Правовая природа договора участия в долевом строительстве

(Лепехин И. А.) ("Юрист", 2013, N 2) Текст документа

ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ДОГОВОРА УЧАСТИЯ В ДОЛЕВОМ СТРОИТЕЛЬСТВЕ

И. А. ЛЕПЕХИН

Лепехин Илья Александрович, заведующий кафедрой экономико-управленческих и правовых дисциплин ФГБОУ ВПО "Российский государственный гуманитарный университет", филиал в г. Твери, кандидат юридических наук.

Статья посвящена сложному и дискуссионному вопросу о правовой природе договора участия в долевом строительстве. В статье исследуются многочисленные точки зрения относительно сущности и правовой принадлежности данного договора. По мнению автора, договор участия в долевом строительстве является новым самостоятельным видом гражданско-правового договора и характеризуется как двусторонний, синаллагматический, консенсуальный и возмездный.

Ключевые слова: долевое строительство, договор участия в долевом строительстве, договор строительного подряда, договор простого товарищества, консенсуальный договор.

Legal nature of participatory share construction agreement L. A. Lepekhin

The article deals with a complicated and controversial issue on legal nature of participatory share construction agreement. The article studies various viewpoints with regard to the essence and legal attribution of this agreement. The author believes that participatory share construction agreement is a new independent type of civil-law agreement and is characterized as bilateral, synallagmatic, consensual and compensated.

Key words: participatory share construction, participatory share construction agreement, construction contract, simple partnership agreement, consensual agreement.

В современной России одним из наиболее распространенных способов обеспечения конституционного права граждан на жилище является долевое строительство многоквартирных домов и иных объектов недвижимости, которое предполагает привлечение денежных средств граждан и юридических лиц на основе договора участия в долевом строительстве. По такому договору застройщик обязуется в предусмотренный договором срок своими силами и (или) с привлечением других лиц построить (создать) многоквартирный дом и (или) иной объект недвижимости и после получения разрешения на ввод в эксплуатацию этих объектов передать объект участнику долевого строительства, а участник долевого строительства - уплатить обусловленную договором цену и принять объект при наличии разрешения на ввод в эксплуатацию. Появление и дальнейшее развитие договора участия в долевом строительстве в российском законодательстве имеют огромное значение для решения жилищной проблемы, поскольку надежное правовое регулирование отношений долевого строительства - гарантия успешного развития данных отношений. Начальный этап внедрения долевого строительства показал, что этот процесс пойдет успешно только в условиях высокого уровня правового обеспечения отношений, связанных с долевым строительством <1>. -------------------------------- <1> См.: Петрухин М. В. Договор участия в долевом строительстве с условием договора подряда, их общая и особенная правовая природа // Юрист. 2010. N 5. С. 38 - 39.

В Федеральном законе от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательстве акты Российской Федерации" <2> (далее - Закон N 214-ФЗ) не разработаны многие ключевые аспекты, связанные с обязательствами, вытекающими из договора участия в долевом строительстве объектов недвижимости. Заключаемые на практике договоры участия в долевом строительстве объектов недвижимости часто имеют существенные недостатки, вызванные неоднозначным пониманием правовой природы договора, стремлением применить к нему нормы, регулирующие смежные договоры <3>. -------------------------------- <2> См.: Собрание законодательства РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 40. <3> См.: Горбачев С. Г. Правовая природа договора участия в долевом строительстве объектов недвижимости и его место среди иных видов договоров // Адвокат. 2008. N 4.

Споры о правовой природе договора участия в долевом строительстве продолжаются в науке на протяжении всего времени существования этого вида договора. Одни авторы квалифицируют договор участия в долевом строительстве как договор простого товарищества <4>, другие доказывают, что это два различных по своей природе договора <5> и "нет оснований утверждать, что стороны по договору долевого участия вносят вклады, как в договоре простого товарищества" <6>. -------------------------------- <4> См.: Павлодский Е. Правовая природа инвестиционного контракта // Право и экономика. 2000. N 9. С. 74; Родионова А. П., Шмакова С. В. Договор долевого участия в строительстве: юридическая классификация, налогообложение и учет // Бухгалтерский бюллетень. 2003. N 3. С. 15. <5> См.: Мошкина Л. В. Договор о долевом участии в инвестировании строительства и договор простого товарищества // Юрист. 2002. N 2. С. 32; Соловьев Д. С. Договор долевого участия в строительстве и договор о совместной деятельности (простое товарищество): проблемы общего и различного в теории и судебной практике // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. N 7. С. 45; Чуркин Н. Договор участия в долевом строительстве // Законность. 2006. N 12. С. 41. <6> Петрухин М. В. Проблемы правового регулирования договора участия в долевом строительстве объектов недвижимости: Автореф. ... дис. канд. юрид. наук: 12.00.03. М., 2011. С. 14.

Некоторые авторы рассматривают договор участия в долевом строительстве как "договор строительного подряда" <7>, "договор бытового подряда" <8>, "обязательство подрядного типа" <9> или "основание возникновения подрядного обязательства" <10> и таким образом отождествляют договор участия в долевом строительстве с договором подряда <11>, другие, напротив, утверждают, что договор участия в долевом строительстве "не может признаваться договором строительного подряда" <12>. -------------------------------- <7> Мельник В. В. Договоры о долевом участии в строительстве // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2004. N 2. С. 187. <8> Капица О. Л. Правовое регулирование участия граждан в долевом строительстве: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Краснодар, 2005. С. 106. <9> Романец Ю. Как квалифицировать договоры долевого участия в строительстве? // Хозяйство и право. 2000. N 3. С. 77. <10> Ершов О. Г. Договор участия в долевом строительстве в системе гражданско-правовых договоров // Нотариус. 2007. N 2. С. 23. <11> См.: Евсеева О. А. Правовые основания защиты прав граждан - участников долевого строительства жилья // Актуальные проблемы права в современной России: Сб. науч. статей. М.: Готика, 2007. Вып. 4. С. 102 - 103; Майборода Т. Ю. Договор долевого участия в строительстве жилья: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Екатеринбург, 2007. С. 7; Макарова О. А. Применение Закона о защите прав потребителей в сфере долевого строительства // Ленинградский юридический журнал. 2006. N 2. С. 113; Резцова Е. В. Правовая природа договора долевого участия в жилищном строительстве: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. М., 2006. С. 42 - 44. <12> Фокин С. Договор долевого участия в строительстве // Закон. 2003. N 6. С. 124.

Существуют предложения квалифицировать договор участия в долевом строительстве как договор присоединения <13>, договор привлечения финансовых средств <14>, договор об оказании услуг <15> или договор на выполнение работ <16>. Некоторые авторы характеризуют договор участия в долевом строительстве как договор купли-продажи имущества, которое будет создано продавцом в будущем <17>, другие, напротив, считают, что "рассматривать договор долевого участия в строительстве как разновидность договора купли-продажи нельзя" <18>. -------------------------------- ------------------------------------------------------------------ КонсультантПлюс: примечание. Статья А. С. Дурнова "Юридическая природа договора участия в долевом строительстве многоквартирного дома" включена в информационный банк согласно публикации - "Гражданское право", 2009, N 4. ------------------------------------------------------------------ <13> См.: Дурнов А. С. Юридическая природа договора участия в долевом строительстве многоквартирного дома // Гражданское право. 2009. N 9. С. 30. <14> См.: Козлова Е. Поиск модели договора долевого участия в строительстве и его учетная регистрация // Хозяйство и право. 2002. N 2. С. 82 - 83. <15> См.: Фомина Е. В. Правовая природа договора долевого участия в строительстве // Правовые вопросы недвижимости. 2007. N 1; Свирин Ю. Инвестор или потребитель? О долевом финансировании строительства жилья // Российская юстиция. 1997. N 3. С. 37. <16> См.: Бунина Н. В. Договор участия в долевом строительстве как договор о выполнении работ // Юрист. 2009. N 7. С. 60. ------------------------------------------------------------------ КонсультантПлюс: примечание. Монография К. И. Скловского "Собственность в гражданском праве" включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2010 (5-е издание, переработанное). ------------------------------------------------------------------ <17> См.: Скловский К. И. Собственность в гражданском праве. М.: Дело, 1999. С. 483 - 484, 489 - 490; Договор долевого участия в строительстве и возникновение права собственности на объект долевого строительства // Хозяйство и право. 2008. N 7. С. 42 - 43. <18> Марьянкова Н. Споры из договора долевого участия в строительстве // ЭЖ-Юрист. 2003. N 1. С. 4.

Распространенным является понимание договора участия в долевом строительстве как инвестиционного <19>. Противоположной концепции придерживаются специалисты, доказывающие, что отношения сторон по исследуемому договору принципиально нельзя считать инвестиционными <20>, что "нет оснований относить договор участия в долевом строительстве к инвестиционному договору" <21>. -------------------------------- <19> См.: Корнеева С. Особенности инвестиционного договора // Хозяйство и право. 2007. N 7. С. 43; Кирсанова Е. В. К вопросу об инвестиционной природе долевого строительства // Право и государство: теория и практика. 2007. N 8. С. 74 - 77; Потяркин Д. Е. Новые договоры в жилищной сфере // Журнал российского права. 2002. N 12. С. 77 - 78; Сокол П. В. Некоторые вопросы исполнения инвестиционных договоров в сфере жилищного строительства (договоров о долевом участии) // Закон. 2006. N 3. С. 22 - 24. <20> См.: Брюховецкий Н. Н. Договор участия в долевом строительстве не есть вид "инвестиционного" договора // Адвокат. 2007. N 8. С. 90 - 91; Капица О. Л. Правовое регулирование участия граждан в долевом строительстве: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Краснодар, 2005. С. 11 - 12; Щербинин А. Г. Особенности правового регулирования долевого участия граждан в строительстве жилых помещений для личных нужд: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Тюмень, 2003. С. 21. <21> Петрухин М. В. Соотношение договора участия в долевом строительстве с договором инвестирования // Семейное и жилищное право. 2010. N 3. С. 36.

Особого внимания заслуживает концепция, в соответствии с которой договор участия в долевом строительстве является по своей правовой природе смешанным <22>. Так, по словам Е. Г. Донских <23>, договор участия в долевом строительстве является договором смешанного типа, поскольку он включает в себя элементы нескольких видов договоров, таких, как: -------------------------------- <22> См.: Евстратова Н. К. Долевое строительство многоквартирных домов и иных объектов недвижимости // Закон. 2007. N 6. С. 42; Соболев Д. А. Соотношение договора участия в долевом строительстве со смежными договорами // Право и политика. 2010. N 7. С. 1341; Харитошкин И. И. Договор участия в долевом строительстве: гражданско-правовые вопросы квалификации и применения: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. М., 2009. <23> См.: Донских Е. Г. Долевое участие в строительстве - аспекты законодательства и реалии жизни // Юрист. 2008. N 1. С. 32.

- договор строительного подряда - подрядчик по заданию застройщика обязуется построить объект недвижимости, а дольщик вносит средства на строительство части этого объекта; - договор оказания возмездных услуг - дольщик поручает застройщику оказать услуги по организации строительства квартиры и оплатить их, а застройщик обязуется совершить эти услуги в сроки и в порядке, которые определены в договоре; - договор простого товарищества - дольщики вкладывают свои денежные средства для достижения единой цели и поручают застройщику выполнение определенных действий в своих интересах; - договор купли-продажи - застройщик создает для дольщика объект недвижимости и передает его за плату в собственность по окончании строительства. Распространенной в отечественной науке является и противоположная концепция, в соответствии с которой нельзя договор участия в долевом строительстве рассматривать в качестве смешанного <24>. -------------------------------- <24> См.: Бобровникова М. А. Договор участия в долевом строительстве // Журнал российского права. 2006. N 1. С. 79; Ершов О. Г. Договор участия в долевом строительстве в системе гражданско-правовых договоров // Нотариус. 2007. N 2. С. 23.

Договор участия в долевом строительстве объектов недвижимости является не поименованным в Гражданском кодексе Российской Федерации <25> (далее - ГК РФ). Практически все ученые, раскрывая принцип свободы договора, отмечают: возможность заключать не поименованные в ГК РФ сделки - одно из проявлений такой свободы. Тем не менее и теория, и практика крайне настороженно относятся к заключению субъектами договоров, не названных в ГК РФ <26>. -------------------------------- <25> См.: Гражданский кодекс Российской Федерации, часть первая, от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1994. N 32. Ст. 3301; часть вторая, от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. N 5. Ст. 410. <26> См.: Телюкина М. В. Понятие сделки: теоретический и практический аспекты // Адвокат. 2002. N 8. С. 21.

Это связано с тем, что при возникновении споров по поводу условий договора и порядка его исполнения, а также об ответственности по такому договору конечную точку в споре ставит суд. В случае пробела в договорном регулировании суд вынужден обращаться к действующему законодательству и квалифицировать взаимоотношения сторон по той или иной договорной схеме, применяя нормы по аналогии. Избежать такой ситуации бывает довольно трудно, поскольку далеко не все возможные жизненные ситуации можно предвидеть заранее, даже при самой детальной разработке договора <27>. В итоге приходится констатировать: единой судебной практики разрешения споров, вытекающих из договоров участия в долевом строительстве, не сложилось <28>. -------------------------------- <27> См.: Вилесова О., Казакова А. Конструирование договорных отношений // Прил. к журналу "Хозяйство и право". 2002. N 9. С. 54. <28> См.: Горбачев С. Г. Правовая природа договора участия в долевом строительстве объектов недвижимости и его место среди иных видов договоров // Адвокат. 2008. N 4. С. 18.

Более того, правоприменительная практика по данному вопросу является крайне противоречивой. Так, в многочисленных постановлениях Высшего Арбитражного Суда РФ, принятых до введения в действие Закона N 214-ФЗ, договоры участия в долевом строительстве квалифицировались как договоры простого товарищества <29>; в определениях Высшего Арбитражного Суда РФ, принятых после введения в действие Закона N 214-ФЗ, - как инвестиционные <30>, а в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ от 19 сентября 2002 г. договоры участия в долевом строительстве квалифицируются как договоры строительного подряда <31>. -------------------------------- <29> См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 апреля 1996 г. N 1255/95 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1996. N 8; Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 августа 1996 г. N 1620/96 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1996. N 11; Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 июня 1997 г. N 5166/96 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1997. N 10. <30> См.: Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 ноября 2009 г. N ВАС-14590/09 по делу N А65-17914/2008-СГ5-28 // Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда РФ. URL: http://kad. arbitr. ru/data/pdf/3d9eb6fc-a9cd-420d-b18f-0efa37374ec6/A65-17914-2008_20091123_Opredelenie. pdf; Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 2011 г. N ВАС-11404/10 по делу N А78-6232/2009 // Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда РФ. URL: http://kad. arbitr. ru/data/pdf/e110e931-7f6f-4a0b-a331-3b046af235e9/A78-6232-2009_20110701_Opredelenie. pdf. <31> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ "Обобщение практики рассмотрения судами Российской Федерации дел по спорам между гражданами и организациями, привлекающими денежные средства граждан для строительства многоквартирных жилых домов" от 19 сентября 2002 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2.

Попытки определить правовую природу договора участия в долевом строительстве предпринимались и на уровне исполнительных органов в подзаконных актах <32>. -------------------------------- <32> См.: письмо Департамента налоговой политики Министерства финансов РФ от 20 июля 1998 г. N 04-00-11 // СПС "КонсультантПлюс". URL: http://base. consultant. ru/cons/cgi/online. cgi? req=doc;base=QUEST;n=20918;div=FIN;mb=LAW;opt=1;ts=4A86013F71360EF738441ED9ED10B02C; распоряжение премьера Правительства Москвы от 4 февраля 1993 г. N 180-РП "О передаче квартир предприятиям и организациям (независимо от формы собственности), внесшим денежные средства в порядке долевого участия в строительство и реконструкцию жилых домов" // Вестник мэрии Москвы. 1993. N 6.

Единый подход к определению правовой природы исследуемых отношений отсутствует и здесь. Так, например, в письме Пенсионного фонда РФ от 1 октября 2001 г. <33> предлагается квалифицировать договор долевого участия в строительстве как договор простого товарищества, а в письме Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 1 августа 2005 г. <34> указывается, что договоры, заключаемые между гражданами, с одной стороны, и строительными организациями - застройщиками - с другой, предметом которых является строительство конкретных объектов недвижимости (в том числе жилых помещений), по своему содержанию, как правило, являются гражданско-правовыми договорами строительного подряда. -------------------------------- <33> См.: письмо Пенсионного фонда РФ от 1 октября 2001 г. N ВП-09-25/7938 "О существенных условиях договоров долевого участия в строительстве" // СПС "КонсультантПлюс" // URL: http://base. consultant. ru/cons/cgi/online. cgi? req=doc;base=EXP;n=299681;dst=0;ts=E7C9DCDC3379B2A7D71B98826348C2DC. <34> См.: письмо Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 1 августа 2005 г. N 0100/5932-03-32 "О правовых основаниях защиты прав потребителей в сфере долевого строительства жилья" // Ценообразование и сметное нормирование в строительстве. 2005. N 9.

Наиболее правильной и обоснованной представляется концепция, в соответствии с которой договор участия в долевом строительстве является новым самостоятельным видом гражданско-правового договора <35>. Его место среди договоров смежных форм обусловлено спецификой области его применения, индивидуальностью предмета договора и других его элементов. В этом смысле, характеризуя правовую природу договора участия в долевом строительстве, следует отметить, что он в полной мере не похож ни на один из видов договоров "классических" форм <36>. При этом если одни авторы предлагают закрепить новый вид гражданско-правового договора в ГК РФ <37>, то другие не видят в этом особой необходимости <38>. -------------------------------- <35> См.: Голосова С. А. К вопросу о правовой квалификации договоров о долевом участии граждан в строительстве многоквартирных домов // Правовые вопросы строительства. 2004. N 1. С. 36. <36> См.: Горбачев С. Г. Правовая природа договора участия в долевом строительстве объектов недвижимости и его место среди иных видов договоров // Адвокат. 2008. N 4. С. 23. <37> См.: Клешнева О. А. Правовая природа договора долевого участия граждан в строительстве многоквартирного дома и иных объектов недвижимости // Современное право. 2007. N 7. С. 23; Козлова Е. Поиск модели договора долевого участия в строительстве и его учетная регистрация // Хозяйство и право. 2002. N 2. С. 82; Соцуро Л. В. Договор и закон в строительстве // Правовые вопросы строительства. 2007. N 1. С. 21. <38> См.: Акчулпанова Е. Х. Правовое регулирование договора участия в долевом строительстве: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Казань, 2006. С. 53; Майфат А. В. Гражданско-правовые конструкции инвестирования. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 171 - 172.

По мнению О. Г. Ершова <39>, самостоятельность договора участия в долевом строительстве обусловлена следующим. -------------------------------- <39> См.: Ершов О. Г. Договор участия в долевом строительстве в системе гражданско-правовых договоров // Нотариус. 2007. N 2. С. 20.

Во-первых, Закон N 214-ФЗ содержит определение договора участия в долевом строительстве, позволяющее отграничить его от других договоров. Во-вторых, анализ определения договора участия в долевом строительстве позволяет выделить его самостоятельный предмет. В широком смысле речь идет о создании объекта долевого строительства в виде жилого или нежилого помещения и передаче этого объекта участнику долевого строительства. В-третьих, договор участия в долевом строительстве помимо предмета имеет ряд существенных условий: объект долевого строительства и срок его передачи; цена договора, срок и порядок ее уплаты; гарантийный срок. В-четвертых, особенностью договора участия в долевом строительстве выступает наличие императивных правил, связанных с обеспечением исполнения обязательства застройщика. М. В. Петрухин <40> дополнительно называет следующие признаки, позволяющие выделить договор участия в долевом строительстве в самостоятельный вид гражданско-правового договора. -------------------------------- <40> См.: Петрухин М. В. Понятие и признаки договора участия в долевом строительстве // Журнал российского права. 2010. N 3. С. 138 - 139.

В-пятых, особый субъектный состав. Если участником долевого строительства может выступать любой субъект гражданского права, обладающий право - и дееспособностью, то застройщиком может быть лишь юридическое лицо, имеющее в собственности или на праве аренды (субаренды) либо в предусмотренных Федеральным законом от 24 июля 2008 г. N 161-ФЗ "О содействии развитию жилищного строительства" <41> случаях на праве безвозмездного срочного пользования земельный участок и привлекающее денежные средства участников долевого строительства в соответствии с Законом N 214-ФЗ для строительства (создания) на этом земельном участке многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости, за исключением объектов производственного назначения, на основании полученного разрешения на строительство. -------------------------------- <41> Собрание законодательства РФ. 2008. N 30 (ч. 2). Ст. 3617.

В-шестых, участники данного договора преследуют разные цели. Для застройщика цель договора состоит в получении прибыли, образующейся за счет разницы между денежными средствами, полученными от участников долевого строительства на строительство (создание) многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости, и себестоимостью объекта долевого строительства, а для участника долевого строительства, как правило, в получении объекта долевого строительства в собственность. В-седьмых, договор участия в долевом строительстве и (или) уступка прав требования по нему подлежат государственной регистрации согласно Федеральному закону N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" <42>, этим исследуемый договор, например, отличается от договора подряда, в отношении которого не установлено требований о его государственной регистрации. -------------------------------- <42> См.: Федеральный закон "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1997. N 30. Ст. 3594.

Договор участия в долевом строительстве является двусторонним: одна сторона (застройщик) обязуется в установленный договором срок построить (создать) и передать другой стороне (участнику долевого строительства) объект долевого строительства. Данный договор также является синаллагматическим, так как исполнение застройщиком своих обязательств обусловлено исполнением участником долевого строительства обязательств по уплате обусловленной договором цены. Учитывая, что договор участия в долевом строительстве заключается при достижении между застройщиком и участником долевого строительства соглашения, выраженного в письменной форме, по которому застройщик обязуется построить объект недвижимости и передать его участнику долевого строительства, который, в свою очередь, обязуется принять и оплатить указанный объект, его можно отнести к группе консенсуальных договоров. В момент заключения договора у застройщика фактически отсутствует жилое помещение, являющееся предметом договора, а участник долевого строительства может внести сумму, подлежащую уплате, позднее, в установленные договором сроки <43>. Наличие соглашения в данном случае - это правовой минимум, при котором договор считается породившим правовые последствия <44>. -------------------------------- <43> См.: Тархова О. Ю. Договор долевого участия в строительстве как основание возникновения права собственности на жилое помещение: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Ростов-на-Дону, 2006. С. 18. <44> См.: Кияшко В. Реальные (консенсуальные) договоры в гражданском обороте // Право и экономика. 2004. N 5.

Договор участия в долевом строительстве надлежит квалифицировать и как возмездный договор. Возмездный характер договора участия в долевом строительстве также не вызывает сомнений, так как в определении договора, сформулированном законодателем, закреплена обязанность участника долевого строительства уплатить застройщику обусловленную договором цену. Как верно отметил Ф. Ю. Титов, анализируемый договор, безусловно, относится к числу возмездных <45>. -------------------------------- <45> См.: Титов Ф. Ю. Правовая характеристика договора участия в долевом строительстве как гражданско-правового договора // Аграрное и земельное право. 2011. N 10.

Проведенный анализ позволяет квалифицировать договор участия в долевом строительстве в качестве отдельного, самостоятельного вида гражданско-правового договора, который является двусторонним, синаллагматическим, консенсуальным и возмездным.

------------------------------------------------------------------

Название документа "Обзор практики рассмотрения федеральными арбитражными судами округов споров, связанных с антимонопольным законодательством (третий квартал 2012 года)" (Карасева С. Ю.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2012) Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫМИ АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ ОКРУГОВ СПОРОВ, СВЯЗАННЫХ С АНТИМОНОПОЛЬНЫМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ (ТРЕТИЙ КВАРТАЛ 2012 ГОДА)

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 28 декабря 2012 года

С. Ю. КАРАСЕВА

1. Суд признал правомерным включение в стоимость проездного билета в вагоне "СВ" в летний период стоимости питания в обязательном порядке с невозможностью отказа пассажиров от данной услуги, поскольку поезд сформирован так, что в его составе имелись как обычные вагоны, так и вагоны повышенной комфортности, а пассажиры имеют право приобрести билет в любой из вагонов по своему выбору (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 15.08.2012 по делу N А79-7399/2011).

ОАО "Федеральная пассажирская компания" обратилось с заявлением о признании недействительным решения УФАС. Решением суда требование удовлетворено. Апелляционный суд решение оставил без изменения. По мнению УФАС, суды неправильно истолковали п. 33 Правил оказания услуг по перевозкам на железнодорожном транспорте пассажиров, а также грузов, багажа и грузобагажа для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 02.03.2005 N 111, поскольку из данной нормы следует, что сервисное обслуживание должно предоставляться пассажиру только при его желании. Альтернативный по классу вагон без питания в поезде отсутствовал, так как был исключен из схемы поезда, следовательно, пассажирам навязывалось приобретение билетов именно в вагон с дополнительными услугами. Суды не исследовали функциональные, качественные характеристики, стоимость услуг по перевозке в вагонах категории "СВ", купе, плацкартных и общих вагонах, значительно различающихся как по стоимости, так и по качественным характеристикам, но сделали вывод об их взаимозаменяемости. На основании поступившей из прокуратуры информации УФАС осуществлена проверка в отношении железнодорожного вокзала г. Чебоксары на предмет соблюдения антимонопольного законодательства. В ходе проверки установлено, что согласно распоряжению ОАО "Федеральная пассажирская компания" от 24.03.2010 N 39р "Об утверждении схем составов пассажирских поездов формирования ОАО "Федеральная пассажирская компания" в 2010/2011 гг." утвержден состав фирменного поезда N 53/54 "Чувашия" по маршруту "Чебоксары - Москва" на осенне-зимний и летний периоды. В летний период поезд (от г. Канаша до г. Москвы) включает в себя 18 вагонов: плацкартные N 1 - 7, купейные N 11 - 16, "СВ" N 9, 10, а также вагон N 8, багажный вагон и вагон-ресторан. Вагон "СВ" N 9 является факультативным, имеет класс обслуживания "Бизнес-класс" и разделение купе по половому признаку пассажиров. В стоимость проездного билета включены дополнительные услуги, в том числе питание (согласно распоряжению ОАО "Федеральная пассажирская компания" от 21.12.2009 N 18р); в отношении вагона "СВ" N 10 стоимость питания в проездной билет не включается. При этом в летний период, с 30 мая по 30 сентября, из схемы поезда исключаются вагоны N 1, 2, 10, 13, 15, 16; вагон N 9 становится основным, а не факультативным. В стоимость проездного билета в вагоне "СВ" в летний период входит стоимость питания в обязательном порядке; от данной услуги пассажиры не могли отказаться. Таким образом, исключив с 30.05.2011 из схемы поезда вагон N 10 и сделав факультативный вагон N 9 основным, ОАО "Федеральная пассажирская компания" лишило пассажиров возможности приобретать билеты в вагоны "СВ" без стоимости питания. Придя к заключению о том, что включение в обязательном порядке в цену проездного билета стоимости дополнительной услуги в виде питания, увеличившей расходы пассажиров, является навязыванием невыгодных для них условий, Комиссия УФАС решением от 22.06.2011 признала эти действия нарушающими п. 3 ч. 1 ст. 10 ФЗ от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" в части злоупотребления доминирующим положением, повлекшим навязывание контрагентам условий договора, невыгодных для них и не относящихся к предмету договора. Суд, руководствуясь ст. 5, п. 3 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции, Правилами оказания услуг по перевозкам на железнодорожном транспорте пассажиров, а также грузов, багажа и грузобагажа для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 02.03.2005 N 111, пришел к выводу, что УФАС не доказало вменяемое обществу нарушение. Апелляционный суд руководствовался также ст. ст. 4, 22, 23, 29, 52 Закона о защите конкуренции, Положением о Федеральной антимонопольной службе, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 30.06.2004 N 331, ст. ст. 1, 2, 3, 8 ФЗ от 10.01.2003 N 17-ФЗ "О железнодорожном транспорте в РФ", ст. ст. 4, 6 ФЗ от 17.08.1995 N 147-ФЗ "О естественных монополиях", ст. 3 ФЗ от 10.01.2003 N 18-ФЗ "Устав железнодорожного транспорта РФ", п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 N 30 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства", Перечнем работ (услуг) субъектов естественных монополий в сфере железнодорожных перевозок, тарифы, сборы и плата в отношении которых регулируются государством, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 05.08.2009 N 643, Порядком предоставления пассажирам комплекса услуг, стоимость которых включается в стоимость проезда в вагонах повышенной комфортности, утвержденным Приказом Минтранса РФ от 09.07.2007 N 89. В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, в том числе следующие действия (бездействие): навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора (экономически или технологически не обоснованные и (или) прямо не предусмотренные федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента РФ, нормативными правовыми актами Правительства РФ, нормативными правовыми актами уполномоченных федеральных органов исполнительной власти или судебными актами требования о передаче финансовых средств, иного имущества, в том числе имущественных прав, а также согласие заключить договор при условии внесения в него положений относительно товара, в котором контрагент не заинтересован, и другие требования). Для квалификации действий хозяйствующего субъекта по данной статье необходимо, чтобы на соответствующем товарном рынке он занимал доминирующее положение, совершил действия (бездействие), характеризующиеся как злоупотребление этим положением, и это привело (создало угрозу) к ограничению конкуренции или ущемлению прав лиц. Суды установили, что ОАО "Федеральная пассажирская компания" создано согласно программе структурной реформы на железнодорожном транспорте и является дочерним предприятием ОАО "РЖД", занимающимся деятельностью в сфере железнодорожных пассажирских перевозок на дальнее сообщение. Доля ОАО "РЖД" в уставном капитале общества составляет 100%. В силу ч. 1 ст. 4 ФЗ от 17.08.1995 N 147-ФЗ "О естественных монополиях" железнодорожные перевозки относятся к естественной монополии. Доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта - субъекта естественной монополии на товарном рынке, находящемся в состоянии естественной монополии. На основании Приказа Федеральной службы по тарифам России от 27.05.2010 N 190-т ОАО "Федеральная пассажирская компания" включено в реестр субъектов естественной монополии на транспорте по осуществлению железнодорожных перевозок. Ссылка апелляционной инстанции на то, что общество включено в реестр субъектов естественной монополии исключительно по определенным видам деятельности, не влияет на правильность остальных выводов суда. Согласно п. 1 ст. 8 ФЗ от 10.01.2003 N 17-ФЗ "О железнодорожном транспорте в РФ" тарифы, сборы и плата, связанные с выполнением в местах общего пользования работ (услуг), относящихся к сфере естественной монополии, устанавливаются в соответствии с ФЗ "О естественных монополиях" и иными нормативными правовыми актами РФ. Тарифы, сборы и плата на железнодорожном транспорте, не регулируемые в соответствии с п. 1 этой статьи, устанавливаются на договорной основе и контролируются государством в соответствии с законодательством о конкуренции и об ограничении монополистической деятельности на товарных рынках (ч. 2 ст. 8 данного Закона). Перечень товаров (работ, услуг) субъектов естественных монополий, цены (тарифы) на которые регулируются государством, и Порядок государственного регулирования цен (тарифов) на эти товары (работы, услуги), включающий основы ценообразования и правила государственного регулирования и контроля, утверждаются Правительством РФ (ст. 6 данного Закона). Постановлением Правительства РФ от 05.08.2009 N 643 "О государственном регулировании и контроле тарифов, сборов и платы в отношении работ (услуг) субъектов естественных монополий в сфере железнодорожных перевозок" утвержден Перечень работ (услуг) субъектов естественных монополий в сфере железнодорожных перевозок, тарифы, сборы и плата в отношении которых регулируются государством, в соответствии с которым государственному тарифному регулированию подлежат услуги по перевозке пассажиров железнодорожным транспортом общего пользования во внутригосударственном сообщении (за исключением перевозок в вагонах категорий "СВ" и "купе"). Таким образом, тарифному регулированию подлежат услуги по перевозкам пассажиров в плацкартных и общих вагонах. В соответствии со ст. 3 Устава железнодорожного транспорта Правила оказания услуг по перевозкам пассажиров, а также грузов, багажа и грузобагажа для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, утверждаются Правительством РФ. Постановлением Правительства РФ от 02.03.2005 N 111 утверждены Правила, п. 33 которых предусмотрено, что в поезде дальнего следования, имеющем в составе вагоны повышенной комфортности, пассажиру предоставляется платное сервисное обслуживание, стоимость которого включается в стоимость проезда. При этом пассажиру, имеющему право бесплатного проезда или проезда со скидкой, в вагонах с 2-местными купе (СВ) и в вагонах с 4-местными купе такое сервисное обслуживание предоставляется при условии внесения соответствующей платы. Порядок предоставления пассажирам комплекса услуг, стоимость которых включается в стоимость проезда в вагонах повышенной комфортности, устанавливается Минтрансом РФ, а состав комплекса услуг определяется перевозчиком. Приказом Минтранса РФ от 09.07.2007 N 89 утвержден Порядок предоставления пассажирам комплекса услуг, стоимость которых включается в стоимость проезда в вагонах повышенной комфортности, в соответствии с которым информация об услугах, стоимость которых включается в стоимость проезда, предоставляемых в вагонах повышенной комфортности, бесплатно доводится перевозчиком до сведения пассажиров через средства массовой информации при оформлении проездных документов (билетов) и в вагонах повышенной комфортности с использованием настенных носителей информации, специальных информационных стендов и справочников (п. 2). При приобретении проездного документа (билета) пассажиром оплачивается стоимость проезда, в состав которой включается стоимость услуг, оказываемых в вагонах повышенной комфортности (п. 3). Предоставление питания пассажирам в вагонах повышенной комфортности осуществляется в соответствии с технологическими процессами предоставления гарантированного питания пассажирам в вагонах повышенной комфортности, определяемыми перевозчиком для каждого пассажирского поезда индивидуально с учетом графика его движения и продолжительности нахождения пассажиров в пути следования. Состав, количество и виды рационов питания, включаемых в комплекс услуг, предоставляемых пассажирам в вагонах повышенной комфортности, определяются перевозчиком (п. 4). Предоставление питания пассажирам в вагонах повышенной комфортности осуществляется в соответствии с требованиями санитарных правил и норм, утвержденных в установленном порядке. Доставка рационов питания пассажирам осуществляется работниками вагонов-ресторанов (вагонов-кафе) и (или) проводниками пассажирских вагонов повышенной комфортности непосредственно к местам размещения пассажиров в этих вагонах (п. 5). Для организации вегетарианского питания по желанию пассажиров обеспечивается замена блюд кулинарной продукции из овощей и фруктов (п. 6). Распоряжением общества от 26.05.2010 N 582-Р утвержден состав комплекса услуг, предоставляемых пассажирам в вагонах повышенной комфортности поездов дальнего следования формирования ОАО "Федеральная пассажирская компания", стоимость которых включена в стоимость проезда. Суды пришли к выводу, что законодатель предусмотрел право перевозчика предоставить пассажирам платное сервисное обслуживание, которое включается в цену проезда в поезде дальнего следования, имеющем в составе вагоны повышенной комфортности. Антимонопольный орган не указал норму, которая запрещала бы включать в стоимость проезда стоимость сервисного обслуживания в вагоне повышенной комфортности в фирменном поезде дальнего следования. Главное пассажирское управление МПС РФ и ВНИИ железнодорожного транспорта разработали Отраслевой стандарт ОСТ 32-24-93 "Стандартизация в обслуживании населения на железнодорожном транспорте. Требования к обслуживанию пассажиров в фирменных поездах" (утвержден и введен в действие указанием МПС РФ от 06.04.1993 N 71у). ОСТ 32-24-93 устанавливает требования к обслуживанию пассажиров в фирменных поездах и по подготовке составов фирменных поездов в рейс, является обязательным для всех предприятий и организаций, расположенных на территории РФ, независимо от форм собственности и подчиненности, осуществляющих подготовку и экипировку фирменных поездов в рейс, обслуживание в них пассажиров. Согласно п. 5.1.2 ОСТ 32-24-93 в составе фирменного поезда обязательно курсирование вагонов повышенной комфортности с предоставлением пассажирам платного сервисного обслуживания, стоимость которого включается в стоимость проезда. Поезд сформирован обществом таким образом, что в его составе имелись как обычные вагоны, так и вагоны повышенной комфортности, а пассажиры имеют право приобрести билет в любой из вагонов по своему выбору. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

2. Суд отказал в признании незаконным решения антимонопольного органа, поскольку управляющая компания неправомерно рассчитывала тариф за обслуживание лифтов, в соответствии с которым все ее затраты на обслуживание лифтов относились только на жильцов обслуживаемых многоквартирных домов (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 04.09.2012 N А69-2339/2011).

ООО "Управляющая компания "Жилсервис" обратилось с заявлением о признании недействительным решения УФАС. Решением суда требование удовлетворено. Апелляционный суд решение отменил, в удовлетворении требования отказал. Заявитель не согласен с выводом о доказанности установления его доминирующего положения на товарном рынке оказания услуг по техническому обслуживанию и текущему ремонту пассажирских и грузопассажирских лифтов; указал, что расходы на содержание и ремонт лифтового оборудования многоквартирных домов являются составной частью расходов на содержание общего имущества в многоквартирном доме; ссылался на Правила устройства и безопасности эксплуатации лифтов, утвержденные Постановлением Госгортехнадзора РФ от 16.05.2003 N 31. УФАС на основании поступившей от О. жалобы на действия ООО "УК "Жилсервис" по необоснованному взиманию платы за обслуживание лифта" и оплаты при обслуживании многоквартирного жилого дома было возбуждено дело по признакам нарушения ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции. Было установлено, что ООО "УК "Жилсервис" является доминирующим хозяйствующим субъектом на рынке оказания услуг по управлению многоквартирными домами (его доля составляет 71,32%); при расчете тарифа за обслуживание лифтов для населения оно необоснованно учитывает все понесенные им затраты на обслуживание лифтов, в том числе и при обслуживании лифтов, находящихся в зданиях других организаций, с которыми у него заключены договоры на техническое обслуживание; при расчете тарифа на обслуживание лифтов необоснованно учитываются транспортные расходы, которые понесены в связи с ежедневным выездом автотранспорта в целях проведения технического осмотра состояния лифтового хозяйства. Комиссией УФАС 31.08.2011 принято решение, которым ООО "УК "Жилсервис" признано нарушившим ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции, что выразилось в ущемлении интересов жильцов многоквартирных домов, оборудованных лифтами, путем необоснованного установления стоимости услуги по обслуживанию лифтового хозяйства. Ему предписано прекратить злоупотребление доминирующим положением на рынке оказания услуг по управлению многоквартирными домами и устранить допущенное нарушение. Суд первой инстанции исходил из недоказанности факта завышения тарифа по обслуживанию и ремонту лифтов путем включения в стоимость услуги транспортных расходов. Суд апелляционной инстанции исходил из того, что не представлено доказательств ведения отдельного бухучета хозяйственных операций по обслуживанию лифтов по договорам подряда, а также необоснования обществом использования при расчете тарифа для жильцов многоквартирных домов всех сумм понесенных затрат. Общество, являясь доминирующим хозяйствующим субъектом, неправомерно производило расчет тарифа за обслуживание лифтов для населения без учета общей площади обслуживаемых им помещений, включая в затраты транспортные расходы, которые не являлись необходимыми. В соответствии с ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц. Согласно п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 N 30 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства", запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц (ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции); суд или антимонопольный орган вправе признать нарушением антимонопольного законодательства и иные действия (бездействие), кроме установленных ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции, поскольку приведенный в данной части перечень не является исчерпывающим. На основании представленных доказательств суд апелляционной инстанции достоверно установил, что ООО "УК "Жилсервис" занимает доминирующее положение на рынке оказания услуг по управлению многоквартирными домами. Допущенное обществом нарушение выразилось в неправомерном расчете тарифа за обслуживание лифтов для населения, проживающего в многоквартирных домах. В силу ст. ст. 154, 155, 156, 158 ЖК РФ, п. 2 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме и Правил изменения размера платы за содержание и ремонт жилого помещения в случае оказания услуг и выполнения работ по управлению, содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13.08.2006 N 491, собственники жилых помещений в составе платы за помещение и коммунальные услуги оплачивают содержание общего имущества в многоквартирном доме, в том числе лифта. На обслуживании у общества находится 14 многоквартирных домов с лифтами (общей площадью 95835,5 кв. м), расчет затрат на 1 кв. м производился путем деления стоимости всех затрат общества на обслуживание лифтов на площадь обслуживаемого жилого фонда с лифтами. В то же время из материалов дела следует, что ООО "УК "Жилсервис" в качестве подрядчика заключены договоры на техническое обслуживание и ремонт лифтов с отдельными организациями и ТСЖ. При этом в материалах дела нет доказательств того, что обществом велся отдельный бухучет хозяйственных операций по обслуживанию лифтов по договорам подряда, который позволял бы разграничить расходы, понесенные им при обслуживании жилых домов и иных организаций по договорам подряда, а также обоснованность использования при расчете тарифа для жильцов многоквартирных домов всех сумм понесенных им затрат. При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции пришел к выводу о неправомерном расчете тарифа за обслуживание лифтов, в соответствии с которым все затраты общества на обслуживание лифтов относятся только на жильцов обслуживаемых многоквартирных домов. Общество не обосновало необходимость осуществления ежедневных выездов электромехаников на местонахождение лифтов и, соответственно, включение в затраты при расчете тарифа расходов на оплату транспортных услуг в данном размере. ФАС округа оставил постановление апелляционной инстанции без изменения.

3. Суд признал незаконным решение антимонопольного органа, поскольку повышение обществом розничных цен на бензин было вызвано объективными причинами (повышение оптовых цен на нефтепродукты), при определении розничной цены учитывались также затраты на транспортировку топлива, оплату электроэнергии, выплату зарплаты; действия общества в части периодичности и размера повышения цен на топливо отличались от действий других хозяйствующих субъектов, что свидетельствует об отсутствии согласованности между ними (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 20.07.2012 N А69-2214/2011).

ООО "Тыва-Ойл" обратилось с заявлением о признании недействительным решения УФАС. Решением суда требование удовлетворено. Апелляционный суд решение оставил без изменения. Решением УФАС от 15.09.2011 ООО "Тыва-Ойл" признано нарушившим п. 1 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции в связи с осуществлением согласованных действий с иными хозяйствующими субъектами по установлению и поддержанию цен на автомобильное топливо марки АИ-92 на территории г. Кызыла в период с 20.04.2011 по 08.05.2011. Нарушение выразилось в одновременном и до одинакового размера повышении цен на бензин марки АИ-92 им и другими хозяйствующими субъектами, осуществляющими розничную торговлю моторным топливом. Предписанием УФАС обязало ООО "Тыва-Ойл" прекратить нарушение антимонопольного законодательства в части совершения согласованных действий. Суды исходили из несоответствия решения в оспоренной части Закону о защите конкуренции и нарушения прав и законных интересов общества, посчитав, что УФАС не доказало наличие согласованных действий между ООО "Тыва-Ойл" и другими хозяйствующими субъектами по установлению и поддержанию цен на бензин. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции (в редакции, действовавшей на дату принятия решения УФАС) запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами или согласованные действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке, если такие соглашения или согласованные действия приводят или могут привести в том числе к установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат), наценок. Ст. 8 Закона о защите конкуренции установлено, что согласованными действиями хозяйствующих субъектов являются их действия на товарном рынке, удовлетворяющие совокупности следующих условий: результат таких действий соответствует интересам каждого из данных хозяйствующих субъектов только при условии, что их действия заранее известны каждому из них; действия каждого из них вызваны действиями иных хозяйствующих субъектов и не являются следствием обстоятельств, в равной мере влияющих на все хозяйствующие субъекты на соответствующем товарном рынке. Такими обстоятельствами, в частности, могут быть изменение регулируемых тарифов, изменение цен на сырье, используемое для производства товара, изменение цен на товар на мировых товарных рынках, существенное изменение спроса на товар в течение не менее чем одного года или в течение срока существования соответствующего товарного рынка, если такой срок составляет менее чем один год. В соответствии с п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 N 30 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства" при анализе вопроса о том, являются ли действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке согласованными (ст. 8 Закона о защите конкуренции), судам следует учитывать следующее: согласованность действий может быть установлена и при отсутствии документального подтверждения наличия договоренности об их совершении. Вывод о наличии одного из условий, подлежащих установлению для признания действий согласованными, а именно: о совершении таких действий было заранее известно каждому из хозяйствующих субъектов, может быть сделан исходя из фактических обстоятельств их совершения. Например, о согласованности действий, в числе прочих обстоятельств, может свидетельствовать тот факт, что они совершены различными участниками рынка относительно единообразно и синхронно при отсутствии на то объективных причин. Это не исключает право хозяйствующего субъекта на подтверждение отсутствия нарушения в виде согласованных действий. В связи с этим выводы судов о том, что повышение цен на бензин со стороны ООО "Тыва-Ойл" было вызвано объективными причинами и не связано с действиями других хозяйствующих субъектов, сделаны с учетом абз. 3 п. 2 Постановления Пленума N 30. УФАС указывает, что материалами дела подтверждается, что ООО "Тыва-Ойл", а также ООО "Юпитер" и 11 индивидуальных предпринимателей одновременно и до одинакового размера повысили цены на бензин марки АИ-92, что, по его мнению, свидетельствует о синхронности и формальной согласованности действий этих хозяйствующих субъектов. По мнению УФАС, они, повышая розничную цену на бензин, не имели на то объективных причин. Повышение обществом розничных цен на бензин марки АИ-92 было вызвано такими объективными причинами, как повышение оптовых цен на нефтепродукты, поставляемые предпринимателем М. в период с 20.04.2011 по 08.05.2011 по договору комиссии от 03.09.2007. При определении розничной цены учитывались также затраты, понесенные на транспортировку топлива, оплату электроэнергии, выплату зарплаты. Действия ООО "Тыва-Ойл" в части периодичности и размера повышения цен на топливо, как посчитали суды, отличались от действий других хозяйствующих субъектов, что также свидетельствует об отсутствии согласованности между ними. Кроме того, им не был получен финансовый результат, сопоставимый с результатами других субъектов. Согласно абз. 3 п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ N 30 (абзац введен Постановлением Пленума ВАС РФ от 14.10.2010 N 52) подтверждать отсутствие со стороны конкретного хозяйствующего субъекта нарушения в виде согласованных действий могут в том числе доказательства наличия объективных причин собственного поведения этого субъекта на товарном рынке и (или) отсутствия обусловленности его действий действиями иных лиц. Являются правильными выводы судов о необоснованной квалификации действий ООО "Тыва-Ойл" по п. 1 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

4. Суд признал незаконными решение и предписание антимонопольного органа, поскольку он не обосновал направленность совершенных обществом действий на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 05.07.2012 N А19-17836/2011).

ООО "СК "Ингосстрах-М" обратилось с заявлением о признании недействительными и отмене решения УФАС в части признания общества нарушившим ст. 14 Закона о защите конкуренции и предписания. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, требования удовлетворены частично: признаны незаконными решение и предписание, на УФАС возложена обязанность устранить допущенное нарушение прав и законных интересов общества; производство по делу в части требования об отмене решения УФАС в части признания общества нарушившим ст. 14 Закона о защите конкуренции и отмене предписания прекращено. УФАС считает, что суды неправильно истолковали ст. 940 ГК РФ, поскольку подпись страховщика является достаточным основанием для признания договора страхования заключенным; по его мнению, суды не учли, что ООО "СК "Ингосстрах-М" было известно о наличии у граждан ранее оформленных полисов ОМС ОАО "РОСНО-МС". По заявлению ОАО "РОСНО-МС" приказом УФАС от 13.05.2011 в отношении ООО "СК "Ингосстрах-М" возбуждено дело по признакам нарушения ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции. Решением УФАС от 04.07.2011 ООО "СК "Ингосстрах-М" признано нарушившим данную норму, поскольку совершило действия, признаваемые недобросовестной конкуренцией, а именно осуществило страхование неработающих граждан, имеющих действующие полисы ОАО "РОСНО-МС", при отсутствии заявлений о выборе или замене страховой медицинской организации, которые направлены на получение преимуществ при ведении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и могут причинить ущерб ОАО "РОСНО-МС". Предписанием от 04.07.2011 ООО "СК "Ингосстрах-М" предписано не допускать действий, признаваемых недобросовестной конкуренцией, в том числе неукоснительно соблюдать требования законодательства, определяющие, что обязательное медицинское страхование граждан осуществляется на основании заявлений застрахованных лиц о выборе (замене) страховой медицинской организации, также в срок до 10.08.2011 представить в УФАС доказательства исполнения предписания, а именно данные о количестве поступивших за период с момента получения данного предписания и до 01.08.2011 в адрес ООО "СК "Ингосстрах-М" заявлений застрахованных лиц о выборе (замене) страховой медицинской организации и количестве выданных полисов ОМС. Суды указали, что оформление гражданам полисов ОМС в отсутствие их заявлений не подтверждает факт заключения договоров страхования. Согласно ст. 4 Закона о защите конкуренции под конкуренцией понимается соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке (п. 7); недобросовестная конкуренция - любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству РФ, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации (п. 9). Ст. 14 Закона о защите конкуренции установлен запрет на недобросовестную конкуренцию. Судами установлено, что ООО "СК "Ингосстрах-М" и ОАО "РОСНО-МС" являются конкурентами на рынке оказания услуг ОМС на территории Иркутской области. ООО "СК "Ингосстрах-М" 28.01.2011 оформило полисы ОМС на трех граждан, застрахованных в ОАО "РОСНО-МС" и не обращавшихся с заявлениями о выборе или замене страховой компании. Сведения о страховании этих лиц в СК "Ингосстрах-М" оно представило в Фонд ОМС и в ОАО "РОСНО-МС". Суды со ссылкой на гл. 48 ГК РФ и законодательство об обязательном медицинском страховании пришли к выводу о недоказанности фактов заключения ООО "СК "Ингосстрах-М" с этими гражданами договоров ОМС и, как следствие, недоказанности нарушения им ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции. Однако эти выводы ошибочны, поскольку не соответствуют обстоятельствам дела. Как следует из оспариваемого решения, деяние, которое вменено УФАС в качестве нарушения ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции, выразилось не в заключении ООО "СК "Ингосстрах-М" с уже застрахованными иным страховщиком гражданами собственных договоров ОМС, а в совершении действий по осуществлению страхования неработающих граждан, имеющих действующие полисы ОАО "РОСНО-МС", при отсутствии заявлений о выборе или замене страховой медицинской организации. Между тем ошибочные выводы судов в данной части не влекут отмену судебных актов. Как следует из п. 9 ст. 4 Закона о защите конкуренции, одним из необходимых признаков недобросовестной конкуренции является направленность неконкурентных действий на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности. Судами установлено, что оформление ООО "СК "Ингосстрах-М" полисов ОМС данным гражданам и направление сведений об этом в Фонд ОМС и в ОАО "РОСНО-МС" допущены вследствие технической ошибки. Эта ошибка устранена немедленно после ее выявления посредством направления уточненных сведений в Фонд 03.02.2011 и в ОАО "РОСНО-МС" 14.02.2011. По сообщению Фонда, сведения о гражданах исключены из электронного регистра застрахованных лиц ООО "СК "Ингосстрах-М", финансирование за них получило ОАО "РОСНО-МС". При таких обстоятельствах, учитывая, что УФАС ни в оспариваемом решении, ни при рассмотрении спора в суде не обосновало направленность совершенных ООО "СК "Ингосстрах-М" действий на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, его решение и предписание незаконны. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

5. Суд признал принятие городской думой Правил санитарного содержания территорий нарушающим антимонопольное законодательство, поскольку исполнение Правил влечет создание неравных условий для осуществления деятельности управляющими компаниями, угрозу ограничения конкуренции (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 19.09.2012 N Ф03-3888/2012).

Дума г. Владивостока обратилась с заявлением о признании незаконным решения УФАС. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении требования отказано. 31.03.2011 думой принят и 05.04.2011 подписан главой г. Владивостока муниципальный правовой акт "Правила санитарного содержания территорий, организации уборки и обеспечения чистоты в городе Владивостоке". Согласно п. 3.8 Правил ответственность за надлежащее санитарное содержание прилегающих территорий возлагается на собственников, арендаторов либо пользователей зданий, помещений в зданиях, а также земельных участков в соответствии с приложением 2. В соответствии с п. 3.11 Правил размеры прилегающих территорий, определенные согласно приложению 2, включают в себя тротуары, зеленые насаждения, кюветы, другие территории, но ограничиваются дорожным бордюром, полотном дороги общего пользования, линией пересечения с прилегающей территорией другого юридического, физического лица. Линия пересечения двух прилегающих территорий проводится на равном расстоянии от соседних объектов. П. п. 8 и 9 приложения 2 определено, что размер прилегающих территорий для административных, производственных зданий, стационарных объектов торговли, жилых домов, расположенных на земельных участках, оформленных в установленном законом порядке, определяется в соответствии с кадастровым паспортом земельного участка. В остальных случаях размер прилегающей территории для административных, производственных зданий, жилых домов и земельных участков устанавливается в размере 50 м от фасада (ограждения) до дорожного бордюра дороги общего пользования, или 50 м по рельефу местности от фасада (ограждения), или до пересечения с границей соседней прилегающей территории. ООО "УК "Влад-Дом", ссылаясь на нарушение прав и законных интересов данным правовым актом, указав, что размер прилегающей территории оказался увеличенным в 2 раза по сравнению с ранее действовавшим правовым регулированием, и полагая, что администрация возлагает свои обязанности по содержанию территорий, собственником которых является, на управляющие компании, обратилось с жалобой в УФАС. По результатам проверки УФАС принято решение от 13.10.2011 о нарушении думой ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции, которое выразилось в принятии Правил санитарного содержания территорий, необоснованно возлагающих на предприятия, оказывающие услуги по санитарному содержанию многоквартирных домов, в том числе и на управляющие компании, дополнительные обязанности по организации и производству уборочных работ придомовых (прилегающих) территорий в размерах, определенных п. 8 приложения 2. Также УФАС выдано предписание от 14.10.2011 о внесении изменений в п. 8 приложения. Суды согласились с доводом думы о том, что организация благоустройства и озеленения территорий городского округа относится к компетенции органов местного самоуправления. Вместе с тем, применив ст. 210 ГК РФ, Правила содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 13.08.2006 N 491, ст. 16 ФЗ от 29.12.2004 N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса РФ", суды указали на возможность возложения обязанности по содержанию прилегающих к жилому дому территорий только в пределах земельного участка, необходимого для использования общего имущества многоквартирного дома. И, поскольку думой не приведено экономическое обоснование увеличения в 2 раза площади территории, подлежащей уборке собственниками помещений и управляющей компанией, что ведет к возникновению дополнительных обязанностей по содержанию территорий, не входящих в состав общего имущества, суды согласились с доводами УФАС о нарушении думой ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции. Согласно ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции федеральным органам исполнительной власти, органам государственной власти субъектов РФ, органам местного самоуправления, иным осуществляющим функции данных органов органам или организациям, а также государственным внебюджетным фондам, ЦБ РФ запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия). Для квалификации действий (бездействия), предусмотренных данной нормой, при установлении нарушения антимонопольного законодательства обязательны выявление фактических обстоятельств, подтверждающих последствия в виде ограничения конкуренции, создания определенных преимуществ и дискриминации на определенном товарном рынке, а также выявление причинной связи между принятым актом и (или) совершенными действиями и наступившими последствиями. Кроме того, правовое значение имеет и сама возможность наступления таких негативных последствий. Любые действия (бездействие), перечисленные в данной статье, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции, если только необходимость совершения таких действий (бездействия) прямо не предусмотрена федеральными законами, являются недопустимыми. Думе вменяется нарушение, выразившееся в необоснованном возложении на предприятия, оказывающие услуги по санитарному содержанию многоквартирных домов, дополнительных обязанностей по организации и производству уборочных работ придомовых территорий в размерах, определенных Правилами санитарного содержания территорий, что влечет ограничение конкуренции на данном рынке, поскольку ставит управляющие компании в неравные условия осуществления хозяйственной деятельности, зависящие от места нахождения многоквартирного дома, степени застройки территорий, количества собственников. Согласно подп. "е" п. 2 раздела I Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13.08.2006 N 491, в состав общего имущества, принадлежащего на праве общей долевой собственности собственникам помещений в многоквартирном доме, входит земельный участок, на котором расположен дом, в границах, определенных на основании данных государственного кадастрового учета, с элементами озеленения и благоустройства. Из ч. 5 ст. 16 ФЗ от 29.04.2004 N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса РФ" следует, что с момента формирования земельного участка и проведения его государственного кадастрового учета участок, на котором расположены многоквартирный дом и иные входящие в состав такого дома объекты недвижимого имущества, переходит бесплатно в общую долевую собственность собственников помещений в многоквартирном доме. При этом согласно ст. 36 ЖК РФ собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства и иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома объекты, расположенные на данном участке. Обязанность собственника (собственников) по содержанию принадлежащего ему имущества предусмотрена ст. 210 ГК РФ. Вместе с тем в случае, если земельный участок не сформирован и не поставлен на кадастровый учет, собственники помещений в многоквартирном доме вправе владеть и пользоваться этим участком в той мере, в какой это необходимо для эксплуатации ими дома, и, соответственно, исполнять обязанность по содержанию прилегающей к жилому дому территории в пределах земельного участка, необходимого для использования общего имущества многоквартирного дома. П. п. 8 и 9 приложения 2 установлен размер прилегающих территорий для административных, производственных зданий, стационарных объектов торговли, жилых домов, расположенных на земельных участках, который определяется в соответствии с кадастровым паспортом участка, а в иных случаях - в размере 50 м от фасада (ограждения) до дорожного бордюра дороги общего пользования, или 50 м по рельефу местности от фасада (ограждения), или до пересечения с границей соседней прилегающей территории. Однако дума, возлагая бремя содержания участка в указанном размере на управляющие компании и собственников многоквартирных домов, не привела нормативное обоснование определения данного размера как территории участка, необходимого для использования общего имущества многоквартирного дома, а также не представила экономическое обоснование установленного размера и необходимости его увеличения по сравнению с ранее определенным размером. Поскольку исполнение Правил влечет создание неравных условий для осуществления деятельности управляющими компаниями, угрозу ограничения конкуренции, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для признания недействительным решения УФАС. Довод о том, что УФАС, принимая решение в отношении нормативного правового акта, превысило предоставленные Законом о защите конкуренции полномочия, отклонен как противоречащий ст. ст. 22 и 23 Закона о защите конкуренции. В Определении Конституционного Суда РФ от 03.04.2012 N 630-О указано, что согласно подп. "а" п. 3 ч. 1 ст. 23 Закона о защите конкуренции антимонопольный орган вправе выдавать федеральным органам исполнительной власти, органам исполнительной власти субъектов РФ, органам местного самоуправления и иным указанным в Законе органам или организациям обязательные для исполнения предписания об отмене или изменении как индивидуальных (ненормативных), так и нормативных актов, нарушающих антимонопольное законодательство. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

6. Суд признал незаконным решение антимонопольного органа, поскольку существование изолированной модели взаимоотношений между единственным на территории края сахарным комбинатом, специализирующимся на выпуске сахара-песка и сахара-рафинада исключительно из импортного тростника, единственным поставщиком которого на условиях давальческого сырья является общество, не является доказательством его доминирующего положения на данном рынке (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 24.08.2012 N Ф03-3168/2012).

ООО "Компания "Грасп" обратилось с заявлением о признании незаконным решения УФАС. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, требования удовлетворены со ссылкой на недоказанность доминирующего положения ООО "Компания "Грасп" вследствие нарушения порядка проведения анализа рынка. УФАС проведена выездная внеплановая проверка ООО "Компания "Грасп" на предмет соблюдения требований антимонопольного законодательства и законодательства о торговой деятельности, результаты которой отражены в акте от 19.01.2011. В целях установления или отсутствия доминирующего положения ООО "Компания "Грасп" на рынке оптовой реализации сахара-песка на территории Приморского края 27.06.2011 УФАС подготовило аналитический отчет, в котором установило, что в течение 2009 и 2010 гг. общество занимало доминирующее положение на рынке услуг по оптовой реализации сахара-песка в крае. 26.07.2011 УФАС вынесено решение о признании общества нарушившим п. 10 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции в части установления монопольно высокой (оптовой отпускной) цены на сахар-песок, реализуемый им в Приморском крае за период с 01.08.2010 по 30.09.2010. Согласно ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, в том числе установление, поддержание монопольно высокой или монопольно низкой цены товара. Для целей применения данной статьи подлежит установлению следующее: занятие хозяйствующим субъектом доминирующего положения на товарном рынке; осуществление действий, как прямо установленных этой нормой, так и иных (поскольку приведенный этой нормой перечень таких последствий не является исчерпывающим); наступление (или угроза наступления) последствий в виде недопущения, ограничения, устранения конкуренции или ущемления интересов других лиц; причинно-следственная связь между действиями субъекта и указанными последствиями. В силу ст. 5 Закона о защите конкуренции доминирующим положением признается положение хозяйствующего субъекта, доля которого на рынке определенного товара превышает 50%. Исключением из этого правила являются хозяйствующие субъекты - субъекты естественной монополии на товарном рынке, находящемся в состоянии естественной монополии, доминирующее положение которых презюмируется (не подлежит доказыванию). Определение границ рынка и расчет доли, занимаемой на нем хозяйствующим субъектом, производятся в соответствии с Порядком проведения анализа конкуренции на товарном рынке, утвержденным Приказом ФАС России от 28.04.2010 N 220. УФАС определило долю ООО "Компания "Грасп" на рынке оптовой реализации сахара в границах Приморского края в 2010 году в размере более 35%. Вместе с тем анализ и оценка состояния конкурентной среды на рынке услуг по оптовой реализации не соответствуют требованиям Порядка, содержат общие сведения, имеют противоречия и не содержат достоверных оценок. Относительно оптового рынка суд указал, что фактически значимый товарный рынок не определен, доминирующее положение на оптовом рынке УФАС не исследовано, а негативные последствия для оптового рынка в решении УФАС отсутствуют. Существование изолированной модели взаимоотношений между единственным на территории края сахарным комбинатом, специализирующимся на выпуске сахара-песка и сахара-рафинада исключительно из импортного тростника, единственным поставщиком которого на условиях давальческого сырья является ООО "Компания "Грасп", как указали суды, не является доказательством его доминирующего положения на данном рынке. Утверждение о том, что доля ООО "Компания "Грасп" на рынке оптовой реализации сахара составляет более 35% при отсутствии в аналитическом отчете расчета доли ООО "Компания "Грасп" в объеме рынка, является необоснованным. Суды также пришли к выводу, что УФАС не выявило и фактов экономической необоснованности расходов, повлиявших на формирование цены, которые можно оценивать как злоупотребление доминирующим положением применительно к приведенным положениям антимонопольного законодательства и ст. 10 ГК РФ. Позиция судов соответствует позиции ВАС РФ, изложенной в Постановлении Пленума от 30.06.2008 N 30 (ред. от 14.10.2010). Избранные в данном случае УФАС меры антимонопольного реагирования не отвечают целям Закона о защите конкуренции. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

7. Суд признал недействительными решение и предписание антимонопольного органа, поскольку он не представил доказательств нарушения авиакомпанией порядка ценообразования при формировании тарифов (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 01.10.2012 по делу N А45-2665/2011).

ОАО "Авиакомпания "Сибирь" обратилось с заявлением о признании недействительными решения и предписания УФАС. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, требования удовлетворены. УФАС указывает на нарушение обществом в спорный период ограничений по уровню рентабельности при формировании свободных тарифов, связанных с перевозкой пассажиров воздушным транспортом, предусмотренных п. 1 Временного порядка установления и регулирования тарифов на перевозки пассажиров и связанные с ними работы и услуги на внутренних воздушных линиях, утвержденного Роскомцен N 01-55/306-15, Минтрансом РФ N 1-ц 19.02.1993, который не отменен в установленном порядке и является действующим. Также УФАС ссылается на Правила формирования и применения тарифов на регулярные воздушные перевозки пассажиров и багажа, взимания сборов в области гражданской авиации, утвержденные Приказом Минтранса РФ от 25.09.2008 N 155, которые, по его мнению, не позволяют авиаперевозчику, занимающему доминирующее положение на рынке, устанавливать тариф произвольно, без экономического обоснования. Кроме того, УФАС ссылается на ч. 3 ст. 64, ст. 103 Воздушного кодекса РФ, ст. 790 ГК РФ, которые предусматривают установление платы за воздушные перевозки пассажиров перевозчиком. При этом УФАС указывает на формирование тарифа на воздушные перевозки пассажиров по маршрутам "Новосибирск - Владивосток", "Владивосток - Новосибирск" без определения уровня их рентабельности, без определения их экономически обоснованной себестоимости, приводя сведения по данному маршруту, выполняемые другими авиакомпаниями с нормальными тарифами экономического класса. Решением УФАС от 02.02.2011 ОАО "Авиакомпания "Сибирь", занимающее доминирующее положение с долей свыше 50% на рынке регулярных перевозок пассажиров воздушным транспортом по маршруту "Новосибирск - Владивосток - Новосибирск" в период 2009 года и январь - август 2010 года, признано нарушившим ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции путем установления тарифов экономического класса на регулярную по данному маршруту перевозку пассажиров воздушным транспортом с нарушением порядка, установленного п. 1 Временного порядка, п. 7 Постановления Правительства РФ от 17.09.1992 N 724 "О государственном регулировании цен на энергоресурсы, другие виды продукции и услуги": без определения их экономически обоснованной себестоимости с учетом предельного уровня рентабельности (не более 20%); установления необоснованно высоких тарифов экономического класса, не имеющих ограничений по условиям использования, на регулярную по этому маршруту перевозку пассажиров воздушным транспортом относительно нормальных тарифов экономического класса, установленных другими авиакомпаниями на этом маршруте. На основании решения УФАС обществу выдано предписание от 02.02.2011 о совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции: приведение тарифов экономического класса на регулярную перевозку пассажиров воздушным транспортом по маршруту "Новосибирск - Владивосток - Новосибирск" в части их формирования в соответствие с п. 1 Временного порядка, п. 7 Постановления N 724. Суды исходили из того, что законодательство не содержит требования о предельном уровне рентабельности, который может быть заложен авиаперевозчиком при формировании тарифов на перевозку пассажиров воздушным транспортом, в связи с чем пришли к выводу о недоказанности факта нарушения ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции, повлекшего нарушение прав и законных интересов пассажиров. Согласно ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц. Основанием для принятия решения УФАС явился вывод об установлении тарифов экономического класса с нарушением норм, которыми был установлен с 01.01.1993 предельный уровень рентабельности при формировании свободных тарифов на перевозки пассажиров воздушным транспортом и связанные с ними работы и услуги в размере 20% к себестоимости. Во исполнение Указа Президента РФ от 28.02.1995 N 221 "О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)" Правительством РФ принято Постановление от 07.03.1995 N 239 "О мерах по упорядочению государственного урегулирования цен (тарифов)", п. 1 которого утверждены перечни продукции производственно-технического назначения, товаров народного потребления и услуг, на которые осуществляется государственное регулирование цен (тарифов) на внутреннем рынке РФ. П. 7 Постановления N 239 установлено, что не применяется государственное регулирование цен (тарифов), надбавок для всех хозяйствующих субъектов независимо от их фиксированных цен, предельных цен, надбавок, предельных коэффициентов изменений цен, предельного уровня рентабельности, декларирования повышения цен на все виды продукции, товаров и услуг, кроме продукции, товаров и услуг, предусмотренных п. 1 Постановления. Перечень видов продукции, товаров и услуг, предусмотренных п. 1 Постановления N 239, на которые осуществляется государственное регулирование, был дополнен такими видами авиационной деятельности, как аэронавигационное обслуживание воздушных судов на маршрутах и в районах аэродромов; обслуживание воздушных судов, пассажиров и грузов в аэропортах; перевозки пассажиров и багажа на местных авиалиниях; перевозки грузов, пассажиров и багажа воздушным транспортом в районах Крайнего Севера. Из данных норм следует, что с 07.03.1995 к иным видам авиационной деятельности, в том числе и к воздушным перевозкам по внутрироссийским и международным авиалиниям, которые осуществляет общество, государственное регулирование цен (тарифов) на пассажирские перевозки отменено. В настоящее время правовые основы использования воздушного пространства РФ и деятельности в области авиации установлены Воздушным кодексом РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 64 Воздушного кодекса РФ (в редакции ФЗ от 22.08.2004 N 122-ФЗ) Правила формирования и применения тарифов, взимания сборов в области гражданской авиации, а также Правила продажи билетов, выдачи грузовых накладных и других перевозных документов устанавливаются уполномоченным органом в области гражданской авиации. Плата за воздушные перевозки пассажиров, багажа, грузов и почты устанавливается перевозчиками (ч. 3 ст. 64). Согласно п. 30 Приказа Минтранса РФ от 28.06.2007 N 82 "Об утверждении Федеральных авиационных правил "Общие правила воздушных перевозок пассажиров, багажа, грузов и требования к обслуживанию пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей" провозная плата определяется на основе установленной перевозчиком денежной суммы за перевозку пассажиров и (или) багажа, груза между двумя пунктами маршрута перевозки или комбинации тарифов от аэропорта, из которого начинается перевозка пассажира, багажа, груза согласно договору воздушной перевозки пассажира, договору воздушной перевозки груза, до аэропорта назначения, сборов, предусмотренных Правилами формирования и применения тарифов на регулярные воздушные перевозки пассажиров и багажа, взимания сборов в области гражданской авиации, утвержденными Приказом Минтранса РФ от 25.09.2008 N 155. В этих Правилах, действующих с 13.02.2009, отсутствуют требования о предельном уровне рентабельности, который может быть заложен авиаперевозчиком при формировании тарифа на авиаперевозку пассажиров. При таких обстоятельствах суды указали, что выводы УФАС об установлении обществом тарифов с нарушением п. 1 Временного порядка, п. 7 Постановления N 724 не нашли своего подтверждения, то есть являются ошибочными. Обращение гражданки К. с заявлением в адрес Президента РФ не может являться доказательством нарушения ее прав как потребителя действиями общества. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

8. Суд признал правомерным привлечение к ответственности по ст. 14.31 КоАП РФ, поскольку ОАО "РЖД" установило порядок выдачи грузов в контейнерах, предусматривающий обязательное предварительное заполнение грузополучателем уведомления на получение груза в контейнере, не установленного и не утвержденного действующим законодательством (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 14.09.2012 по делу N А67-5628/2011).

ОАО "РЖД" обратилось с заявлением о признании незаконным и отмене постановления УФАС о назначении наказания в виде штрафа в размере 169353 руб. за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 14.31 КоАП РФ. Решением суда в удовлетворении требований отказано. Апелляционный суд решение отменил в части, признал постановление незаконным и изменил в части размера штрафа, взыскав штраф в размере 100000 руб., в остальной части решение оставил без изменения. УФАС 23.06.2011 принято решение о признании ОАО "РЖД" нарушившим абз. 1 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции в результате понуждения хозяйствующих субъектов оформлять не предусмотренный законодательством документ для получения груза в контейнере. УФАС указало, что нарушение выразилось в установлении ОАО "РЖД" порядка выдачи грузов в контейнерах, предусматривающего обязательное предварительное заполнение грузополучателем уведомления на получение груза в контейнере и согласование его у руководителя Томской городской товарной станции. При этом бланк уведомления действующим законодательством не установлен и не утвержден. УФАС вынесено постановление о признании ОАО "РЖД" виновным в совершении правонарушения и о наложении штрафа в размере 169353 руб. Суд первой инстанции исходил из наличия в действиях ОАО "РЖД" нарушения антимонопольного законодательства и состава правонарушения, предусмотренного ст. 14.31 КоАП РФ, а также соблюдения УФАС порядка привлечения к ответственности. Апелляционный суд согласился с решением суда по существу правонарушения, однако указал, что расчет штрафа за правонарушение, выявленное в 2011 году, исходя из выручки ОАО "РЖД" за 2009 год является неверным. Ст. 14.31 КоАП РФ предусмотрена ответственность за совершение занимающим доминирующее положение на товарном рынке хозяйствующим субъектом действий, признаваемых злоупотреблением доминирующим положением и недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством РФ, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния. В соответствии с ч. 1 ст. 4 ФЗ от 17.08.1995 N 147-ФЗ "О естественных монополиях" железнодорожные перевозки относятся к сфере деятельности субъектов естественных монополий. В силу ч. 2 ст. 4 данного Закона в соответствии с реализуемой по решению Правительства РФ демонополизацией рынка железнодорожных перевозок осуществляется переход от регулирования деятельности субъектов естественных монополий в сфере железнодорожных перевозок к регулированию деятельности субъектов естественных монополий в сфере предоставления услуг по использованию инфраструктуры железнодорожного транспорта общего пользования. Приказом Федеральной службы по тарифам от 29.12.2004 N 435-т ОАО "РЖД", осуществляющее деятельность в сфере оказания услуг железнодорожных перевозок и услуг по использованию инфраструктуры железнодорожного транспорта общего пользования, включено в Реестр субъектов естественных монополий на транспорте, в отношении которых осуществляются государственное регулирование и контроль. В силу ч. 5 ст. 5 Закона о защите конкуренции доминирующим положением признается положение хозяйствующего субъекта - субъекта естественной монополии на товарном рынке, находящемся в состоянии естественной монополии. П. п. 3, 10 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции запрещены действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, в том числе следующие действия (бездействие): навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора (экономически или технологически не обоснованные и (или) прямо не предусмотренные федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента РФ, нормативными правовыми актами Правительства РФ, нормативными правовыми актами уполномоченных федеральных органов исполнительной власти или судебными актами требования о передаче финансовых средств, иного имущества, в том числе имущественных прав, а также согласие заключить договор при условии внесения в него положений относительно товара, в котором контрагент не заинтересован, и другие требования); нарушение установленного нормативными правовыми актами порядка ценообразования. Судом установлено, что решением арбитражного суда от 21.11.2011 решение управления от 23.06.2011 признано законным. В силу ч. 2 ст. 69 АПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. Суды указали, что ОАО "РЖД" установлена процедура выдачи контейнеров, предусматривающая обязательное заполнение грузополучателем документа - уведомления на имя начальника Кемеровской механизированной дистанции ПРР и КО - и получение на нем согласования на вывоз контейнеров у руководителя Томской городской товарной станции, бланк которого в законодательном порядке не установлен. В связи с этим УФАС пришло к обоснованному выводу, что данные действия являются нарушением ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции, поскольку вынуждают грузополучателей затрачивать дополнительное время на заполнение и согласование данного документа, этим усложняется процесс получения груза в контейнере. Исходя из п. п. 4, 5.6, 7, 7.8, 33 Правил выдачи грузов на железнодорожном транспорте, утвержденных Приказом МПС РФ от 18.06.2003 N 29, Приказа МПС РФ от 17.11.2003 N 72 "Об утверждении порядка ведения приемо-сдаточных актов на железнодорожном транспорте", суды указали, что для вывоза груза со станции грузополучатель предъявляет накладную с отметкой о внесении всех причитающихся платежей и приемо-сдаточный акт, который является документом, подтверждающим факт выдачи груза в контейнере грузополучателю. Оформление каких-либо иных документов, в том числе уведомлений на имя руководителя перевозчика о том, что контейнер с грузом, прибывший в адрес грузополучателя, будет вывезен с территории перевозчика, ни указанными Правилами и Приказом, ни иными нормативными правовыми актами не предусмотрено. Принимая во внимание то, что в основу дела об административном правонарушении положены обстоятельства, указанные в решении УФАС, признанные законными вступившими в силу судебными актами, и учитывая, что суды установили злоупотребление ОАО "РЖД" доминирующим положением на рынке железнодорожных перевозок, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о наличии в его действиях состава правонарушения, предусмотренного ст. 14.31 КоАП РФ. Суд апелляционной инстанции правомерно пришел к выводу, что позиция УФАС о применении при расчете штрафа выручки ОАО "РЖД" за 2009 год, предшествующий году фактического нарушения им Закона о защите конкуренции (с 16.09.2010 по 15.03.2011), поддержанная судом первой инстанции, основана на неверном применении норм права. В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 3.5 КоАП РФ расчет штрафа производится от выручки правонарушителя за календарный год, предшествующий году, в котором было выявлено правонарушение, либо за предшествующую дате его выявления часть календарного года, в котором было выявлено правонарушение, если правонарушитель не осуществлял деятельность по реализации товара (работы, услуги) в предшествующем календарном году. Исходной базой для исчисления УФАС санкции послужила выручка ОАО "РЖД" от оказания услуг по выдаче контейнеров за 2009 год, сведения о которой были истребованы им у ОАО "РЖД" определением от 11.07.2011. Согласно правовой позиции ВАС РФ, изложенной в Постановлении Президиума от 13.12.2011 N 11132/11, приказ антимонопольного органа о возбуждении дела по признакам нарушения антимонопольного законодательства свидетельствует о выявлении им правонарушения. В данном случае дело о нарушении антимонопольного законодательства возбуждено на основании приказа УФАС от 28.04.2011, то есть правонарушение выявлено в 2011 году. Соответственно, при определении суммы штрафа следовало руководствоваться данными о сумме выручки за 2010 год, поскольку он является годом, предшествующим году выявления правонарушения (п. 3 ч. 1 ст. 3.5 КоАП РФ). Согласно п. 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" суд, установив отсутствие оснований для применения конкретной меры ответственности и руководствуясь ч. 2 ст. 211 АПК РФ, принимает решение о признании незаконным и об изменении оспариваемого постановления в части назначения наказания. В таком случае в резолютивной части решения указывается мера ответственности, назначенная судом с учетом указанных обстоятельств. В суде апелляционной инстанции представители сторон не смогли назвать сумму выручки за 2010 год и представить соответствующие документы. В материалах дела также отсутствуют сведения о выручке ОАО "РЖД" от оказания данных услуг в 2010 году. Поэтому суд апелляционной инстанции назначил штраф в твердой сумме в минимальном размере штрафных санкций, указанной в ст. 14.31 КоАП РФ, что составляет 100000 руб. (в редакции, действующей в тот период). Руководствуясь п. 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 N 10, суды не установили оснований для применения ст. 2.9 КоАП РФ. Согласно п. 18.1 Постановления Пленума (в редакции Постановления Пленума от 10.11.2011 N 71) оценка вывода судов первой и (или) апелляционной инстанций о наличии или отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям исходя из совершенного лицом правонарушения и, как следствие, о возможности или невозможности квалификации такого правонарушения как малозначительного с учетом ст. ст. 286 и 287 АПК РФ не входит в компетенцию суда кассационной инстанции. ФАС округа оставил постановление апелляционной инстанции без изменения.

9. Суд признал недействительным решение антимонопольного органа, поскольку в платежных документах содержались необходимые сведения относительно управляющих организаций, при этом включение в них дополнительной информации в виде штрих-кодов действующим законодательством не запрещено (Постановление ФАС Московского округа от 13.08.2012 по делу N А40-107229/11-147-952).

ОАО "Сбербанк России" обратилось с заявлением о признании недействительным решения УФАС. Решением суда требование удовлетворено. Апелляционный суд решение изменил, признав решение УФАС недействительным в части выводов, касающихся констатации нарушений со стороны банка. В УФАС поступили обращения граждан Б. и Х. по факту ограничения выбора организации для оплаты жилищно-коммунальных услуг, что послужило основанием для возбуждения дела. Из обращений следует, что невозможность оплаты ЖКУ в выбранной плательщиками организации обусловлена отсутствием в квитанциях банковских реквизитов поставщиков ЖКУ. Решением УФАС от 29.08.2011 ОАО "Сбербанк России", ОАО "Банк "Возрождение", ЗАО "Русский строительный банк", ОАО "АКБ "Росбанк", ООО "ИРЦ "Дубна" признаны нарушившими ч. 2 ст. 11 Закона о защите конкуренции в части заключения соглашений, которые привели к ограничению конкуренции. В связи с добровольным устранением выявленных нарушений в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 48 Закона о защите конкуренции рассмотрение дела прекращено. Суды первой и апелляционной инстанций с учетом ст. ст. 22 и 44 Закона о защите конкуренции и Положения о ФАС России, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 30.06.2004 N 331, установили полномочия антимонопольной службы по контролю за соблюдением антимонопольного законодательства, в частности на возбуждение и рассмотрение дел о нарушениях антимонопольного законодательства. ОАО "Сбербанк России" вменяется нарушение ч. 2 ст. 11 Закона о защите конкуренции, согласно которому запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами или иные согласованные действия хозяйствующих субъектов, если такие соглашения или согласованные действия приводят или могут привести к ограничению конкуренции. Из решения УФАС следует, что в качестве нарушения рассматривается заключение между ОАО "Сбербанк России" и ООО "Информационно-расчетный центр "Дубна" договора о приеме платежей физических лиц в валюте РФ от 08.04.2005 N 244/02, в рамках которого банк принимал обязательства по приему платежей на основании платежного документа, действующего в ООО "ИРЦ "Дубна", с использованием штрихкодовой информации. Принятый платеж разбивался кассиром по услугам в соответствии со штрих-кодами, указанными в квитанции (например, за ЖКУ, за электричество, за газ, за добровольное страхование жилья, за антенну). В ходе рассмотрения дела установлено и не оспаривается сторонами, что данные выше платежные документы не содержали банковских реквизитов иных поставщиков услуг (например, ГУП МО "Мособлгаз", ООО "Телесеть+"), за исключением реквизитов управляющих компаний. По мнению УФАС, ввиду отсутствия в платежном документе, изготовленном ООО "ИРЦ "Дубна" с применением штрихкодовой технологии, банковских реквизитов всех поставщиков услуг, кредитные организации, не использующие доступа к системе штрих-кодов в рамках заключенных с ООО "ИРЦ "Дубна" договоров, не имели возможности оказывать гражданам банковские услуги, необходимые для оплаты ЖКУ. Между тем судами установлено, что в силу ч. ч. 4 и 7 ст. 155 ЖК РФ, п. 3 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам (утв. Постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 N 307) оплата за коммунальные услуги и им сопутствующие услуги должна производиться управляющей организации, а не поставщикам услуг (ресурсоснабжающим организациям), в связи с чем на основании п. 38 Правил в платежном документе требовалось указание только наименования и реквизитов управляющей организации (исполнителя). В платежных документах необходимые сведения относительно управляющих организаций содержались, при этом включение в них дополнительной (вспомогательной) информации в виде штрих-кодов действующим законодательством не запрещено. Кроме того, суды указали на непредставление УФАС доказательств невозможности и (или) затруднительности оказания услуг по приему платежа по платежным документам с использованием штрих-кодов иными кредитными организациями в г. Дубна в связи с отсутствием реквизитов ресурсоснабжающих организаций. Обязанность по представлению доказательств наличия таких ограничений, в том числе создания реальной угрозы конкуренции на рынке оказания гражданам банковских услуг по оплате ЖКУ, в силу ч. 1 ст. 65 и ч. 5 ст. 200 АПК РФ возложена на государственный орган, принявший оспариваемый акт, то есть на УФАС. Суд кассационной инстанции согласился с апелляционным судом в необходимости изменения решения суда первой инстанции в части признания недействительным решения УФАС применительно к нарушениям ОАО "Сбербанк России", поскольку заявителем по делу выступает только этот банк, а иные организации с самостоятельными требованиями о признании недействительным решения УФАС не обращались. ФАС округа оставил постановление апелляционной инстанции без изменения.

10. Суд признал незаконным решение антимонопольного органа, поскольку им не представлено доказательств нарушения оператором сотовой связи порядка заключения договоров на оказание услуг связи, так как им исполнена обязанность по предоставлению абонентам всей необходимой информации и полного комплекта документов (Постановление ФАС Поволжского округа от 16.08.2012 по делу N А65-17481/2011).

ОАО "МТС" обратилось с заявлениями о признании незаконными решения, предписания и постановления УФАС. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, требования удовлетворены. В УФАС поступили заявления граждан Б. и В., из которых следует, что ОАО "МТС" навязывает своим абонентам дополнительные платные услуги, а именно услугу "GOOD'OK", без уведомления абонента; условия об отказе от дополнительной услуги нигде не прописаны, в точке покупки SIM-карты доверенности и дилерское соглашение не представили. Решением УФАС от 01.06.2011 ОАО "МТС" признано нарушившим ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции, вынесено предписание о прекращении нарушения. УФАС вынесено постановление от 31.10.2011 о наложении штрафа по делу о привлечении ОАО "МТС" к ответственности по ч. 1 ст. 14.33 КоАП РФ в виде штрафа в сумме 100000 руб. Согласно п. 1 ст. 44 ФЗ от 07.07.2003 N 126-ФЗ "О связи" на территории РФ услуги связи оказываются операторами связи пользователям услугами связи на основании договора об оказании услуг связи, заключаемого в соответствии с гражданским законодательством и Правилами оказания услуг связи. Оказание услуг подвижной связи регулируется Правилами, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 25.05.2005 N 328. В соответствии с п. п. 14 и 15 Правил договор на оказание услуг подвижной связи является возмездным и заключается в письменной форме. Подп. "б" п. 25 Правил установлена обязанность оператора связи предоставлять необходимую для заключения и исполнения договора информацию. Эта информация на русском языке в наглядной и доступной форме бесплатно доводится до сведения абонентов в местах работы с абонентами. В силу ст. 4 Закона о защите конкуренции под недобросовестной конкуренцией понимаются любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству РФ, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации. По мнению УФАС, действия ОАО "МТС", выразившиеся в выставлении на продажу SIM-карт с услугой "GOOD'OK", направлены на получение преимуществ по отношению к конкурентам, работающим на рынке того же товара, в связи с облегченной процедурой предоставления в пользование SIM-карт (тем самым ОАО "МТС" может увеличить клиентскую базу), без Правил оказания услуг связи МТС, являющихся неотъемлемой частью договора о предоставлении услуг связи МТС, без тарифных планов, где указаны стоимость услуги "GOOD'OK", включенной в первоначальный пакет, и порядок ее отключения, противоправны и содержат признаки недобросовестной конкуренции. ОАО "МТС" ссылается на то, что договоры на оказание услуг связи от его имени и по поручению на основании договоров коммерческого представительства заключают коммерческие представители. Из типового договора коммерческого представительства ОАО "МТС" следует, что коммерческий представитель при заключении абонентского договора должен руководствоваться соответствующим порядком заключения абонентских договоров, включающим в себя предоставление для ознакомления текста абонентского договора, информации по тарифным планам, передачу абоненту экземпляра Правил оказания услуг подвижной радиотелефонной связи МТС, а также должен предоставлять иную информацию об ОАО "МТС" и об услугах. Из типового договора о предоставлении услуг связи МТС следует, что при подписании этого договора абонент подтверждает свое ознакомление и выражает безусловное согласие с Правилами оказания услуг связи МТС, являющимися неотъемлемой частью договора; данные Правила и условия тарифного плана абоненту известны и понятны; тарифный план абонентом получен. Приказом ОАО "МТС" от 02.10.2009 с 15.10.2009 в стартовый пакет для вновь подключившихся абонентов на тарифных планах "RED Energy", "Maxi Plus", "Maxi super", "Длинные разговоры" и "Много звонков" включена услуга "GOOD'OK", которая представляет собой замену гудков ожидания вызова на мелодии или иные звуковые сигналы. При наличии этой услуги звонивший абоненту, у которого установлена данная услуга, слышит соответствующую мелодию или другой выбранный звуковой сигнал. В условиях тарифных планов, по которым услуга "GOOD'OK" входит в стартовый пакет, указано, что услуга является платной, первые 30 дней пользования услугой бесплатны, по их истечении за пользование услугой взимаются денежные средства. При подключении абонента к сети МТС данная услуга активируется в течение трех дней с момента подключения со стандартно предоставляемой бесплатной мелодией, действующей в течение 30 дней, с возможностью ее продления каждый раз в течение 30 дней, ее использования. В текстах тарифных планов указаны стоимость услуги "GOOD'OK", условия использования и порядок отключения. Информация о порядке предоставления услуги "GOOD'OK" размещена также в салонах продаж и обслуживания коммерческих представителей ОАО "МТС" и на официальном сайте общества (www. mts. ru). Следовательно, абонент, подписав договор о предоставлении услуг связи МТС, тем самым подтверждает факт получения и разъяснения ему условий выбранного тарифного плана (в том числе условия и порядок предоставления услуги "GOOD'OK"). Суд привлек к участию в деле конкурентов заявителя на рынке оказания услуг подвижной связи: ОАО "ВымпелКом", ЗАО "НСС", ОАО "Смартс" и ОАО "МегаФон", которые пояснили, что действия ОАО "МТС" не оказывают влияние на состояние конкуренции на рынке услуг подвижной сотовой связи, так как услуги, аналогичные предоставляемой ОАО "МТС" услуге "GOOD'OK", оказываются и другими операторами связи; предоставление ОАО "МТС" услуги "GOOD'OK" своим абонентам не препятствует другим операторам связи оказывать подобные услуги и, следовательно, не нарушает их права. Таким образом, доказательств нарушения ОАО "МТС" порядка заключения договоров на оказание услуг связи не представлено, поскольку им исполнена обязанность по предоставлению абонентам всей необходимой информации и полного комплекта документов. Также УФАС не доказан как факт применения ОАО "МТС" упрощенной процедуры предоставления в пользование абонентам SIM-карт, так и факт навязывания абонентам МТС услуги "GOOD'OK", оказываемой за отдельную плату. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

11. Суд отказал в признании незаконным решения антимонопольного органа, поскольку департамент городского хозяйства, закрепив за двумя предприятиями районы, в которых они должны осуществлять услуги по сбору и вывозу бытовых отходов, ограничил выбор хозяйствующих субъектов, предоставляющих аналогичные услуги (Постановление ФАС Поволжского округа от 24.07.2012 по делу N А12-20866/2011).

Департамент городского хозяйства администрации Волгограда обратился с заявлением о признании незаконным и не соответствующим п. 5 ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции решения УФАС. Решением суда в удовлетворении требования отказано. Согласно протоколу совещания от 18.06.2010 по результатам обсуждения вопросов по распределению объемов по вывозу твердых бытовых отходов (ТБО) с территории Волгограда принято решение закрепить за МУП "Автокоммунтранс" предоставление услуг по сбору и вывозу ТБО от населения из Тракторозаводского, Краснооктябрьского, Ворошиловского, Центрального районов; за ООО "Волгокомтехника" - Кировского, Советского районов. Решением УФАС от 19.07.2011 департамент признан нарушившим п. 5 ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции, что выразилось в создании ограничений выбора хозяйствующих субъектов для потребителей услуг по сбору и вывозу ТБО путем закрепления районов Волгограда за конкретными перевозчиками ТБО. В силу ст. 13 ГК РФ, п. 6 Постановления Пленумов ВАС РФ и Верховного Суда РФ от 01.07.1996 N 6/8 основаниями для признания ненормативного правового акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному нормативному правовому акту, так и нарушение им прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской деятельности и иной экономической деятельности. В соответствии со ст. ст. 421, 424 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора; условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами; исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон. Ст. 15 Закона о защите конкуренции предусмотрено, что федеральным органам исполнительной власти, органам государственной власти субъектов РФ, органам местного самоуправления, иным осуществляющим функции указанных органов органам или организациям, организациям, участвующим в предоставлении государственных или муниципальных услуг, а также государственным внебюджетным фондам, ЦБ РФ запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия); в частности, запрещается установление для приобретателей товаров ограничений выбора хозяйствующих субъектов, которые предоставляют такие товары. В соответствии со ст. 4 данного Закона признаки ограничения конкуренции - это сокращение числа хозяйствующих субъектов, не входящих в одну группу лиц, на товарном рынке, рост или снижение цены товара, не связанные с соответствующими изменениями иных общих условий обращения товара на товарном рынке, отказ хозяйствующих субъектов, не входящих в одну группу лиц, от самостоятельных действий на товарном рынке, определение общих условий обращения товара на товарном рынке соглашением между хозяйствующими субъектами или в соответствии с обязательными для исполнения ими указаниями иного лица либо в результате согласования хозяйствующими субъектами, не входящими в одну группу лиц, своих действий на товарном рынке, иные обстоятельства, создающие возможность для хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товара на товарном рынке, а также установление органами государственной власти, органами местного самоуправления, организациями, участвующими в предоставлении государственных или муниципальных услуг, при участии в предоставлении таких услуг требований к товарам или к хозяйствующим субъектам, не предусмотренных законодательством РФ. Судом установлено, что департамент закрепил за МУП "Автокоммунтранс" и ООО "Волгокомтехника" районы Волгограда, в которых эти организации должны осуществлять услуги по сбору и вывозу отходов, и таким образом ограничил выбор хозяйствующих субъектов, которые предоставляют аналогичные услуги, нарушив п. 5 ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции без изменения.

12. Суд отказал в признании недействительным решения антимонопольного органа, поскольку вывод о том, что нарушения антимонопольного законодательства совершены на рынке банковских услуг, не соответствует обстоятельствам дела, поэтому не было оснований для вывода о несоблюдении УФАС процедуры рассмотрения дела в связи с отсутствием в составе комиссии представителей ЦБ РФ (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 03.09.2012 по делу N А66-11939/2011).

ОАО "АльфаСтрахование" и ОАО "Банк "Открытие" обратились с заявлением о признании недействительными решения и предписания УФАС. Решением суда требования удовлетворены. Апелляционный суд оставил решение без изменения. Решением от 07.09.2011 УФАС признало наличие в действиях банка и ОАО "АльфаСтрахование" по достижению договоренности, содержащейся в приложении N 1 к агентскому договору от 21.06.2010, нарушений п. 5 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции, выразившихся в навязывании заемщикам условий страхования, невыгодных для них и не относящихся к предмету кредитного договора, в части требования в качестве обеспечения исполнения обязательств перед банком по кредиту комплексного ипотечного страхования, включающего страхование любой комбинации страхуемых рисков в любых сочетаниях, в том числе рисков, не требуемых в соответствии с законодательством РФ в период с 21.06.2010 по 28.09.2010. Помимо того, действия банка и страховщика по достижению договоренности в ходе реализации агентского договора УФАС признало нарушением данной нормы, навязыванием заемщикам невыгодных условий путем установления страховой суммы по каждому объекту страхования, перечисленному в кредитном договоре, в размере не менее остатка задолженности по кредиту, увеличенному на 10%, а также обязанности страхования всех рисков на срок кредита, увеличенный на 30 календарных дней (за исключением кредитов, выданных в рамках программы "Переменная ставка", а также кредитов, выданных после 16.11.2010 по программам "Под залог приобретаемой недвижимости", "Под залог имеющейся недвижимости", "Для бизнеса", "Классик"), что увеличивает расходы заемщика на страхование. Действия банка и страховщика по достижению договоренности в ходе реализации агентского договора признаны нарушением п. 8 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции, выразившимся в создании препятствий по доступу на товарный рынок другим хозяйствующим субъектам путем включения в кредитные договоры наименования конкретного хозяйствующего субъекта, осуществляющего страхование, - ОАО "АльфаСтрахование", что может привести к ограничению конкуренции на рынках страхуемых рисков. УФАС выдало банку и страховщику предписания о прекращении действий, противоречащих п. п. 5 и 8 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции, и совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции и устранение последствий нарушения, а также перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного в результате данного нарушения: ОАО "Банк "Открытие" - в размере 148664,54 руб., ОАО "АльфаСтрахование" - 445993,61 руб. Ст. 11 Закона о защите конкуренции установлен запрет на ограничивающие конкуренцию соглашения или согласованные действия хозяйствующих субъектов. В силу п. п. 5 и 8 ч. 1 этой статьи (в редакции, действовавшей на момент спорных правоотношений), запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами или согласованные действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке, если такие соглашения или согласованные действия приводят или могут привести к навязыванию контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора (необоснованные требования о передаче финансовых средств, иного имущества, в том числе имущественных прав, а также согласие заключить договор при условии внесения в него положений относительно товаров, в которых контрагент не заинтересован, и другие требования); созданию препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка другим хозяйствующим субъектам. Ст. 13 данного Закона определены условия допустимости действий (бездействия), соглашений, согласованных действий, сделок, иных действий хозяйствующего субъекта. В частности, отмечено, что допускаются вышеперечисленные действия, соглашения и сделки, если ими не создается возможность для отдельных лиц устранить конкуренцию на соответствующем товарном рынке. Из п. 17 ст. 4 Закона о защите конкуренции следует, что признаки ограничения конкуренции - это сокращение числа хозяйствующих субъектов, не входящих в одну группу лиц, на товарном рынке, рост или снижение цены товара, не связанные с соответствующими изменениями иных общих условий обращения товара на товарном рынке, отказ хозяйствующих субъектов, не входящих в одну группу лиц, от самостоятельных действий на товарном рынке, определение общих условий обращения товара на товарном рынке соглашением между хозяйствующими субъектами или в соответствии с обязательными для исполнения ими указаниями иного лица либо в результате согласования хозяйствующими субъектами, не входящими в одну группу лиц, своих действий на товарном рынке, а также иные обстоятельства, создающие возможность для хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товара на товарном рынке. Ввиду дефиниций, приведенных в ст. 4 данного Закона, ограничивающие конкуренцию действия могут быть совершены на определенном товарном рынке. В данном случае между банком и страховщиком заключен агентский договор, согласно которому банк обязуется, руководствуясь полученными от страховщика документами и материалами, информировать клиентов об условиях страхования, продуктах, услугах и тарифах страховщика по видам страхования, установленным в приложении N 1 к договору; вести переговоры с клиентом о заключении (пролонгации) со страховщиком договоров страхования (полисов) по видам страхования, указанным в приложении N 1; совершать юридические и иные действия, связанные с поиском и привлечением к страхованию физических и юридических лиц, являющихся потенциальными страхователями, для заключения с их согласия договоров (полисов) страхования со страховщиком (ОАО "АльфаСтрахование"). Размер вознаграждения банка определяется в соответствии с приложением N 1 в процентах от размера страховой премии (взноса), поступившей на расчетный счет и/или в кассу страховщика за выполнение действий, предусмотренных договором, по договорам страхования (полисам), и составляет 25% (в том числе НДС), при заключении договоров комплексного ипотечного страхования, которое включает страхование любой комбинации видов рисков в любых сочетаниях, в течение всего срока действия договоров страхования, заключенных при содействии банка, при условии, что на момент уплаты вознаграждения по договору банк является владельцем закладной по кредитным договорам. В целях проверки фактического навязывания заемщикам банка невыгодных условий страхования, создания препятствий доступу на рынок страхования иным хозяйствующим субъектам УФАС проанализировало кредитные договоры и договоры страхования, заключенные с 20 физическими лицами. По результатам установлено, что на момент заключения договора в банке действовали программы кредитования, определяющие в обязательном порядке только комплексное ипотечное страхование рисков, не предусмотренных законодательством РФ (жизни, титула), что косвенным образом подтверждает намерение банка заключить договор именно в редакции, содержащей условие относительно страховой комбинации ипотечных рисков в любых сочетаниях; имели место факты включения в договоры страхования условий, увеличивающих расходы заемщиков на страхование (страхование рисков на срок действия кредитного договора, увеличенный на 30 календарных дней); требования страхования на сумму, равную остатку задолженности по кредитному договору, увеличенному на 10%; факты включения в кредитные договоры обязанности страхования у конкретного страховщика - ОАО "АльфаСтрахование", что ограничивает свободу заемщиков в выборе страховых организаций, осуществляющих виды страхования, требуемые банком при выдаче кредита, и может привести к тому, что заемщик должен быть застрахован по соответствующей кредитной программе банка в первоначально выбранной страховой компании, что лишает его возможности при необходимости (например, в случае нестабильного финансового положения страховщика) сменить ее в период действия кредитного договора; создает препятствия доступу на рынок страхования страховым организациям, как имеющим договорные отношения с банком, так и не имеющим, приводит к созданию преимущественного положения ОАО "АльфаСтрахование" и, как следствие, ограничивает конкуренцию. Установив сотрудничество банка и страховщика на определенном товарном рынке в конкретной сфере, суды признали доказанным и наличие между ними согласованных действий, ограничивающих конкуренцию и недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством. Однако, признавая недействительными акты УФАС со ссылкой на ч. 3 ст. 40 Закона о защите конкуренции, предусматривавшую включение в состав комиссии по рассмотрению дела о нарушении антимонопольного законодательства представителей ЦБ РФ при рассмотрении дела о нарушении данного Закона кредитными организациями на рынке банковских услуг, суды не учли следующее. Выбор и смена страховой организации, а также согласование условий договора страхования в части, касающейся его срока, осуществляются на рынке страховых, а не банковских услуг. Следовательно, такое нарушение, как ограничение права заемщика на выбор и смену страховщика, может быть совершено на рынке страховых услуг. Результатом согласованных действий банка и страховщика явилось (могло явиться) ограничение конкуренции на рынке страховых услуг, поскольку данные действия предоставляют преимущественное положение выбранному банком участнику рынка страховых услуг, в связи с чем иные страховые организации отстранены от участия в страховании. Таким образом, данное нарушение также совершено на рынке страховых услуг. Из материалов дела не следует, что вмененные нарушения имели место на рынке банковских услуг и влияли на состояние конкуренции на этом рынке. Таким образом, вывод судов о том, что нарушения антимонопольного законодательства совершены на рынке банковских услуг, не соответствует обстоятельствам дела и примененным нормам Закона о защите конкуренции. При таких обстоятельствах у судов не было оснований для вывода о несоблюдении УФАС процедуры рассмотрения дела в связи с отсутствием в составе комиссии представителей ЦБ РФ. ФАС округа отменил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции и в удовлетворении требований отказал.

13. Суд признал незаконным решение антимонопольного органа, поскольку характер дискриминационных условиям придает не их формальное отличие от условий договоров с иными хозяйствующими субъектами, а ничем не обусловленное ограничение одних контрагентов по сравнению с другими при прочих равных условиях (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 20.08.2012 по делу N А56-55379/2011).

ООО "Любавушка" обратилось с заявлением о признании недействительными решения и предписания УФАС о нарушении п. 1 ч. 1 ст. 13 ФЗ от 28.12.2009 N 381-ФЗ "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в РФ" и постановления о привлечении к ответственности по ч. 1 ст. 14.40 КоАП РФ. Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, требования удовлетворены. ООО "Любавушка" осуществляет розничную торговлю продовольственными товарами посредством организации торговой сети под единым коммерческим обозначением продовольственных магазинов "Полушка", имеет 79 магазинов на территории Санкт-Петербурга. УФАС установлено, что в договорах об оказании услуг, заключаемых с поставщиками продукции в магазины ООО "Любавушка", содержатся различные условия о цене оказываемых им маркетинговых услуг по информированию об объемах продаж. Стоимость услуги для каждого отдельного поставщика различна применительно к проценту от общей стоимости товаров, поставленных в магазины. Решением УФАС от 01.07.2011 ООО "Любавушка" признано нарушившим п. 1 ч. 1 ст. 13 Закона N 381-ФЗ путем создания дискриминационных условий хозяйствующим субъектам, осуществляющим поставки продовольственных товаров в торговую сеть "Полушка". Ему выдано предписание о прекращении нарушения. Постановлением от 16.09.2011 общество признано виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 14.40 КоАП РФ, ему назначено наказание в виде штрафа в размере 2000000 руб. Суды пришли к выводу, что УФАС не доказало создание ООО "Любавушка" дискриминационных условий контрагентам, и установили, что выбранный им порядок определения цены оказываемой услуги не нарушает действующего законодательства, не создает никаких препятствий другим субъектам для доступа на товарный рынок или выхода из него. Само по себе установление различной стоимости услуги не является дискриминацией. Согласно ч. 2 ст. 8 Закона N 381-ФЗ хозяйствующие субъекты, осуществляющие торговую деятельность, при организации торговой деятельности и ее осуществлении, за исключением установленных данным Законом, другими федеральными законами случаев, самостоятельно определяют порядок и условия осуществления торговой деятельности, в том числе цены на продаваемые товары и условия заключения договоров купли-продажи товаров, договоров возмездного оказания услуг. В соответствии с ч. 12 ст. 9 Закона N 381-ФЗ включение в договор поставки продовольственных товаров условий о совершении хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность, в отношении поставленных продовольственных товаров определенных действий, об оказании услуг по рекламированию товаров, маркетингу и подобных услуг, направленных на продвижение продовольственных товаров, а также заключение договора поставки продовольственных товаров путем понуждения к заключению договора возмездного оказания услуг, направленных на продвижение продовольственных товаров, не допускаются. В силу ч. 11 данной статьи услуги по рекламированию продовольственных товаров, маркетингу и подобные услуги, направленные на продвижение продовольственных товаров, могут оказываться хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность, на основании договоров возмездного оказания соответствующих услуг. Хозяйствующим субъектам, осуществляющим торговую деятельность по продаже продовольственных товаров посредством организации торговой сети, и хозяйствующим субъектам, осуществляющим поставки продовольственных товаров в торговые сети, запрещается создавать дискриминационные условия (п. 1 ч. 1 ст. 13 Закона N 381-ФЗ). Под дискриминационными понимаются условия доступа на товарный рынок, условия производства, обмена, потребления, приобретения, продажи, иной передачи товара, при которых хозяйствующий субъект или несколько хозяйствующих субъектов поставлены в неравное положение по сравнению с другим хозяйствующим субъектом или другими хозяйствующими субъектами (п. 8 ст. 4 Закона о защите конкуренции). Суды сделали вывод о недоказанности факта создания дискриминационных условий поставщикам и указали, что характер дискриминационных условиям придает не их формальное отличие от условий договоров с иными хозяйствующими субъектами, а ничем не обусловленное ограничение одних контрагентов по сравнению с другими при прочих равных условиях. В рамках исследованных УФАС договоров таких ограничений не выявлено. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

14. Суд отказал в признании недействительным решения антимонопольного органа, поскольку примененный заказчиком государственных услуг принцип объединения лотов по территории ограничивает круг хозяйствующих субъектов, в том числе исполнителей, относящихся к малому и среднему бизнесу, которые не смогут принять участие в торгах ввиду значительного увеличения размера обеспечения заявки и исполнения контрактов (Постановление ФАС Уральского округа от 25.09.2012 N Ф09-7482/12).

Управление Минсоцразвития Пермского края обратилось с заявлением о признании недействительными решения и предписания УФАС. Решением суда в удовлетворении требований отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. В соответствии с ч. 2.1 ст. 10 Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" при размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг путем проведения торгов могут выделяться лоты, в отношении которых в извещении о проведении конкурса или аукциона, в конкурсной документации, документации об аукционе отдельно указываются предмет, начальная (максимальная) цена, сроки и иные условия поставки товаров, выполнения работ или оказания услуг. Участник размещения заказа подает заявку на участие в конкурсе или аукционе в отношении определенного лота. В отношении каждого лота заключается отдельный контракт. Ч. 6 ст. 10 данного Закона предусмотрено, что два и более заказчика, уполномоченных органа вправе осуществлять размещение заказов на поставки одноименных товаров, выполнение одноименных работ, оказание одноименных услуг путем проведения совместных торгов. Порядок взаимодействия лиц, участвующих в организации совместных торгов, установлен Постановлением Правительства РФ от 27.10.2006 N 631 "Об утверждении Положения о взаимодействии государственных и муниципальных заказчиков, органов, уполномоченных на осуществление функций по размещению заказов для государственных или муниципальных заказчиков, при проведении совместных торгов", согласно которому конкурс должен проводить только один субъект, так называемый организатор торгов. Организатор торгов определяется по соглашению между заказчиками, которое заключается до утверждения конкурсной документации, и именно организатор торгов несет ответственность за ход конкурса, разрабатывает и утверждает конкурсную документацию для проведения совместных торгов в соответствии с порядком и условиями, установленными соглашением. Права, обязанности и ответственность заказчиков, уполномоченных органов при проведении совместных торгов и порядок проведения совместных торгов определяются соглашением сторон в соответствии с ГК РФ и Законом N 94-ФЗ. Контракт с победителем или победителями совместных торгов заключается каждым заказчиком, проводившим такие торги; или каждым заказчиком, для которого размещение заказа путем проведения торгов осуществлялось уполномоченным органом. В соответствии с ч. ч. 1, 2 ст. 22 Закона N 94-ФЗ конкурсная документация разрабатывается заказчиком, уполномоченным органом, специализированной организацией и утверждается заказчиком, уполномоченным органом. Конкурсная документация должна содержать требования, установленные заказчиком, уполномоченным органом, к качеству, техническим характеристикам товара, работ, услуг, требования к их безопасности, требования к функциональным характеристикам (потребительским свойствам) товара, требования к размерам, упаковке, отгрузке товара, требования к результатам работ и иные показатели, связанные с определением соответствия поставляемого товара, выполняемых работ, оказываемых услуг потребностям заказчика. Согласно ч. 3 ст. 22 данного Закона конкурсная документация не должна содержать указание на товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования, патенты, полезные модели, промышленные образцы, наименование места происхождения товара или наименование производителя, а также требования к товару, информации, работам, услугам, если такие требования влекут за собой ограничение количества участников размещения заказа. В соответствии со ст. 17 Закона о защите конкуренции при проведении торгов запрещаются действия, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции. В силу ч. 3 ст. 17 Закона о защите конкуренции наряду с установленными ч. ч. 1, 2 данной статьи запретами при проведении торгов на размещение заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд запрещается ограничение конкуренции между участниками торгов путем включения в состав лотов продукции (товаров, работ, услуг), технологически и функционально не связанной с товарами, работами, услугами, поставки, выполнение, оказание которых являются предметом торгов. Согласно ч. 1 ст. 27, ч. 1 ст. 12 Закона N 94-ФЗ участник размещения заказа не допускается к участию в конкурсе в случае, если его заявка не соответствует требованиям конкурсной документации. Судами установлено, что Приказами Минсоцразвития края от 06.09.2011 N СЭД-33-01-02-217, от 21.10.2011 N СЭД-33-01-02-276 "О размещении государственного заказа на оказание государственной услуги "Надомное обслуживание инвалидов и граждан пожилого возраста" в 2012 - 2014 годах" утверждены государственный заказ на предоставление государственных услуг в сфере социальной политики в 2012 - 2014 гг. и бюджетные ассигнования государственным заказчикам (территориальным управлениям, межтерриториальным управлениям). Соглашением о проведении совместных торгов от 24.10.2011 организатором совместных торгов определено Управление Минсоцразвития. 28.10.2011 на официальном сайте www. zakupki. gov. ru им размещено извещение о проведении открытого конкурса на оказание государственной услуги "Надомное обслуживание инвалидов и граждан пожилого возраста". Согласно конкурсной документации организатором торгов сформировано 3 лота, при этом место исполнения услуг определено территорией нескольких муниципальных районов края. Согласно данным раздела 5 информационной карты по лоту N 1 Управлением установлено место оказания услуг - территория г. Перми (Дзержинский, Индустриальный, Кировский, Ленинский, Свердловский, Мотовилихинский, Орджоникидзевский районы); Краснокамского и Нытвенского муниципальных районов; Березниковского городского округа и Усольского муниципального района; Соликамского городского округа и Соликамского муниципального района; Красновишерского муниципального района; Чердынского муниципального района. Услуги по лотам N 2, 3 должны быть оказаны также на объединенных территориях муниципальных районов Пермского края. В антимонопольный орган поступила жалоба от ООО "Специализированный консалтинг" на действия государственного заказчика при размещении заказа на оказание услуг для обеспечения государственных нужд: объединение в один лот услуг, оказываемых на нескольких территориях, удаленных друг от друга. По итогам рассмотрения жалобы УФАС пришло к выводу, что действия Управления приводят к ограничению круга лиц, участвующих в конкурсе, и приняло решение от 18.11.2011 о признании этих действий нарушившими ч. 3 ст. 22 Закона N 94-ФЗ. Основанием для принятия решения послужил вывод о том, что объединение в состав одного лота услуг, оказываемых на территориях, подведомственных нескольким территориальным органам Минсоцразвития края, влечет за собой ограничение количества участников размещения заказа, поскольку за счет укрупнения лотов увеличивается и размер обеспечения заявки; при этом размер обеспечения исполнения контрактов влечет вытеснение хозяйствующих субъектов, неспособных выполнить требование об обеспечении заявки, исполнении контрактов. На основании данного решения Управлению выдано предписание, в соответствии с которым предписано в срок до 30.12.2011 аннулировать торги; разместить соответствующую информацию на официальном сайте www. zakupki. gov. ru, а также в срок до 09.12.2011 представить в УФАС документальное подтверждение исполнения предписания. Предметом конкурса явилось размещение заказа на оказание государственных услуг "Надомное обслуживание инвалидов и граждан пожилого возраста" в 2012 - 2014 годах. В один лот включены услуги, оказываемые на разных территориях края. Необходимость объединения услуг в один лот по территориальному признаку организатор торгов обусловил тем, что не на всех территориях государственных заказчиков имеются организации, способные оказать подобные услуги, что, по его мнению, может привести к невозможности реализации государственного заказа на конкретной территории, а также отсутствием технической возможности проведения большого числа заседаний комиссии. При этом суды отметили, что Управление не представило обоснование критериев, иных показателей, связанных с определением соответствия оказываемых услуг потребностям заказчика. Суды приняли во внимание, что подобное объединение не должно входить в противоречие с общими принципами Закона N 94-ФЗ в части обеспечения потенциальным претендентам гарантий по реализации их права на участие в торгах. Суды признали безосновательным объединение в один лот услуг, оказываемых на разных территориях края, заключив, что такое объединение влечет за собой ограничение конкуренции при проведении торгов ввиду сокращения числа хозяйствующих субъектов, которые могут принять участие в торгах, но не имеют финансовой возможности внесения в обеспечение участия в аукционе и в обеспечение контракта сумм, значительность которых сложилась из-за искусственного объединения услуг, оказываемых на разных территориях края, в один лот, что свидетельствует о нарушении организатором совместных торгов запрета, установленного ч. 3 ст. 22 Закона N 94-ФЗ. Таким образом, судами учтено, что примененный заказчиком принцип объединения лотов по территории ограничивает круг хозяйствующих субъектов, в том числе исполнителей, относящихся к малому и среднему бизнесу, которые не смогут принять участие в торгах ввиду значительного увеличения размера обеспечения заявки и исполнения контрактов. Кроме того, суды отметили, что такое формирование лотов и в дальнейшем оказание одним лицом социальных услуг на территории, подведомственной нескольким территориальным органам Минсоцразвития края, не направлены на эффективное решение вопросов, отнесенных к самостоятельной компетенции территориальных органов Министерства, обязанных организовывать непосредственное оказание государственных услуг в пределах подведомственной им территории. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

15. Суд отказал в признании незаконным решения антимонопольного органа, поскольку ТСЖ, лишь представляя интересы собственников помещений и действуя в их интересах, не выступает самостоятельно в качестве занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта в смысле, придаваемом этому значению Законом о защите конкуренции (Постановление ФАС Уральского округа от 31.08.2012 N Ф09-7942/12).

ЗАО "КОМСТАР-Регионы" обратилось с заявлением о признании незаконным решения УФАС. Решением суда в удовлетворении требования отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ЗАО "КОМСТАР-Регионы" ссылается на то, что действия ТСЖ, занимающего доминирующее положение, по ограничению доступа заявителя в многоквартирный дом для размещения оборудования связи приводят к ущемлению интересов третьих лиц - потенциальных абонентов заявителя, что является нарушением ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции. УФАС вышло за пределы рассмотрения жалобы, поскольку в оспариваемом решении незаконно расширило географические границы рынка телематических услуг связи и установило их как территорию г. Перми, а не ограничилось территорией данного жилого дома. В адрес УФАС поступила жалоба ЗАО "КОМСТАР-Регионы" на действия ТСЖ, которое отказало ему в доступе в многоквартирный жилой дом для размещения кабельных линий и технических средств в целях оказания телематических услуг связи. Общество является оператором связи на территории Пермского края, в соответствии с лицензиями осуществляет телематические услуги связи, услуги связи для целей кабельного вещания, услуги связи по передаче данных для целей передачи голосовой информации. В декабре 2010 года общество провело собрание собственников дома в форме заочного голосования, которым решен вопрос о предоставлении ему права на размещение своего оборудования в общем имуществе данного дома. Оператором связи также оформлены заявки жителей дома на подключение к услугам кабельного телевидения и сети Интернет. По поводу размещения в доме оборудования для оказания услуг связи общество обратилось к ТСЖ за соответствующим разрешением и с предложением заключить договор (письмо от 28.02.2011). По инициативе председателя ТСЖ, считавшего, что заочное голосование было проведено с нарушением норм жилищного законодательства, общим собранием собственников помещений дома 31.03.2011 принято новое решение об отказе обществу в установке сетей кабельного телевидения и Интернета в общем имуществе дома. ЗАО "КОМСТАР-Регионы" считает, что ТСЖ, являющееся единственным хозяйствующим субъектом в данном доме и занимающее доминирующее положение, своими действиями нарушает ст. 10 Закона о защите конкуренции, не допускает его на рынок услуг связи в данном доме и создает барьеры для выхода на рынок, тем самым ограничивает конкуренцию. УФАС пришло к выводу, что ТСЖ занимает доминирующее положение на рынке предоставления в пользование (аренду) сооружений для размещения средств связи в границах данного здания, а также к выводу об отсутствии злоупотребления со стороны ТСЖ своим доминирующим положением, поскольку его действия не привели к ограничению конкуренции на рынке оказания услуг связи, в том числе доступа к сети Интернет на территории г. Перми. Решением от 15.11.2011 дело в отношении ТСЖ УФАС прекращено. В силу п. 4 ст. 4 Закона о защите конкуренции под товарным рынком понимается сфера обращения товара, который не может быть заменен другим товаром, или взаимозаменяемых товаров, в границах которой исходя из экономической, технической или иной возможности либо целесообразности приобретатель может приобрести товар, и такая возможность либо целесообразность отсутствует за ее пределами. Согласно п. 9 ч. 1 ст. 10 данного Закона запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, в том числе создание препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка другим хозяйствующим субъектам. По смыслу этой нормы для признания нарушения необходимо установить следующие квалифицирующие признаки: наличие доминирующего положения хозяйствующего субъекта на рынке определенного товара и злоупотребление доминирующим положением на данном рынке. В соответствии с п. 17 ст. 4 Закона о защите конкуренции к признакам ограничения конкуренции относятся: сокращение числа хозяйствующих субъектов, не входящих в одну группу лиц, на товарном рынке; рост или снижение цены товара, не связанные с соответствующими изменениями иных общих условий обращения товара на товарном рынке; отказ хозяйствующих субъектов, не входящих в одну группу лиц, от самостоятельных действий на товарном рынке; определение общих условий обращения товара на товарном рынке соглашением между хозяйствующими субъектами или в соответствии с обязательными для исполнения ими указаниями иного лица либо в результате согласования хозяйствующими субъектами, не входящими в одну группу лиц, своих действий на товарном рынке, а также иные обстоятельства, создающие возможность для хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товара на товарном рынке. Суды сделали вывод, что ЗАО "КОМСТАР-Регионы", являясь оператором связи и занимая доминирующее положение на рынке предоставления услуг связи, в том числе на рынке услуг связи по предоставлению доступа к сети Интернет на территории г. Перми, действует на другом товарном рынке, чем ТСЖ по предоставлению в пользование (аренду) общего имущества многоквартирного дома. По мнению судов, поскольку эти субъекты хозяйственной деятельности действуют на разных товарных рынках, то действия ТСЖ не могли привести к ограничению конкуренции. ТСЖ, занимая доминирующее положение на рынке предоставления в аренду общего имущества в границах одного дома, не имеет возможности в одностороннем порядке оказывать влияние на общие условия обращения товара на рынках услуг связи, а значит, своими действиями создавать препятствия доступу на рынок услуг связи. Этот вывод основан на ошибочном толковании ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции, из которой следует, что не является исчерпывающим перечень возможных злоупотреблений доминирующего, хотя бы и на своем товарном рынке, субъекта, нарушающего своими противоправными действиями законные интересы других лиц, в частности путем ограничения или воспрепятствования выходу этих лиц на другой товарный рынок либо расширению другого товарного рынка. Между тем этот вывод не привел к неправильному решению по существу спора. Ссылка общества на то, что ТСЖ своим отказом в размещении кабельных линий и технических средств общества в общем имуществе многоквартирного дома злоупотребляет своим доминирующим положением, препятствуя осуществлению деятельности по оказанию услуг связи в качестве оператора связи на рынке по предоставлению услуг связи, отклонена, поскольку такие действия не являются злоупотреблением доминирующим положением исходя из целей создания ТСЖ в соответствии с п. 1 ст. 135 ЖК РФ. При этом в данном случае ТСЖ действует не как самостоятельный хозяйствующий субъект, а как лицо, представляющее интересы и выражающее волеизъявление собственников имущества дома. Ни одно из двух решений общих собраний собственников имущества дома в установленном ч. 6 ст. 20, ч. 6 ст. 46 ЖК РФ порядке недействительным не признано, а в силу этих норм у УФАС отсутствуют полномочия по оценке действительности либо недействительности решений общих собраний ТСЖ. При таких обстоятельствах ТСЖ участвует в качестве законного представителя, что соответствует п. 8 ст. 138, ч. 1 ст. 161, ст. 144, ч. 1 ст. 145, ст. ст. 46 и 146 ЖК РФ, Постановлению Правительства РФ от 13.08.2006 N 491 "Об утверждении Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме и правил изменения размера платы за содержание и ремонт жилого помещения в случае оказания услуг и выполнения работ по управлению, содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность" и правовой позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в Постановлении от 27.06.2006 N 1821/06 и Определении от 13.07.2012 N ВАС-8460/12. Таким образом, лишь представляя интересы собственников помещений и действуя в их интересах, в этом случае ТСЖ самостоятельно не выступает в качестве занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта в смысле, придаваемом этому значению ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции. Следовательно, решением УФАС дело в отношении ТСЖ прекращено правомерно. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

16. Суд признал недействительным решение антимонопольного органа, поскольку создание дискриминационных условий в данном случае заключается во включении в договор спорных условий, которые следует признать включенными с момента подписания договора, а не с момента акцепта направленного заказа, который этих условий не содержал (Постановление ФАС Центрального округа от 31.08.2012 по делу N А64-7738/2011).

ЗАО "Тандер" обратилось с заявлением о признании недействительными решения и предписания УФАС и постановления о привлечении к административной ответственности. Решением суда требования удовлетворены. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ЗАО "Тандер" (торговые сети "Магнит" и "Магнит Семейный") в лице филиала ЗАО "Тандер" осуществляет торговую деятельность по розничной продаже продовольственных товаров в Тамбовской области (41 объект торговой сети, которые принадлежат ЗАО "Тандер", общей площадью 33937,1 кв. м). На основании приказа УФАС от 26.08.2010 проведена проверка общества по месту нахождения Тамбовского филиала на предмет соответствия договоров поставки продовольственных товаров (колбасных изделий), заключенных обществом (покупатель) с поставщиками, требованиям ФЗ от 28.12.2009 N 381-ФЗ "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации" и Закона о защите конкуренции. В ходе проверки были проанализированы условия договоров поставки, заключенных ЗАО "Тандер" с поставщиками колбасных изделий: ОАО "Тамбовмясопродукт" (договоры от 19.05.2010 и от 01.10.2010); ОАО "МПК "Максимовский" (договор от 14.07.2010); ООО "Жупиков" (договор от 12.07.2010). Было установлено, что размер вознаграждения, выплачиваемого в связи с приобретением продовольственных товаров (таблица N 1), и сроки оплаты поставленного товара (таблица N 2) существенно различаются у этих поставщиков. По данным ЗАО "Тандер", данные поставщики имеют следующее вознаграждение в зависимости от товарооборота в месяц (таблица N 3): ОАО "Тамбовмясопродукт" - 6,5%, ООО "Жупиков" - 3%, ОАО "МПК "Максимовский" - 1%. Кроме того, УФАС было установлено, что сроки оплаты поставленного товара в зависимости от срока годности различаются (в договоре с ОАО "МПК "Максимовский" установлены самые минимальные сроки оплаты товара - 10 рабочих и календарных дней вне зависимости от сроков годности товаров, что обеспечивает данному лицу преимущественное положение по сравнению с другими поставщиками колбасных изделий (ООО "Жупиков", ОАО "Тамбовмясопродукт"), которые вынуждены ожидать более длительный период оплаты поставленной продукции). УФАС 11.07.2011 было принято решение о признании ЗАО "Тандер" нарушившим п. 1 ч. 1 ст. 13 Закона N 381-ФЗ действиями по созданию для поставщиков продовольственных товаров (колбасных изделий) дискриминационных условий по условиям вознаграждения, выплачиваемого в связи с приобретением у них определенного количества продовольственных товаров (колбасных изделий), и по срокам оплаты таких товаров. 11.07.2011 ему было выдано предписание о прекращении нарушения и совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции: установить равные условия поставки колбасных изделий для всех поставщиков по условиям вознаграждения, выплачиваемого в связи с приобретением определенного количества продовольственных товаров, и по срокам оплаты за поставленный товар, не допускать создания дискриминационных условий; направить в адрес поставщиков колбасных изделий предложения о внесении изменений в договоры поставки по условиям вознаграждения, выплачиваемого в связи с приобретением определенного количества продовольственных товаров, и по срокам оплаты за товар. Решение УФАС послужило основанием для возбуждения в отношении ЗАО "Тандер" дела о правонарушении, предусмотренном ст. 14.40 КоАП РФ. Постановлением от 16.09.2011 ЗАО "Тандер" привлечено к ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 14.40 КоАП РФ, в виде штрафа в сумме 2000000 руб. Ненормативный правовой акт может быть признан недействительным только при наличии одновременно двух условий, а именно несоответствия закону или иному нормативному правовому акту и нарушения прав и законных интересов граждан и юридических лиц. В ст. 9 Закона N 381-ФЗ определены права и обязанности лица, осуществляющего торговую деятельность, и лица, осуществляющего поставку продовольственных товаров. В силу ч. 3 ст. 9 данного Закона цена договора поставки продовольственных товаров, заключаемого между хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки продовольственных товаров, и хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность, определяется исходя из цены продовольственных товаров, установленной соглашением сторон договора поставки продовольственных товаров, с учетом предусмотренных ч. ч. 4 и 5 ст. 8 данного Закона положений. Следовательно, цены на продовольственные товары по договору поставки определяются сторонами самостоятельно исходя из их воли, за исключением случаев, предусмотренных ч. ч. 4 и 5 ст. 8 Закона N 381-ФЗ (при государственном регулировании цен на отдельные товары). В соответствии с ч. 4 ст. 9 Закона N 381-ФЗ соглашением сторон договора поставки продовольственных товаров может предусматриваться включение в его цену вознаграждения, выплачиваемого хозяйствующему субъекту, осуществляющему торговую деятельность, в связи с приобретением им у хозяйствующего субъекта, осуществляющего поставки продовольственных товаров, определенного количества продовольственных товаров. Размер этого вознаграждения подлежит согласованию сторонами этого договора, включению в его цену и не учитывается при определении цены продовольственных товаров. Размер вознаграждения не может превышать 10% от цены приобретенных продовольственных товаров. Таким образом, вознаграждение в связи с приобретением у поставщика определенного количества продовольственных товаров может предусматриваться соглашением сторон договора поставки продовольственных товаров. В то же время в Законе N 381-ФЗ порядок расчета данного вознаграждения не установлен и не уточнен, а поэтому у покупателя нет обязанности устанавливать одинаковый размер вознаграждения для всех поставщиков, либо для поставщиков одной группы товаров, либо для поставщиков одного и того же товара. П. 7 ст. 9 Закона N 381-ФЗ регулирует порядок заключения договора поставки продовольственных товаров через определенное время после их передачи субъекту торговой деятельности (в зависимости от срока годности). В случае если между хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность, и хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки продовольственных товаров, заключается договор поставки с условием оплаты товаров через определенное время после их передачи субъекту, осуществляющему торговую деятельность, срок оплаты таких товаров для установления данным договором определяется по следующим правилам: 1) продовольственные товары, на которые срок годности установлен менее чем 10 дней, подлежат оплате в срок не позднее чем 10 рабочих дней со дня приемки таких товаров субъектом, осуществляющим торговую деятельность; 2) продовольственные товары, на которые срок годности установлен от 10 до 30 дней включительно, подлежат оплате в срок не позднее чем 30 календарных дней со дня приемки таких товаров субъектом, осуществляющим торговую деятельность; 3) продовольственные товары, на которые срок годности установлен свыше 30 дней, а также алкогольная продукция, произведенная на территории РФ, подлежат оплате в срок не позднее чем 45 календарных дней со дня приемки таких товаров субъектом, осуществляющим торговую деятельность. В то же время ст. 9 Закона N 381-ФЗ не содержит требования о том, что покупатель обязан устанавливать одинаковый размер отсрочки платежа для всех поставщиков, либо для поставщиков одной группы товара, либо для поставщиков одного и того же товара. В силу п. 1 ч. 1 ст. 13 данного Закона субъектам, осуществляющим торговую деятельность по продаже продовольственных товаров посредством организации торговой сети, и субъектам, осуществляющим поставки продовольственных товаров в торговые сети, запрещается создавать дискриминационные условия, в том числе создавать препятствия для доступа на товарный рынок или выхода из товарного рынка другим хозяйствующим субъектам; нарушать установленный нормативными правовыми актами порядок ценообразования. В данном случае УФАС пришло к выводу, что, устанавливая разные условия вознаграждения, выплачиваемого в связи с приобретением колбасных изделий, и срока оплаты этих товаров, ЗАО "Тандер" создало для своих поставщиков дискриминационные условия. В соответствии с п. 3 ст. 455 ГК РФ условие договора купли-продажи о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товара. Согласно ст. 421 ГК РФ стороны свободны в своем выборе при заключении договора, то есть поставщик и покупатель по договору поставки вправе самостоятельно определять такие условия, как цена поставляемого товара, сроки его поставки, а также объемы поставки. Различия условий договоров поставки колбасных изделий, заключенных ЗАО "Тандер" с поставщиками, УФАС не относятся к существенным условиям договора поставки. Договоры заключались посредством направления поставщикам типовой формы договора, в условия которого стороны по взаимному согласованию вносили дополнения и изменения, определяли такие условия, как сроки оплаты, размер и условия предоставления вознаграждений. В решении и предписании УФАС не указано, какие требования подпунктов и пунктов ст. 13 Закона о защите конкуренции нарушены ЗАО "Тандер" при согласовании дифференцированных условий договоров поставки. Относительно вывода УФАС о нарушении ч. 4 ст. 9 Закона N 381-ФЗ судом установлено, что он сделан не на основе анализа сопоставимых объемов поставляемых товаров (по определенной группе), а посредством сравнения объема, при достижении которого должно выплачиваться вознаграждение (в рублях и тоннах) только по трем поставщикам (ОАО "Тамбовмясопродукт", ООО "Жупиков", ОАО "МПК "Максимовский"). При этом размер вознаграждения за приобретение товара (колбасных изделий) у данных поставщиков не превышает 10% от цены приобретенных продовольственных товаров (6,5%, 3%, 1%), что подтверждено материалами дела и не опровергается сторонами. Разные сроки оплаты поставленного товара не могут сами по себе свидетельствовать о дискриминационных условиях доступа на товарный рынок без анализа самого рынка, его поставщиков, а также анализа совокупности всех условий договоров, в связи с чем вывод суда о недоказанности УФАС факта создания ЗАО "Тандер" дискриминационных условий для отдельных поставщиков при заключении договоров поставки товара и нарушения п. 1 ч. 1 ст. 13 Закона N 381-ФЗ является верным. Поскольку предписание от 11.07.2011 выдано на основании решения, признанного недействительным, суд обоснованно признал его незаконным. Признавая незаконным постановление о наложении штрафа, суд исходил из отсутствия состава вменяемого правонарушения, приняв во внимание, что на момент его совершения (включение в договор условий о размере вознаграждения и периоде отсрочки) закон, предусматривающий ответственность (ст. 14.40 КоАП РФ), отсутствовал. Соответственно, в силу ст. 54 Конституции РФ и п. 2 ст. 1.7 КоАП РФ ЗАО "Тандер" не может быть привлечено к ответственности по ч. 1 ст. 14.40 КоАП РФ. Довод УФАС о том, что правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 14.40 КоАП РФ, является длящимся, несостоятелен. ЗАО "Тандер" вменено создание дискриминационных условий путем заключения договоров, содержащих дифференцированные условия по размеру вознаграждения и периодам отсрочки. Проект договора поставки направлялся поставщику с прочерками в условиях договора, подлежащих заполнению (отсрочка и размер вознаграждения). В заказе условия по размеру вознаграждения и отсрочке не указывались. По смыслу ч. 1 ст. 13 Закона N 381-ФЗ и ч. 1 ст. 14.40 КоАП РФ создание дискриминационных условий применительно к данному случаю заключается во включении в договор спорных условий. Включенными такие условия следует признать с момента подписания договора, а не с момента акцепта направленного заказа, который этих условий не содержал. С момента подписания договора, содержащего дискриминационные условия, следует признать, что таковые созданы. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

17. Суд отказал в признании недействительным решения антимонопольного органа, для установления согласованных действий, которые приводят или могут привести к навязыванию потенциальному пассажиру услуги добровольного страхования, достаточно выявления угрозы навязывания контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора, возможности наступления такого последствия, а не самого факта навязывания таких условий (Постановление ФАС Центрального округа от 11.07.2012 по делу N А23-4673/2011).

ОАО "Русская страховая транспортная компания" обратилось с заявлением о признании недействительными решения и предписания УФАС. Решением суда в удовлетворении требования о признании недействительным решения отказано, предписание признано недействительным. Апелляционный суд акты УФАС признал законными, решение суда в этой части оставил без изменения. По результатам рассмотрения обращений граждан о неправомерных действиях ООО "Автотранспортная эксплуатационная компания" и ОАО "Русская страховая транспортная компания" по продаже страховых полисов добровольного страхования совместно с автобусными билетами без уведомления и получения предварительного согласия УФАС 22.09.2011 принято решение, которым действия, выразившиеся в навязывании потенциальному пассажиру услуги добровольного страхования, которая не относится к договору перевозки и в которой он не заинтересован, признаны нарушающими п. 5 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции. Предписанием от 22.09.2011 страховой компании указано на необходимость прекращения осуществления ограничивающих конкуренцию согласованных действий, которые приводят или могут привести к навязыванию потенциальному пассажиру услуги добровольного страхования, которая не относится к договору перевозки и в которой он не заинтересован. П. 5 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции установлен запрет на соглашения между хозяйствующими субъектами или согласованные действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке, если такие соглашения или согласованные действия приводят или могут привести к навязыванию контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора (необоснованные требования о передаче финансовых средств, иного имущества, в том числе имущественных прав, а также согласие заключить договор при условии внесения в него положений относительно товаров, в которых контрагент не заинтересован, и другие требования). В силу ч. 1 ст. 8 данного Закона согласованными являются действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке, удовлетворяющие совокупности следующих условий: 1) результат таких действий соответствует интересам каждого из данных субъектов только при условии, что их действия заранее известны каждому из них; 2) действия каждого из этих субъектов вызваны действиями иных хозяйствующих субъектов и не являются следствием обстоятельств, в равной мере влияющих на все хозяйствующие субъекты на соответствующем товарном рынке. Такими обстоятельствами, в частности, могут быть изменение регулируемых тарифов, изменение цен на сырье, используемое для производства товара, изменение цен на товар на мировых товарных рынках, существенное изменение спроса на товар в течение не менее чем одного года или в течение срока существования соответствующего товарного рынка, если такой срок составляет менее чем один год. Согласно п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 N 30 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства" при анализе вопроса о том, являются ли действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке согласованными, следует учитывать, что согласованность может быть установлена и при отсутствии документального подтверждения наличия договоренности об их совершении. Вывод о наличии одного из условий, подлежащих установлению для признания действий согласованными, а именно: о совершении таких действий было заранее известно каждому из хозяйствующих субъектов, может быть сделан исходя из фактических обстоятельств их совершения. Например, о согласованности действий, в числе прочего, может свидетельствовать тот факт, что они совершены различными участниками рынка относительно единообразно и синхронно при отсутствии на то объективных причин. При этом известность каждому из субъектов о согласованных действиях друг друга заранее может быть установлена не только при представлении доказательств получения ими конкретной информации, но и исходя из общего положения дел на товарном рынке, которое предопределяет предсказуемость такого поведения как групповой модели, позволяющей за счет ее использования извлекать неконкурентные преимущества. Для целей признания действий хозяйствующих субъектов согласованными не имеет значения синхронность их начала, достаточно факта осуществления таких действий на момент их выявления антимонопольным органом. ОАО "Русская страховая транспортная компания" и ООО "Автотранспортная эксплуатационная компания" заключили договор от 01.01.2011 о представительских услугах с предметом о представлении ООО "Автотранспортная эксплуатационная компания" интересов страховой компании перед застрахованными лицами путем заключения договоров страхования через своих работников, которые являются страховыми агентами ОАО "Русская страховая транспортная компания". Страховая компания заключила агентские договоры с работниками-кассирами ООО "Автотранспортная эксплуатационная компания", согласно которым она поручает страховым агентам (кассирам), а страховой агент берет на себя обязательство совершать от имени и за счет ОАО "Русская страховая транспортная компания" юридические действия по заключению договоров добровольного страхования пассажиров, а оно обязуется уплатить страховому агенту вознаграждение за оказываемые услуги, договоры заключены с 3 билетными кассирами. Факт продажи страховых полисов от имени страховой компании в момент продажи билетов на проезд в транспорте подтверждается материалами дела и не оспаривается заявителем. Таким образом, осуществление одними и теми же лицами функций работников ООО "Автотранспортная эксплуатационная компания" по продаже билетов (билетных кассиров) и обязанностей страховых агентов ОАО "Русская страховая транспортная компания" в здании автовокзала создает объективную возможность по навязыванию пассажирам, заинтересованным в покупке в кассе билетов на транспорт, страховых услуг, а наличие в здании автовокзала информационных листов с правилами страхования, а также воспроизведение голосовых объявлений по громкой связи, проведение инструктажей с билетными кассирами, права пассажиров на расторжение договора добровольного страхования путем возврата страхового полиса не исключают возможности навязывания пассажирам, приобретающим билеты, услуг по страхованию, в оформлении полисов-чеков на которые материально заинтересованы билетные кассиры. Действия по организации продаж билетными кассирами ООО "Автотранспортная эксплуатационная компания" страховых полисов добровольного личного страхования пассажиров от несчастного случая на автомобильных маршрутах с использованием имущества ООО "Автотранспортная эксплуатационная компания" и одновременным оформлением (на единой кассовой ленте и при единой нумерации чеков и продаж) договора перевозки (продажа проездного билета) и договора добровольного страхования (оформление и продажа полиса-чека) считаются согласованными, поскольку не являются следствием обстоятельств, в равной мере влияющих на оба хозяйствующих субъекта, и вызваны действиями друг друга. Для установления данного нарушения достаточно выявления угрозы навязывания контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора, возможности наступления такого последствия, а не самого факта навязывания таких условий. ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения.

------------------------------------------------------------------

Название документа