Комментарий к статье Д. Болгерт «Ответственность за неуплату, несвоевременную плату за жилое помещение и коммунальные услуги»

(Возисов К.) («Жилищное право», 2012, N 8) Текст документа

КОММЕНТАРИЙ К СТАТЬЕ Д. БОЛГЕРТ «ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕУПЛАТУ, НЕСВОЕВРЕМЕННУЮ ПЛАТУ ЗА ЖИЛОЕ ПОМЕЩЕНИЕ И КОММУНАЛЬНЫЕ УСЛУГИ» <*>

К. ВОЗИСОВ

——————————— <*> Болгерт Д. «Ответственность за неуплату, несвоевременную плату за жилое помещение и коммунальные услуги» (ЖП N 7).

Возисов К., партнер ЗАО «Юридическая компания «Инмар».

В рамках комментирования статьи Д. Болгерт «Ответственность за неуплату, несвоевременную плату за жилое помещение и коммунальные услуги» автор полагает, что поднята интересная тема по выселению граждан из квартиры. Примечательно, что данной проблеме в предыдущем выпуске журнала «Жилищное право» (N 6/2012) была посвящена статья А. Ломакина «Некоторые вопросы принудительного выселения и снятия с регистрационного учета граждан по решению суда». Принимая во внимание активное обсуждение этой темы общественностью, а также учитывая ее неполное раскрытие указанными выше авторами, полагаем возможным продолжить рассмотрение данной проблематики в рамках настоящей работы. В соответствии со ст. 446 ГПК «взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности: жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание». Согласно общей позиции законодателя существование данной нормы направлено на защиту конституционного права на жилище не только самого гражданина-должника, но и членов его семьи, а также на обеспечение указанным лицам нормальных условий существования и гарантий их социально-экономических прав с учетом реализации обязанности государства охранять достоинство личности. Но многие практикующие юристы и простые обыватели знают, что у данной нормы есть и другая сторона, выраженная в злоупотреблении должником своим правом. Для рассмотрения данной ситуации считаем целесообразным обратиться к Постановлению Конституционного Суда РФ от 14.05.2012 N 11-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф. Х. Гумеровой и Ю. А. Шикунова» (далее по тексту — Постановление N 11-П).

ПРЕАМБУЛА

Г. обратилась в КС РФ с заявлением о проверке конституционности абзацев первого и второго пункта 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса РФ. Причиной данного обращения стали безуспешные попытки Г. в течение 3 лет взыскать со своего должника Б. более 3 млн. руб. по договору займа. Как часто происходит в таких случаях, Г. выиграла суд против заемщика, но в рамках исполнительного производства получает мизерное удержание с пенсии Б. в размере 2000 руб. ежемесячно. Примечательно, что в собственности у Б. находится жилой двухэтажный дом, рыночная стоимость которого оценивается почти в 10 млн. руб. Кроме того, обращает на себя внимание тот факт, что дом был приобретен в период действия обязательств по договору займа и Б. живет в нем один. Г. обращалась в суды с требованием с учетом соразмерности наложить взыскание на 1/3 долю дома Б. при том, что право собственности на оставшиеся 2/3 дома сохранилось бы за Б. Таким образом, социально значимые и жилищные права должника, по мнению Г., не будут затронуты. Районный суд требование Г. удовлетворил, но Верховный суд Республики Башкортостан решение отменил. Суд сослался на ст. 446 ГПК РФ, согласно которой взыскание не может быть обращено на жилое помещение или его часть, если оно является единственным пригодным для постоянного проживания должника и членов его семьи.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Конституционный Суд РФ уже рассматривал жалобы на предмет соответствия положений ч. 1 ст. 446 ГПК РФ Конституции РФ. Так, в Определении КС РФ от 04.12.2003 N 456-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Октябрьского районного суда города Ижевска о проверке конституционности абзацев первого и второго пункта 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» указывалось на то, что законодательный запрет на обращение взыскания по исполнительным документам на единственное пригодное для проживания жилое помещение гражданина и членов его семьи не противоречит положениям Конституции РФ. В Определении указано, что Конституционный Суд РФ не исключает возможности уточнения законодателем такого запрета в рамках уточнения размеров жилой площади, необходимой и достаточной для нормального существования человека. Указанные новеллы так и не были приняты законодателем, что повлекло за собой целую вереницу поданных жалоб в Конституционный Суд (далее по тексту — КС РФ). При этом КС РФ в своих последующих Определениях был последователен (см. Определения от 20.10.2005 N 382-О, от 24.11.2005 N 492-О, от 19.04.2007 N 241-О-О, от 20.11.2008 N 956-О-О, от 01.12.2009 N 1490-О-О, от 22.03.2011 N 313-О-О, от 17.01.2012 N 10-О-О). Выбирая между защитой прав кредитора и правом на жилище должника, КС РФ опирался на свои дискреционные полномочия с учетом установления «имущественного (исполнительского) иммунитета с тем, чтобы, исходя из общего предназначения данного правового института, гарантировать указанным лицам условия, необходимые для их нормального существования» (см. Определение КС РФ от 17.01.2012 N 10-О-О). Но в этой массе правовых актов КС РФ нельзя не отметить Постановление N 10-П от 12.07.2007, в пункте 5.2 которого сформулировано следующее: «…положение абзаца третьего части первой статьи 446 ГПК Российской Федерации — в той части, в какой им устанавливается запрет обращения взыскания по исполнительным документам на принадлежащие гражданину-должнику на праве собственности земельные участки, использование которых не связано с осуществлением им предпринимательской деятельности и которые не являются основным источником существования гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении, обеспечивающим указанным лицам необходимый уровень существования, — представляет собой чрезмерное, непропорциональное конституционно значимым целям, а потому произвольное ограничение как имущественных прав кредитора, так и возможности гарантированной Конституцией Российской Федерации их надлежащей судебной защиты, а потому противоречит статьям 17 (часть 3), 35 (часть 1), 45, 46 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации». Положение ГПК РФ в отношении обращения взыскания на земельный участок было признано неконституционным. При этом КС РФ указал, что все правоприменительные органы (в т. ч. суды) должны руководствоваться позицией КС РФ, сформулированной в данном Постановлении.

ПОЗИЦИЯ КС В ПОСТАНОВЛЕНИИ N 11-П

С одной стороны, защита правовых интересов кредитора при обращении взыскания на имущество должника по исполнительным документам имеет должное конституционно-правовое обоснование (см. п. п. 2.1 и 2.2 мотивировочной части Постановления N 11-П). Невозможность обращения взыскания на единственное ценное и ликвидное имущество должника по исполнительным документам противоречит принципу эффективной правовой защиты. С другой стороны, в рассматриваемом Постановлении обращается внимание на необходимость защиты социально-экономических прав граждан-должников, так как Российская Федерация, согласно ст. 7 Конституции РФ, является социальным государством и обязана обеспечить гражданам достойный уровень жизни. Конституционный Суд РФ видит возможность умаления достоинства личности в случае обращения взыскания на единственное жилое помещение, принадлежащее на праве собственности гражданину-должнику, что противоречит ч. 1 ст. 21 Конституции РФ. В сложившейся ситуации КС РФ применил принцип разумной сдержанности, под которым понимается умеренность судей Конституционного Суда РФ при принятии решений, требующих внесения изменений в действующее законодательство (см. Особое мнение судьи КС РФ Г. А. Гаджиева к Постановлению от 27.03.2012 N 8-П). Данный принцип связан с сущностным отличием Конституционного Суда РФ от органов законодательной власти, наделенных полномочиями создавать позитивное законодательство. Судья КС РФ Г. А. Гаджиев в указанном Особом мнении противопоставляет принцип конституционной сдержанности «судейскому активизму», допустимому, по его мнению, лишь в кризисных ситуациях. Руководствуясь этим принципом, Конституционный Суд РФ в рассматриваемом Постановлении признал соответствующим Конституции РФ установление имущественного иммунитета в отношении единственного жилого помещения, принадлежащего должнику-гражданину. При этом в Постановлении N 11-П было отмечено (см. п. 4 мотивировочной части), что рассматриваемая норма все же несколько несоразмерно защищает интересы одной категории лиц (должников) в ущерб правам и законным интересам другой категории (кредиторов). При этом в п. 2 резолютивной части Постановления N 11-П отмечается, что федеральному законодателю надлежит внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство в связи с необходимостью обеспечить возможность удовлетворения имущественных интересов кредитора в случае, когда по своим характеристикам соответствующий объект недвижимости явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище, а также предусмотреть для таких лиц гарантии сохранения жилищных условий, необходимых для нормального существования.

ВЫВОД

Таким образом, КС РФ не ушел от практики установления двойных стандартов. Ведь при схожих обстоятельствах КС РФ принял решение в пользу заявителя жалобы относительно неконституционности положений ст. 446 ГПК РФ в отношении земельного участка (см. Постановление N 10-П от 12.07.2007), на что было обращено внимание в Особом мнении судьи КС РФ Н. С. Бондаря и в Особом мнении судьи КС РФ Г. А. Жилина к Постановлению N 11-П. Остается очевидным тот факт, что законодателю надлежит в самом оперативном порядке внести серьезные коррективы в действующую редакцию статьи 446 ГПК РФ. Для стабилизации гражданского оборота и устранения его стагнации, а также в целях соблюдения принципа равенства в гражданском обороте необходимо установить нормы, направленные на формирование запрета на обращение взыскания на единственное жилье с учетом уточнения размеров такой жилой площади, необходимой и достаточной для нормального существования человека. Оставлять же рассматриваемые положения ГПК РФ в текущей редакции — это, по нашему мнению, отдавать дань истории, когда необходимость защитить гражданина объяснялась условиями становления рыночной экономики. В сегодняшней ситуации зачастую должники намеренно используют аналогичные нормы, злоупотребляя своим правом. При этом автор обращает внимание на недопустимость обратной ультраполярной позиции относительно возможности отъема единственного жилого помещения без предоставления иного жилья с учетом указанных критериев.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *