательстве.

------------------------------------------------------------------

Название документа "Обзор практики рассмотрения федеральными арбитражными судами округов споров, связанных с договором возмездного оказания услуг (первый квартал 2011 года)" (Карасева С. Ю.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2011) Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫМИ АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ ОКРУГОВ СПОРОВ, СВЯЗАННЫХ С ДОГОВОРОМ ВОЗМЕЗДНОГО ОКАЗАНИЯ УСЛУГ (ПЕРВЫЙ КВАРТАЛ 2011 ГОДА)

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 27 мая 2011 года

С. Ю. КАРАСЕВА

1. Суд отказал в иске о взыскании долга за услуги связи, поскольку их оказание производилось в силу специфики правового статуса ответчика, обеспечивающего правопорядок, заключение госконтракта для подтверждения статуса УВД и для осуществления им его деятельности не требуется (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 10.03.2011 по делу N А43-13527/2010).

ОАО "РЖД" обратилось с иском к УВД на транспорте о взыскании 14 953 546,72 руб. долга по оплате оказанных услуг связи. Руководствуясь ст. ст. 309, 310, 781 ГК РФ, ст. 36 Закона РФ от 18.04.1991 N 1026-1 "О милиции" и ст. 16 ФЗ от 07.07.2003 N 126-ФЗ "О связи", суд отказал в иске, поскольку оказанные услуги связи имеют специальное назначение и должны оказываться собственником за его счет. Апелляционный суд решение оставил без изменения. С 01.01.2007 по 31.12.2008 истец оказывал ответчику и его структурным подразделениям услуги связи, для оплаты которых выставлял счета-фактуры. В претензии от 05.08.2009 истец направил отве тчику требование о погашении долга, которое осталось без удовлетворения. В силу п. 28 ст. 2 Закона "О связи" под средствами связи понимаются технические и программные средства, используемые для формирования, приема, обработки, хранения, передачи, доставки сообщений электросвязи или почтовых отправлений, а также иные технические и программные средства, используемые при оказании услуг связи или обеспечении функционирования сетей связи, а под услугой связи - деятельность по приему, обработке, хранению, передаче, доставке сообщений электросвязи или почтовых отправлений. В соответствии с п. 1 ст. 13 Закона сеть связи общего пользования предназначена для возмездного оказания услуг электросвязи любому пользователю услугами связи на территории РФ. Согласно п. 1 ст. 14 выделенными сетями являются сети электросвязи, предназначенные для возмездного оказания услуг электросвязи ограниченному кругу пользователей или группам таких пользователей. В силу п. 1 ст. 16 сети связи специального назначения предназначены для нужд государственного управления, обороны страны, безопасности государства и обеспечения правопорядка; эти сети не могут использоваться для возмездного оказания услуг связи, если иное не предусмотрено законодательством РФ. Из абз. 6 ст. 36 Закона "О милиции" следует, что служебные помещения, оборудование, средства связи (в том числе каналы связи), информация, необходимая для борьбы с преступностью, предоставляются милиции на железнодорожном, водном и воздушном транспорте соответствующими транспортными организациями за счет средств этих организаций. Суд пришел к выводу, что с учетом данных норм предоставление услуг связи УВД возложено на истца за его счет. Суд кассационной инстанции отклонил довод истца об оказании услуг связи только с выходом на сети общего пользования, а не специального назначения в связи с отсутствием специально заключенного госконтракта в силу следующего. На основании ст. ст. 1 и 12 Закона РФ от 05.03.1992 N 2446-1 "О безопасности", ст. ст. 1, 2, 7 Закона "О милиции" и п. п. 1, 3, 8 Положения о МВД РФ, утвержденного Указом Президента РФ от 19.07.2004 N 927, УВД относится к объектам, обеспечивающим безопасность государства. Следовательно, оказание услуг связи производилось в силу специфики правового статуса ответчика, обеспечивающего правопорядок. Заключения госконтракта для подтверждения статуса УВД и для осуществления им его деятельности не требуется. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

2. Суд удовлетворил иск о взыскании задолженности по договору управления многоквартирными домами, поскольку собственники домов выбрали способ управления на общем собрании в форме заочного голосования, а изменение тарифов утверждено решением органа местного самоуправления (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 05.04.2011 по делу N А33-7381/2010).

ООО "Управляющая компания "Красжилсервис" обратилось с иском к ООО "Красноярский сельский строительный комбинат" о взыскании задолженности в размере 251 115,47 руб. Решением суда иск удовлетворен. Апелляционный суд решение оставил без изменения. 28.12.2006 и 01.10.2007 собственники многоквартирных домов, выбрав способ управления "управляющая организация", заключили договоры управления с ООО "УК "Красжилсервис". По условиям договора ООО "УК "Красжилсервис" предоставляет услугу по содержанию и ремонту общего имущества жилых домов, а собственник обязуется производить оплату этих услуг. 09.08.2005 между ООО "УК "Красжилсервис" и ООО "Красноярский сельский строительный комбинат" заключен договор на техническое обслуживание и совместную эксплуатацию общего имущества домовладения, в соответствии с которым ООО "УК "Красжилсервис" осуществляет техническую эксплуатацию и содержание мест общего пользования домовладения, а ООО "Красноярский сельский строительный комбинат" производит оплату эксплуатационных расходов за нежилые помещения площадью 103,5 кв. м и 702,2 кв. м. На основании решений органов местного самоуправления была утверждена плата за содержание и текущий ремонт общего имущества многоквартирного дома. Ее размер установлен на уровне тарифов, утвержденных решениями Красноярского городского совета от 19.12.2007, от 22.12.2008, от 22.12.2009. Согласно договору от 09.08.2005 срок его действия установлен сторонами с 01.07.2005 по 30.06.2006, в случае если ни одна из сторон до момента окончания срока не уведомит другую сторону о его расторжении, он считается пролонгированным на тот же срок и на прежних условиях. В период с 01.03.2008 по 31.03.2010 оплата расходов по содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме ООО "Красноярский сельский строительный комбинат" не производилась. Задолженность составила 251 115,47 руб. 08.07.2008 в адрес ООО "Красноярский сельский строительный комбинат" было направлено соглашение к договору от 09.08.2005, в том числе касающееся изменения тарифов на 2008 год. 10.11.2008 это соглашение было направлено повторно, но ответчиком подписано не было. Соглашение об изменении тарифа на 2009 год ответчиком не подписано. В соответствии с ч. 4 ст. 158 ЖК РФ, если собственники помещений в многоквартирном доме на общем собрании не приняли решение об установлении размера платы за содержание и ремонт жилого помещения, ее размер устанавливается органом местного самоуправления (в субъектах РФ - городах федерального значения Москве и Санкт-Петербурге - органом государственной власти соответствующего субъекта РФ). Собственник нежилого помещения в многоквартирном доме обязан вносить плату за содержание и ремонт жилого помещения наравне с иными собственниками помещений в многоквартирном доме, размер платы определяется решением общего собрания собственников, а до этого момента - решением органа местного самоуправления. Из материалов дела следует, что размер платы за услуги управляющей компании собранием собственников помещений дома не установлен. Из представленного расчета следует, что ответчик плату за период с марта 2008 года по март 2010 года исчислял согласно действующим на момент оказания услуг тарифам, утвержденным решениями Красноярского городского совета, исходя из площади нежилых помещений, принадлежащих на праве собственности. Доказательств оплаты долга не представлено. Суды исходили из того, что в договоре от 09.08.2005 стороны предусмотрели, что при изменении в течение года ставки эксплуатационных расходов ООО "УК "Красжилсервис" производит соответствующий перерасчет со дня их изменения. Таким образом, заключения дополнительных соглашений по условиям договора не требовалось, истец уведомлял ответчика об изменении тарифов, что подтверждается материалами дела, и обоснованно производил соответствующий перерасчет со дня их изменения. Выводы судов соответствуют ст. ст. 8, 307, 309, 779, 781 ГК РФ, ст. ст. 36, 161, 162 ЖК РФ. Доводы ответчика о том, что истец не представил доказательств того, что решение об управлении домом принималось общим собранием собственников, а также о том, что истец изменил размер платы за содержание и ремонт жилых помещений без соглашения сторон, не могут быть приняты, поскольку в материалы дела представлены документы, подтверждающие осуществление собственниками многоквартирных домов выбора способа управления, состоявшегося на общем собрании в форме заочного голосования, а изменения тарифов на 2008 - 2009 гг. утверждены решением Красноярского городского Совета. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

3. Суд удовлетворил иск о взыскании задолженности по договору на оказание услуг по поисково-спасательному обеспечению полетов воздушных судов, установив, что взлетные характеристики судна не выходили за пределы расчета, и придя к выводу о надлежащем оказании истцом услуг по договору (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 29.03.2011 N Ф03-979/2011).

ГУП "Хабаровские авиалинии" обратилось с иском о взыскании с ФГУП "Государственная корпорация по организации воздушного движения в Российской Федерации" 1 008 000 руб. задолженности. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен. Ответчик полагает, что истцом не была оказана надлежащим образом услуга в связи с выставлением на обусловленное договором дежурство воздушного судна с двигателем, не имеющим соответствующего ресурса. Между ФГУП "Госкорпорация по ОрВД" (заказчик) и КГУП "Хабаровские авиалинии" (исполнитель) заключен договор от 01.04.2009 на оказание услуг по поисково-спасательному обеспечению полетов воздушных судов (в части дежурства поисково-спасательных судов и экипажей) в зоне авиационно-космического поиска и спасения в границах ответственности Дальневосточного управления Росаэронавигации. На основании договора истец обязался оказывать ответчику услуги по поисково-спасательному обеспечению (дежурство и полет воздушных судов исполнителя - Ан-26, Ан-24; дежурство экипажей), а ответчик обязался своевременно производить аварийное оповещение дежурного экипажа и оплачивать предоставленные услуги. Договором установлено, что оплата производится согласно подписанным актам сдачи-приемки оказанных услуг и соответствующим счетам. Протоколом о стоимости услуг, который является приложением N 2 к договору, сторонами определена стоимость оказанных услуг по поисково-спасательному обеспечению полетов за дежурство ПСВС и экипажей в аэропорту Николаевск-на-Амуре Ан-24, Ан-26 - за один час дежурства в сумме 3000 руб. с учетом НДС 18%. Во исполнение принятых обязательств КГУП "Хабаровские авиалинии" в июле 2009 года оказало ответчику услуги по дежурству поискового экипажа в аэропорту г. Николаевска-на-Амуре на общую сумму 2 218 250 руб., о чем сторонами подписан акт сдачи-приемки на время оказание услуг 739 час. 25 мин. По факту оказания услуг истцом 31.07.2009 были выставлены счет-фактура и счет на эту сумму. ФГУП "Госкорпорация по ОрВД" частично оплатило оказанные услуги за июль 2009 года платежным поручением от 21.08.2009 в размере 1 830 976,19 руб. Ответчик направил в адрес истца претензию от 28.08.2009 с протоколом разногласий по акту передачи-приемки услуг по ПСО полетов за дежурство в период с 01.07.2009 по 31.07.2009 по договору от 01.04.2009, согласно которому общее время оказанных услуг, по его мнению, должно составлять 403 час 25 мин на сумму 1 025 635,59 руб., НДС в сумме 184 614,41 руб. В претензии изложено требование о возврате оплаченной суммы в размере 620 726,19 руб. Основанием для уменьшения платы указано выполнение истцом обязательств по договору не в полном объеме, поскольку дежуривший самолет Ан-26 был неисправен (с непродленным ресурсом двигателя), что подтверждается заключением отдела инспекционного контроля от 07.09.2009 и материалами оценки технического состояния двигателя. Согласно ч. 1 ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги, а заказчик обязуется оплатить эти услуги. В соответствии с ч. 1 ст. 781 ГК РФ заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре. Суд из содержания договора выяснил, что в обязанности исполнителя входило представление исправного, специально подготовленного для выполнения полета (дежурства) воздушного судна (в том числе Ан-26). Общие требования, предъявляемые к технической эксплуатации и ремонту авиационной техники, содержатся в Наставлении по технической эксплуатации и ремонту авиационной техники в гражданской авиации России (НТЭРАТ), утвержденных Приказом Департамента воздушного транспорта Минтранса РФ от 20.06.1994 N ДВ-58, а специальным документом в данном случае будет являться руководство по летной эксплуатации (РЛЭ). На основании п. 2.2.1 НТЭРАТ к полету может быть допущено только исправное воздушное судно, имеющее достаточный для выполнения конкретного полета остаток ресурса и срока службы, отвечающее техническим условиям, прошедшее установленную соответствующими документами проверку и подготовку. Воздушное судно считают исправным, в том числе при условии, что двигатели имеют остаток ресурса и срока службы (п. 2.2.2 НТЭРАТ). Согласно п. 6.5.1 НТЭРАТ вылет ВС с неустраненными неисправностями запрещается, кроме случаев, предусмотренных РЛЭ. Допускаются полеты ВС с неисправностями, не влияющими на безопасность эксплуатации судна, устранение которых может быть перенесено на некоторый определенный срок. Разрешение на полеты в таком случае вправе дать руководитель ИАС авиапредприятия - владельца ВС или должностное лицо, его замещающее в конкретном случае, при наличии технического акта комиссии компетентных специалистов. Как установлено судом, спорный самолет Ан-26 оснащен тремя двигателями - двумя винтовыми (АИ-24ВТ) и одним дополнительным (РУ-19А-300). На основании п. 2.1 РЛЭ самолета Ан-26 максимальной взлетной массой самолета Ан-26 с тремя работающими двигателями является масса, равная 24 000 кг. Пункт 6.8 РЛЭ допускает взлет данного самолета с неработающим дополнительным двигателем, при этом максимальная масса должна составлять 21 000 кг. Установка на самолете Ан-26 двигателя РУ-19А-300 призвана улучшить взлетные характеристики данного судна. Его нахождение в неработающем состоянии не влияет на исправность самолета и не является необходимым условием его эксплуатации. Согласно предоставленной КГУП "Хабаровские авиалинии" справке-расчету взлетной массы самолета Ан-26 исходя из целей выполнения обязательств по спорному договору (с включением веса самолета, парашютно-десантной группы, снаряжения, а также заправки топливом и маслом) фактическая взлетная масса судна составила 20 159 кг. Заданиями на полет и отчетами о полете, составленными командиром самолета, подтверждено, что в спорный период взлетные характеристики судна не выходили за пределы данного расчета, что свидетельствовало о возможности и правомерности его взлета. Исходя из п. 1.1 НТЭРАТ, суд не принял в качестве допустимого доказательства письмо зам. начальника Управления поддержания летной годности гражданских воздушных судов Федерального агентства воздушного транспорта России от 15.12.2009, на которое ссылается ответчик, отказывая в оплате. Это письмо не признано официальной позицией государственного органа управления воздушным транспортом, и изложенное в нем одностороннее мнение выражено без учета итогов расследования авиационного инцидента, утвержденных отчетом по расследованию от 04.09.2009, а также всей совокупности правовых норм НТЭРАП ГА-93. Указанным отчетом от 04.09.2009 комиссией ДВ МТУ ВТ России в разделе 6 была фактически признана правомерность эксплуатации дополнительного двигателя самолета АН-26Б на основании временного допуска к эксплуатации, выданного ЗАО "Тюменские авиадвигатели" письмом от 02.07.2009. Более того, главный конструктор ООО "Тюменское конструкторское бюро машиностроения" письмом от 24.08.2009 подтвердил факт своего согласия на разрешение временной эксплуатации спорного двигателя. Суды пришли к выводу о надлежащем оказании истцом услуг по договору. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

4. Суд отказал в иске о взыскании долга за услуги по содержанию, эксплуатации и ремонту помещений, поскольку госконтракт не содержит условия о праве исполнителя привлекать для оказания предусмотренных контрактом услуг третьих лиц; из представленных истцом документов не следует, что услуги, оказанные третьими лицами, связаны с исполнением именно данного контракта (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 25.03.2011 N Ф03-950/2011).

ГУП "Недвижимость" обратилось с иском к УФРС о взыскании основного долга за оказанные услуги по содержанию, эксплуатации и ремонту нежилых помещений в размере 1 727 772,01 руб. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в иске отказано. 30.05.2008 между ГУП "Недвижимость" (исполнитель) и УФРС (заказчик) был заключен госконтракт, по условиям которого исполнитель обязался оказывать услуги по содержанию и техническому обслуживанию здания, закрепленного на праве оперативного управления за УФРС, а заказчик обязался оплачивать оказанные услуги. ГУП "Недвижимость" за оказанные с период с 01.05.2008 по 31.12.2008 услуги предъявлены ответчику для оплаты счета-фактуры на сумму 5 020 869,39 руб. УФРС произведена оплата в сумме 3 293 097,38 руб. Суды квалифицировали правоотношения сторон как отношения по возмездному оказанию услуг, регулируемые гл. 39 ГК РФ. Ст. 780 ГК РФ установлено, что если иное не предусмотрено договором возмездного оказания услуг, исполнитель обязан оказать услуги лично. Оплата заказчиком оказанных ему услуг производится в сроки и в порядке, которые указаны в договоре (п. 1 ст. 781 ГК РФ). Согласно контракту оплата производится по безналичному расчету ежемесячно на основании счетов-фактур в течение 10 банковских дней после подписания актов приемки оказанных услуг. Ежемесячный платеж производится в соответствии с объемами фактически оказанных услуг с учетом стоимости материалов, израсходованных на содержание и техническое обслуживание помещений, с приложением актов на списание материалов и счетов (чеков) на приобретение этих материалов, подтверждающих произведенные расходы. Контракт не содержит условий о праве исполнителя привлекать для оказания предусмотренных контрактом услуг третьих лиц. Услуги, оказанные в период с мая по сентябрь 2008 года на сумму 3 293 097,38 руб., подтверждены подписанными сторонами двусторонними актами выполненных работ и оплачены ответчиком в полном объеме. Доказательств, свидетельствующих об оказании ГУП "Недвижимость" услуг в период с октября по декабрь 2008 года в сроки и порядке, которые указаны контрактом, истец не представил. Суд не принял в качестве допустимых доказательств акты сверок, акты выполненных работ, счета-фактуры, составленные и подписанные между ГУП "Недвижимость" и субподрядными организациями, поскольку с учетом ст. 780 ГК РФ из этих документов не следует, что услуги, оказанные третьими лицами, связаны с исполнением именно данного контракта. Суды пришли к выводу о недоказанности истцом фактического оказания услуг, предусмотренных госконтрактом, в спорный период. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

5. Суд удовлетворил иск о взыскании задолженности по договору оказания охранных услуг, поскольку неподписание заказчиком актов выполненных работ (оказанных услуг) без указания причин не является основанием для освобождения его от обязанности оплатить услуги (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 09.03.2011 N Ф03-252/2011).

ООО "Охранное агентство "Раскат" обратилось с иском к ФГУП "Федеральный компьютерный центр фондовых и товарных информационных технологий (ФТ-Центр)" о взыскании 242 880 руб. задолженности по договору оказания охранных услуг. Решением суда в иске отказано. Апелляционный суд решение отменил, иск удовлетворил. Между ООО "Охранное агентство "Раскат" (исполнитель) и ФГУП "ФТ-Центр" (заказчик) заключен договор оказания охранных услуг от 30.04.2008, по условиям которого заказчик передает, а исполнитель принимает под охрану судно СТР "Светломорск", местонахождение: порт Корсаков, причал ООО "Управляющая компания "Причал". Охрана осуществляется сотрудниками исполнителя, оснащенными средствами радиосвязи, с использованием установленных на объекте технических средств охраны. Срок действия договора с 30.04.2008 по 18.08.2008 с возможностью его дальнейшей пролонгации на тот же срок на тех же условиях неограниченное число раз. Стоимость услуг исполнителя указана в протоколе согласования цены (приложение N 1 к договору) и составляет 110 руб. за каждый час работы одного охранника. По акту приема-передачи от 30.04.2008 (приложение N 4 к договору) истец принял под охрану объект - судно СТР "Светломорск". По акту приема-передачи от 16.02.2010 заказчик принял спорное судно от исполнителя без претензий. Согласно договору оплата оказанных исполнителем услуг осуществляется заказчиком в течение 5 банковских дней с момента подписания сторонами акта оказания услуг и получения заказчиком счета исполнителя. В соответствии с дополнительным соглашением от 16.02.2010 договор сторонами расторгнут с 16.02.2010. В период с 01.01.2010 по 15.02.2010 истец выставил счета от 31.01.2010 и от 16.02.2010 на общую сумму 242 880 руб. для оплаты охранных услуг. Ответчик счета не оплатил. Судом установлено, что оказанные услуги по охране объекта в спорный период подтверждаются актами и выставленными для оплаты счетами, а также почтовыми квитанциями, свидетельствующими о направлении в адрес заказчика этих документов. Апелляционный суд указал, что неподписание ответчиком актов выполненных работ (оказанных услуг) за период с 01.01.2010 по 15.02.2010 без указания на то причин не является основанием для освобождения его от обязанности оплатить спорные услуги. Кроме того, заказчик не представил доказательств направления в период действия договора исполнителю каких-либо претензий в отношении оказываемых услуг. Довод ответчика о том, что счета от 31.01.2010 и от 16.02.2010 и акты оказания услуг не могут являться доказательством оказания услуг по договору и основанием к оплате, несостоятелен. Довод о том, что в период с 01.01.2010 по 16.02.2010 охрану судна СТР "Светломорск" осуществляла другая организация - ООО "Частное охранное предприятие "Бумеранг-Б", что подтверждается счетами-фактурами от 31.01.2010, 28.02.2010, отклонен как не имеющий правового значения для разрешения данного спора. ФАС округа оставил Постановление апелляционной инстанции без изменения.

6. Суд удовлетворил иск о взыскании долга по содержанию и ремонту многоквартирного дома, признав правомерным установление размера платы за текущее содержание, обслуживание и ремонт общего имущества общим собранием собственников помещений, поскольку на момент проведения собрания собственников ТСЖ создано не было (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 24.01.2011 N Ф03-9667/2010).

ТСЖ "Рябинка" обратилась с иском к ООО "Рябинка" о взыскании 72 853,95 руб. задолженности за содержание и текущий ремонт общего имущества, 4214,41 руб. пени, 6500,35 руб. задолженности за услуги по капитальному ремонту общего имущества и 79,33 руб. пени на эту сумму, а также 4500 руб. компенсации расходов за услуги по обслуживанию контейнерной площадки, 2948 руб. компенсации расходов за услуги по вывозу крупногабаритного мусора. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен частично: взыскано 77 835,48 руб. основного долга и 3113,42 руб. госпошлины, в остальной части иска отказано. 09.02.2004 между Департаментом архитектуры, градостроительства и управления недвижимостью и ООО "Рябинка" заключен договор аренды, согласно которому ООО "Рябинка" передано во временное владение и пользование муниципальное недвижимое имущество - нежилое помещение площадью 296,7 кв. м на 1 этаже жилого дома сроком на 5 лет с 01.06.2004. На арендатора возложена обязанность по заключению договора с балансодержателем на долевое участие в содержании жилищного фонда и энергоснабжение. 01.07.2009 между ТСЖ "Рябинка" и Департаментом заключен договор управления многоквартирными домами муниципального жилищного фонда, по условиям которого ТСЖ с 01.04.2009 поручено управление, эксплуатация общего имущества многоквартирных домов, поддержание их технического состояния в надлежащем порядке, обеспечение своевременного ремонта в одном жилом доме. ООО "Рябинка" на основании договора купли-продажи от 09.12.2009 приобрело в собственность нежилое помещение площадью 282,4 кв. м на первом этаже данного дома, о чем в ЕГРП 31.12.2009 внесена запись. Поскольку ООО "Рябинка" не исполняло обязанности по внесению в период с апреля 2009 года по январь 2010 года платы за пользование общим имуществом многоквартирного дома, в котором находилось арендуемое им, а затем приобретенное на праве собственности помещение, ТСЖ обратилось в суд. Суды исходили из того, что в период с 01.06.2004 по 31.12.2009 ООО "Рябинка" как арендатор было обязано нести расходы по содержанию общего имущества в многоквартирном доме, по его текущему и капитальному ремонту в силу договора аренды от 09.02.2004, а с момента возникновения права собственности на спорное нежилое помещение (31.12.2009) эти обязанности возлагаются на него в силу закона. При этом суды руководствовались ст. ст. 210, 249, 616 ГК РФ, ст. 158 ЖК РФ и договором аренды. ТСЖ "Рябинка" с 01.04.2009 поручено управление, эксплуатация общего имущества многоквартирных домов, поддержание их технического состояния в надлежащем порядке, обеспечение своевременного ремонта в жилом доме. Однако с 01.04.2009 и по настоящее время договор на содержание общего имущества многоквартирного дома между ТСЖ и ООО "Рябинка" не заключен. Судами установлено, что факт предоставления истцом услуг по содержанию жилищного фонда и энергоснабжения в спорный период, их объем подтверждены материалами дела и ответчиком не оспариваются. Поскольку отсутствие между сторонами договорных отношений не является основанием для освобождения собственника от установленной законом обязанности нести расходы на содержание общего имущества, суды признали, что между сторонами возникли фактические правоотношения по возмездному оказанию услуг, регулируемые нормами гл. 39 ГК РФ. В силу ст. 781 ГК РФ исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон. В предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы, расценки, ставки), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами и (или) органами местного самоуправления. Протоколом общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме от 21.02.2009 утвержден тариф оплаты за текущее содержание, обслуживание и ремонт общего имущества собственников помещений в размере 19,01 руб. за 1 кв. м площади помещения и тариф оплаты расходов на капитальный ремонт из расчета 4,41 руб. за 1 кв. м площади помещения. ООО "Рябинка" не согласно с данными тарифами, указывая на их утверждение неуполномоченным органом. В силу п. 7 ст. 156 ЖК РФ размер платы за содержание и ремонт жилого помещения в многоквартирном доме, в котором не созданы ТСЖ, либо жилищный кооператив, или иной специализированный потребительский кооператив, определяется на общем собрании собственников помещений в таком доме, которое проводится в порядке, установленном ст. ст. 45 - 48 ЖК РФ. Размер платы за содержание и ремонт жилого помещения в многоквартирном доме определяется с учетом предложений управляющей организации и устанавливается на срок не менее чем один год. Учитывая, что на момент проведения собрания собственников помещений (21.02.2009) ТСЖ в установленном законом порядке создано не было, суды признали, что установление размера платы за текущее содержание, обслуживание и ремонт общего имущества общим собранием собственников является правомерным. При таких обстоятельствах суды пришли к выводу о наличии у ООО "Рябинка" обязанности оплатить истцу расходы за текущее содержание, обслуживание общего имущества за период с 01.04.2009 по 31.12.2009 и расходы на капитальный ремонт с 01.01.2010 исходя из своей доли в праве общей собственности на имущество по утвержденным общим собранием собственников помещений тарифам. Ссылки ООО "Рябинка" на ненадлежащее утверждение тарифа правлением ТСЖ "Рябинка" согласно протоколу от 31.03.2009, отсутствие утвержденных истцом перечня услуг и работ по содержанию общего имущества в многоквартирных домах и сметы доходов и расходов на соответствующий год не приняты судом как не имеющие правового значения, поскольку доказательств неоказания истцом спорных услуг либо иной их стоимости ответчиком не представлено. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

7. Суд взыскал задолженность за услуги связи частично, отказав во взыскании стоимости услуги по доступу абонента к информационным ресурсам сети Интернет, поскольку не представлено доказательств того, что они были оказаны истцом именно ответчику, в детализации, представленной истцом, отсутствуют ссылки на телефонные номера ответчика, согласованные в договоре и дополнительном соглашении (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 29.03.2011 по делу N А75-6273/2010).

ОАО "Уралсвязьинформ" обратилось к ОАО "Югорская генерирующая компания" (ОАО "Компания ЮГ") с иском о взыскании 642 195,53 руб. задолженности за оказанные услуги связи. Решением суда иск удовлетворен частично: взыскано 184 522,59 руб. долга и 4552,44 руб. госпошлины, в остальной части иска отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. Истец полагает, что указание в дополнительном соглашении номеров телефонов для подключения доступа к сети Интернет не исключает возможности доступа в Интернет под логином и паролем ответчика с иного абонентского номера. Суд апелляционной инстанции не принял во внимание доводы истца о том, что законом и договором закреплена обязанность абонента осуществлять сохранность выданных ему идентификаторов. Считает, что оператор оказывал услуги надлежащему абоненту, которому после заключения договора на оказание услуг связи были выданы логин и пароль, и со стороны ОАО "Уралсвязьинформ" все условия договора исполнены. ОАО "Компания ЮГ" направило в адрес ОАО "Уралсвязьинформ" письмо от 26.04.2006 с просьбой подключить 2 стационарных телефона. 13.07.2006 между ОАО "Уралсвязьинформ" (оператор связи) и ОАО "Компания ЮГ" (абонент) заключен договор об оказании услуг электросвязи, предметом которого является предоставление доступа к сети местной телефонной связи; оказание услуг местной внутризоновой телефонной связи, а также иных услуг, технологически неразрывно связанных с услугами и направленных на повышение их потребительских ценностей, предусмотренных прейскурантом оператора связи в соответствии и объеме с подписанными сторонами приложениями, являющимися неотъемлемой частью договора. В приложении N 2 к договору "Условия оказания услуг телефонной связи" указаны два абонентских номера, выделенных абоненту при заключении договора, 28-344 и 28-350, с адресом установки абонентского устройства. 20.08.2006 стороны заключили дополнительное соглашение к договору (приложение N 3) о доступе в сеть Интернет, по условиям которого оператор предоставляет доступ абонента к информационным ресурсам сети Интернет по технологии ADSL, подключение на телефонный номер 28-350, 28-344, тарифный план "Лидер", также указан login. Истец в качестве доказательства оказания услуг ответчику ссылается на счета-фактуры, выставленные ответчику к оплате: от 30.09.2008 на сумму 6983,36 руб. (трафик 651 Мб), от 31.12.2008 на сумму 234 521,93 руб. (трафик 62 854 Мб), от 31.01.2009 на сумму 400 690 руб. (трафик 10 5501 и 2779 Мб). К исковому заявлению приложены также копии детализации счетов-фактур за сентябрь, декабрь 2008 года и январь 2009 года. До принятия судебного акта по существу спора ответчик признал частично иск в сумме 141 024,62 руб. (по счету-фактуре от 30.09.2008 - в полном объеме, по счету-фактуре от 31.12.2008 - в объеме трафика 20 510,52 Мб, по счету-фактуре от 31.01.2009 - в объеме трафика 22 728,86 Мб). Суд, исходя из признанного ответчиком долга и учитывая, что расчет им произведен без начисления НДС и без позиций 3, 4 счета-фактуры от 31.01.2009, против которых ответчик не заявил возражений, взыскал с него 184 522,59 руб. Суд отказал в иске в остальной части, считая, что услуги по доступу абонента к информационным ресурсам сети Интернет по технологии ADSL за декабрь 2008 года, январь 2009 года на сумму 457 672,94 руб. были оказаны истцом не ответчику, а иным лицам. Суд апелляционной инстанции счел необоснованной ссылку суда первой инстанции на информацию УВД по ХМАО - Югре и указание в связи с этим на установление несанкционированного доступа правоохранительными органами. В силу п. 1 ст. 779, п. 1 ст. 881 ГК РФ оплате подлежат фактически оказанные услуги, которые соответствуют условиям договора. По правилам п. 2 ст. 54 ФЗ от 07.07.2003 N 126-ФЗ "О связи" и п. 44 Правил оказания услуг связи по передаче данных, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 23.01.2006 N 32, основанием для осуществления расчетов за услуги связи являются показания оборудования связи, учитывающего объем оказанных услуг связи оператором, а также условия заключенного с пользователем договора об оказании услуг связи. Контроль и учет объема и продолжительности предоставленных услуг электросвязи осуществляются на станции специальным оборудованием слежения и подтверждаются детализацией объема оказанных услуг связи. Как следует из приложения N 2 к договору, абонентская линия соединяет оператора связи с оконечным (пользовательским) оборудованием абонента, место установки которого индивидуализировано. Между сторонами заключено дополнительное соглашение по предоставлению ответчику доступа в сеть Интернет с использованием технологии ADSL на телефонные номера 28-350, 28-344. Истец как оператор связи принял на себя обязательства передать данные на пользовательское (оконечное) оборудование ответчика, прикрепленное к данным номерам. Таким образом, порядок заключения договора и его условия свидетельствуют о принятии истцом на себя обязанности оказать услуги ответчику по доступу в сеть Интернет с использованием конкретных телефонных номеров, подключение через которые к сети ответчиком контролируется использованием дополнительных индивидуализирующих средств - логина и пароля. Волеизъявление сторон на оказание услуг вне абонентских телефонных номеров, обозначенных в дополнительном соглашении, не усматривается. В детализации, представленной истцом, отсутствуют ссылки на телефонные номера ответчика, согласованные в договоре и дополнительном соглашении. При таких обстоятельствах правомерен вывод апелляционного суда о том, что истец не представил надлежащих доказательств, подтверждающих объем оказанных услуг связи в спорном объеме за декабрь 2008 года - январь 2009 года именно ответчику, что является основанием для отказа во взыскании заявленной суммы задолженности. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

8. Суд удовлетворил иск о взыскании задолженности по оплате услуг связи по передаче данных и телематических услуг связи, поскольку потребление через терминалы ответчика трафика в больших количествах вследствие воздействий вредоносного программного обеспечения не освобождает его от оплаты этого трафика в полном объеме (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17.03.2011 по делу N А03-6205/2010).

ОАО "Сибирьтелеком" обратилось с иском о взыскании с Комитета по экономике и управлению муниципальным имуществом Администрации Родинского района Алтайского края 45 973,75 руб. задолженности по оплате услуг связи по передаче данных и телематических услуг связи. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен. Между ОАО "Сибирьтелеком" (оператор) и Комитетом (абонент) заключен договор об оказании услуг по передаче данных и телематических услуг связи юридическим лицам от 17.06.2008, предметом которого является оказание оператором абоненту услуг по передаче данных и телематических услуг связи на основании заказа, подписанного обеими сторонами и являющегося приложением к договору. Согласно договору расчеты по ежемесячным платежам осуществляются абонентом в следующем порядке: в целях пользования услугами вносится аванс; при установлении отрицательного баланса абонент производит оплату образовавшейся задолженности в течение 20 календарных дней с момента выставления счета. В соответствии с договором сторонами подписан заказ от 17.06.2008, подтверждающий выбор ответчиком тарифного плана и выделением логина, пароля, а актом ввода в эксплуатацию от 17.06.2008 оператором осуществлено подключение абонента, ему выделен IP-адрес, подсеть. Абонент не исполнил обязательства по оплате оказанных оператором в период с декабря 2009 года по январь 2010 года услуг по выставленным к оплате счетам и счетам-фактурам. В соответствии с п. 1 ст. 781 ГК РФ заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, который указаны в договоре возмездного оказания услуг. Согласно ст. ст. 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом. Односторонний отказ от исполнения обязательства или одностороннее изменение его условий не допускаются. Суд ссылался на доказанность предъявленного требования, поскольку истец документально подтвердил оказание услуг на общую сумму 45 973,75 руб., а ответчик не представил доказательств погашения задолженности. В соответствии с ч. 2 ст. 54 ФЗ от 07.07.2003 N 126-ФЗ "О связи" основанием для осуществления расчетов за услуги связи являются показания оборудования связи, учитывающего объем оказанных услуг связи оператором связи, а также условия заключенного с пользователем услугами связи договора об оказании услуг связи. П. 44 Правил оказания услуг связи по передаче данных, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 23.01.2006 N 32, предусмотрено, что основанием для выставления счета абоненту и (или) пользователю за предоставленные соединения по сети передачи данных (сеансы связи) являются данные, полученные с помощью оборудования, используемого оператором связи для учета объема оказанных услуг связи по передаче данных. Материалами дела подтверждено, что система оборудования связи, учитывающая объем оказанных истцом услуг связи, прошла сертификацию. Судом установлено, что увеличение стоимости услуг за декабрь 2009 г. - январь 2010 г. вызвано увеличением потребленного ответчиком трафика за указанный период. Объемы потребления предоставляемых услуг зафиксированы истцом на основании данных учетного оборудования и описаны в счетах. Подп. "д", "е" п. 28 Правил оказания телематических услуг связи, утвержденных Постановление Правительства РФ от 10.09.2007 N 575, установлено, что абонент обязан предпринимать меры по защите абонентского терминала от воздействия вредоносного программного обеспечения и препятствовать распространению спама и вредоносного программного обеспечения с его терминала. Действие этих Правил распространяется на все правоотношения, возникающие в сфере оказания телематических услуг связи, и на всех субъектов этих правоотношений (в частности, операторов телематических услуг и абонентов) независимо от того, прописаны или не прописаны пункты Правил в договорах на оказание услуг данного вида. Суды согласились с доводами истца о том, что потребление через терминалы ответчика трафика в больших количествах вследствие воздействий вредоносного программного обеспечения не может освободить его от оплаты этого трафика в полном объеме. Доказательств, подтверждающих довод об установке на персональных компьютерах лицензионного антивирусного программного обеспечения и его периодического обновления, ответчиком не представлено. Ссылка ответчика на п. 73 Правил N 575 не принята судом. Доказательств наличия указанных в данном пункте обстоятельств как оснований для освобождения от ответственности за ненадлежащее исполнение договорного обязательства Комитет не представил, следовательно, он обязан оплатить оказанные услуги в заявленном размере. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

9. Суд удовлетворил иск о взыскании задолженности по оплате услуг междугородной и международной телефонной связи, поскольку факт оказания услуг по предоставлению телефонной связи и их объем подтверждаются расшифровками телефонных переговоров и детализациями телефонных соединений (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25.02.2011 по делу N А70-8695/2010).

ОАО "Ростелеком" обратилось с иском к ЗАО "Агропромснаб" о взыскании 5371,15 руб. задолженности по оплате услуг междугородной и международной телефонной связи. Решением суда иск удовлетворен. Между сторонами заключен договор оказания услуг на условиях и в порядке, которые предусмотрены публичной офертой оператора. Истцом была опубликована публичная оферта ("Российская газета", N 287, 21.12.2005), согласно которой он обязался заключить договор на оказание услуг междугородной и международной телефонной связи и считать себя связанным данным договором с любым абонентом местного оператора связи, кто отзовется, в том числе осуществит акцепт путем установления телефонного соединения в результате совершения следующих последовательных действий: 1) набор "8" с пользовательского оборудования; 2) набор кода выбора сети телефонной связи ОАО "Ростелеком" (в случае его введения); 3) набор кода зоны нумерации вызываемого абонента (код города или района); 4) набор абонентского номера вызываемого абонента. Суд сделал вывод, что между сторонами сложились договорные отношения по возмездному оказанию услуг, регулируемые гл. 39 ГК РФ. Согласно ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. В соответствии с п. 1 ст. 781 ГК РФ заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг. В силу ст. ст. 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом либо договором. В соответствии с п. п. 106, 113 Правил оказания услуг местной, внутризоновой, междугородной и международной телефонной связи, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 18.05.2005 N 310, основанием для выставления счета пользователю за предоставленные телефонные соединения являются данные, полученные с помощью оборудования, используемого для учета объема оказанных услуг телефонной связи. Счет, выставляемый пользователю за услуги телефонной связи, является расчетным документом, в котором отражаются данные о денежных обязательствах пользователя. Согласно п. 48 Правил договор на оказание услуг телефонной связи заключается в письменной форме или путем осуществления конклюдентных действий. При этом договор, заключаемый путем осуществления конклюдентных действий, считается заключенным с момента осуществления пользователем вызова. В силу п. 2 ст. 54 ФЗ от 07.07.2003 N 126-ФЗ "О связи" основанием для осуществления расчетов за услуги связи являются показания оборудования связи, учитывающего объем оказанных услуг связи оператором связи, а также условия заключенного с пользователем услугами связи договора об оказании услуг связи. Факт оказания услуг по предоставлению телефонной связи и их объем подтверждаются расшифровками телефонных переговоров, а также детализациями телефонных соединений. На основании этих документов истцом ответчику были выставлены счета на оплату на общую сумму 52 741,97 руб. Установив, что задолженность ответчика перед истцом за предоставленные услуги связи, с учетом частичной оплаты на сумму 47 370,82 руб., согласно представленным платежным поручениям, составила 5371,15 руб., что включает в себя услуги международной и междугородной телефонной связи, суд пришел к выводу о доказанности требований в полном объеме. Ответчик не представил надлежащих доказательств, свидетельствующих об отсутствии у него задолженности перед истцом, как и не представил свой контррасчет и доказательства оплаты оказанных услуг в течение всего спорного периода. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции без изменения.

10. Суд отказал в иске о признании незаключенным договора оказания юридических услуг и взыскании неосновательного обогащения, поскольку факт оказания услуг подтвержден, заказчик не предъявлял замечаний по качеству и объему оказанных услуг, акты подписаны им без замечаний, произведена частичная оплата (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11.02.2011 по делу N А45-8063/2010).

ЗАО "Инвестиционная строительная компания "Метаприбор" обратилось с иском к ООО "Юридическая фирма "Ваше право" о признании незаключенным договора оказания юридических услуг и взыскании 330 000 руб. неосновательного обогащения, 7285,22 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами. ООО "ЮФ "Ваше право" подало встречный иск о взыскании с ЗАО "ИСК "Метаприбор" долга по договору оказания юридических услуг в сумме 200 000 руб. и 6559,51 руб. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении первоначального иска отказано, встречный иск удовлетворен частично: с ЗАО "ИСК "Метаприбор" в пользу ООО "ЮФ "Ваше право" взысканы долг в сумме 110 000 руб., проценты в сумме 1065,63 руб. и госпошлина в сумме 4331,97 руб. Определением от 13.12.2010 истец - ООО "ЮФ "Ваше право", взыскатель по исполнительному листу, заменен на правопреемника - О., исполнение по исполнительному листу определено производить в отношении взыскателя О. 02.10.2009 между ООО "Юридическая фирма "Бизнес-адвокат" (переименованном в ООО "ЮФ "Ваше право") (исполнитель) и ЗАО "ИСК "Метаприбор" (заказчик) заключен договор оказания юридических услуг, согласно которому заказчик поручает, а исполнитель принимает на себя обязательство оказать заказчику консультационные и юридические услуги по вопросу сопровождения процедуры несостоятельности (банкротства) заказчика. В соответствии с договором стоимость услуг составляет 110 000 руб. в месяц, эта сумма оплачивается ежемесячно авансовым платежом до 5-го числа текущего месяца путем перечисления денежных средств на расчетный счет исполнителя. В счет оплаты услуг по договору ЗАО "ИСК "Метаприбор" перечислило в адрес ООО "ЮФ "Ваше право" 330 000 руб. ЗАО "ИСК "Метаприбор" ссылается на то, что условия договора не содержат конкретного перечня работ и услуг, а также на то, что сделать вывод о выполнении конкретных видов и объемов работ по данному договору исполнителем невозможно в связи с отсутствием документов, свидетельствующих о выполнении такого рода работ. В свою очередь, ООО "ЮФ "Ваше право" ссылается на то, что ЗАО "ИСК "Метаприбор" имеет задолженность за оказанные в январе и феврале 2010 года услуги в размере 220 000 руб. Отказывая в удовлетворении первоначального иска, суд исходил из того, что договор от 02.10.2009 является заключенным, поскольку сторонами согласован предмет договора и стоимость услуг по нему. В связи с этим денежные средства в сумме 330 000 руб. не могут быть расценены как неосновательное обогащение, поскольку они получены ООО "ЮФ "Ваше право" за оказанные по договору услуги. Удовлетворяя встречный иск в части взыскания долга за оказанные в феврале 2010 года услуги, суд исходил из того, что выполнение данных услуг подтверждено доверенностью, выданной ЗАО "ИСК "Метаприбор" представителю ООО "ЮФ "Ваше право", выпиской из штатного расписания на представителя ООО "ЮФ "Ваше право", копиями судебных актов с участием данного представителя, доказательствами направления исполнителем заказчику актов выполненных работ. Вместе с тем в связи с отсутствием в материалах дела доказательств оказания таких услуг в январе 2010 года в удовлетворении встречного иска о взыскания долга за оказанные в январе 2010 года услуги отказано. Суды правильно квалифицировали правоотношения сторон как договор возмездного оказания услуг. Согласно правовой позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в информационном письме от 29.09.1999 N 48 "О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг", договор возмездного оказания услуг может считаться заключенным, если в нем перечислены определенные действия, которые обязан совершить исполнитель, либо указана определенная деятельность, которую он обязан осуществить. В том случае, когда предмет договора обозначен указанием на конкретную деятельность, круг возможных действий исполнителя может быть определен на основании предшествующих заключению договора переговоров и переписки, практики, установившейся во взаимных отношениях сторон, обычаев делового оборота, последующего поведения сторон и т. п. (ст. 431 ГК РФ). С учетом того, что сторонами в договоре согласован его предмет как "консультационные и юридические услуги по вопросу сопровождения процедуры несостоятельности (банкротства) заказчика" и стоимость и порядок оплаты услуг по нему, суды признали договор заключенным. В соответствии со ст. ст. 307, 309 ГК РФ в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Учитывая, что факт оказания ООО "ЮФ "Ваше право" услуг по договору подтверждается материалами дела, при этом ЗАО "ИСК "Метаприбор" не было предъявлено замечаний по качеству и объему выполненных услуг, акты выполненных (оказанных) услуг подписаны им без замечаний, платежными поручениями ЗАО "ИСК "Метаприбор" произведена оплата услуг по данному договору, суды пришли к выводу о том, что ЗАО "ИСК "Метаприбор" не доказано наличие на стороне ООО "ЮФ "Ваше право" неосновательного обогащения в сумме 330 000 руб. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

11. Суд частично удовлетворил иск о взыскании неосновательного обогащения, поскольку по условиям договора об оказании услуг по подбору кандидатов на вакансии стороны согласовали обязанность заказчика оплатить исполнителю 20% от суммы вознаграждения, указанной в заявке, в случае, если исполнитель до даты расторжения договора представил заказчику хотя бы одного кандидата (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.02.2011 по делу N А45-10504/2010).

ОАО "Сибирский горный институт по проектированию шахт, разрезов и обогатительных фабрик" ("Сибгипрошахт") обратилось с ООО "Саваоф" о взыскании неосновательного обогащения в сумме 60 000 руб. Иск со ссылкой на ст. ст. 453, 779, 782, 1102 и 1103 ГК РФ мотивирован тем, что после расторжения по инициативе истца договора об оказании услуг по поиску, подбору и представлению кандидатов на конкурс на открытые вакансии ответчик необоснованно удерживает заявленную к взысканию сумму, уплаченную ему истцом. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен в сумме 24 000 руб., в остальной части в иске отказано. Истец ссылается на то, что в соответствии со ст. ст. 167, 168, 421, 422 ГК РФ исполнитель в случае отказа заказчика от исполнения договора не вправе требовать оплаты неоказанных услуг либо оплаты неустойки. Пункт договора, со ссылкой на который суды обосновали частичный отказ в иске, не может применяться в спорном случае. 22.04.2008 между ОАО "Сибгипрошахт" (заказчик) и ООО "Саваоф" (исполнитель) был заключен договор, по условиям которого исполнитель обязался оказывать заказчику услуги по поиску, подбору и представлению кандидатов на конкурс на открытые вакансии по заявленным заказчиком требованиям, а заказчик обязался эти услуги оплатить. Исполнитель взял на себя обязательства предоставлять для рассмотрения заказчику резюме 3 - 5 кандидатов на заявленную вакансию, организовывать собеседование ответственного лица заказчика с выбранными кандидатами. При этом требования заказчика к кандидатам, а также сумма вознаграждения исполнителя за оказанные услуги должны быть изложены в заявках, являющихся неотъемлемой частью договора. Заказчик обязался подписать акт выполненных работ в течение 1 - 2 рабочих дней с момента принятия окончательного решения о соответствии кандидата заявленным требованиям. Акт выполненных работ считается принятым без замечаний в случае пропуска заказчиком названного срока и приема кандидата на работу. Порядок оплаты был согласован сторонами договора следующим образом: предоплата в размере 50% от суммы договора; оставшуюся сумму заказчик должен оплатить после подписания акта выполненных работ; окончательный расчет по каждой вакансии должен быть произведен заказчиком не позднее 3 банковских дней с момента подписания акта выполненных работ. При этом стороны согласовали, что в случае приема работника, найденного самостоятельно, заказчик обязан уведомить об этом исполнителя. В этом случае договор считает расторгнутым с момента получения исполнителем уведомления от заказчика. Если исполнитель до даты расторжения договора представил для просмотра информацию хотя бы на одного кандидата, заказчик обязан оплатить работу исполнителя в размере 20% от причитающегося исполнителю вознаграждения. В материалы дела представлены четыре заявки на подбор персонала от 22.04.2008, подписанные сторонами, в которых указаны требования к кандидатам и размер вознаграждения исполнителя. По одной заявке между сторонами подписан акт выполненных работ от 08.07.2009, предусматривающий выплату исполнителю вознаграждения в сумме 45 000 руб. По трем заявкам общая сумма вознаграждения исполнителя была согласована сторонами в размере 175 000 руб. Платежным поручением от 24.04.2008 ОАО "Сибгипрошахт" перечислило ООО "Саваоф" 105 000 руб. в счет оплаты по договору. Письмом от 29.03.2010 ОАО "Сибгипрошахт" уведомило ООО "Саваоф" о расторжении договора в одностороннем порядке в силу утраты интереса к дальнейшему исполнению договора и просило вернуть ему 60 000 руб. (105 000 руб. - 45 000 руб. по акту выполненных работ от 08.07.2009). Возврат спорной суммы со стороны ответчика не производился. ООО "Саваоф" со ссылкой на договор указало, что по трем заявкам, предусматривающим размер вознаграждения исполнителя, им оказывались услуги по подбору и представлению заказчику кандидатов на конкурс, следовательно, истец после расторжения договора обязан оплатить ответчику 20% от суммы вознаграждения, указанной в каждой заявке. Суды пришли к выводу о доказанности факта оказания ответчиком услуг по подбору и представлению заказчику кандидатов на конкурс по этим заявкам, что явилось основанием для уменьшения взыскиваемой суммы неосновательного обогащения до 24 000 руб. путем исключения из нее 20% от суммы вознаграждения, указанной в этих заявках. По правилам ст. ст. 309 и 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства; односторонний отказ от исполнения обязательств не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом. В силу п. 1 ст. 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Из смысла данной нормы следует, что отказ заказчика от исполнения договора возможен в любое время как до начала оказания услуги, так и в любое время в процессе оказания услуги, но не после того, как услуга оказана. В предмет договора входило оказание комплекса услуг со стороны исполнителя: услуги по поиску, по подбору и по представлению кандидатов на конкурс на открытые вакансии по заявленным заказчиком требованиям. Электронной перепиской сторон подтверждается факт оказания исполнителем услуг по подписанным сторонами трем заявкам, то есть подтверждается факт представления ответчиком истцу кандидатов в соответствии с заявками. По условиям договора стороны согласовали обязанность заказчика оплатить исполнителю 20% от суммы вознаграждения, указанной в заявке, в случае, если исполнитель до даты расторжения договора представил заказчику хотя бы одного кандидата. При этом обязанность подписывать акт выполненных работ стороны при указанной ситуации не согласовали. В связи с этим суды исходили из того, что в силу ч. 1 ст. 781 ГК РФ заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре. Следовательно, исключив из суммы, подлежащей взысканию, задолженность истца по оплате оказанных ответчиком, но не оплаченных истцом услуг в размере, согласованном при подписании договора, суды обоснованно удовлетворили иск о взыскании неосновательного обогащения в сумме 24 000 руб. Доводы истца со ссылкой на ст. ст. 167, 168, 421, 422 ГК РФ отклонены, поскольку он не заявлял требований о признании спорного пункта договора ничтожным. Услуги, стоимость которых суды исключили из суммы неосновательного обогащения, были исполнителем фактически оказаны и подлежали оплате в том размере, который стороны согласовали при подписании договора. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

12. Суд отказал в иске о признании недействительными пунктов договора о централизованной охране объектов подразделениями вневедомственной охраны при ОВД, поскольку условия договора, предусматривающие право исполнителя приостанавливать и прекращать оказание услуг охраны заказчику в одностороннем порядке, соответствуют требованиям действующего законодательства (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 18.01.2011 по делу N А81-3509/2010).

Прокурор обратился с иском к ОВО при ОВД, муниципальному предприятию "Фармация" о признании недействительными трех пунктов договора о централизованной охране объектов подразделениями вневедомственной охраны при ОВД, заключенного ОВО при ОВД и МП "Фармация". Решением суда в иске отказано. Прокурор считает, что спорные пункты противоречат ст. ст. 422, 450, 452 ГК РФ, Постановлению Правительства РФ от 14.08.1992 N 587 "Вопросы негосударственной (частной) охранной и негосударственной (частной) сыскной деятельности", поскольку перечисленные в них условия не являются существенными нарушениями договора со стороны заказчика, позволяющими исполнителю в одностороннем порядке приостанавливать или прекращать оказание услуг по данному договору. Прокурор, ссылаясь на п. 13 Перечня объектов, подлежащих государственной охране, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 14.08.1992 N 587, и распоряжение Правительства РФ от 02.11.2009 N 1629-р, согласно которым склады (комнаты) хранения наркотических и психотропных веществ подлежат обязательной охране подразделениями милиции вневедомственной охраны при ОВД, указал на ошибочность выводов суда о том, что оспариваемые условия договора не противоречат требованиям законодательства, поскольку определяются по усмотрению сторон. 11.01.2010 между ОВО (исполнитель) и предприятием (заказчик) заключен договор о централизованной охране объектов подразделениями вневедомственной охраны при ОВД, в соответствии с которым заказчик поручает, а исполнитель принимает на себя обязательство охранять имущество заказчика на условиях настоящего договора при помощи средств охранной сигнализации, выдающих по каналам связи информацию на системы централизованного наблюдения пункта охраны, от несанкционированного проникновения лиц в охраняемые помещения, оборудованные средствами охранной сигнализации, согласно перечню охраняемых объектов, который прилагается к договору и является его неотъемлемой частью (приложение N 1), путем прибытия наряда милиции на охраняемый объект и принятия мер согласно Закону РФ "О милиции" к задержанию преступников, защите имущества заказчика, а заказчик обязуется своевременно производить оплату за охранные услуги. Пунктом 5.2 договора предусмотрено, что исполнитель имеет право расторгать его в одностороннем порядке до истечения срока его действия: при систематическом (три и более раза в течение шести месяцев) нарушении заказчиком обязательств, взятых по договору; при возникновении организационных и технических причин, препятствующих исполнителю в осуществлении взятых на себя обязательств (смена номеров телефонов, задействованных для охраны, переключение телефонов на спаренную линию или обратно и т. п.); в случае неоплаты услуг исполнителя более 2-х месяцев подряд (включая первый неоплаченный); при невыполнении заказчиком предписаний по устранению недостатков в технической укрепленности объекта в течение шести месяцев. Из пункта 9.4 договора следует, что отказ заказчика от оплаты по новым тарифам является основанием к расторжению договора исполнителем в одностороннем порядке. Согласно пункту 12.3 договора при возникновении спора между заказчиком и третьими лицами о праве собственности и управлении имуществом, находящимся во владении заказчика и являющимся объектом охраны, исполнитель вправе приостановить действие договора или расторгнуть его до окончания разрешения спора. Прокурор полагает, что условия этих пунктов, предусматривающие право исполнителя приостанавливать и прекращать оказание услуг охраны заказчику в одностороннем порядке, не соответствуют требованиям действующего законодательства. Суд, сославшись на ст. ст. 420 - 423, 450 ГК РФ и исходя из того, что спорный договор является договором возмездного оказания услуг, в связи с чем его условия могут определяться по усмотрению сторон, пришел к выводу, что оспариваемые пункты являются законными и не нарушают прав и интересов МП "Фармация". В соответствии с п. 1 ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Согласно п. 1 ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена ГК РФ, законом или добровольно принятым обязательством. В силу п. 4 ст. 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422). В соответствии с п. 1 ст. 450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами или договором. Суд указал, что при заключении договора стороны имели право определять его условия, в том числе перечисленные в спорных пунктах, по своему усмотрению и что данные условия не противоречат закону. Суд кассационной инстанции отклонил ссылки прокурора на п. 13 Перечня, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 14.08.1992 N 587, и на распоряжение Правительства РФ от 02.11.2009 N 1629-р, поскольку они не содержат императивных норм о недопустимости включения в договор возмездного оказания услуг условий, перечисленных в спорных пунктах договора. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции без изменения.

13. Суд отказал в иске о взыскании задолженности за юридические услуги, поскольку соглашение об оказании услуг не содержит даты его подписания, не указаны сроки оказания услуг и конкретные услуги, подлежащие оказанию; доказательств фактического оказания услуг также не представлено (Постановление ФАС Московского округа от 22.02.2011 N КГ-А40/528-11).

ООО "Компаньон" обратилось с иском к ФГУП "Федеральный компьютерный центр фондовых и товарных информационных технологий (ФТ-Центр)" о взыскании 4 818 500 руб. задолженности за юридические услуги. Решением суда, оставленным без изменения Постановлением апелляционного суда, в иске отказано. ООО "Компаньон" указывает, что суды неправильно применили ст. 432 ГК РФ, а в частности что в законе нет конкретного указания на то, что дата заключения договора является существенным условием. Более того, ответчиком был подписан и оплачен акт выполненных работ, что подтверждает наличие договорных отношений. Между ФГУП "ФТ-Центр" и ООО "Компаньон" было заключено соглашение (без номера и без даты) об оказании юридических услуг, предметом которого являлось оказание истцом ответчику квалифицированных юридических услуг, которые могут включать в себя осуществление анализа и юридическую экспертизу документов, проведение консультаций и оформление справок по правовым вопросам, составление заявлений, жалоб, ходатайств и других документов правового характера, представление интересов ответчика в гражданском и административном судопроизводстве, в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях. Истец обязался представлять ответчику акты о выполненных работах (услугах). Стоимость услуг истца, согласованная сторонами, указана в приложении N 1 к Соглашению. Оплата услуг осуществляется в течение 5 рабочих дней после получения от истца счета на оплату услуг с приложением документов, подтверждающих выполнение работ (определения, решения, постановления судов, процессуальные и иные документы), путем перечисления суммы, подлежащей оплате, на банковский счет истца. В подтверждение размера задолженности истцом представлен акт от 20.03.2009 об оказании услуг на сумму 835 000 руб., по которому эта сумма уже была оплачена, и акт сверки взаимных расчетов по состоянию на 31.07.2009, который не был подписан ФГУП "ФТ-Центр". В данном акте указано лишь сальдо между операциями по продаже и оплате. Этот акт не содержит наименования, содержания и количества оказанных услуг, документы, положенные в его основу, к нему не приложены. Предусмотренные соглашением, а также иные документы, подтверждающие факт выполнения работ (оказание услуг) в размере 4 818 500 руб., счета на оплату услуг, расчет задолженности истцом суду не представлены. Не представлены им также счета и подтверждающие документы к акту от 20.03.2009 и сопроводительному письму от 09.07.2009 о направлении ответчику отчетных документов по услугам за июнь 2009 года. Соглашением установлено, что оно вступает в силу с даты его подписания. Согласно п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. П. 1 ст. 433 ГК РФ установлено, что договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. Из материалов дела видно, что представленное истцом соглашение об оказании юридических услуг не содержит даты его подписания, не указаны сроки оказания услуг и какие конкретно услуги подлежат оказанию ответчику. Доказательств фактического оказания услуг ответчиком также не представлено. Суды пришли к выводу о недоказанности истцом заключения соглашения с ответчиком и наличия у него задолженности. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

14. Суд удовлетворил иск о взыскании неосновательного обогащения в связи с неисполнением ответчиком обязательств по договору возмездного оказания услуг в размере предоплаты и отказом вернуть сумму неосвоенного аванса, поскольку бесспорных доказательств оказания услуг, оплата которых по условиям договора осуществлена в порядке предоплаты, не представлено (Постановление ФАС Московского округа от 07.02.2011 N КГ-А40/18226-10).

Межгосударственный банк обратился с иском к ООО "Межрегиональный институт проблем управления-Р" ("МИПУ-Р") о взыскании 350 000 руб. неосновательного обогащения. Иск заявлен на основании ст. 779, п. 2 ст. 782, ст. 1102 ГК РФ и мотивирован неисполнением ответчиком обязательств по договору возмездного оказания юридических услуг в размере предоплаты и его отказом вернуть сумму неосвоенного аванса. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен. Суд пришел к выводу о непредставлении ответчиком доказательств, свидетельствующих об оказании услуг истцу, а также о размере фактически понесенных им как исполнителем расходов. При этом суд исходил из того, что представленный ответчиком односторонний акт приема-передачи выполненных работ не отражает конкретного перечня оказанных им услуг, позволяющих отнести их к видам деятельности, составляющих предмет заключенного сторонами договора. Суд также признал отсутствие надлежащих доказательств, подтверждающих совершение ответчиком определенных действий или осуществление определенной деятельности исполнителя, к которым могут быть отнесены предоставление устных и письменных консультаций, составление юридических документов (исковых заявлений, отзывов, апелляционных и кассационных жалоб и т. д.), экспертных заключений, участие в разбирательстве судебных споров и т. д. Поскольку ответчиком не представлено доказательств надлежащего исполнения обязательств по оказанию истцу юридических услуг, суды пришли к выводу об отсутствии правовых оснований для удержания последним спорных денежных средств. ООО "МИПУ-Р" полагает, что, поскольку истцом в ходе исполнения договора не были предъявлены претензии к качеству оказываемых услуг и цена договора была определена в твердой сумме на весь комплекс юридических услуг, выводы о нарушении ответчиком условий договора и наличии правовых оснований для удовлетворения иска безосновательны. Также ответчик полагает, что на правоотношения сторон не распространяются нормы о неосновательном обогащении. 29.09.2009 сторонами заключен договор возмездного оказания услуг, согласно которому ответчик (исполнитель) обязался оказывать истцу (заказчик) юридические услуги, связанные с участием истца в качестве заявителя и конкурсного кредитора в деле о признании должника (ООО "ПромТрансЛизинг") несостоятельным (банкротом) и направленные на правовое сопровождение действий заказчика в рамках дела о банкротстве. Оказание услуг предусматривало два этапа: первый - услуги, оказываемые в процедуре наблюдения, второй - в процедуре конкурсного производства. Стоимость услуг, подлежащих оказанию по договору, составляет 1 000 000 руб. без НДС и включает все расходы исполнителя, которые он понесет при их оказании. Согласно договору расчеты осуществляются заказчиком в порядке предоплаты. 03.07.2009 истец перечислил ответчику 600 000 руб. в счет оплаты услуг первого этапа, а письмом от 09.11.2009 уведомил ответчика о досрочном расторжении договора с 19.11.2009. Этим письмом в соответствии с договором ответчику предложено представить акт о фактически оказанных услугах с указанием их стоимости. Представленный ответчиком 20.11.2009 акт приема-передачи выполненных услуг на сумму 600 000 руб. истцом не подписан в связи с завышение их стоимости. Обращаясь с настоящим иском в суд, истец ссылался на то, что стоимость фактически оказанных ему услуг по договору составляет всего 250 000 рублей. В соответствии с п. 1 ст. 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Договором предусмотрено, что заказчик вправе в любое время в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора, письменно уведомив об этом исполнителя. В таком случае стороны подписывают акт о фактически оказанных услугах на дату расторжения договора с указанием их стоимости и необходимости проведения расчетов. Суды руководствовались п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.09.1999 N 48 "О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг", согласно которому исполнитель может считаться надлежаще исполнившим свои обязательства при совершении указанных в договоре действий (деятельности). В соответствии с п. 1 ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение). Согласно ст. 1103 ГК РФ, поскольку иное не установлено ГК РФ, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений, правила гл. 60 ГК РФ подлежат применению также к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством. При этом п. 1 ст. 782 ГК РФ не исключает возможности истребовать в качестве неосновательного обогащения полученные до расторжения договора денежные средства, если встречное удовлетворение получившей их стороной не было предоставлено. При ином подходе на стороне ответчика имела бы место необоснованная выгода. Основания для удержания перечисленных заказчиком денежных средств отпали при расторжении договора, поскольку в связи с этим прекратилась обязанность исполнителя по оказанию услуг (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49). Следовательно, в данном случае ответчик, уклоняясь от их возврата истцу, должен рассматриваться как лицо, неосновательно удерживающее средства. Поскольку бесспорных доказательств оказания юридических услуг, оплата которых по условиям договора осуществлена в порядке предоплаты, не представлено, с учетом прекращения спорного договора, суды взыскали 350 000 руб. в качестве неосновательного обогащения. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

15. Суд частично удовлетворил иск о взыскании долга по соглашению об оказании юридических услуг, поскольку цена услуг, установленная в соглашении, многократно превышает рыночную цену (Постановление ФАС Московского округа от 19.01.2011 N КГ-А40/15726-10-П).

Московское адвокатское бюро "Бюро корпоративных консультаций" (МАБ "БРК") обратилось с иском к ООО "РусФинПроект" о взыскании 23 742 000 руб. долга по соглашению об оказании юридических услуг. Решением суда иск удовлетворен. ФАС округа решение отменил, дело направил на новое рассмотрение. При новом рассмотрении ООО "РусФинПроект" предъявило встречный иск о признании соглашения недействительным. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, с ООО "РусФинПроект" в пользу МАБ "БРК" взыскано 150 000 руб. долга, в удовлетворении остальной части первоначального иска отказано. Во встречном иске отказано. ФАС округа судебные акты в части удовлетворения первоначального иска отменил, дело в этой части направил на новое рассмотрение, дав указание оценить действия сторон по согласованию в договоре столь высокой цены на юридические услуги с точки зрения добросовестности юридической фирмы и разумности ответчика, а также выяснить, на основании чего была рассчитана цена услуг; определить реальную стоимость услуг и определить сумму, подлежащую уплате ответчиком с учетом оценки поведения сторон. Решением суда с ООО "РусФинПроект" в пользу МАБ "БРК" взыскано 150 000 руб. долга, в удовлетворении остальной части первоначального иска отказано. Суд исходил из того, что стороны не предусмотрели порядок, критерии и способы определения стоимости услуг, при том что фиксированная цена услуг, установленная в соглашении, многократно превышает рыночную цену аналогичных услуг. Апелляционный суд решение оставил без изменения. 02.07.2007 между МАБ "БРК" и ООО "РусФинПроект" (доверитель) заключено соглашение об оказании юридической помощи, по которому бюро приняло на себя обязательства по представлению интересов доверителя в арбитражных судах первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций в рамках рассмотрения искового заявления РОАО "ВСМ" о взыскании 154 445 324,34 руб. убытков. За выполнение предусмотренного соглашением поручения доверитель обязался уплатить бюро вознаграждение в размере 23 742 000 руб. Соглашением установлено, что доверитель обязан уплатить вознаграждение в течение 5 банковских дней с момента подписания сторонами акта о выполнении поручения. Сторонами подписан акт об оказанных услугах от 23.01.2008, в соответствии с которым ответчик подтвердил, что услуги оказаны надлежащим образом и в полном объеме. В соответствии с п. 1 ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Как разъяснено в Постановлении Конституционного Суда РФ от 23.01.2007 N 1-П, в силу диспозитивного характера гражданско-правового регулирования лица, заинтересованные в получении юридической помощи, вправе самостоятельно решать вопрос о возможности и необходимости заключения договора возмездного оказания правовых услуг, избирая для себя оптимальные формы получения такой помощи, и, поскольку иное не установлено Конституцией РФ и законом, - путем согласования волеизъявления сторон, определяя взаимоприемлемые условия ее оплаты. В силу ст. 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. В случае несоблюдения данных требований суд, арбитражный суд или третейский суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права. Таким образом, судебная защита права осуществляется исходя из принципов разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений. В случае несоблюдения этих принципов суд может отказать недобросовестному лицу в защите права. Между тем судом установлено, что цена правовых услуг в Московском регионе, связанных с представительством в арбитражном суде, в среднем составляет: в суде первой инстанции - 50 000 руб., апелляционной и кассационной инстанциях - 40 000 руб. В связи с этим суд пришел к выводу, что цена услуг, установленная в соглашении, многократно превышает рыночную цену. Суд также установил, что согласованная сторонами стоимость услуг в несколько раз превышает стоимость активов общества. При таких обстоятельствах суд пришел к правомерному выводу о наличии оснований для удовлетворения первоначального иска только в части. Довод о нарушении судом ст. 421 ГК РФ отклонен, поскольку суд исходил из того, что реализация принципа свободы договора должна осуществляться с соблюдением требований ст. 10 ГК РФ. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

16. Суд отказал в иске о расторжении муниципального контракта на оказание услуг и взыскании неустойки, поскольку правоотношения по контракту прекратились в связи с окончанием срока его действия, возможность же расторжения договора предусмотрена только в отношении фактически заключенного и действующего договора (Постановление ФАС Поволжского округа от 07.04.2011 по делу N А12-13845/2010).

Комитет по делам культуры администрации Волгограда обратился с иском ООО "Росбизнеспресс-Волга" о расторжении муниципального контракта в части неисполнения обязательств по оказанию услуг на сумму 54 496,04 руб., о взыскании неустойки за просрочку исполнения обязательств в размере 55 829,34 руб. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в иске отказано. 05.06.2009 между истцом (заказчик), ответчиком (исполнитель) и Волгоградским муниципальным учреждением культуры "Централизованная система детских библиотек (ВМУК "ЦСДБ") (получатель) заключен муниципальный контракт на оказание услуг, по условиям п. 2.1 которого заказчик и получатель поручают, а исполнитель принимает на себя обязательство по оказанию услуг по предоставлению периодических печатных изданий по подписке во II полугодии 2009 года ВМУК "ЦСДБ". Стороны предусмотрели, что вид, объем, стоимость и график оказания услуг во II полугодии 2009 года, а также другие условия оказания услуг исполнителем устанавливаются приложениями N 1, 2, 3, являющимися неотъемлемыми частями договора. Местом оказания услуг является ВМУК "ЦСДБ" по адресам, указанным в графике оказания услуг по II полугодии 2009 года. Цена контракта составляет 265 854 руб. Услуги оказываются исполнителем в установленные контрактом сроки. Сдача-приемка оказанных услуг осуществляется на основании подготовленных исполнителем документов акта выполненных работ, счета-фактуры. Исполнитель обязан ежемесячно, в течение 5 рабочих дней, следующих за истекшим месяцем оказания услуг, представить заказчику подписанный исполнителем акт оказанных услуг. ООО "Росбизнеспресс-Волга" в установленные сроки не в полном объеме оказало услуги, предусмотренные контрактом. Суды исходили из того, что на момент предъявления иска и на момент рассмотрения дела судом первой инстанции срок оказания услуг по контракту истек, обязанности сторон в рамках данного договора прекратились. Согласно п. 1 ст. 781 ГК РФ заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг. В соответствии со ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом (ст. 310 ГК РФ). Ч. 3 ст. 425 ГК РФ установлено, что законом или договором может быть предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по договору. Договор, в котором отсутствует такое условие, признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства. Контрактом установлено, что он вступает в силу с даты его подписания сторонами и действует до 31.12.2009. Услуги оказываются исполнителем в установленные контрактом сроки (II полугодие 2009 года). Изменение соглашением сторон или в одностороннем порядке сроков оказания услуг по контракту не допускается. Таким образом, с учетом специфики контракта - услуги по предоставлению периодических печатных изданий по подписке во II полугодии 2009 года - суды пришли к выводу о признании контракта действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства. Правоотношения по контракту прекратились 31.12.2009 в связи с прекращением его действия, возможность же расторжения договора предусмотрена только в отношении фактически заключенного и действующего договора. Правовые основания для расторжения в судебном порядке контракта, срок действия которого истек, отсутствуют. Аналогичный подход содержится в Постановлении Президиума ВАС РФ от 13.02.2002 N 7223/98. Учитывая, что срок действия муниципального контракта прекратился 31.12.2009, не имеется и оснований для взыскания неустойки за просрочку исполнения обязательства за период с 01.01.2010 по 30.07.2010. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

17. Суд удовлетворил иск о взыскании задолженности за услуги связи, поскольку в качестве доказательства объема оказанных услуг представлена распечатка входящего/исходящего трафика, полученная посредством оборудования связи истца, подтверждающая оказание истцом услуг связи; фактов обращений ответчика к истцу относительно ненадлежащего качества оказываемых услуг не установлено (Постановление ФАС Поволжского округа от 10.02.2011 по делу N А72-3309/2010).

ЗАО "Квантум" обратилось с иском к ООО "Истоки" о взыскании 109 740,98 руб. задолженности за услуги связи, в том числе 4248,98 руб. абонентской платы и 105 492 руб. стоимости подключения к услуге без минимального срока пользования услугой. Решением суда иск удовлетворен частично: взыскано 4248,98 руб. абонентской платы, в остальной части иска отказано. Апелляционный суд решение изменил, иск удовлетворил в полном объеме. Ответчик указал, что услуги Интернета реально ему оказаны не были, Интернет не работал, настройки оборудования на компьютерах произведены не были, трафик не скачивался, что послужило основанием для досрочного расторжения договора. Между ЗАО "Квантум" (оператор) и ООО "Истоки" (абонент) заключен договор оказания услуг связи от 04.08.2009 с протоколом разногласий от 10.08.2009. По условиям договора оператор оказывает абоненту услуги связи, а абонент обязуется принимать и оплачивать оказанные услуги в соответствии с условиями договора. Перечень услуг, сроки подключения к услугам, а также тарифы на услуги определены сторонами в приложениях к договору, в которых также указан минимальный срок пользования каждой из услуг. Абоненту предоставлялась услуга по пользованию выделенным каналом Интернета. Согласно договору и приложению N 1 подключение абонента к услугам связи выделено в самостоятельную услугу, стоимость которой (установочный платеж) поставлена в зависимость от периода пользования услугами связи. Договором предусмотрено, что минимальный срок пользования любой и каждой из услуг указан в соответствующем приложении к договору и начинает исчисляться с даты согласования сторонами соответствующей спецификации. Истцом произведены работы по подключению к услугам, что подтверждается актом выполненных работ от 18.08.2009, из которого следует, что качество услуг проверено и подтверждено полномочным представителем абонента в присутствии оператора и соответствует предъявляемым требованиям. Услуги надлежащим образом оформлены и приняты комплексно. Данный акт является основанием для финансовых расчетов. Заключенный сторонами договор является договором возмездного оказания услуг, по которому согласно п. 1 ст. 779 ГК РФ исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Приложением N 1 к договору согласована ежемесячная абонентская плата в размере 149 у. е. (4395,5 руб.). Договором предусмотрено обязательство ответчика оплачивать услуги ежемесячно не позднее 10 числа текущего месяца на основании выставленного истцом счета. Счет выставляется ответчику один раз в месяц не позднее пятого числа оплачиваемого месяца на оплату услуг за текущий месяц с учетом фактически оказанных услуг за предыдущий месяц, направляется ответчику по электронной почте, днем его получения считается день выставления счета; если ответчик в письменной форме не уведомил истца о неполучении счета, счет считается доставленным по надлежащему адресу и полученным ответчиком. Учитывая, что ответчиком не исполнена предусмотренная договором обязанность по оплате абонентской платы за сентябрь 2009 года (счет от 31.08.2009), требования о ее взыскании в сумме 4248,98 руб. суд первой инстанции удовлетворил. Апелляционный суд посчитал ошибочным вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для взыскания с ответчика стоимости подключения к услуге без минимального срока пользования услугой. В силу п. п. 1 и 4 ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422). В соответствии со ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Согласно п. 1 ст. 424 ГК РФ исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон. В предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т. п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами и (или) органами местного самоуправления. ФЗ от 07.07.2003 N 126-ФЗ "О связи" (п. п. 1, 2 ст. 54) предусмотрено, что порядок и форма оплаты услуг связи определяются договором об оказании услуг связи, если иное не установлено законодательством РФ. В силу положений данного Закона и принятых на его основании нормативно-правовых актов в сфере связи именно в договоре об оказании услуг связи должно быть достигнуто соглашение о взаимных обязательствах оператора и абонента и расчетах за оказываемые услуги. В рассматриваемом случае стороны в договоре предусмотрели, что в случае если абонент предоставляет уведомление об отказе от услуг, указанных в соответствующей спецификации, в течение минимального срока пользования услугой, то он на основании выставленного оператором счета оплачивает денежную сумму, рассчитываемую по формуле (Q х L - 10) - D = S, где Q - месячная абонентская плата, L - количество месяцев минимального срока пользования услугой, D - сумма поступивших на расчетный счет оператора абонентских платежей. Стороны определили, что данный платеж не является санкцией за отказ от услуги в период минимального срока пользования услугой, а представляет собой согласованную сторонами стоимость подключения к услуге без минимального срока пользования услугой. В соответствии с приложением N 1 к договору минимальный срок пользования услугой составляет 24 месяца. При этом приложением N 1 не предусмотрен установочный платеж при наличии минимального срока пользования услугой. Таким образом, исходя из согласованных сторонами условий договора, вместо единовременного внесения платежа за подключение к услуге ответчик пользуется услугой в течение определенного сторонами минимального срока либо при расторжении договора до истечения минимального срока в соответствии с договором оплачивает истцу денежную сумму, не уплаченную за подключение к услуге (расходы, фактически понесенные оператором по подключению услуги). При этом ООО "Истоки", располагая на преддоговорных стадиях, предшествующих заключению договора, и на стадии его заключения полной информацией о предложенной услуге, добровольно приняло на себя все права и обязанности, определенные письменной сделкой, исполняемой сторонами. Договор заключен с протоколом разногласий, урегулированных в редакции ответчика. Условия договора не противоречат ст. 728 ГК РФ, согласно которой заказчик вправе отказаться от исполнения договора только при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. При этом установленное договором условие об уплате оператору денежной суммы, не уплаченной за подключение к услуге, в случае расторжения договора до истечения минимального срока не влияет на возможность реализации права заказчика по договору оказания услуг отказаться от этого договора в одностороннем порядке. Письмом от 29.09.2009 ответчик уведомил истца о расторжении договора, в связи с чем актом демонтажа оборудования оно возвращено оператору. Таким образом, договор оказания услуг связи был расторгнут до истечения периода минимального срока пользования услугой, который в соответствии с приложением N 1 составляет 24 месяца. С учетом этого суд апелляционной инстанции правомерно удовлетворил требования о взыскании стоимости подключения к услуге в размере, эквивалентном абонентской плате за оставшуюся часть минимального срока подключения к услуге, - 105 492 руб. Доводы о том, что истцом было произведено лишь подключение и монтаж оборудования, услуги связи в спорный период ответчику фактически не оказывались в связи с отсутствием доступа к сети Интернет, опровергаются материалами дела. В качестве доказательства объема оказанных услуг истцом представлена распечатка входящего/исходящего трафика, полученная посредством оборудования связи истца, подтверждающая оказание истцом услуг связи. Фактов обращений ответчика к истцу относительно ненадлежащего качества оказываемых услуг судами не установлено. ФАС округа оставил Постановление апелляционной инстанции без изменения.

18. Суд отказал в иске о взыскании аванса, перечисленного по договору, поскольку не представлено документов, подтверждающих оплату услуг в полном объеме, а достижение результата, ради которого заключается договор, в понятие его предмета не входит (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 31.03.2011 по делу N А66-1743/2010).

ОАО "Тверсельмаш" обратилось с иском о взыскании с ОАО "Финансовая компания "Бетиз" 645 000 руб. аванса, перечисленного по договору возмездного оказания услуг. ОАО "Финансовая компания "Бетиз" заявило встречный иск о взыскании с ОАО "Тверсельмаш" 855 000 руб. задолженности по тому же договору. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении первоначального иска отказано, встречный иск удовлетворен. В кассационной жалобе Общество просит отменить решение от 28.08.2010 и Постановление от 14.12.2010 в части удовлетворения встречного иска и принять новый судебный акт об отказе в его удовлетворении. ОАО "Тверсельмаш" полагает, что суды неправомерно применили п. 1 ст. 782 ГК РФ, предусматривающий последствия одностороннего отказа заказчика от исполнения договора возмездного оказания услуг, в то время как в данном случае общество фактически не отказывалось от исполнения договора. По его мнению, основания для взыскания в пользу компании задолженности за оказанные услуги отсутствуют, поскольку в результате ее действий по исполнению договора не был достигнут результат оказания услуг - организация консолидированного финансирования инвестиционного проекта. Общество (заказчик) и компания (исполнитель) заключили договор от 27.12.2007, по условиям которого исполнитель обязался оказать по заданию заказчика платные услуги: маркетинговое исследование машиностроительной отрасли по принципу PEST, SNW, SWOT-анализа с целью определения наиболее перспективной подотрасли (п. 1.2.1); разработку бизнес-плана для новой производственной технологии (п. 1.2.2); организацию консолидированного финансирования инвестиционного проекта по внедрению новой производственной технологии (п. 1.2.3). По окончании каждого из этапов или отдельного подэтапа работ, указанных в п. п. 1.2.1 - 1.2.3, стороны подписывают (согласовывают) акт приемки услуг. Стоимость услуг, предусмотренных в п. п. 1.2.1 и 1.2.2, составляет соответственно 1 500 000 руб. и 250 000 руб.; за оказание услуг, предусмотренных в п. 1.2.3, оплата определена в процентном соотношении от объема привлеченных инвестиционных средств. Договором (в редакции дополнительного соглашения от 11.12.2008) предусмотрено, что вознаграждение уплачивается заказчиком исполнителю в течение 3 дней с момента создания коммерческой организации с иностранными инвестициями, при этом вознаграждение по этапам, установленным п. п. 1.2.1 и 1.2.2, уплачивается ежемесячно авансовыми платежами с 15.12.2008 по 15.03.2009. При прекращении договора по основаниям, предусмотренным законодательством, заказчик обязан в течение 5 дней уплатить исполнителю вознаграждение. Во исполнение договора общество перечислило компании в качестве предоплаты 645 000 руб. Сторонами подписаны акты выполненных работ от 31.03.2008, от 17.04.2008, от 22.08.2008, в соответствии с которыми исполнителем оказаны, а заказчиком приняты услуги, предусмотренные п. 1.2.1, и часть услуг, предусмотренных п. 1.2.3. Согласно дополнительному Соглашению от 11.12.2008 срок оказания услуг определен сторонами до 30.03.2009. В связи с истечением срока действия договора и непоступлением инвестиций от иностранного инвестора на счет заказчика заказчик обратился к исполнителю с претензией от 22.12.2009, в которой предложил вернуть перечисленную в качестве предоплаты денежную сумму. Компания требование не исполнила. Компания ссылается на оказание заказчику в рамках договора услуг на общую сумму 1 500 000 руб. Суд исходил из того, что материалами дела подтверждается оказание исполнителем заказчику услуг на сумму 1 500 000 руб., следовательно, основания для взыскания уплаченного аванса отсутствуют. Установив, что фактически заказчик отказался от исполнения договора, суд пришел к выводу о наличии у него в силу п. 1 ст. 782 ГК РФ и договора обязанности оплатить задолженность за оказанные услуги, размер которой (с учетом уплаченного заказчиком аванса) составляет 855 000 руб. Исследовав акты выполненных работ от 31.03.2008, от 17.04.2008, от 22.08.2008; протоколы встреч, в том числе с участием представителей польской компании "PRIMBOX Sp. Z o o"; соглашение о намерениях от 08.08.2008, подписанное представителями заказчика и польской компании; переписку сторон, суды признали доказанным факт оказания компанией обществу услуг на сумму 1 500 000 руб. Из материалов дела видно, что заказчик произвел оплату оказанных исполнителем услуг в размере 645 000 руб. Направление в адрес компании письма от 22.12.2009 с предложением вернуть предоплату свидетельствует о фактическом отказе общества от исполнения договора. Эти действия не противоречат п. 1 ст. 782 ГК РФ, предоставляющему заказчику право в одностороннем порядке в любое время отказаться от договора. Принимая во внимание п. 1 ст. 781 ГК РФ и договор, фактически предусматривающий оплату отдельных этапов оказания услуг, а также возлагающий на заказчика обязанность в течение 5 дней с момента прекращения договора выплатить исполнителю вознаграждение за соответствующий этап, суды пришли к выводу, что срок исполнения обязанности общества по оплате услуг, предусмотренных п. 1.2.1, следует признать наступившим. Доводы общества о том, что действиями исполнителя не достигнуто цели договора возмездного оказания услуг (организации консолидированного финансирования инвестиционного проекта по внедрению новой производственной технологии), в силу чего у общества отсутствует обязанность по оплате оказанных услуг, отклонены. Этот довод противоречит положениям договора. Кроме того, как разъяснил Конституционный Суд РФ в Постановлении от 23.01.2007 N 1-П, федеральный законодатель, давая нормативную дефиницию договора возмездного оказания услуг, в п. 1 ст. 779 ГК РФ предметом данного договора называет совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности исполнителем. Определяя исчерпывающим образом такое существенное условие договора, как его предмет, федеральный законодатель не включил в понятие предмета договора достижение результата, ради которого он заключается. Выделение в качестве предмета договора совершения определенных действий или осуществления определенной деятельности обусловлено тем, что даже в рамках одного вида услуг результат, ради которого заключается договор, в каждом конкретном случае не всегда достижим, в том числе в силу объективных причин. Поскольку документов, подтверждающих оплату услуг в полном объеме, обществом не представлено, требования компании о взыскании в заказчика 855 000 руб. задолженности за оказанные услуги удовлетворены. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

19. Суд удовлетворил иск о взыскании задолженности по договору об оказании образовательных услуг, поскольку факт оказания услуг на спорную сумму подтвержден, а ответчик не представил доказательств оплаты оказанных услуг (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 25.03.2011 по делу N А56-9202/2010).

ФГОУ "Петербургский государственный университет путей сообщения" обратилось с иском о взыскании с ОАО "РЖД" задолженности в размере 1 177 500 руб. по договору об оказании образовательных услуг и процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 546 592,60 руб. Решением суда в иске отказано. Апелляционный суд решение отменил и иск удовлетворил. 14.07.2004 между университетом и ОАО "РЖД" (заказчик) заключен договор, в соответствии с которым университет принял на себя обязательства проводить подготовку специалистов заказчика в количестве, определяемом дополнительным соглашением, заключаемым до 1 октября текущего года, а заказчик обязался оплачивать эти услуги. Срок оплаты - не позднее 1 ноября текущего года в объеме 100%. К договору было принято дополнительное соглашение от 26.09.2006 об оказании дополнительных платных образовательных услуг в 2006/2007 учебном году. Размер платы за услуги согласован исходя из расчета: 20 000 руб. в год за каждого студента, принятого по целевому направлению заказчика на очную форму обучения, 15 000 руб. в год за каждого студента, принятого по целевому направлению заказчика на очно-заочную форму обучения, и 10 000 руб. в год за каждого студента, принятого по целевому направлению заказчика на заочную форму обучения. В соответствии с дополнительным соглашением заказчик перечисляет университету денежные средства по окончании каждого учебного семестра на основании акта сдачи-приемки оказанных услуг и счета-фактуры. Сопроводительным письмом от 08.02.2007 университет направил в адрес ОАО "РЖД" акт сдачи-приемки выполненных работ за первый семестр 2006/2007 учебного года. Объем оказанных услуг и их стоимость определены исходя из 2641 человек студентов, зачисленных на обучение по целевым направлениям ОАО "РЖД", из которых 1614 человек очной формы обучения, 814 человек заочной формы обучения и 213 человек очно-заочной (вечерней) формы обучения. Размер оплаты определен исходя из стоимости, согласованной в дополнительном соглашении. В подтверждение отраженных в акте сведений университетом приложены списки целевых студентов, получение которых ответчиком не оспаривается. Согласно акту общая стоимость услуг за первый семестр составила 21 807 500 руб., на оплату этой суммы университетом выставлен счет от 02.02.2007, который оплачен ОАО "РЖД" только в части суммы 20 630 000 руб. Посчитав обязательства ОАО "РЖД" по договору неисполненными надлежащим образом, университет обратился в арбитражный суд. Суд первой инстанции отказал в иске по причине отсутствия подписанного обеими сторонами акта об оказании услуг. Апелляционный суд пришел к выводу о подтверждении факта оказания услуг на предъявленную к взысканию сумму. П. 1 ст. 779 ГК РФ установлено, что по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. В соответствии с п. 1 ст. 781 ГК РФ заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре. Акт о приемке услуг не является единственным возможным доказательством факта их оказания, поскольку оказание услуг не подразумевает под собой определенного материального результата, подлежащего передаче заказчику на основании акта, следовательно, факт оказания услуг может быть подтвержден и иными доказательствами. Судами установлено, что университет направил, а ОАО "РЖД" получило акт сдачи-приемки выполненных работ за первый семестр 2006/2007 учебного года. При этом ОАО "РЖД" не представило возражений относительно объема или стоимости услуг при получении акта, а, кроме того, частично оплатило счет, выставленный университетом. Ответчик также не представил суду доказательств, опровергающих расчет истца в отношении количества студентов, принятых на обучение. В соответствии с условиями договора и дополнительного соглашения расчет оплаты за обучение определяется исходя из количества студентов, принятых на обучение. При этом апелляционный суд учел, что в силу договора заказчик обязан проводить корректировку размеров оплаты по фактическому количеству обучающихся студентов. Доказательства корректировки оплаты услуг ОАО "РЖД" в материалах дела отсутствуют. Апелляционный суд пришел к выводу о подтверждении факта оказания услуг на спорную сумму, тогда как ответчиком не представлены доказательства отсутствия у него задолженности за оказанные университетом услуги. Ст. 395 ГК РФ установлено, что за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Истцом исчислены и заявлены к взысканию проценты за период с 12.03.2007 по 01.03.2010. Количество календарных дней просрочки в этот период составляет 1086 дней. Следовательно, сумма процентов исходя из задолженности в размере 1 177 500 руб., годовых процентов по ставке рефинансирования ЦБ РФ в размере 8,75% и периода просрочки в 1086 дней составляет 310 739,90 руб. ФАС округа изменил Постановление апелляционной инстанции в части взыскания процентов и взыскал проценты в сумме 310 739,90 руб.; в остальной части Постановление оставил без изменения.

20. Суд отказал в иске о взыскании неосновательного обогащения в виде неотработанного аванса по договору на разработку бизнес-плана, установив, что бизнес-план соответствует согласованному сторонами техническому заданию, в нем присутствуют все требуемые разделы, в расчетах арифметических ошибок нет (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 22.03.2011 по делу N А56-41830/2008).

Предприниматель К. обратилась с иском к компании "AJZ Engineering GmbH", ФРГ, о взыскании 722 796 руб. (эквивалент 20 000 евро по курсу ЦБ РФ) неосновательного обогащения в виде неотработанного аванса по договору и 22 748 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами. Компания предъявила встречный иск к К. об обязании принять бизнес-план в предлагаемой редакции, о взыскании 6 031 984 руб. (эквивалент 140 000 евро по курсу ЦБ РФ) задолженности за выполненные работы по договору и 603 198,40 руб. неустойки. Решением суда первоначальный иск удовлетворен, во встречном иске отказано. Апелляционный суд решение отменил, в удовлетворении первоначального и встречного исков отказал. К. ссылается на то, что суд апелляционной инстанции сделал необоснованный вывод о том, что у нее отсутствовали основания для расторжения договора в одностороннем порядке; признал заключение экспертов, оформленное в виде отчета, недопустимым доказательством; не назначил повторную экспертизу бизнес-плана. В соответствии с договором компания (исполнитель) обязалась разработать и передать К. (заказчик) бизнес-план и предварительный (эскизный) проект на создание и последующую эксплуатацию Центра медицины высоких технологий, а заказчик - принять и оплатить эту работу. Договором предусмотрено, что бизнес-план и проект должны соответствовать требованиям технического задания (приложения N 2 и 3 к договору). Начальный и конечный сроки выполнения работ, а также отдельных этапов стороны определили в календарном графике (приложение N 5). Соглашением от 25.07.2007 о внесении изменений в договор его стороны определили порядок оплаты и общую цену договора в сумме 590 000 евро: 160 000 евро - стоимость разработки бизнес-плана, 430 000 евро - стоимость разработки проекта. Дополнительным соглашением от 25.09.2007 установлено, что первичная приемка результатов работы осуществляется в срок до 25.10.2007, а окончательная приемка - в срок до 04.12.2007. Исполняя условия договора, К. платежными поручениями от 27.04.2007, от 24.05.2007, от 02.07.2007, от 30.01.2008 перечислила подрядчику 15 935 970 руб. (эквивалент 450 000 евро по курсу ЦБ РФ на даты платежей). По предварительному акту сдачи-приемки от 25.01.2008 компания передала, а К. приняла проект и концепцию мастер-плана, за исключением тома IV "Охрана окружающей среды" и тома V "Инженерно-технические мероприятия ГО и ЧС"; перечень медицинского оборудования, мебели и оснащения; бизнес-план. Сторонами 18.03.2008 составлено дополнение к предварительному акту, согласно которому исполнителем передан, а заказчиком окончательно принят проект и перечень медицинского оборудования, мебели и оснащения (пункт I), а бизнес-план заказчиком не принимается по причинам, изложенным в письме от 18.03.2008 (пункт III). Письмом от 01.04.2008 компания направила К. измененный и дополненный вариант бизнес-плана. Ссылаясь на то, что недостатки, указанные в письме от 18.03.2008, не были устранены, К. 20.06.2008 направила компании письмо, в котором отказалась от исполнения договора и потребовала в течение двух недель с момента получения этого письма возвратить ей сумму неотработанного аванса в размере 20 000 евро. Компания требование не выполнила. В свою очередь, компания указала, что бизнес-план составлен надлежащим образом и К. необоснованно отказывается его принимать. Суд первой инстанции, признав, что заключение судебной экспертизы, проведенной по ходатайству компании, не доказывает надлежащее исполнение ею обязательств по договору, удовлетворил первоначальный иск в полном объеме и отказал в удовлетворении встречного иска. Суд апелляционной инстанции отказал в исках, посчитав, что сторонами не доказаны исковые требования по праву. Кроме того, суд пришел к выводу, что К. не вправе была в одностороннем порядке отказаться от договора по основаниям, указанным в письме от 18.03.2008. В силу ст. 783 ГК РФ к договору возмездного оказания услуг применяются общие положения о подряде и положения о бытовом подряде, если это не противоречит ст. ст. 779 - 782 ГК РФ, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг. П. 2 ст. 715 ГК РФ предусмотрено право заказчика отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков в случае, если подрядчик не приступает своевременно к исполнению договора подряда или выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку становится явно невозможным. В силу п. 3 ст. 723 ГК РФ, если отступления в работе от условий договора подряда или иные недостатки результата работы в установленный заказчиком разумный срок не были устранены либо являются существенными и неустранимыми, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных убытков. В соответствии с п. 3 ст. 450 ГК РФ в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным. Договором предусмотрено право заказчика отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков в случаях, когда исполнитель не приступает своевременно к исполнению договора или выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку становится явно невозможным, либо когда исполнитель в назначенный ему разумный срок не устранил недостатки своей работы. Результаты работ были предъявлены к приемке 25.01.2008, что подтверждается предварительным актом. Согласно дополнению к предварительному акту бизнес-план не был принят заказчиком по причинам, изложенным в письме от 18.03.2008, однако это письмо суду не представлено. В обоснование своего требования и подтверждения несоответствия подготовленного компанией бизнес-плана условиям договора К. представила отчет ООО "ФБК", в котором указано на неполноту представленного для анализа документа, его необоснованность и недостаточность для принятия инвестиционных решений, а также некорректность проведенных в нем расчетов. П. 5 ст. 720 ГК РФ при возникновении между заказчиком и подрядчиком спора по поводу недостатков выполненной работы или их причин по требованию любой из сторон должна быть назначена экспертиза. В связи с возникновением между сторонами спора относительно полноты и соответствия бизнес-плана договору суд первой инстанции по ходатайству ответчика назначил судебную экспертизу, проведение которой поручил ООО "НеваКом". Согласно заключению экспертов бизнес-план соответствует требованиям договора; в нем отражены все требования, приведенные в техническом задании на его разработку; отклонение в структуре представления требований технического задания в тексте бизнес-плана не влияет на их полноту и позволяет более обоснованно представить концепцию создания Центра и обосновать механизм реализации данной концепции; бизнес-план соответствует требованиям, обычно предъявляемым к данному виду работ; в тексте бизнес-плана присутствуют все разделы, рекомендуемые стандартами различных организаций (UNIDO, KPMG, ЕБРР); отличие в составе и количестве отдельных разделов бизнес-плана призвано более логично представить концепцию строительства Центра для заинтересованных сторон. В силу ст. 64 АПК РФ заключения экспертов относятся к доказательствам, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела. Суд апелляционной инстанции принял во внимание заключение ООО "НеваКом" и, признав необоснованными доводы заказчика о неполноте и несоответствии бизнес-плана требованиям технического задания, пришел к выводу, что у заказчика отсутствовали основания для отказа от договора в одностороннем порядке и взыскания суммы неосновательного обогащения. Довод К. о том, что суды необоснованно отклонили ее ходатайство о назначении повторной экспертизы, является необоснованным. Согласно ст. 87 АПК РФ при недостаточной ясности или полноте заключения эксперта, а также при возникновении вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств дела может быть назначена дополнительная экспертиза, проведение которой поручается тому же или другому эксперту. Повторная экспертиза по тем же вопросам может быть назначена в случае возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или комиссии экспертов. Эксперт ООО "НеваКом" в судебном заседании пояснил, что бизнес-план соответствует согласованному сторонами техническому заданию, в нем присутствуют все требуемые разделы, в расчетах арифметических ошибок не выявлено, все выводы сделаны в соответствии с приложенной к экспертизе информацией. Отчет ООО "ФБК", на который ссылается К., не является относимым и допустимым доказательством по делу, поскольку анализ бизнес-плана проводился на основании представленных только К. документов, из данного отчета невозможно установить, какая именно редакция бизнес-плана была предоставлена для исследования. При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции сделал правильный вывод о полноте заключения экспертизы и об отсутствии противоречий в выводах экспертов, отраженных в заключении, и в соответствии со ст. 87 АПК РФ отказал в удовлетворении ходатайства о проведении повторной экспертизы. В силу ст. ст. 711 и 720 ГК РФ заказчик обязан оплатить выполненную подрядчиком работу после сдачи результатов работ в сроки и в порядке, которые предусмотрены условиями договора. В соответствии с договором приемка результата работ производится в два этапа: первичная приемка заказчиком и окончательная приемка заказчиком на основании экспертизы компании "PriceWaterhouseCoopers". Первичная приемка бизнес-плана и проекта производится заказчиком и оформляется предварительным актом сдачи-приемки. В случае обнаружения в бизнес-плане и проекте отступлений от условий договора заказчик назначает исполнителю разумный срок для исправления недостатков. В течение 15 дней после первичной приемки бизнес-плана и проекта они направляются на экспертизу компании "PriceWaterhouseCoopers" на предмет их полноты, точности, верности, соответствия техническим заданиям и требованиям, обычно предъявляемым к сходным бизнес-планам и проектам. Заключение компании "PriceWaterhouseCoopers" о соответствии бизнес-плана и проекта условиям договора является основанием для их окончательной приемки заказчиком. Окончательная приемка оформляется актом сдачи-приемки, который заказчик обязан подписать в течение 15 дней после получения указанного заключения. Согласно приложению N 1 к договору окончательный расчет в размере 140 000 евро за предусмотренные договором работы должен быть произведен после подписания акта сдачи-приемки работ в течение 15 рабочих дней. Вместе с тем в материалах дела отсутствуют доказательства того, что бизнес-план направлялся на экспертизу компании "PriceWaterhouseCoopers" и что компанией в адрес К. направлялся окончательный акт сдачи-приемки выполненных по договору работ. При таких обстоятельствах во встречном иске правомерно отказано. ФАС округа оставил Постановление апелляционной инстанции без изменения.

21. Суд отказал в иске о взыскании задолженности по договору об оказании комплекса услуг, поскольку конечной целью договора является возникновение права собственности на объекты инвестирования, а действия истца по взысканию с ответчика задолженности по договору оказания услуг, при том что договоры инвестирования сторонами не исполнялись и прекращены, являются злоупотреблением правом со стороны истца (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 09.03.2011 по делу N А56-78572/2009).

Компания с ограниченной ответственностью "Френсон Консалтанси Лимитед" обратилась с иском о взыскании с предпринимателя Я. 5 817 230 руб. задолженности за услуги по договору, заключенному с ООО "Европейские предместья", и 1 745 169 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами. Решением суда в иске отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. 05.07.2006 Я. заключил с ООО "Европейские предместья" договор об оказании услуг, согласно которому общество приняло на себя обязательства оказать для Я. комплекс услуг. Договором предусмотрено, что обязательства общества считаются исполненными в полном объеме с момента заключения П. договора об инвестировании долевого участия в строительстве жилого дома. Согласно акту сдачи-приемки услуг от 14.09.2006, подписанному обществом и Я., стоимость оказанных услуг составила 5 817 230 руб. П. 01.09.2006 заключил с обществом два договора об инвестировании долевого участия в строительстве 4-комнатной квартиры общей площадью 102,41 кв. м стоимостью 3 500 000 руб. и парковочного места стоимостью 750 000 руб. Уведомлениями от 01.10.2006 общество сообщило П. о расторжении договоров в связи с невыполнением им обязательств по оплате. Между обществом и компанией 06.08.2007 заключен договор уступки права требования, по которому права требования по договору об оказании услуг перешли к компании. В связи с тем, что Я. оказанные ему по договору услуги не оплатил, компания обратилась с иском о взыскании спорной задолженности и процентов. Компания ссылается на то, что суды неверно истолковали п. 1 ст. 779 ГК РФ, поскольку именно наличие результата деятельности, предусмотренного договором, и является доказательством выполнения комплекса услуг, так как в силу специфики комплекса услуг, оказываемых ответчику, материальным доказательством их совершения и является заключение договора об инвестировании долевого участия в строительстве жилого дома П. Факт заключения договора об инвестировании сторонами по делу не оспаривается. Кроме того, в дело представлен акт сдачи-приемки услуг, подписанный ответчиком, что, в свою очередь, подтверждает факт оказания услуг. Согласно ст. 421 ГК РФ стороны вправе заключить любой договор на любых условиях. Тот факт, что договор инвестирования впоследствии был расторгнут, не может являться основанием для отказа во взыскании с ответчика стоимости услуг по договору, поскольку, во-первых, оплата услуг не связывается с дальнейшей судьбой договора, во-вторых, договор о возмездном оказании услуг в силу закона носит возмездный характер, учитывая, что результат по договору достигнут, отказ во взыскании оплаты по договору является незаконным. Суд посчитал недоказанным факт оказания обществом услуг ответчику на сумму 5 817 230 руб., не приняв в качестве достаточных доказательств акт об оказании услуг от 14.09.2006, подписание которого оспаривается ответчиком, а также заключенный между обществом и П. инвестиционный договор. Апелляционный суд указал, что отсутствие доказательств выполнения комплекса услуг, предусмотренных договором, служит основанием для отказа в удовлетворении требования лица, к которому в соответствии с договором цессии перешло право требования исполнителя о взыскании с заказчика задолженности по договору. Предметом договора возмездного оказания услуг, как он определен императивной нормой закона, является совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности, в понятие предмета договора не включено достижение результата, ради которого он заключался, поскольку в каждом конкретном случае этот результат не всегда достижим. В соответствии с договором от 05.07.2006 комплекс оказываемых услуг включает: поиск вариантов заключения договора об инвестировании долевого участия в строительстве жилого дома П. на наиболее выгодных для него условиях; составление проектов необходимых документов; участие в переговорах с третьими лицами; сопровождение заключения договора об инвестировании долевого участия в строительстве жилого дома П.; осуществление действий, необходимых и достаточных в соответствии с действующим законодательством РФ для возникновения у П. прав по договору об инвестировании долевого участия в строительстве жилого дома. В подтверждение факта оказания спорных услуг компания представила акт сдачи-приемки услуг от 14.09.2006, подписанный обществом и Я., согласно которому стоимость услуг составила 5 817 230 руб. В то же время ответчик оспаривает факт подписания этого акта, равно как и факт оказания услуг. С учетом оспаривания ответчиком факта совершения истцом действий, предусмотренных договором от 05.07.2006, суды посчитали, что компания не представила бесспорных доказательств по выполнению комплекса услуг (действий), стоимость которых по договору определена в 5 817 230 руб. Более того, окончательным результатом по договору оказания услуг является заключение П. договора об инвестировании долевого участия в строительстве жилого дома, то есть возникновение у П. прав по этому договору. Данный результат не достигнут, поскольку заключенные П. и обществом договоры от 01.09.2006 расторгнуты по инициативе общества в связи с невыполнением П. обязательств по оплате, что подтверждается уведомлениями от 01.10.2006. В материалы дела представлены доказательства в подтверждение того, что в отношении объектов инвестирования, указанных в договорах с П., были заключены договоры с другим лицом, которому они были переданы по актам приема-передачи от 16.07.2007 по завершении строительства. При таких условиях суды сделали вывод, что конечной целью заключения спорного договора является возникновение у П. права собственности на объекты инвестирования по цене, как следует из объяснений сторон, равной общей сумме договора об оказании услуг и договоров об инвестировании. Следовательно, действия истца по взысканию с ответчика 5 817 230 руб. по договору оказания услуг, при том что договоры инвестирования сторонами не исполнялись и прекращены, являются злоупотреблением правом со стороны компании. С учетом недоказанности по правилам п. 3 ст. 424 ГК РФ стоимости единственного совершенного по договору от 05.07.2006 действия общества (из всего комплекса услуг) - подписания инвестиционных договоров с П., а также стоимости расходов, связанных с исполнением договора, суды обоснованно отказали компании в иске. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

22. Суд, установив, что итогом первого этапа работ по договору является осуществления трех действий, а исполнителем выполнено два из них, а также с учетом выплаченного ответчиком аванса удовлетворил иск о взыскании задолженности в части (Постановление ФАС Уральского округа от 25.03.2011 N Ф09-556/11-С3).

Автономная некоммерческая организация "Центр цивилистической практики" обратилась с иском о взыскании с ФГУП "Федеральный компьютерный центр фондовых и товарных информационных технологий "ФТ-Центр" 1 792 919,50 руб. задолженности по оплате услуг по договору. Решением суда иск удовлетворен частично: взыскано 1 045 870 руб., в остальной части иска отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. Между истцом (исполнитель) и ответчиком (заказчик) заключен договор от 11.09.2007, по условиям которого исполнитель обязуется оказывать услуги по выявлению федерального имущества, не используемого или используемого незаконно и/или неэффективно, услуги по подготовке комплекта необходимых документов для его закрепления на праве хозяйственного ведения за заказчиком в соответствии с распоряжениями Росимущества или его территориальных органов, услуги по представлению интересов заказчика при проведении процедуры регистрации права хозяйственного ведения, а также услуги по подготовке документов, необходимых и достаточных для получения согласия уполномоченного органа на заключение сделки в отношении соответствующего имущества, в соответствии с действующим законодательством. В соответствии с договором перечень оказываемых исполнителем услуг, сроки и стоимость оказания услуг согласовываются сторонами по каждому объекту в дополнительном соглашении и приложениях к нему, являющихся неотъемлемой частью договора. 18.03.2008 исполнителем и заказчиком заключено дополнительное соглашение к договору о том, что объектом, в отношении которого исполнитель оказывает услуги (выполняет работы), является нежилое помещение площадью 300,5 кв. м. Согласно дополнительному соглашению исполнитель оказывает заказчику услуги в отношении объекта, указанного в соглашении, в два этапа в соответствии с договором. Дополнительным соглашением установлено, что первый этап работ включает подготовку всех необходимых документов, совершение всех необходимых действий для закрепления имущества за заказчиком на праве хозяйственного ведения, регистрацию права собственности РФ и хозяйственного ведения заказчика на объект, оформление земельных отношений. Обязанность исполнителя по этапу работ считается выполненной с момента осуществления исполнителем в совокупности следующих действий: регистрация права собственности РФ, права хозяйственного ведения заказчика на объект и право пользования соответствующим земельным участком за заказчиком. Второй этап: подготовка документов, необходимых и достаточных для получения согласия уполномоченного органа на заключение сделки в отношении объекта, в соответствии с действующим законодательством. Обязанность исполнителя по второму этапу работ считается выполненной с момента согласия уполномоченного органа на заключение сделки в отношении объекта либо с момента получения отказа уполномоченного органа в согласовании сделки вследствие причин, не связанных с ненадлежащим исполнением обязанностей по настоящему договору. Цена договора определяется дополнительными соглашениями отдельно по каждому объекту. Стоимость услуг по объекту составляет 4 482 300 руб., в том числе: первый этап - 2 241 150 руб., второй этап - 2 241 150 руб. Порядок оплаты услуг исполнителя определен дополнительным соглашением: заказчик в течение 5 банковских дней после получения распоряжения Росимущества или его территориального управления о закреплении объекта за заказчиком авансирует исполнителя в размере 20% от стоимости услуг по первому этапу работ, что составляет 448 230 руб. Перечисление истцу этой суммы сторонами не оспаривается. После выполнения истцом работ по первому этапу им был направлен ответчику акт сдачи-приемки работ (услуг), который ответчиком не был подписан. Обязанность по оплате оказанных истцом услуг ответчиком исполнена ненадлежащим образом. Суды исходили из отсутствия доказательств оплаты ответчиком оказанных услуг в полном объеме. В силу ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются (ст. 310 ГК РФ). По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги (п. 1 ст. 779 ГК РФ). Заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг (п. 1 ст. 781 ГК РФ). В соответствии с п. 1 ст. 721, ст. 723, 783 ГК РФ качество оказанных услуг должно соответствовать условиям договора, а при отсутствии или неполноте условий договора - требованиям, обычно предъявляемым к работам соответствующего рода. Факт исполнения истцом обязательств по первому этапу работ подтверждается полученными и переданными ответчику распоряжением управления Росимущества от 29.04.2008, техническим паспортом объекта; согласованием в КУМИ полученного технического заключения на перепланировку; проведением оценки рыночной стоимости имущества независимым оценщиком. Также истцом подготовлен и передан отчет об оценке, кадастровый паспорт объекта; заказаны, получены и переданы заказчику сведения из реестра федерального имущества относительно данного объекта; получены сведения из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество; подготовлен и сдан в УФРС пакет документов для государственной регистрации права собственности РФ и права хозяйственного ведения. Суды пришли к выводу, что истцом произведена государственная регистрация права собственности РФ и права полного хозяйственного ведения ответчика на нежилое помещение общей площадью 294,4 кв. м. При этом суды, установив, что итогом первого этапа является осуществления трех действий - государственная регистрации права собственности РФ, права хозяйственного ведения и права пользования соответствующим земельным участком, а исполнителем выполнено два из них, а также с учетом выплаченного ответчиком аванса в размере 448 230 руб. удовлетворили требование о взыскании основного долга в размере 1 045 870 руб. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

23. Договор на выполнение оценочных работ по оценке рыночной величины доли участия в бизнесе признан незаключенным, поскольку он не содержит указаний на применяемые стандарты оценочной деятельности, наименование и адрес саморегулируемой организации оценщиков, членом которой является оценщик; сведений об обязательном страховании гражданской ответственности оценщика; признание договора незаключенным не освобождает заказчика от обязанности произвести оплату фактически оказанных услуг (Постановление ФАС Уральского округа от 02.03.2011 N Ф09-759/11-С3).

ЗАО "Гранд Оценка" обратилось с иском к ООО "ТЛК "Гросс" о взыскании задолженности за оказанные по договору услуги в сумме 80 000 руб. ООО "ТЛК "Гросс" обратилось со встречным иском к ЗАО "Гранд Оценка" о признании договора незаключенным и взыскании неосновательного обогащения в сумме 70 000 руб. Решением суда первоначальный иск удовлетворен, встречный иск удовлетворен частично, суд признал договор незаключенным; в остальной части во встречном иске отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. Между ЗАО "Гранд Оценка" (исполнитель) и ООО "ТЛК "Гросс" (заказчик) заключен договор на выполнение оценочных работ по оценке рыночной величины доли участия в бизнесе от 23.06.2009, по условиям которого заказчик получает, а исполнитель принимает на себя обязательства осуществить в соответствии с техническим заданием (приложение N 1), являющимся неотъемлемой частью договора, оценочные работы по определению рыночной стоимости доли участия в бизнесе. Все необходимые технические характеристики и местонахождение объекта, подлежащего оценке, содержатся в техническом задании, составленном исполнителем по поручению заказчика. Согласно договору заказчик обязуется выплатить исполнителю аванс в сумме 70 000 руб. в течение трех банковских дней с момента подписания договора, произвести окончательный расчет в сумме 80 000 руб. после подписания акта сдачи-приема выполненных работ в течение пяти дней. Платежным поручением от 26.06.2009 ООО "ТЛК "Гросс" перечислило ЗАО "Гранд Оценка" 70 000 руб. в качестве аванса. Письмом от 10.08.2009 отчет по оценке рыночной стоимости доли направлен ООО "ТЛК "Гросс" и получен им 14.08.2009, о чем свидетельствует подпись представителя заказчика на сопроводительном письме. Договором предусмотрена обязанность заказчика направить исполнителю акт сдачи-приемки или мотивированный отказ от его подписания в течение трех рабочих дней со дня получения. Акт сдачи-приемки ответчиком не подписан, мотивированный отказ от подписания акта истцу не направлен. Письмом истца от 21.08.2009 ответчику вновь направлен отчет по оценке рыночной стоимости доли, акт сдачи-приемки отчета, счет на окончательную оплату оказанных услуг, которые получены ООО "ТЛК "Гросс" 26.08.2009. 28.10.2009 истец направил ответчику претензию с требованием об оплате услуг, которая оставлена ООО "ТЛК "Гросс" без удовлетворения. ООО "ТЛК "Гросс" указало на то, что сторонами не согласован предмет договора (объект оценки), в договоре отсутствуют существенные условия, предусмотренные ст. 10 ФЗ от 29.07.1998 N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации". Перечисленные платежным поручением от 26.06.2009 70 000 руб. в качестве аванса на основании незаключенного договора от 23.06.2009 являются, по его мнению, неосновательным обогащением ЗАО "Гранд Оценка". Суды исходили из отсутствия в договоре существенных условий, предусмотренных ст. 10 ФЗ от 29.07.1998 N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации", и пришли к выводу о наличии между сторонами фактических отношений по возмездному оказанию услуг, доказанности факта оказания услуг, возникновения у ООО "ТЛК "Гросс" обязанности по их оплате в размере, определенном в соответствии с п. 3 ст. 424 ГК РФ. В соответствии с п. 1 ст. 781 ГК РФ заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг. Договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (ст. 432 ГК РФ). Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Ст. 10 Закона N 135-ФЗ установлены обязательные требования к договору на проведение оценки. Он должен быть заключен в простой письменной форме и содержать объект оценки; вид стоимости имущества (способ оценки), размер денежного вознаграждения за проведение оценки, сведения об обязательном страховании гражданской ответственности оценщика, наименование саморегулируемой организации оценщиков, членом которой является оценщик, и место нахождения этой организации, указание на стандарты оценочной деятельности, которые будут применяться при проведении оценки, размер, порядок и основания наступления дополнительной ответственности по отношению к ответственности, установленной гражданским законодательством и ст. 24.6 данного Закона, оценщика или юридического лица, с которым оценщик заключил трудовой договор. Поскольку договор от 23.06.2009 не отвечает требованиям ст. 10 Закона N 135-ФЗ, а именно не содержит указаний на применяемые стандарты оценочной деятельности, на наименование и адрес саморегулируемой организации оценщиков, членом которой является оценщик; сведений об обязательном страховании гражданской ответственности оценщика, суды признали его незаключенным. Признание договора незаключенным не освобождает ООО "ТЛК "Гросс" от обязанности произвести оплату фактически оказанных услуг по оценке рыночной стоимости доли участия в бизнесе. Судами установлено, что в соответствии с техническим заданием от 23.06.2009 на оценку рыночной стоимости доли участия в бизнесе ООО "ТЛК "Гросс" истцом проведена работа и составлен отчет от 10.08.2009; самим исполнителем услуг размер доли, как и принадлежность ее третьему лицу, в отчете самостоятельно не определялся, не входил в предмет оценки, а оценка произведена в зависимости от задания заказчика, при этом при проведении оценки на оценщика не возлагались обязанности по проверке правильности исчисления размера доли, который был определен в техническом задании. Необходимая информация для составления отчета была передана исполнителю, о чем свидетельствует приложение к отчету, содержащее перечень документов ООО "ТЛК "Гросс", на основании которых проводилась оценка. Доводы ответчика о том, что истцом не выполнено реальной работы, а проведена оценка мнимого объекта, не предусмотренного в качестве объекта гражданских прав и не имеющего потребительской ценности для ООО "ТЛК "Гросс", со ссылкой на отсутствие существования на дату проведения оценки (31.12.2009) в уставном капитале ответчика доли в размере 28,53%, судом отклонены. Довод ООО "ТЛК "Гросс" о том, что отчет составлен исполнителем с существенными недостатками, не принят в связи с отсутствием доказательств наличия таких недостатков в материалах дела и п. 5 ст. 720 ГК РФ. Суды, установив наличие между сторонами фактических отношений по оказанию услуг, при отсутствии согласованного ими условия о цене оказанных услуг, применили п. 3 ст. 424 ГК РФ, согласно которому в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства (ст. 310 ГК РФ). Согласно ст. ст. 407, 408 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором. Надлежащее исполнение прекращает обязательство. Признав, что представленные ООО "ТЛК "Гросс" сведения о стоимости оценки бизнеса в оценочных компаниях являются примерными, с указанием минимальной стоимости услуг; оценка бизнеса не относится к стандартным услугам; тарифы по определению стоимости оценочных и экспертных работ от 45 000 руб., утвержденные протоколом заседания Регионального совета по оценочной деятельности в Челябинской области от 21.01.2010 N 5, указывают стоимость подобных услуг в соседнем регионе, но не на территории Свердловской области; ООО "ТЛК "Гросс" не представлено доказательств, подтверждающих иную стоимость оценочных услуг в области, суды пришли к выводу об обоснованности применения истцом стоимости работ по оценке бизнеса средних предприятий в области в размере 150 000 руб. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

24. Суд взыскал задолженность за оказанные услуги связи, посчитав факт оказания истцом услуг связи документально подтвержденным и приняв во внимание отсутствие доказательств оплаты ответчиком оказанных услуг, указав, что ошибка ответчика при подаче заявления о смене тарифного плана в отношении одного номера не освобождает его от оплаты услуг связи по прежнему тарифу (Постановление ФАС Уральского округа от 21.02.2011 N Ф09-9285/10-С5).

ОАО "Уралсвязьинформ" обратилось с иском к МУП "Управление строительства метрополитена и транспортных сооружений "Челябметротрансстрой" о взыскании 379 071,49 руб. долга за оказанные услуги электросвязи. Решением суда иск удовлетворен. Апелляционный суд решение оставил без изменения. По договору об оказании услуг связи от 14.12.2004 ОАО "Уралсвязьинформ" (оператор связи) приняло на себя обязательство оказывать МУП "Челябметротрансстрой" (абонент) услуги доступа к сетям связи и иные дополнительные услуги в соответствии с подписанными сторонами приложениями. В приложениях N 1, 2, 5 стороны согласовали условия, порядок и особенности оказания услуг местной, междугородной и международной телефонной связи, сетевых услуг. В заявлениях от 18.11.2005 МУП "Челябметротрансстрой" просило предоставить ему линию ADSL по тарифному плану "Бомба" на телефонные номера: 263-16-11, 263-15-92, 263-48-62. На основании письма от 14.07.2008 абонент обратился к оператору связи с просьбой о замене тарифного плана по предоставлению услуг ADSL-доступа по номерам: 263-16-11, 264-67-04, 263-48-62, с тарифного плана "Бомба" на тарифный план "Офис Ультра 128". В письме от 22.09.2008 абонент изложил оператору связи просьбу произвести перерасчет за август 2008 г. в связи с несвоевременной сменой тарифного плана. ОАО "Уралсвязьинформ" известило абонента о том, что по телефонным номерам: 263-16-11, 264-67-04, 263-48-62 смена тарифного плана была произведена в соответствии с поданным заявлением; по номеру 263-15-92, на который заявление не подавалось, начисление производится по тарифному плану "Бомба" (письмо от 27.11.2008). 28.11.2008 ОАО "Уралсвязьинформ" и МУП "Челябметротрансстрой" подписали договор на оказание услуг связи, по условиям которого оператор связи обязался предоставлять абоненту доступ к сети местной телефонной связи, оказывать услуги местной и внутризоновой телефонной связи, а также иные услуги, технологически неразрывно связанные с услугами и направленные на повышение их потребительских ценностей, предусмотренные прейскурантом оператора связи. Во исполнение договора ОАО "Уралсвязьинформ" за период с 01.07.2008 по 31.03.2010 оказало абоненту услуги связи на сумму 629 788,90 руб., включая услугу ADSL-доступа на телефонном номере 263-15-92, что подтверждается детализациями переговоров, детализациями начислений, ведомостью междугородных переговоров, справками по начислениям за указанный период, выписками из статистической отчетности потребленного трафика. Выставленные оператором связи для оплаты услуг счета-фактуры на общую сумму 609 343,51 руб. оплачены МУП "Челябметротрансстрой" платежными поручениями частично - на сумму 250 717,41 руб. Суд посчитал факт оказания истцом услуг связи на заявленную сумму документально подтвержденным и принял во внимание отсутствие доказательств оплаты ответчиком оказанных услуг, указав, что ошибка ответчика при подаче заявления в июле 2008 г. о смене тарифного плана в отношении номера 263-15-92 не позволяет освободить его от оплаты услуг связи по прежнему тарифу. Суды пришли к выводу, что между сторонами возникли правоотношения из договоров на возмездное оказание услуг, регулируемые нормами гл. 39 ГК РФ и ФЗ от 07.07.2003 N 126-ФЗ "О связи". В силу п. 2 ст. 54 Закона "О связи" основанием для осуществления расчетов за услуги связи являются показания оборудования связи, учитывающего объем оказанных услуг связи оператором связи, а также условия заключенного с пользователем услугами связи договора об оказании услуг связи. Исследовав сертификаты соответствия автоматизированной системы расчетов, детализации переговоров и начислений, ведомости международных переговоров, справки по начислениям, выписки из статистической отчетности потребленного трафика, платежные поручения, свидетельствующие о частичной оплате услуг связи, суды пришли к выводу о правомерности требования о взыскании долга в заявленной сумме (ст. ст. 309, 310 ГК РФ). Довод МУП "Челябметротрансстрой" о том, что номера телефонов, к которым подключена услуга Интернет, в договоре об оказании услуг и в приложениях к нему не указаны, отклонен исходя из содержания приложений N 1, 2, 5 к договорам от 14.12.2004, от 28.11.2008. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

25. Суд удовлетворил иск о взыскании задолженности по договору об оказании услуг, поскольку заказчик в одностороннем порядке произвел расчет стоимости оказанных услуг без изменения сметы, не согласовав уменьшение стоимости услуг с исполнителем (Постановление ФАС Уральского округа от 31.01.2011 N Ф09-11557/10-С3).

ГУ МЧС обратилось с иском к ОАО "Первая генерирующая компания оптового рынка электроэнергии" ("ОГК-1") о взыскании задолженности по договору в сумме 897 858,50 руб. Решением суда иск удовлетворен. Апелляционный суд решение оставил без изменения. Между ГУ МЧС (исполнитель) и ОАО "ОГК-1" (заказчик) 10.11.2009 заключен договор, в соответствии с которым исполнитель обязуется выполнять на объектах заказчика на возмездной основе услуги по профилактике пожаров, спасению людей и имущества при пожарах, тушению пожаров и проведению аварийно-спасательных работ в соответствии с установленным нормативными правовыми актами МЧС порядком. По условиям договора заказчик финансирует из собственных средств содержание установленной МЧС штатной численности личного состава ДП ФПС в количестве 70 чел. В договоре перечислены обязанности, которые должны выполняться исполнителем. Стоимость услуг по договору определяется согласно смете расходов по содержанию ДП ФПС на 2010 год (приложение N 2) и составляет 21 453 500 руб., НДС не облагается. Ежемесячная плата по договору составляет 1/3 сметы расходов на текущий квартал, без учета расходов по статьям "Расходы, принимаемые по фактическим затратам" и "Прочие (непредвиденные) расходы". Денежные средства на содержание численности личного состава по договору вносятся заказчиком на расчетный счет исполнителя в течение 15 календарных дней с момента подписания акта сдачи-приемки оказанных услуг. Срок действия договора - 1 год (с 01.01.2010 по 31.12.2010). Он может быть расторгнут или изменен по соглашению сторон либо одной из сторон с уведомлением другой стороны не менее чем за 2 месяца. Согласно протоколу разногласий от 24.12.2009 заказчик финансирует из собственных средств содержание штатной численности личного состава 55 пожарной части Федеральной противопожарной службы 1 разряда по охране Пермской ГРЭС - филиал ОАО "ОГК-1" г. Добрянка (подчинена ГУ "12 отряд Федеральной противопожарной службы по Пермскому краю (договорной)") в количестве 64 единицы. Штатным расписанием численности личного состава, содержащегося за счет средств ОАО "ОГК-1", предусмотрено наличие в штате 64 штатных единиц. Протоколом установлено, что стоимость услуг по договору определяется основной сметой расходов на оказание услуг в области пожарной безопасности на указанном объекте в сумме 18 430 443 руб., дополнительной сметой расходов, принимаемых по фактическим затратам, в сумме 584 778 руб., непредвиденными расходами в сумме 2 438 279 руб. Общая стоимость услуг по договору составляет 21 453 500 руб. Протоколом разногласий предусмотрены случаи, когда исполнитель формирует откорректированную смету расходов на оказание услуг в области пожарной безопасности на объекте. Согласно основной смете расходов на оказание услуг в области пожарной безопасности на объектах заказчика стоимость услуг в I квартале 2010 года составляет 4 321 959,50 руб. В материалы дела также представлена расшифровка к основной смете. В подтверждение выполнения ГУ МЧС в январе - марте 2010 года обязанностей, предусмотренных договором, представлены акты сдачи-приемки выполненных работ за спорный период. К ним представлены мотивированные отказы ОАО "ОГК-1" в приемке актов выполненных работ за январь, февраль, март 2010 года. По услугам, оказанным в январе 2010 года, ОАО "ОГК-1" подготовлены мотивированные отказы от 05.02.2010, 10.03.2010, 03.03.2010. Письмом от 07.04.2010 ГУ МЧС уведомляло заказчика о готовности рассмотреть вопрос об уменьшении цены договора и корректировке сметы расходов, начиная с апреля 2010 года. Согласно акту сверки взаимных расчетов по состоянию на 30.06.2010, начиная с апреля 2010 года, оплата выполненных работ по договору производилась ОАО "ОГК-1" согласно выставленным счетам в полном объеме. ГУ МЧС в адрес заказчика направлена претензия от 01.04.2010 с требованием об оплате задолженности за оказанные услуги за январь, февраль, март 2010 года, которая оставлена без удовлетворения. В силу ст. ст. 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом, односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Ст. ст. 424, 452 ГК РФ определено, что исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон. Изменение цены после заключения договора допускается в случаях и на условиях, предусмотренных договором, законом либо в установленном законом порядке. Соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное. Согласно ст. 781 ГК РФ заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг. Судами установлено, что по правовой природе заключенный сторонами договор является договором возмездного оказания услуг. Факт оказания истцом в январе - марте 2010 года услуг, предусмотренных договором, подтвержден актами сдачи-приемки. Ответчиком не оспаривается факт оказания услуг, акты подписаны без претензий по объему, качеству и срокам оказания услуг. Доказательств неисполнения истцом в спорный период соответствующих обязанностей либо исполнения их с ненадлежащим качеством не представлено. Мотивированные отказы ответчика в приемке актов выполненных работ за январь, февраль, март 2010 года не обусловлены неисполнением либо ненадлежащим исполнением истцом обязательств. Довод ОАО "ОГК-1" о том, что ГУ МЧС ненадлежащим образом исполнило свои обязательства, поскольку договором предусмотрено оказание услуг в области пожарной безопасности конкретной численностью личного состава, а услуги оказаны меньшей численностью, отклонен. Заключая договор на охрану объекта, ОАО "ОГК-1" приняло на себя обязательство по содержанию штатной численности истца в количестве 64 единицы личного состава в соответствии с утвержденной сторонами сметой. Смета является частью договора (условием о цене), изменение которой подлежит согласованию сторонами. Согласно основной смете стоимость услуг в I квартале 2010 года составляет 4 321 959,50 руб. По условиям протокола разногласий отсутствие полноты заполнения штатного расписания ГУ МЧС не отнесено к случаю, при котором смета подлежит корректировке. Соглашения сторон, свидетельствующие об изменении условий договора и подписании сторонами откорректированной сметы, отсутствуют. Следовательно, ответчик в одностороннем порядке произвел расчет стоимости оказанных услуг без изменения сметы, доказательства совершения ОАО "ОГК-1" действий по согласованию уменьшения стоимости оказываемых услуг отсутствуют. При таких обстоятельствах оснований для освобождения ответчика от оплаты оказанных услуг нет. Суды сделали вывод об отсутствии у ОАО "ОГК-1" оснований для оплаты оказанных услуг исходя из фактической численности личного состава ГУ МЧС. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

26. Суд удовлетворил иск о взыскании задолженности, признав правомерным применение тарифа, установленного вступившим в силу решением суда по преддоговорному спору по урегулированию разногласий при заключении дополнительного соглашения; условия дополнительного соглашения должны исполняться сторонами с даты этого соглашения (Постановление ФАС Уральского округа от 26.01.2011 N Ф09-11393/10-С5).

ОАО "Нижнекамскнефтехим" обратилось с иском к ОАО "Каустик" о взыскании 12 318 331,52 руб. задолженности и 1 204 349,93 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами. Решением суда иск удовлетворен. Апелляционный суд решение оставил без изменения. 11.12.2006 между ОАО "Каустик" и ОАО "Нижнекамскнефтехим" заключен договор на оказание услуг по транспортировке (перекачке) этилена сроком действия с 01.01.2007 по 31.12.2007. Дополнительным соглашением от 01.12.2007 N 1 установлен тариф на транспортировку этилена - 1204 руб./т без НДС и продлен срок действия договора до 31.01.2009. ОАО "Нижнекамскнефтехим" 13.01.2009 направлено подписанное дополнительное соглашение от 18.12.2008 N 3, предусматривающее внесение изменений в договор в части определения количества этилена, перекачиваемого заказчику, в объеме 83 000 т; изменения стоимости перекачки этилена с 01.01.2009 по тарифу 1380 руб./т без НДС 18%; продления срока действия договора до 31.01.2010. ОАО "Каустик" с условиями дополнительного соглашения не согласилось и направило в адрес истца протокол разногласий от 26.01.2009, заявив в том числе о необходимости сохранить на транспортировку этилена прежний тариф. Решением арбитражного суда от 23.07.2009 по преддоговорному спору по урегулированию разногласий при заключении дополнительного соглашения установлен тариф на перекачку этилена, предложенный истцом, - 1380 руб./т без НДС 18%. Объем оказанных услуг ответчиком не оспаривается. ОАО "Каустик" не согласно с применением тарифа 1380 руб./т в период с 01.01.2009 по 05.10.2009. В период с 01.01.2009 по 30.09.2009 истец оказал ответчику услуги на общую сумму 96 082 113,60 руб. Ответчик оплатил их на сумму 83 828 162,88 руб., применив тариф 1204 руб./т. Факт оказания истцом услуг ответчику надлежащим образом подтверждается актами приемки выполненных работ, подписанными сторонами. Решением арбитражного суда от 23.07.2009, вступившим в законную силу с момента вынесения Постановления апелляционного суда от 05.10.2009, по преддоговорному спору по урегулированию разногласий при заключении дополнительного соглашения тариф на перекачку этилена урегулирован в редакции истца - 1380 руб./т без НДС 18%. Верным является вывод судов о том, что условия дополнительного соглашения должны исполняться сторонами с даты дополнительного соглашения, сделанный исходя из того, что момент изменения стоимости перекачки этилена определен в дополнительном соглашении N 3 - 01.01.2009, разногласий по этому поводу у сторон не возникало. Следовательно, тариф на перекачку этилена 1380 руб./т без НДС 18% должен применяться с 01.01.2009. Судами учтено, что новый тариф не изменяет условий действующего договора, а устанавливается в целях пролонгации договора на следующий период. Согласно ст. 781 ГК РФ заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг. Доказательств оплаты оказанных услуг в полном объеме ответчиком не представлено. Расчет задолженности за оказанные истцом услуги не оспорен. Ссылка ответчика на нарушение п. 11 Правил поставки газа, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 05.02.1998 N 162, отклонена, поскольку в данном случае данный пункт к конкретным правоотношениям сторон не применяется. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

------------------------------------------------------------------

Название документа