Акционер, голосовавший на общем собрании по вопросу об одобрении крупной сделки в форме «воздержался», не вправе требовать выкупа акций

(Файзутдинов И. Ш.) («Юридическая литература», 2004) Текст документа

АКЦИОНЕР, ГОЛОСОВАВШИЙ НА ОБЩЕМ СОБРАНИИ ПО ВОПРОСУ ОБ ОДОБРЕНИИ КРУПНОЙ СДЕЛКИ В ФОРМЕ «ВОЗДЕРЖАЛСЯ», НЕ ВПРАВЕ ТРЕБОВАТЬ ВЫКУПА АКЦИЙ

И. Ш. ФАЙЗУТДИНОВ

И. Ш. Файзутдинов, судья Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, кандидат юридических наук.

Дело N А12-4859/03-С32 Арбитражного суда Волгоградской области

Совет директоров открытого акционерного общества 18 января 2000 г. принял решение о созыве 11 марта 2000 г. внеочередного общего собрания акционеров, в повестку дня которого включен вопрос об одобрении крупной сделки. Поскольку в силу п. 1 ст. 75 Федерального закона «Об акционерных обществах» <*> у акционеров могло возникнуть право требовать выкупа акций, общество информировало их об этой возможности с указанием цены и порядка осуществления выкупа. ——————————— <*> Далее — Закон.

Общее собрание акционеров своим решением одобрило совершение обществом крупной сделки. Общество с ограниченной ответственностью, являющееся акционером общества и голосовавшее на общем собрании по вопросу об одобрении крупной сделки в форме «воздержался», что, по его мнению, указывало на то, что оно не участвовало в голосовании, в апреле 2003 г. обратилось в арбитражный суд с иском о понуждении акционерного общества заключить договор о выкупе акций по рыночной цене. Цена же, установленная решением совета директоров акционерного общества от 18 января 2000 г. для выкупа акций, не является рыночной, о чем свидетельствует вступившее в законную силу решение арбитражного суда от 27 мая 2002 г. по другому делу. Суд первой инстанции согласился с доводами истца и решением от 4 июня 2003 г. удовлетворил исковые требования. Постановлением апелляционной инстанции решение суда было отменено и в удовлетворении иска отказано. Апелляционная инстанция исходила из того, что истец, не голосовавший на общем собрании против принятия решения об одобрении крупной сделки, не имел права требовать от акционерного общества выкупа акций. Кроме того, истец пропустил 45-дневный срок для требования акционера о выкупе обществом акций, исчисляемый с даты принятия решения общего собрания акционеров об одобрении крупной сделки. Кассационная инстанция отменила постановление апелляционной инстанции и оставила в силе решение суда первой инстанции. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, рассмотрев дело в порядке надзора, Постановлением от 1 июня 2004 г. N 1098/04 отменил судебные акты первой и кассационной инстанций, оставив в силе постановление апелляционной инстанции об отказе в иске. В комментируемом деле возникли вопросы, связанные с применением положений акционерного законодательства о выкупе акций обществом по требованию акционеров.

1. Согласно п. 1 ст. 75 Закона акционеры — владельцы голосующих акций <*> вправе требовать выкупа обществом всех или части принадлежащих им акций в случае совершения крупной сделки, решение об одобрении которой принимается общим собранием акционеров в соответствии с п. 2 ст. 79 Закона <**>, если они голосовали против принятия решения об одобрении указанной сделки либо не участвовали в голосовании по этому вопросу. ——————————— <*> Ими являются владельцы обыкновенных акций, а также владельцы привилегированных акций в случаях, предусмотренных п. 4 ст. 32 Закона. <**> В официальном тексте Закона допущена опечатка. На это в косвенной форме обращалось внимание в п. 15 ранее действовавшего Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 апреля 1997 г. N 4/8 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» и указывается в п. 29 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 2003 т. N 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» // ВВАС РФ. 2004. N 1.

Таким образом, обязательной предпосылкой возникновения у акционера права требовать выкупа акций при совершении обществом крупной сделки на сумму, превышающую 50% балансовой стоимости активов общества, является голосование против принятия соответствующего решения или неучастие в голосовании по этому вопросу.

2. Как уже указывалось, истец на общем собрании по вопросу об одобрении крупной сделки голосовал по варианту «воздержался». Суды первой и кассационной инстанций, в отличие от апелляционной, исходили из того, что при такой форме голосования истца следует признать лицом, не участвующим в голосовании и, следовательно, имеющим право требовать выкупа акций. В связи с этим Президиуму необходимо было ответить на вопрос о том, можно ли голосование акционера на общем собрании по варианту «воздержался» квалифицировать как непринятие им участия в голосовании. В п. 3 ст. 60 Закона (в редакции, действовавшей на момент возникновения рассматриваемого спора; в настоящее время аналогичные положения содержатся в п. 4 ст. 60 Закона) определялось, что бюллетень для голосования на общем собрании акционеров должен содержать варианты голосования, выраженные формулировками «за», «против» или «воздержался». Согласно ст. 61 Закона при голосовании бюллетенями засчитываются голоса по тем вопросам, по которым голосующим оставлен один из возможных вариантов голосования. Бюллетени для голосования, заполненные с нарушением указанного требования, признаются недействительными, и голоса по содержащимся в них вопросам не подсчитываются. Из этих положений Закона следует, что законодатель установил варианты голосования, которые предполагают выбор одного из них и влекут определенные правовые последствия. Волеизъявление акционера на общем собрании по варианту «воздержался» — одна из форм голосования и свидетельствует о его участии в соответствующем голосовании. Как видно из материалов дела, в бюллетене для голосования, направленном истцу и подписанном его исполнительным органом, указано: «выберите один из предложенных вариантов голосования — «за», «против», «воздержался» — и содержится отметка по варианту «воздержался» по соответствующему голосованию. Поэтому нельзя считать, что истец не участвовал в голосовании по вопросу об одобрении крупной сделки. Поскольку истец участвовал в голосовании, у него не имелось материально-правовых оснований для требования о выкупе акций, Президиум оставил в силе постановление суда апелляционной инстанции, обоснованно отказавшего в удовлетворении иска. Таким образом, Президиум устранил возникшую в судебной практике неясность в вопросе о голосовании акционера на общем собрании по варианту «воздержался» и квалифицировал подобные действия как участие в голосовании. 3. Второй вопрос, который был разрешен Президиумом при рассмотрении настоящего дела, — вопрос о применении установленного в п. 3 ст. 76 Закона правила о сроке для заявления акционером требования о выкупе акций (45 дней с даты принятия соответствующего решения). Надо отметить, что для судьбы этого спора данный вопрос не имеет значения, поскольку при отсутствии у истца права требовать выкупа акций нет необходимости устанавливать, в какой срок были предъявлены им такие требования. Однако вопрос о применении нормы, устанавливающей срок для заявления требования о выкупе, «назрел» в правоприменительной практике. На это, в частности, указывали и судебные акты по настоящему делу — суды первой и кассационной инстанций дали иное толкование этой норме, нежели суд апелляционной инстанции. Они исходили из того, что поскольку решение совета директоров акционерного общества от 18 января 2000 г. в части установления цены для выкупа акций признано недействительным решением арбитражного суда от 27 мая 2002 г. по другому делу, оставленным без изменения постановлением суда кассационной инстанции от 10 сентября 2002 г., и этим же решением суда определена выкупная цена, соответствующая рыночной, то требование акционера о выкупе акций, направленное акционерному обществу 3 октября 2002 г., заявлено своевременно и, следовательно, истцом не пропущен 45-дневный срок, предусмотренный п. 3 ст. 76 Закона. Между тем, как уже указывалось, согласно п. 3 ст. 76 Закона требования акционера о выкупе обществом акций должны быть предъявлены не позднее 45 дней с даты принятия соответствующего решения общим собранием акционеров <*>. Иначе говоря, законодатель достаточно четко определил, что указанный срок должен исчисляться с даты решения общего собрания, послужившего основанием для возникновения права требовать выкупа акций. ——————————— <*> Трудно не согласиться с Г. С. Шапкиной, которая указывает, что правило о сроке для заявления акционером требования о выкупе акций сформулировано довольно категорично: акционер в указанный срок должен сообщить о своем требовании. О возможности продления или восстановления этого срока, в том числе судом, в Законе ничего не говорится. См.: Комментарий к Федеральному закону «Об акционерных обществах» / Под ред. Г. С. Шапкиной. М., 2002. С. 305.

Если допустить, что у истца возникло право требовать выкупа акций (в случае голосования против соответствующего решения общего собрания от 11 марта 2000 г. о совершении крупной сделки), то его требование о выкупе (от 3 октября 2002 г.) заявлено за пределами рассматриваемого срока. В связи с этим Президиум отметил, что определенная советом директоров цена выкупа не могла препятствовать акционеру предъявить требование о выкупе акций в установленный Законом срок.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *