Баланс публичных и частных интересов — юридически значимый критерий для правильного разрешения гражданско-правовых споров

(Юдина М. В.)

(«Прокурор», 2014, N 1)

Текст документа

БАЛАНС ПУБЛИЧНЫХ И ЧАСТНЫХ ИНТЕРЕСОВ — ЮРИДИЧЕСКИ ЗНАЧИМЫЙ

КРИТЕРИЙ ДЛЯ ПРАВИЛЬНОГО РАЗРЕШЕНИЯ

ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ СПОРОВ

М. В. ЮДИНА

Юдина М. В., старший прокурор организационно-методического отдела управления по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

В современных условиях развивающегося рынка жилья особое значение приобретает выработка ориентиров для дифференцированного подхода в разрешении споров об истребовании жилых помещений, находившихся в собственности публично-правовых образований, но выбывших из нее в результате мошенничества и впоследствии приобретенных гражданами на основании последовательного ряда гражданско-правовых сделок. Особенность разрешения таких споров — в строгом соблюдении баланса между общественными интересами публично-правовых образований и частными интересами граждан.

Норма ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации гласит: если имущество было похищено у собственника, то он вправе его истребовать даже у добросовестного приобретателя. У недобросовестного приобретателя собственник вправе истребовать свое имущество всегда — ст. 301 ГК РФ. Поэтому выяснение обстоятельств, связанных с выбытием жилого помещения из собственности публично-правового образования и возникновением права собственности на него у последующих приобретателей, установлением их добросовестности или недобросовестности, имеет первостепенное юридическое значение для правильного разрешения таких споров.

1. Согласно ст. 7 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» и ст. 153, 154, 402 Гражданского кодекса Российской Федерации договор передачи (приватизации) жилого помещения является двусторонней сделкой. Для совершения такой сделки необходимо свободное волеизъявление двух сторон этого договора: публично-правового образования, являющегося собственником жилого помещения государственного (муниципального) жилищного фонда (далее — собственник), и гражданина, занимающего это жилое помещение на законных основаниях. Инициатором сделки приватизации всегда является гражданин.

При наличии волеизъявления гражданина, занимающего государственное (муниципальное) жилое помещение на условиях договора социального найма, публично-правовое образование, являющееся собственником этого жилого помещения, не вправе отказать ему в реализации права на приватизацию — безвозмездную передачу жилого помещения из государственной (муниципальной) собственности в частную собственность (ст. 1 Закона РФ N 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации»). В тех случаях, когда от имени указанного гражданина на основании поддельных документов сделка приватизации совершается мошенниками (поддельный паспорт, доверенность и т. п.), налицо порок волеизъявления обеих сторон этой сделки.

Во-первых, гражданин, которому по закону принадлежит право на приватизацию занимаемого им жилого помещения, никакого волеизъявления не выражает, его воля на совершение сделки приватизации отсутствует.

Во-вторых, мошенничество представляет собой хищение чужого имущества или приобретение прав на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации). Весь смысл его заключается в том, что под воздействием мошенников собственник сам, добровольно передает свое имущество или права на него другим лицам (Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

Таким образом, при мошенничестве публично-правовое образование лишается права собственности на жилое помещение в результате совершения в отношении его уголовного преступления.

Волеизъявление публично-правового образования — собственника жилого помещения при совершении сделки приватизации в таких случаях складывается вследствие введения его мошенниками в заблуждение при помощи поддельных документов, и данная сделка влечет за собой не те правовые последствия, на которые было направлено его волеизъявление. Под влиянием заблуждения участник сделки помимо своей воли составляет неправильное представление относительно личности другого участника сделки и наличия у него законного права на приватизацию, т. е. остается в неведении относительно существенных для совершения такой сделки обстоятельств, о которых если бы он знал, то сделку бы не совершил.

Поддельность документов не всегда можно определить визуально, поэтому основания для обвинения публично-правовых образований в том, что они не проявляют должной степени осмотрительности при совершении сделок, в указанных выше случаях отсутствуют, если для этого не имеется каких-либо иных оснований. Сделка приватизации, совершенная при указанных выше обстоятельствах, является недействительной (ничтожной) сделкой (ст. 168 ГК РФ).

2. В случае, когда установлен факт добросовестности последнего в цепочке сделок приобретателя жилого помещения, при применении ст. 302 ГК РФ неизбежно возникает коллизия между публично-правовым интересом собственника жилого помещения и частноправовым интересом гражданина. Разрешение такой коллизии должно осуществляться с учетом следующего.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно обращал внимание, что выраженные в Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы неприкосновенности собственности и свободы договора, предполагающие равенство участников гражданско-правовых отношений, одновременно обусловливают необходимость соотнесения принадлежащего лицу права собственности с правами и свободами других лиц. Одновременно в силу ст. 17 Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека и гражданина также имеет в качестве своего объективного предела воспрепятствование реализации прав и свобод других лиц. Поэтому возникающие между интересами собственника и гражданина коллизии не должны преодолеваться путем предоставления защиты одним правам в нарушение других прав, равноценных по своему конституционному значению. Они должны получить соразмерную (пропорциональную) защиту.

Иными словами, пределы возможного истребования публично-правовым образованием жилого помещения у гражданина, являющегося его добросовестным приобретателем на основании ряда последовательных сделок, должны отвечать интересам защиты как конституционного права собственности этого образования, поскольку за счет таких объектов оно обязано удовлетворять социальные потребности в жилье социально незащищенных граждан, так и конституционного права конкретных граждан на жилище.

Конституционный Суд Российской Федерации и Европейский суд по правам человека неоднократно подчеркивали, что право каждого на жилище опирается на общеправовой принцип, в силу которого человек является высшей ценностью, и ничто не может служить основанием для умаления его достоинства и отношения к нему лишь как к объекту внешнего воздействия.

Применительно к рассматриваемым спорам это означает, что когда спорное жилое помещение является для гражданина и членов его семьи единственным пригодным для постоянного проживания, то его право на это жилое помещение не может рассматриваться исключительно как право на обезличенный объект гражданского оборота, поскольку в этом случае оно одновременно выполняет социально значимую функцию — обеспечивает гражданам реализацию ряда основных прав и свобод, гарантированных Конституцией Российской Федерации.

Суды Российской Федерации наделены достаточной степенью свободы в обеспечении возможности дифференцированного подхода к оценке фактических обстоятельств дел применительно к конкретным жизненным ситуациям, которая должна быть ими использована для того, чтобы избегать необоснованного ограничения конституционных прав и свобод как собственника, так и конечного добросовестного приобретателя, не нарушая справедливый баланс между ценностями, выраженными в признании и гарантировании прав собственности и в общеправовом принципе добросовестности приобретения, с одной стороны, и правом на жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения человека — с другой.

3. При разрешении таких споров следует выяснять и учитывать следующие обстоятельства.

Во-первых, является ли спорное жилое помещение единственным местом жительства гражданина — добросовестного приобретателя и членов его семьи. Для этого необходимо на основании выписок из домовых книг, копий финансово-лицевых счетов, выписок из Единого федерального реестра прав на недвижимое имущество и других документов установить: где ранее проживали граждане, сохранилось ли за ними право собственности или право пользования прежними жилыми помещениями, имеются ли у них в собственности или в пользовании иные жилые помещения и если да, то превышают ли они по своим характеристикам тот уровень обеспеченности жильем, который достаточен для обеспечения разумной потребности конкретной семьи в жилище. Для оценки указанных обстоятельств возможно использование по аналогии положений жилищного законодательства, при помощи которых устанавливается нуждаемость граждан в обеспечении жильем.

Отсутствие в ст. 302 ГК РФ соответствующих ориентиров не препятствует учету названных обстоятельств, поскольку истребование у гражданина и членов его семьи жилого помещения, являющегося для них единственным местом жительства, в публичных и общественных интересах не соответствовало бы изложенным выше конституционным и международно-правовым принципам.

Во-вторых, обеспечило ли государство неотвратимость наказания виновных в совершении уголовного преступления и обеспечило ли оно в рамках уголовного судопроизводства реальную возможность возмещения причиненного ущерба как в отношении публично-правового образования, так и в отношении пострадавших от этого преступления граждан — добросовестных приобретателей? Для этого необходимо выяснять: возбуждалось ли по факту мошенничества уголовное дело, было ли оно доведено до суда и состоялся ли по нему приговор, вступил ли он в законную силу, а также признаны ли пострадавшие от мошенничества лица потерпевшими по уголовному делу, заявлялся ли ими гражданский иск в уголовном деле и результаты его рассмотрения.

Только с учетом всей совокупности указанных выше, а также иных имеющих значение для дела обстоятельств может быть сделан справедливый вывод о соблюдении или несоблюдении баланса публичных и частных интересов и как следствие — правильно разрешен конкретный гражданско-правовой спор.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *