Реформа Гражданского кодекса в части кооперации в сфере жилищных отношений: что нового покажет нам она?

(Сапрыгина О. В.) («Правовые вопросы недвижимости», 2012, N 2) Текст документа

РЕФОРМА ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА В ЧАСТИ КООПЕРАЦИИ В СФЕРЕ ЖИЛИЩНЫХ ОТНОШЕНИЙ: ЧТО НОВОГО ПОКАЖЕТ НАМ ОНА?

О. В. САПРЫГИНА

Сапрыгина О. В., преподаватель высшей школы, учредитель и генеральный директор ООО «Юридическая компания ДэЮрэСтандарт», кандидат юридических наук.

Большинство изменений, внесенных проектом Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — проект), представляет собой нечто усредненное между предложениями разных рабочих групп. То есть была найдена середина, которая, надо сказать, не всегда бывает золотой. Нормы о кооперативах в сфере жилищных отношений (далее — кооперативы) не стали исключением. Законодателем были поставлены правильные проблемы, освещенные ранее в цивилистике, а также существующие в правоприменительной практике. А удалось ли решить эти проблемы, мы рассмотрим в настоящей статье. I. Была изменена позиция законодателя по вопросу участия в кооперативах юридических лиц. В настоящее время российское законодательство не предусматривает барьеров для участия в кооперативах юридических лиц (в т. ч. и коммерческих). Ограничений не существует ни по численности, ни по качественному составу таких юридических лиц. Неограниченное участие юридических лиц в кооперативах предусмотрено ст. 116 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), ст. 110 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее — ЖК РФ). Лишь Федеральный закон «О жилищных накопительных кооперативах» (далее — ФЗ о ЖНК) допускает участие в кооперативе только физических лиц. В проекте дано определение потребительского кооператива как «добровольного объединения граждан…», но при этом допускается участие юридических лиц в некоторых видах кооперативов: «…законом может допускаться ограниченное участие юридических лиц в жилищных, жилищно-строительных, сельскохозяйственных потребительских кооперативах и в обществах взаимного страхования». Считаем, что такая тенденция, предусматривающая приоритет участия граждан в кооперативах, действительно необходима в целях защиты от различных злоупотреблений. Однако формулировка, предложенная в проекте, не в полной мере решает поставленную задачу, т. к. из проекта не ясно, в каких исключительных случаях может допускаться участие юридических лиц. Не разрешена проблема ни в части количественного предела юридических лиц в составе кооператива, ни в части указания на то, какие это могут быть юридические лица. Проект отдает этот вопрос на откуп будущему закону о потребительских кооперативах, который в соответствии с проектом должен будет регулировать гражданско-правовое положение всех потребительских кооперативов, в отличие от действующей ныне формулировки п. 6 ст. 116 ГК РФ, в соответствии с которой различные виды кооперативов должны регулироваться соответствующими законами. Считаем, что определить в будущем законе пределы участия юридических лиц в кооперативе — это необходимое условие для воплощения идеи приоритетности участия граждан в кооперативе. Относительно ограничения участия в кооперативах юридических лиц (количественно и (или) качественно) в литературе неоднократно высказывались различные суждения <1>. Например, Н. Озерецковский отмечал, что допущение к участию в кооперативе юридических лиц не может быть безграничным ни количественно — иначе кооперативное товарищество превратится в союз, ни качественно в смысле природы допускаемых организаций — иначе «кооперативность» таких товариществ может оказаться только рекламой <2>. ——————————— <1> Прокопченко И. П. Жилищно-строительные кооперативы в СССР. М.: Изд-во литературы по строительству, 1965. С. 53; Елисеев И. В. Юридические лица // Гражданское право: Учебник. Изд. 3-е, перераб. и доп. / Под ред. А. П. Сергеева и Ю. К. Толстого. М., 1998. Ч. 1. С. 168; Поволоцкий Л. И. Основные начала кооперативного права СССР. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: Кооперация, 1927. С. 58; Тычинин С. В. Гражданско-правовое регулирование потребительской кооперации в России: Дис. … доктора юрид. наук. М.: РГБ, 2005. С. 262. <2> Озерецковский Н. Правовая организация советской кооперации. По источникам СССР и РСФСР. М.: Книгосоюз, 1927. С. 88 — 90.

В Декларации о кооперативной идентичности, принятой 21 сентября 1995 г. в Манчестере участниками Международного конгресса, посвященного столетию Международного кооперативного альянса (далее — МКА), дано единое определение кооператива, в соответствии с которым «кооператив — это самостоятельная организация людей…» <3>. Таким образом, Декларация не допускает участия в составе кооператива юридических лиц, что, на наш взгляд, является также недопустимым. ——————————— <3> Кооперация. Теория, история, практика: Избранные изречения, факты, материалы, комментарии / Автор-составитель К. И. Вахитов. М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К», 2004. С. 34 — 35.

В Модельном законе «О кооперативах и их объединениях (союзах)», принятом 6 декабря 1997 г. на десятом пленарном заседании Межпарламентской ассамблеи государств — участников СНГ, дано общее определение кооператива как «добровольного объединения граждан» и указано, что учредительными документами кооператива может быть предусмотрено участие в кооперативе на основе членства и юридических лиц. Причем исходя из норм закона юридические лица вправе вступать только в уже созданный кооператив <4>. Считаем, что нельзя отдавать такой социально значимый вопрос на усмотрение членов кооператива, принимающих устав. Пределы участия юридических лиц должны быть закреплены в законе. ——————————— <4> Постановление Межпарламентской Ассамблеи государств — участников Содружества Независимых Государств от 6 декабря 1997 г. N 10-18 «О Модельном законе «О кооперативах и их объединениях (союзах)» // URL: http://pravo. kulichki. ru/zak/megd/meg02403.htm.

В настоящее время в результате отсутствия законодательного регулирования данного вопроса возникают злоупотребления юридических лиц в правоприменительной практике. Например, несмотря на детальное нормативное регулирование деятельности жилищно-строительного кооператива в ЖК РФ, а также несмотря на императивные нормы в законодательстве, регулирующем участие в долевом строительстве многоквартирных домов (ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов…»), в соответствии с которым застройщики обязаны привлекать денежные средства исключительно в соответствии с правилами, установленными нормами закона, на практике многие компании, причем иногда это крупные компании, заслужившие уважение и известность на рынке строительства жилья, строят дома через схему создания жилищно-строительных кооперативов. Образовывая жилищно-строительный кооператив, коммерческие организации изначально преследуют коммерческие цели <5>. Данная схема противоречит природе кооперативов. Исторически кооперативы создавались для удовлетворения потребностей граждан в жилье, и поэтому конечной целью участия в кооперативе в сфере жилищных отношений не может быть извлечение прибыли, а должно быть обеспечение граждан жильем. Такое злоупотребление со стороны юридических лиц ведет к обману граждан и к возможным негативным последствиям, могущим привести к потере гражданами жилья. ——————————— <5> Более подробно схема злоупотребления правом была обозначена автором в статье: Лебедева О. В. Участие юридических лиц в кооперативе в сфере жилищных отношений // Российская юстиция. 2007. N 1. С. 19 — 20.

Автором настоящей статьи ранее была рассмотрена проблема участия юридических лиц в кооперативах <6>. На основе анализа правового положения кооперативов и практики применения законодательства об их деятельности был сделан вывод о том, что их членами не могут быть другие юридические лица. Членство юридических лиц в кооперативах в сфере жилищных отношений противоречит специальной правоспособности таких кооперативов и цели их деятельности — удовлетворению потребностей членов кооператива в жилье. Членами кооперативов в сфере жилищных отношений могут быть только граждане и кооперативы в сфере жилищных отношений, причем последние могут участвовать в кооперативе, сохраняя при этом в обязательном порядке количественный предел такого участия, и при условии, что возможность участвовать в кооперативе предусмотрена их уставами, а цель такого участия — исключительно обеспечение жилыми помещениями граждан. ——————————— <6> Там же.

Таким образом, на наш взгляд, проект в части участия юридических лиц в составе кооперативов не решает поставленную задачу в полном объеме, т. к. не определяет пределы участия юридических лиц, однако делает верные шаги на пути к ее решению. II. Второй аспект, который мы рассмотрим, — это место кооперативов в сфере жилищных отношений в системе юридических лиц. Помимо уже существующего деления юридических лиц на организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности (коммерческие организации) и не имеющие извлечение прибыли в качестве такой цели и не распределяющие полученную прибыль между участниками (некоммерческие организации), проект предлагает ввести новое деление юридических лиц на корпоративные организации (корпорации) — юридические лица, учредители (участники, члены) которых обладают правом на участие в управлении их деятельностью (право членства), и на унитарные организации — юридические лица, учредители которых не становятся их участниками и не приобретают в них прав членства. Кооперативы справедливо отнесены законодателем к корпорациям. Обсуждение необходимости применения подобной классификации (в частности, деления юридических лиц на корпорации и учреждения <7>) к российской системе юридических лиц в науке гражданского права ведется относительно давно, и поэтому предложенная норма проекта, закрепляющая такое деление юридических лиц, логична и предсказуема. Однако вызывает вопросы предлагаемое проектом узкое определение права членства как права учредителей (участников, членов) корпораций на участие в управлении их деятельностью. В числе правомочий участников корпорации не указано участие в имущественных результатах ее деятельности, несмотря на то что корпоративные отношения всегда связаны с управлением имуществом. При этом понятие корпоративных отношений в проекте представлено широко и делится на отношения, связанные с участием в корпорации, и на отношения, связанные с управлением ею. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник «Гражданское право: В 4 т. Общая часть» (том 1) (под ред. Е. А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <7> Гражданское право: В 4 т.: Учебник / Отв. ред. проф. Е. А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2005. Том I: Общая часть. С. 226.

Термин «корпорация» происходит от латинского выражения corpus habere, обозначающего «права юридической личности». В научной литературе корпорация рассматривается как организация, построенная на началах членства, участники которой имеют определенные права в отношении ее имущества <8>. Проект учел превалирующее в науке гражданского права и в международной практике мнение о том, что организации относятся к числу корпораций вне зависимости от того, являются они коммерческими или некоммерческими. Таким образом, кооператив в сфере жилищных отношений отнесен проектом к категории «корпорации» <9>. В кооперативе возникают корпоративные (членские отношения) двух видов: 1) между членами кооператива и самим кооперативом; 2) между самими членами кооператива. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник «Гражданское право» под ред. О. Н. Садикова (том 1) включен в информационный банк согласно публикации — КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 2006. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник «Гражданское право: В 4 т. Общая часть» (том 1) (под ред. Е. А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <8> Гражданское право: Курс лекций / Под ред. О. Н. Садикова. М.: Юридическая литература. 1996. Ч. 1. С. 61; Гражданское право: В 4 т.: Учебник / Отв. ред. проф. Е. А. Суханов. Том I: Общая часть. С. 270; Кулагин М. И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо: Монография. М.: Изд-во Университета дружбы народов. 1987. С. 36; Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Введение и общая часть. М.: Изд-во иностранной литературы, 1949. Том I. Полутом 1. С. 357 — 358. Л. Эннекцерус исходит из деления частных юридических лиц на общества и учреждения. Предложенное им определение общества (общество — это рассчитанное на длительное время соединение ряда лиц, которое в своем составе не зависит от смены членов, имеет корпоративное устройство (под которым автор понимает устав, принцип большинства голосов, правление) и общее имя, в котором управление делами общества принадлежит членам) аналогично понятию корпорации, данному другими авторами. В течение долгого времени термин «корпорация» обозначал юридическое лицо, и лишь вследствие разработки германскими цивилистами понятия «учреждение» термин «корпорация» приобрел современное значение — антипод учреждению. <9> В литературе есть мнение, что кооперативы — это корпорации «с отклонениями» или неприбыльные корпорации. См. об этом: Чугунова Г. Н., Родионова О. Законодательная база кооперативной деятельности США // Вестник кооперации. N 3. С. 84.

В проекте, соответственно, решен вопрос и о включении корпоративных отношений (как «отношений, связанных с участием в корпоративных организациях или с управлением ими») в предмет гражданского законодательства. В науке гражданского права членские (корпоративные) отношения назывались по-разному: «членские отношения» <10>, «акционерные отношения» <11>, «корпоративные отношения» <12>. Несмотря на различие в применении терминологии, вышеуказанные понятия являются тождественными по своей природе и обозначают отношения, которые складываются между юридическим лицом и его участниками, а также между самими участниками <13>. Корпоративные (членские) отношения возникают только в рамках корпорации. Если корпоративные (членские) отношения рассматривать в системе права, то они являются институтом, входящим в подотрасль корпоративного права, и делятся на такие субинституты, как членские правоотношения в коммерческих и некоммерческих организациях. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник «Гражданское право» под ред. О. Н. Садикова (том 1) включен в информационный банк согласно публикации — КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 2006. —————————————————————— <10> Гражданское право: Курс лекций / Под ред. О. Н. Садикова. М.: Юридическая литература, 1996. Ч. 1. С. 61. <11> Майфат А. В. Особенности инвестирования в предпринимательскую деятельность. Вопросы теории и правоприменения. Екатеринбург: ООО «РИК Реал», 2001. С. 117. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник «Гражданское право: В 4 т. Общая часть» (том 1) (под ред. Е. А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <12> Гражданское право: В 4 т.: Учебник / Отв. ред. проф. Е. А. Суханов. Том I: Общая часть. С. 40 — 41; Шабунова И. Н. Корпоративные отношения как предмет гражданского права // Журнал российского права. 2004. N 2. СПС «КонсультантПлюс». <13> Считаем, что исходя из того, что кооператив — это добровольное объединение граждан и (или) юридических лиц, членские правоотношения необходимо рассматривать не только как отношения между членами кооператива и самим кооперативом, но и как правоотношения между самими членами кооператива.

Ранее автором настоящей статьи исследовался вопрос о правовой природе членских правоотношений в плоскости кооперативов в сфере жилищных отношений <14> и был сделан вывод о том, что членские правоотношения — это единый комплекс правоотношений, который представляет собой сложную правовую категорию, включающую имущественные и организационные неимущественные элементы. Членские отношения в кооперативе в сфере жилищных отношений состоят из следующих элементов: членско-организационное, членско-финансовое, членско-жилищное, а также членско-ипотечное (в потребительских ипотечных кооперативах) правоотношения. ——————————— <14> Лебедева О. В. Членские правоотношения в кооперативах в сфере жилищных отношений // Актуальные проблемы российского права: Сборник статей. М.: Изд-во МГЮА, 2006. N 1 (3). С. 173 — 180.

Далее рассмотрим проблему отнесения кооперативов в сфере жилищных отношений к организационно-правовой форме потребительского кооператива. Законодатель в проекте, к сожалению, оставил за потребительскими кооперативами качество самостоятельной организационно-правовой формы. Т. Е. Абова считает, что кооперативы — это одна из основанных на частной собственности организационно-правовых форм <15>. Мы согласны с данным мнением и считаем, что нельзя выделять как отдельные организационно-правовые формы производственные кооперативы и потребительские кооперативы, т. к. целью образования любого кооператива должно являться не извлечение прибыли, а удовлетворение материальных и иных потребностей граждан. Возможность или невозможность осуществления предпринимательской деятельности должна являться вторичным критерием и не может служить для разделения единой организационно-правовой формы на несколько таких форм. Кооператив по своей природе — это всегда объединение лиц, а не капиталов, каждый кооператив основан на взаимопомощи и ставит перед собой цель не извлечения прибыли, а удовлетворения материальных и иных потребностей своих членов. Таким образом, подход законодателя, изложенный в ГК РФ, не соответствует понятию кооперативной идентичности, выработанному МКА, и, соответственно, основополагающему принципу сотрудничества. В Резолюции Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций 44/58 «Национальный опыт в области содействия кооперативному движению» (1989 г.) указывалось на необходимость признания кооперативов в качестве самостоятельной формы социально-экономических организаций. В Декларации МКА о кооперативной идентичности названы следующие виды кооперативов: потребительские кооперативы, начало создания которых относится к пионерскому движению Рочдейла; рабочие кооперативы (по нашей терминологии производственные), достигшие своего развития во Франции; кредитные кооперативы, широко распространенные в Германии, Швеции; сельскохозяйственные кооперативы, созданные в Дании, Швеции и Германии; обслуживающие кооперативы, такие как кооперативы жилищного строительства и здравоохранения, созданные в конце прошлого столетия и успешно действующие при поддержке государства во многих индустриально развитых странах. Каждой разновидности кооператива соответствует свой международный комитет как структурное подразделение МКА. Россия — член МКА. ——————————— <15> Научно-практическая конференция по проблемам кооперативного движения в России // Хозяйство и право. 1996. N 4. С. 155.

Таким образом, считаем, что есть одна организационно-правовая форма — кооператив, которая делится на соответствующие виды, в т. ч. кооперативы в сфере жилищных отношений. Рассмотрим особенности такого деления. В современной правовой литературе кооперативы в сфере жилищных отношений в основном рассматриваются как вид организационно-правовой формы потребительского кооператива. Данного мнения придерживаются большинство ученых, включающих кооперацию в сфере жилищных отношений в один из подразделов потребительской кооперации. По этому пути пошел и законодатель в проекте. Данный вывод, на наш взгляд, ничем не обоснован. В более ранней литературе многие авторы придерживались иной точки зрения. Например, В. П. Грибанов считал, что потребительская кооперация и жилищно-строительная кооперация — различные виды кооперативно-колхозных организаций <16>. Подобного мнения придерживались и многие другие авторы, например, В. Н. Можейко <17>, Н. Озерецковский <18>, Н. Мещеряков <19>, Л. И. Поволоцкий <20>, Б. Лавернь <21>. ——————————— <16> Грибанов В. П. Юридические лица. М.: Изд-во Московского университета, 1961. С. 81, 85. <17> Можейко В. Н. Юридические лица по советскому гражданскому праву: Учебное пособие по курсу «Советское право». М., 1959. С. 29. <18> Озерецковский Н. Указ. соч. С. 41, 45. <19> Кооперативная хрестоматия: теория, история и современное состояние кооперации в капиталистических странах и в СССР: Пособие для преподавателей и студентов социально-экономических вузов, слушателей кооперативных курсов и самообразования / Под ред. и со вступительной статьей В. Целлариуса. Харьков, 1925. С. 22. <20> Поволоцкий Л. И. Основные начала кооперативного права СССР. Изд. 2-е, перераб. и доп. // Кооперация. 1927. С. 40 — 48, 55. <21> Кооперативная хрестоматия: Сборник статей и речей о кооперации. М.: Всероссийский центральный союз потребительных обществ, 1919. С. 50.

В литературе высказывались следующие суждения относительно указанных видов кооперации. Ежегодник всеобщего Союза немецких промысловых и хозяйственных товариществ, редактируемый преемником Шульце-Делича доктором Крюгером, насчитывал 18 видов кооперативных организаций. Среди них стояли отдельно: потребительные общества, для возведения построек и жилищ, домостроительные товарищества. М. Л. Хейсин строил свою систему на основании того отношения, в котором кооперативы находятся к капиталистическому строю. Отдельно он выделял кооперативы для улучшения условий домашнего хозяйства, а среди них потребительные товарищества и строительные товарищества <22>. ——————————— <22> Пажитнов К. Классификация кооперативов // Кооперативная хрестоматия: теория, история и современное состояние кооперации в капиталистических странах и в СССР. С. 38 — 40.

В Большой советской энциклопедии перечисляются виды кооперативных объединений, в т. ч. кооперация жилищная и кооперация потребительская <23>. То есть жилищная и потребительская кооперация рассматриваются как два отдельных, не зависимых друг от друга вида кооперации. Вывод о том, что кооперация в сфере жилищных отношений не является структурной частью потребительской кооперации, косвенно нашел свое отражение в ст. 2 Федерального закона от 19.06.1992 N 3085-1 «О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации», согласно которому этот Закон не распространяется на потребительские кооперативы, осуществляющие свою деятельность на основании Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации», а также на иные специализированные потребительские кооперативы (гаражные, жилищно-строительные, кредитные и др.). ——————————— <23> Большая советская энциклопедия: В 30 т. / Гл. ред. А. М. Прохоров. Изд. 3-е. М.: Советская энциклопедия, 1973. Т. 13. С. 110 — 113.

Если мы обратимся к словарю для раскрытия значения слов «потребительский» и «производственный» <24>, мы увидим, что грань между словами «производственный» и «потребительский» почти не видна, а кооперативы в сфере жилищных отношений нельзя отнести ни к производственным, ни к потребительским, скорее они занимают промежуточное место между этими двумя видами кооперативов. Также отметим, что относить кооператив в сфере жилищных отношений к потребительским, но в то же время разграничивать систему потребительской кооперации и кооперативы в сфере жилищных отношений, не входящие в данную систему, является нелогичным. ——————————— <24> Ожегов С. И. Словарь русского языка / Под ред. Н. Ю. Шведовой. 22-е изд., стер. М.: Русский язык, 1990. С. 570, 609.

Таким образом, мы полагаем, что кооперативы в сфере жилищных отношений являются самостоятельной разновидностью кооператива и не могут быть отнесены к числу потребительских кооперативов. Особенностью данных кооперативов является способ достижения ими цели своей деятельности. Они участвуют как в процессе производства жилья, так и в сфере его распределения, т. е. могут быть отнесены как к потребительским, так и к производственным кооперативам. III. Далее рассмотрим такое нововведение в проекте, как корпоративный договор. Непонятна позиция законодателя в части распространения норм о корпоративном договоре исключительно на хозяйственные общества. Ведь в проекте корпорациями признаются также и иные юридические лица, в частности кооперативы. А если они являются корпорациями, то и отношения внутри них тоже могут регулироваться корпоративным (членским) договором. Для того чтобы понять, насколько уместно понятие корпоративного договора в рамках членских отношений в кооперативах, мы рассмотрим правовую природу такого договора. Корпоративный договор — это новый тип договора, который, в свою очередь, делится на соответствующие виды. Форма членского договора применяется в деятельности потребительского ипотечного кооператива «Строим Вместе» уже в течение нескольких лет. Предмет членского договора в кооперативах можно определить следующим образом: 1. В рамках организационного правоотношения можно выделить следующий предмет: информация о кооперативе, решения органов управления и органов контроля кооператива и т. д. 2. В рамках членско-финансового отношения предметом договора являются: имущественные взносы членов кооператива, иное имущество кооператива. 3. В рамках членско-жилищного правоотношения предметом является жилое помещение, работы кооператива по строительству дома, услуги, предоставляемые кооперативом в рамках такого правоотношения. 4. В рамках членско-ипотечного правоотношения: жилое помещение, находящееся в залоге. В практике потребительского ипотечного кооператива «Строим Вместе», в котором используется форма членского договора, членский договор является договором присоединения, т. е. договором, условия которого определены одной из сторон в формулярах и иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом. Членский договор — это договор возмездный, консенсуальный, не требующий нотариального удостоверения и государственной регистрации. Заметим также: исходя из того что в рамках членских правоотношений присутствуют организационные элементы, а также возможны и передача имущества, и выполнение работ, и оказание услуг, членский договор является смешанным договором, частично включающим в себя элементы иных типов (видов) договоров. Исходя из вышеизложенного предлагается следующее определение членского договора: членский договор — это договор, направленный на возникновение и регулирование правоотношений между юридическим лицом — корпорацией и его членом. Этот договор отличается смешанным характером, т. к. объединяет в себе организационные элементы и элементы договоров о передаче имущества, о выполнении работ и оказании услуг. Таким образом, в силу того что форма корпоративного (членского) договора может применяться (и уже в течение длительного времени применяется) в деятельности кооперативов, полагаем, что норма о корпоративном (членском) договоре должна быть изложена с учетом ее распространения и на кооперативы. IV. Четвертый аспект, которого хотелось бы коснуться, — это виды кооперативов в сфере жилищных отношений, поименованные в проекте. В настоящее время в сфере жилищных отношений существует четыре вида кооперативов, деятельность которых направлена на удовлетворение потребностей членов кооператива в жилых помещениях: жилищные кооперативы (далее — ЖК), жилищно-строительные кооперативы (далее — ЖСК), жилищные накопительные кооперативы (далее — ЖНК), потребительские ипотечные кооперативы (далее — ПИК). Деятельность ЖК и ЖСК регулируется разделом V «Жилищные и жилищно-строительные кооперативы» Жилищного кодекса Российской Федерации. Деятельность ЖНК регулируется Федеральным законом «О жилищных накопительных кооперативах». Деятельность ПИК в настоящий момент не урегулирована нормами законодательства, но остается урегулированной соглашением сторон, которое закрепляется в уставах таких специализированных потребительских кооперативов, а также в принятых во исполнение уставов внутренних документах кооперативов <25>, в т. ч. в членском договоре. ——————————— <25> Швалев А. В. Пай в наследство // Домашний адвокат. 2005. N 18. С. 14, 16.

В настоящее время ГК РФ не формулирует закрытого перечня видов потребительских кооперативов. О видах кооперативов упоминается только в норме, содержащейся в п. 4 ст. 218 ГК РФ, посвященной основаниям приобретения права собственности («член жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного или иного потребительского кооператива»). Тем самым ГК РФ оставляет свободу для появления каких-либо новых видов кооперативов. К счастью, проект также оставляет перечень потребительских кооперативов открытым. Норма, раскрывающая виды потребительских кооперативов, содержится в статье о видах некоммерческих корпораций. «…К некоммерческим корпорациям относятся: потребительские кооперативы, в том числе товарищества собственников жилья, жилищные, жилищно-строительные, дачные, дачно-строительные и гаражные кооперативы, садоводческие, садово-огороднические (огороднические) и дачные объединения граждан, общества взаимного страхования, кредитные кооперативы (общества взаимного кредита), фонды проката, сельскохозяйственные потребительские кооперативы». Из числа кооперативов в сфере жилищных отношений в ней указано на ЖК и ЖСК, также законодатель отнес к их числу товарищества собственников жилья. Законодатель не включил в данный перечень ЖНК, несмотря на их законодательное регулирование специальным законом, а также ПИК, несмотря на существование такого вида кооперативов в течение длительного времени. Относительно включения в состав потребительских кооперативов товариществ собственников жилья (далее — ТСЖ) заметим следующее. В науке гражданского права уже давно ведется спор относительно места ТСЖ в системе юридических лиц. Некоторые исследователи считают, что ТСЖ относятся к потребительским кооперативам <26>, а другие считают, что они являются самостоятельной организационно-правовой формой юридических лиц <27>. Мы придерживаемся второго мнения по следующим причинам: ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части первой) (постатейный) (под ред. О. Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации — КОНТРАКТ, ИНФРА-М-НОРМА, 2005 (3-е издание, исправленное переработанное и дополненное). —————————————————————— <26> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая / Отв. ред. О. Н. Садиков. М.: Юринформцентр, 1995. С. 313; Гражданское право: Учебник / Под ред. А. П. Сергеева и Ю. К. Толстого. Изд. 3-е, перераб. и доп. М., 1998. Ч. 1. С. 430. <27> Крашенинников П. В. Жилищное право. Изд. 6-е, перераб. и доп. М.: Статут, 2008. СПС «КонсультантПлюс»; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Части первой (постатейный): В 3 т. / Под ред. Т. Е. Абовой и А. Ю. Кабалкина. Изд. 3-е, перераб. и доп. М.: Юрайт-Издат, 2007. Т. 1. СПС «КонсультантПлюс».

1. В самом проекте в определении потребительского кооператива есть указание на то, что объединение граждан осуществляется путем объединения его членами имущественных паевых взносов. Как отмечается в литературе, участие в потребительском кооперативе полностью обусловлено имущественным паем («паенакоплением») <28>. Однако в ТСЖ не предусмотрено образование паевого фонда, в ТСЖ нет отношений, основанных на объединении паевых взносов. В ТСЖ нет вообще такого понятия, как пай. В отношении правовой природы пая В. Х. Райхер отмечал, что пай имеет две стороны: экономическую и юридическую. С экономической стороны — это форма участия члена кооператива в средствах кооператива, фонд кооператива, который может быть израсходован только на строительство (приобретение) жилого дома для ЖСК, и, наконец, созданный за счет этих средств жилой фонд кооператива. В юридическом плане пай означает ту имущественную ценность, которая является предметом соответствующих правоотношений. Это будет, с одной стороны, денежная сумма, с другой — постоянное пользование кооперативной квартирой <29>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник «Гражданское право: В 4 т. Общая часть» (том 1) (под ред. Е. А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <28> Гражданское право: В 4 т.: Учебник / Отв. ред. проф. Е. А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2005. Том I: Общая часть. С. 41. <29> Райхер В. К. Права наследников и интересы семьи в жилищной кооперации // Правоведение. 1968. N 3. С. 60.

2. В ТСЖ нет субсидиарной ответственности членов товарищества по долгам последнего, в отличие от кооперативов, где члены субсидиарно несут солидарную ответственность по обязательствам кооператива. Согласно п. 6 ст. 135 ЖК РФ члены товарищества собственников жилья не отвечают по обязательствам товарищества. Надо заметить, что на конгрессе МКА, состоявшемся, как было сказано выше, в Манчестере в 1995 г., в числе кооперативных ценностей была указана солидарность. 3. Также потребительские кооперативы и ТСЖ в корне отличаются в вопросе отношений собственности. Внесенные членом кооператива имущественные взносы поступают в собственность кооператива, т. е. денежные средства члена кооператива становятся составной частью имущества кооператива. Взамен член кооператива приобретает обязательственное право требования к кооперативу на сумму своего паенакопления. Как только член кооператива выплачивает свой пай, он становится собственником жилого помещения (исключение составляют потребительские ипотечные кооперативы, члены которых сразу становятся собственниками жилых помещений, при условии ипотеки (ограниченного вещного права в соответствии с проектом) в пользу такого кооператива до момента полной выплаты пая). Однако, как только член кооператива полностью выплачивает паевой взнос, отношения по поводу пая прекращаются. В случае членства в ТСЖ между членами ТСЖ (уже собственниками жилых помещений) отношения гораздо уже и могут складываться исключительно по поводу «совместного управления комплексом недвижимого имущества в многоквартирном доме, обеспечения эксплуатации этого комплекса, владения, пользования и в установленных законодательством пределах распоряжения общим имуществом в многоквартирном доме» (п. 1 ст. 135 ЖК РФ). В таких отношениях нет вещных элементов, характерных для кооперативов. V. Нельзя не упомянуть и об исключении проектом из ГК нормы, дозволяющей членам потребительских кооперативов распределять между собой доходы, полученные потребительским кооперативом от предпринимательской деятельности (п. 5 ст. 116 ГК РФ). Указанная норма, как не согласующаяся с общей нормой о некоммерческих организациях (п. 1 ст. 50 ГК РФ) в вопросе запрета на распределение прибыли, уже давно вызывала споры и оставляла открытым поле для различных злоупотреблений. В научной литературе отмечалось, что данная возможность противоречит природе потребительского кооператива как некоммерческой организации и должна быть максимально сужена <30>. Еще в начале XX в. В. Пекарский отмечал, что кооперативом является сообщество, преследующее цели взаимного вспоможения, просветительное и культурное, но лишь не выдающее участникам предпринимательской прибыли ни в каком виде <31>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник «Гражданское право: В 4 т. Общая часть» (том 1) (под ред. Е. А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <30> Гражданское право: В 4 т. / Отв. ред. проф. Е. А. Суханов. С. 333; Интервью с доктором юридических наук, профессором, заведующим кафедрой гражданского права, деканом юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Е. А. Сухановым // Законодательство. 1998. N 10. С. 3. <31> Цит. по: Пажитнов К. Общие понятия и экономические основы кооперации // Кооперативная хрестоматия: теория, история и современное состояние кооперации в капиталистических странах и в СССР: Пособие для преподавателей и студентов социально-экономических вузов, слушателей кооперативных курсов и самообразования / Под ред. и со вступительной статьей В. Целлариуса. Харьков, 1925. С. 18.

На практике в настоящее время деятельность многих кооперативов в завуалированной форме направлена на извлечение прибыли, что является основной целью деятельности. В уставах таких кооперативов предусмотрена возможность заниматься предпринимательской деятельностью. Денежные средства, внесенные членами кооператива в качестве паевых взносов, вкладываются в различные структуры бизнеса. Жилые помещения приобретаются с целью их перепродажи по более высокой цене, но не для предоставления их в пользование членам кооператива. Такие кооперативы только прикрываются организационно-правовой формой потребительского кооператива, а реально ничем не отличаются от коммерческих организаций. Таким образом, возможность получения дохода от осуществления предпринимательской деятельности иногда изменяет социальную функцию кооперативов, в результате чего они de facto превращаются в организации, целью которых является извлечение прибыли. Необходимо отметить, что курс, ориентированный на прибыль, является не только национальной проблемой, но и международной. Несмотря на то что МКА подчеркивал вторичность капитала, сам он фактически стал следовать за кооперативной практикой развитых стран, где кооперация подверглась влиянию со стороны капитала. МКА ввел институт членов-корреспондентов, т. е. организаций, не являющихся кооперативами, а лишь частично реализующих кооперативные принципы. В момент создания МКА его главной целью считалась замена экономической системы, основанной на прибыли, на кооперативную систему, основанную на взаимопомощи. Но в 1984 г. на XXVIII конгрессе это положение было исключено из Устава МКА. К счастью, проект по данному вопросу предлагает ввести общий правовой режим для всех некоммерческих корпоративных организаций, в т. ч. и для потребительских кооперативов, и дает определение некоммерческой корпоративной организации как юридического лица, не преследующего извлечение прибыли в качестве основной цели деятельности и не распределяющего полученную прибыль между участниками. Более того, законодатель в этом вопросе пошел дальше и ввел новое понятие, отличное от предпринимательской деятельности и характерное для некоммерческих организаций, а именно «иная, приносящая им доходы деятельность, виды которой определены в их уставах и соответствуют целям их создания и их основной деятельности». При этом законодатель указал цель осуществления «иной деятельности» — материальное обеспечение основной (уставной) деятельности». Проектом также предполагается ввести обеспечение реализации интересов кредиторов некоммерческих организаций, осуществляющих приносящую доходы деятельность, в размере не менее пятисот тысяч рублей. Автором настоящей статьи ранее исследовался вопрос относительно целесообразности наделения кооперативов правом осуществлять предпринимательскую деятельность <32> и был сделан вывод о необходимости повышенной защиты прав их членов, в частности о дополнении действующего законодательства нормой, содержащей запрет на осуществление предпринимательской деятельности в кооперативе в сфере жилищных отношений. При этом предлагалось учесть возможность получения в результате экономической деятельности дохода <33>, не связанного с осуществлением предпринимательской деятельности. Такой доход должен быть направлен исключительно на удовлетворение потребностей членов кооператива в жилье. И, исходя из сущности такого дохода, предлагалось назвать его внутриуставным доходом. ——————————— <32> Лебедева О. В. Предпринимательство или кооператив? // Право и экономика. 2006. N 11. С. 100; Лебедева О. В. Кооперативы в сфере жилищных отношений и предпринимательская деятельность // Нотариус. 2006. N 6. С. 27. <33> Один тот факт, что жилые помещения, находящиеся в собственности кооператива, с каждым днем дорожают, может послужить основанием для вывода о получении кооперативом дохода.

Таким образом, считаем, что законодателем правильно учтен сложившийся в деятельности кооперативов негативный опыт, связанный с возможностью осуществлять предпринимательскую деятельность и распределять между их членами доходы, полученные в результате такой деятельности. Справедливо были введены ограничения для осуществления «иной, приносящей доходы деятельности». Однако считаем, что размер обособленного имущества, предусмотренного как гарантия интересов кредиторов кооперативов, вряд ли сможет послужить достойным обеспечением. Также, изучив реальное положение дел в Российской Федерации, полагаем, что в первую очередь должны обеспечиваться интересы самих членов кооперативов, а проект не предусматривает, кто же защитит их имущественные интересы в случае «провальных» проектов, направленных на «материальное обеспечение основной (уставной) деятельности». Резюмируя вышеизложенное, считаем, что основные проблемы, существующие в практике кооперативов в сфере жилищных отношений, законодателем были вскрыты и учтены в результате законотворческой работы. Конкретные результаты воплощения этих норм в жизнь в случае их принятия мы увидим только по прошествии времени. Будем надеяться, что проект не оставил лазеек для недобросовестных участников и весь замысел по улучшению состояния дел в нынешней сфере кооперации в сфере жилищных отношений будет реализован.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *